WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«И.В. Шутов ВЕХИ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИИ Санкт-Петербург Издательство Политехнического ...»

-- [ Страница 2 ] --

О сути своей будущей политики преемник Павла I сказал: бу дем жить далее так, как жили при бабушке. Однако повторение пройденного, конечно, не получилось, а получилось развитие то го, что уже было. В том числе того, что было задано в первом Ус таве о лесах. Ни в те годы, ни потом он не мог быть забыт. Одна ко последующая реализация заложенных в него государственно важных идей и установлений напоминала движение с остановка ми и даже с откатами назад. Наверное, это было связано со сме ной первых лиц государства и их ближайшего окружения, имев ших свои интересы и иное понимание значения лесов и особен ностей организации управления хозяйственной деятельностью в лесах. Внешне это проявилось, в первую очередь, в изменении самого статуса Лесного Департамента в правительстве России.

В 1803 г. Лесной Департамент утратил статус самостоятель ной коллегии (т. е. министерства) и оказался в составе Министер ства финансов. Очень скоро после этого началось изъятие из юрисдикции Лесного департамента немалых площадей казённых лесов. Так в 1806 г. Горному Департаменту было передано 2, млн дес. лесов, приграничных к казённым и частным заводам.

Мотивы: «Горное Правление … лучше знает, какого рода лес ну жен на разные заводские употребления и на каких местах его ру бить для заводов …». Помимо приведённого «примера», были и другие «изъятия» казённых лесов из ведения Лесного Департа мента.

Параллельно с вышеназванным была прекращена установлен ная Павлом I независимость лесных специалистов на местах от не располагающих даже азами специальных знаний губернских чи новников. Между теми и другими возникали споры по поводу вырубки лесов. Чтобы таких конфликтов не было, высочайше было предписано: «… дабы все обер-форстмейстеры [губернские лесничие – И. Ш.] … находились по прежднему в той от губерна торов зависимости, в какой [они были – И. Ш.] … до Указа 1799 г.».

Указанное умаление самостоятельности вальдмейстеров и са мого Лесного департамента находилось в явном противоречии с основополагающими принципами первого Устава о лесах.

Возвращаясь мысленно к периоду правления Александра I, нельзя не вспомнить ещё о других событиях, понизивших статус Лесного департамента по сравнению с предначертанным Павлом I. Указанное имело следующий вид.

В 1811 г. в составе Министерства финансов был образован Департамент Государственных имуществ. При этом ранее имев шаяся целостная структура Лесного Департамента была разделе на на две автономные части, получившие название «Отделение корабельных лесов» и «Отделение казённых лесов».

В результате указанного Лесной департамент как целостное административно-управленческое подразделение, попросту гово ря, исчез. Раздробление целого в центре и на местах было усу гублено ещё и тем, что в 1826 г. упомянутое выше Отделение ко рабельных лесов было передано из Министерства финансов в ве дение Морского министерства. Там оно получило ранг Департа мента корабельных лесов. В управление вновь организованному департаменту были переданы «… корабельные рощи в низовых губерниях». Названный департамент со всеми своими структура ми и полномочиями был упразднён лишь в 1856 г.

Отмечая то негативное, что произошло при Александре I в сфере управления казёнными лесами, нельзя умолчать о хорошем и очень важном. Таковым было создание в Санкт-Петербурге (в 1803 г.) первого лесного высшего учебного заведения и первой лесной школы в Лисино, выпускавшей «лесных кондукторов».

Начатая тогда подготовка профессиональных лесоводов впослед ствии получила энергичное развитие.

Отчётливое движение от состояния раздробленности к упоря дочению и централизации управления казёнными лесами имело место при Николае I. Однако названная цель была достигнута не сразу.

В 1837 г. в составе правительства Николая I было создано Ми нистерство государственных имуществ, которому и было пору чено управление казёнными лесами России. К разным фрагмен там этой задачи были подключены все три департамента Мини стерства, каждый из которых имел ещё многие другие обязанно сти. Лишь в 1843 г. (через 45 лет после того, как император Павел I создал в России Лесной Департамент, он был восстановлен как единая и целостная структура в составе Министерства государст венных имуществ. Решение об этом было принято по предложе нию графа П.Д. Киселёва (П. С. З., XVIII, 16461). Обнародован ная тогда главная причина этого события: «… необходимость со средоточить все дела по лесной части в одном отдельном ведом стве или Департаменте, без чего нельзя достигнуть единства в направлении и надзора по устройству и охранении лесов» (книга «Столетие учреждения Лесного Департамента, 1798-1898, с. 108).

Согласно утверждённому первым лицом государства Положе нию, ведению Лесного департамента подлежали «дела о всех ле сах, состоящих … в управлении или заведывании Министерства государственных имуществ, а также дела о чинах Корпуса лесни чих и лесной стражи», о котором будет сказано ниже. Воссоздан ный Лесной Департамент управлялся директором (из числа гене ралов Корпуса лесничих) и вице-директором. Директор Департа мента был одновременно Инспектором Корпуса лесничих.

В составе Лесного Департамента были: Специальный лесной комитет (решавший вопросы лесоустройства и научно технической политики), шесть главных отделений, другие вспо могательные подразделения и лесничества на местах.

П р и м е ч а н и е. Привычные нам слова «лесничий» и «главный лесни чий», в компетенции которых находятся леса и хозяйственная деятельность в лесах на определённой территории, вошли в русский язык после 1826 г., взамен немецких слов «вальдмейстер» и «обер-вальдмейстер». Примерно тогда же в нашем словаре появилось и слово «лесничество» как «лесной» территориально производственный объект, которым управляет лесничий.





В числе обязанностей восстановленного Лесного Департамен та в высочайше утверждённом «Наказе Министерству Государст венных Имуществ» были названы:

«охранение лесов от истребления»;

«извлечение из них наибольшего дохода»;

«умножение лесов на местах, которые в них терпят нуж ду»;

«ведение в лесах правильного лесного хозяйства»;

«разведение лесов в местах безлесных».

Как можно видеть, то, что было сделано Николаем I, весьма похоже на то, что предусматривал Павел I. Главное отличие: го сударственный статус воссозданного Лесного Департамента со ответствовал не уровню министерства, а уровню самостоятельно го подразделения (департамента) в составе Министерства госу дарственных имуществ. Об этом можно сожалеть. Вместе с тем, нельзя не увидеть логику в действиях авторов названной рефор мы: казённые лес – имущество казны. Соответственно он должен находиться в ведении Министерства государственных имуществ, в составе которых тогда и был восстановлен Лесной Департамент как единая в своей организации государственная структура, от ветственная за всё то, что происходило в казённых лесах. Чтобы второй раз приблизиться к реализации названного решения, Рос сии потребовалось почти полвека. За всем этим стояло не только потерянное время, но ещё реальные житейские трудности многих людей, нанесённый лесам ущерб и неполучение государством должных сумм своего лесного дохода. Как это ни странно, но на блюдаемая сегодня неустроенность в сфере управления и органи зации хозяйственной деятельности в лесах, имеет сходство с той, какая у нас была при Александре I.

Как об особой «кадровой новации» в сфере управления казён ными лесами, нельзя не упомянуть о создании при Николае I Корпуса лесничих. По примеру армии, состоящие в Корпусе лес ничих «чины … лесного управления, … учебных заведений и по стоянная лесная стража» имели воинские звания, особую фор менную одежду, оружие и должны были служить в условиях жё сткой дисциплины. Тогда и потом смысл указанного виделся в необходимости повышения престижа профессии лесовода, укре пления служебной и исполнительской дисциплины, а также для улучшения дела охраны лесов как государственного имущества.

В 1869 г. (уже при Александре II) Корпус лесничих получил гражданский статус. Однако, ещё долго (и даже до сих пор) в лесном хозяйстве сохраняются некоторые особенности его былой военной организации, например: форменная одежда, знаки раз личия, принятые в обиходе и официальных документах такие словосочетания, как «лесная стража» (лесная охрана), «лесные кордоны» и др. С моей точки зрения, названные атрибуты надо сохранять, как традиционные для лесного хозяйства России.

В последующие годы происходили изменения круга обязанно стей и самих названий министерств, в структуру которых входил Лесной Департамент. В 1894 г. Министерство государственных имуществ было преобразовано в Министерство земледелия и го сударственных имуществ. В 1905 г. его преобразовали в Главное управление землеустройства и земледелия, а в 1915 г. – в Мини стерство земледелия. При всём том, замечу, что сам Лесной Де партамент после его воссоздания в 1843 г. не подвергался разру шительным трансформациям, в результате которых он мог бы ут ратить целостность главной управляющей «лесной» государст венной структуры или столкнуться с принципиальными измене ниями перечня решаемых им задач.

Вышеназванного, подчеркну, не было. Но было другое – по следовательное совершенствование того главного, что позволяло улучшать управление хозяйственной деятельностью в казённых лесах и саму работу казённых лесничеств.

С моей точки зрения, сегодня для нас наибольший интерес представляют следующие особенности и результаты работы Лес ного Департамента во второй половине XIX и в начале XX столе тий.

1. Созидательная кадровая политика Её суть: подготовка и использование в интересах государства высококвалифицированных профессиональных лесоводов.

Участие в подготовке таких специалистов с высшим образова нием принимали разные учебные институты. Один из них при знавался старейшим и главным. Им был Императорский Лесной Институт в Санкт-Петербурге, деятельность которого финанси ровалась самим Лесным Департаментом. Преподавателями Ин ститута были высокообразованные люди. В их числе находились профессора, о которых мы сегодня говорим как о корифеях лесо хозяйственной науки. Одетых в мундиры Корпуса лесничих, их можно увидеть и узнать на коллективном фотоснимке, посвя щенном 100-летию Института.

Окончившие Институт молодые люди получали звание учено го лесовода. Специалистов другого профиля (например, по химии древесины, по ее заготовке и переработке) в начале ХХ века Ин ститут не готовил. Число обучавшихся студентов по пятилетиям:

в 1899-1903 гг. – 496, в 1904-1908 гг. – 589, в 1909-1913 гг. – 623.

И все они, повторю, были лесоводами. Выпускники Института тогда не искали работу на стороне и не по своему профилю (как это происходит теперь), но все или почти все становились лесни чими, лесоустроителями или находили себе применение в науч ных и других структурах Лесного Департамента.

В 1903 г. Институт торжественно праздновал свое столетие, что было отмечено письмом Николая II и многими другими по здравлениями. О содержании полученных по этому поводу теле грамм от бывших студентов со всех концов России можно судить по словам одной из них: Vive professors. Ещё одна деталь, харак теризующая социальный климат в Институте: на устраиваемых традиционных встречах выпускников разных лет бывшие студен ты, уже занявшие разное положение на службе и в обществе, об ращались друг к другу на «ты» с объединяющим словом «това рищ».

Важной особенностью подготовки специалистов высшего зве на было ещё и то, что лучших из лучших выпускников Института тогда посылали на стажировку – за государственный счёт – в Германию и другие страны. Это, как понятно, весьма способство вало расширению кругозора и повышению уровня знаний у тех, кого рассматривали как особо перспективных работников нашей отрасли.

О том, как жили и учились студенты Лесного института (ЛТА) в более близкое нам время можно прочесть в брошюре И.С. Ме лехова «Альма матер. Воспоминания о Лесотехнической акаде мии», 1992, СПб.

Активную позицию занимал Лесной Департамент и в подго товке лесоводов рангом пониже, получавшим звание лесной кон дуктор. Их готовили в лесных школах, созданных и финансируе мых самим Лесным Департаментом. В 1888 г. было 10 таких школ, в 1913 г. – 43. В названном году лесные школы окончили 387 человек. Выпускники лесных школ обычно работали на вто рых ролях в лесничествах и лесоустроительных партиях.

Как о важной особенности кадровой политики Лесного Депар тамента надо сказать об относительно высоком уровне оплаты труда и о социальной защищенности лесоводов. Например, это выражалось в выплате достойных пенсий своим работникам, а также их вдовам и ещё пособий на образование детей. Думаю, это было справедливо по причине не только тяжёлых, но и опасных условий труда в лесу.

По состоянию на 1 января 1914 г. в лесничествах и других структурах Лесного Департамента было задействовано примерно 4 тыс. профессиональных лесоводов. В их числе было: около тыс. лесничих, их помощников и лесных ревизоров, 0,7 тыс. чи нов лесоустройства и 0,4 тыс. лесных кондукторов. Ещё в числе неназванных были: личный состав самого Лесного Департамента и Лесного Института, преподаватели низших школ, служащие ле соохранительных комитетов и структур, занятых проведением работ по закреплению песков.

Важной позитивной особенностью кадровой политики Лесно го Департамента была ее совершенная «прозрачность». Это ее качество поддерживалось изданием полных «Списков лиц, слу жащих по Лесному Департаменту и лесному ведомству», из ко торых можно было узнать не только имена «чинов», но еще о местах работы людей, продвижении по службе, о полученных на градах и даже о вероисповедании. Последний раз такой извест ный мне «Список» был издан в 1915 г. Объем книги – 1164 стр.

С р а в н е н и е. В СССР заданный ранее курс на подготовку профессиональных лесоводов получил энергичное развитие. Бы ло увеличено число вузов (факультетов), выпускавших инжене ров лесного хозяйства. Образование было бесплатным. Более то го, успевающие студенты получали стипендии. Каждый из тех, кто заканчивал учёбу, тогда получал путёвку на определённое место работы, обязывающую его потрудиться там два или три го да.

Прежние лесные школы были преобразованы в СССР в фи нансируемые самим нашим лесным хозяйством лесные технику мы (лесхозы-техникумы), со статусом средних специальных учебных заведений. Как правило, те, кто там учились, получали хорошие знания, позволяющие им успешно работать не только техниками, но и на «инженерных» должностях. Часть наиболее успешных выпускников техникумов имела право без сдачи всту пительных экзаменов продолжать учебу в лесных вузах. Такие студенты почти всегда превосходили и превосходят других не только по успеваемости, но и по ответственному отношению к выбранной или профессии лесовода. Всё это было логично и по нятно уже потому, что специалисты были нужны и их наша от расль готовила для себя.





Позднее, уже в РФ многие студенты лесных вузов были по ставлены перед необходимостью платить за учёбу и самим искать место своей будущей работы. Это предопределило трудоустрой ство многих выпускников не по специальности.

Более печальным сегодня может оказаться будущее у лесных техникумов (лесхозов-техникумов) и их выпускников. Это стало очевидным в конце 2011 г., когда правительство РФ, действуя с согласия федерального центра лесного хозяйства – Рослесхоза – передало 19 действующих лесхозов-техникумов (вместе с препо давателями, учащимися, учебными зданиями, общежитиями, учебными хозяйствами и всем тем, что было создано до и после 1917 г., местным органам власти, чьи варьирующие во времени намерения не могут не отличаться от долгосрочных интересов лесного хозяйства России. Новые «хозяева», как понятно, в под готовке лесоводов не заинтересованы, не располагают нужными для руководства учебным процессом специалистами, а также не имеют для этого необходимых средств. Итог указанного легко предсказать. Его суть – в прекращении процесса обновления кад ров в самом массовом среднем звене специалистов лесного хо зяйства. Уже в одном этом трудно не увидеть контрпродуктивные планы действующего правительства в отношении лесного хозяй ства России.

Сегодня в том, что по традиции продолжают называть лесным хозяйством России, нет ничего похожего на былую прозрачность кадровой политики. Её нельзя диагностировать уже потому, что «закрытыми» оказались самые простые и необходимые сведения, в том числе о числе работников управленческого аппарата в цен тре и на местах и ещё, конечно, о том, как много среди них име ется посторонних людей и специалистов с высшим и средним ле сохозяйственным образованием. Отсутствие в открытой печати такой информации позволяет предполагать худшее из возможно го, а именно: захват дилетантами, заготовителями древесины и теми, кто занят ее переработкой и торговлей изделиями из древе сины, ключевых позиций в сфере управления лесным хозяйством и формирования самой лесной политики России.

2. Улучшение качества и увеличение объёмов лесоустрои тельных работ В Лесном Департаменте это стало возможным, в том числе благодаря энергичной работе по усовершенствованию руководств (инструкций) для устройства лесов. По мере накопления знаний и опыта эти документы незамедлительно обновлялись и вводились в жизнь. О том, как это происходило во времени, можно судить по названным ниже годам выхода в свет первых и последующих лесоустроительных инструкций: в 1830 г. – первая, подготовлен ная графом Е.Ф. Канкриным, затем – в 1845 г., составлена Ф.К.

Арнольдом, потом – в 1859, 1870, 1908, 1911 и в 1914 гг. Как пи сал проф. М.М. Орлов (автор двух последних инструкций), без лесоустройства лесное хозяйство оказывается в положении не зрячего человека. Поэтому к 1919 г. Лесной Департамент плани ровал устроить все казённые леса Европейской России, а к 1929 г.

– довершить эту работу в азиатской части страны.

Большое внимание со стороны государства проведению лесо устроительных работ тогда рассматривали (и должны это делать сегодня) как ту сферу деятельности лесоводов, в результате кото рой получают не только необходимейшие информационные и плановые материалы, но ещё составленные на их основе долго срочные планы хозяйственной деятельности в лесах. В случае от сутствия всего этого, как должно быть понятно, нельзя организо вать правильное лесное хозяйство. О том, что это такое, уже бы ло рассказано во многих публикациях, в том числе и в одном из разделов этой книги.

С р а в н е н и е. После 1917 г. лесоустроительные работы в стране были прекращены. Возобновились они в середине 1930-х гг., а затем получили энергичное развитие уже после окончания Отечественной войны. Однако в возобновленном виде это было уже другое лесоустройство. Его итоговыми документами были необязательные для исполнения проекты планов ведения лесного хозяйства в определённых лесхозах. В этих проектах не было все го того, что имеет отношение к экономике лесного хозяйства во обще и формированию лесного дохода, в частности. Тем не менее, и при таких сокращённых требованиях к итоговым документам от лесоустроителей получали картографические материалы, а также характеристики древостоев в обобщённом виде и в привяз ке к конкретным выделам и кварталам. Это был тот минимум ин формации, при отсутствии которой «слепыми» становились не только лесоводы, но и заготовители древесины.

В послевоенные годы наши лесоустроители успешно выпол няли то, что от них требовали, что было сопряжено с нелёгким и, подчас, опасным трудом многих профессионалов.

Достойными памятниками, оставленными нам лесоустройст вом периода СССР, были содержательные справочники о лесном фонде страны. Они регулярно переиздавались, содержали объём ную и обновляемую информацию о лесах. Эта информация, под черкну, была дифференцирована по республикам, областям и группам лесов, что позволяет нам и сегодня видеть и обсуждать происшедшие за ряд лет изменения характеристик наших лесов.

Одной из последних работ на эту «жгучую» тему явилась книга В.А. Алексеева и М.В. Маркова «Статистические данные о лес ном фонде и изменение продуктивности лесов России во второй половине XX века». 2003, СПбНИИЛХ, 271 с.

В более близкое нам время, после того, как в 2006 г. был под писан ныне действующий Лесной кодекс, ранее созданное в Рос сии её классическое лесоустройство (даже в его «урезанном» в СССР виде) было упразднено. В качестве его остатка, по примеру стран, вообще не знакомых с тем, что такое устройство лесов в его русском классическом виде, теперь у нас на небольших пло щадях проводят псевдоинвентаризацию лесов (так называемую ГИЛ) путём сбора статистических данных на постоянных проб ных площадях, размещаемых по углам воображаемой координа ционной сетки. Выражение «псевдо» я применяю потому, что ре зультаты этой работы не «привязывают» к конкретным выделам, кварталам и хозчастям лесничеств. Соответственно их нельзя ис пользовать для разработки долгосрочных планов хозяйственной деятельности в лесах. Вплоть до последнего времени остаётся от крытым вопрос, кто именно (какие юридические лица) заинтере сованы в получении вышеназванных дорогостоящих данных, что именно они собираются с ними делать и зачем тратить большие деньги на их сбор. По причине созданной законодателями на званной патовой ситуации сегодня те, кто работает в лесу, выну ждены пользоваться давно устаревшими данными былого лесо устройства, что не может не вызывать далеко идущие негативные следствия.

3. Последовательное уменьшение площади казённых лесни честв при одновременном увеличении их числа То и другое сопровождалось в Лесном Департаменте ещё уве личением числа и уменьшением площади выделяемых в каждом лесничестве хозяйственных частей (они же лесные дачи или хоз дачи), в отношении которых осуществлялся расчёт возможного (неистощительного) отпуска древостоев в рубку.

Цели вышеуказанного: а) «привязать» расчёты размеров неис тощительного отпуска древостоев в рубку, а также расчётные це ны на древесину на корню к территориям возможно более одно родным по лесораститеьным и социально-экономическим усло виям;

б) помочь лесничим лучше знать свои леса, что, в свою очередь, увеличивало обоснованность принимаемых лесничими решений о том, что и как им надо делать (или не делать) в своём лесничестве;

в) увеличивать интенсивность хозяйственной дея тельности и величину получаемого лесного дохода.

В период с 1889 по 1913 г. в Европейской России число лес ничеств возросло с 645 до 1224, а за Уралом – с 27 до 214. По со стоянию на 1.01.1914 г., в лесничествах Лесного Департамента имелось следующее число хоздач: в Европейской России – 9698, в Азиатской – 2141 (Ежегодник Лесного Департамента, 1915, Петроград, с. 8).

При достаточном (оптимальном в данных условиях) числе хоздач в лесничестве оказывалось возможным более точное оп ределение объёмов именно неистощительного отпуска древо стоев в рубку. Почему? Потому что в Лесном Департаменте дей ствовало неукоснительное правило: сметы лесоотпуска (расчёт ные лесосеки) определять не для лесничества, а для каждой хоз дачи и притом не допускать перерубов лесосек в одних хоздачах за счёт других. Названное правило являлось, по сути, тем глав ным задействованным организационным механизмом, благодаря которому в лесничествах не происходило то, что вообще не должно иметь места при ведении правильного лесного хозяйства, а именно: образования значимых по их величине не покрытых лесом площадей вырубок, умаления ценностных характеристик лесов, а также образования провалов (во времени) в объёмах реа лизации древостоев в рубку и в размерах формируемого лесного дохода.

С р а в н е н и е. В конце 1920-х гг. в СССР произошло ук рупнение низовых территориальных структур лесного хозяйства.

По инициативе руководства ЦУЛ, в те годы в нашей отрасли бы ли резко увеличены объёмы работ по заготовке и, отчасти, по пе реработке древесины. Чтобы способствовать этому, путем адми нистративного объединения смежных лесничеств в стране были образованы лесхозы. Сделано это было, как и многое другое, по команде: немедленно и все сразу (на флоте команда: поворот «все вдруг»), т. е. без предварительного испытания задуманного на местах и в разных условиях.

Высказанное тогда намерение, чтобы ЦУЛ взял на себя все объёмы работ по заготовке древесины, выполнено не было. Од нако лесхозы, как главная территориальная структура лесного хо зяйства, сохранялись вплоть до 2007 г. В плане улучшения орга низации механизированных работ в лесу это было явно полезно.

Однако негативные следствия указанного были, и проявлялись они главным образом в следующем:

а) в понижении служебного ранга, ответственности и инициа тивы в работе у лесничих;

б) в том, что возможные объёмы отпуска древостоев в неис тощительную рубку (так называемые расчётные лесосеки) стали определять не для относительно однородных и небольших по площади хоздач и даже не для лесничеств, а для гораздо более обширных и неоднородных территорий лесхозов.

Далее получилось то, что не могло не произойти, а именно: в базу данных для расчётов включали разнокачественные по эко номической и физической доступности запасы древесины, полу чали в итоге резко завышенную величину «расчётных» лесосек, а затем «осваивали» их лишь в какой-то части, т. е. там, где это было выгодно для заготовителей древесины по разным использо ванным тогда и сегодня показаниям. В итоге тогда (и теперь!) по лучают далёкий от стратегических интересов страны результат, в виде исчезновения наиболее ценных и доступных по экономиче ским показаниям лесов. И всё это, замечу, имеет место якобы при неосвоенных расчётных лесосеках.

В 2007 г. нашим лесхозам было возвращено название лесни честв, что произошло при ином перечне возложенных на лесни чих обязанностей. В их числе доминировать стали не производ ственные, а административные, не связанные с ответственностью за происходящие изменения характеристик лесов и динамику ве личины лесного дохода. Площади вновь организованных лесни честв оказались, как правило, бльшими, чем площади бывших лесхозов. При всём том Рослесхозом было определено (см. при каз № 191 от 27 мая 2011 г., п. 3), что расчётные лесосеки должны определяться для вновь образованных лесничеств, т. е. как рань ше – для обширных и неоднородных территорий, а не для их от носительно однородных внутри себя хозяйственных частей. Та кое решение Рослесхоза гарантирует развитие «управленческого»

процесса, суть и результаты которого можно определить как ин волюция (деградация) сырьевой ценности лесов России.

4. Упрочение службы лесной стражи Понимание необходимости охраны лесов, очевидно, возникло одновременно с появлением запретов и ограничений на их вы рубку. Реальные действия власти в указанном направлении были начаты у нас Петром I. Впоследствии это его установление полу чило развитие во времени в том плане, что леса потребовалось охранять не только от действующих в личных интересах людей, но ещё от пожаров, вредителей и болезней.

Вышесказанное, замечу, полагали необходимым не только в России, но и в других странах. Так в 1840-х годах в королевских лесах Восточной Пруссии затраты на содержание лесной стражи составляли 42% от всей суммы расходов на ведение лесного хо зяйства (Лесной журнал, 1844, ч. 2, кн. 2, с. 259-260).

В Лесном Департаменте России в период с 1889 по 1913 г.

численность лесной стражи (в среднем по пятилетиям) была:

22,3;

23,6;

25,2;

26,6;

29,6 тыс. чел. Средние ежегодные расходы на лесную стражу по тем же пятилетиям составляли: 2,5;

2,8;

3,0;

3,2 и 5,3 млн руб. В самом 1913 г. численность лесной стражи достигла 33,8 тыс. чел., при общей сумме расходов на её содер жание, равной 6,7 млн руб. (В.В. Фаас и др., 1919 и 2010 г.). Как говорят приведенные цифры, перед первой мировой войной име ло место существенное увеличение численности лесной стражи и расходов на её содержание – как по общей сумме, так и в расчёте на одного человека.

В 1913 г. в общей сумме затрат на ведение лесного хозяйства доля расходов на содержание лесной стражи составляла тогда в казённых лесах Росси примерно 20%, что было, замечу, вдвое меньше, чем в приведённом выше примере с Восточной Прусси За небольшим числом исключений, лесная стража в казённых лесничествах состояла из объездчиков и лесников. Их служба была «привязана» к определённым участкам леса. Число объезд чиков и лесников соотносилось как 1:3. Каждый лесник отвечал за свой обход, каждый объездчик – за объезд, состоящий из не скольких обходов. Все они вместе находились в подчинении лес ничего. По самой своей сути лесная стража была тем, что можно назвать лесной полицией. Ее атрибуты: форменная одежда, на грудный служебный знак с государственным гербом, ружье, дис циплина и жизнь (с семьей) в обустроенном кордоне в лесу или у границы леса. Основные обязанности: хорошее знание своего об хода (объезда) и всего того, что там есть и происходит, охрана леса от пожаров, самовольных рубок, охотников-браконьеров, участие в отводах лесосек, контроль за выполнением заготовите лями древесины требований, указанных в лесорубочном билете, а также за исполнением и качеством других работ в лесах. В раз ных документах того времени подчеркивалось, что на должности лесников и объездчиков зачисляются люди, которым можно до верять. Те и другие принимали присягу и являлись государствен ными служащими. Их труд – по сравнению с жителями окрест ных селений – хорошо оплачивался деньгами, а также предостав лением права охоты и немалых участков земли, пригодных для использования в качестве пашни, пастбища и сенокоса. Труд лес ников и объездчиков не был лёгким, но он был престижен и вы годен.

С р а в н е н и е. В СССР словосочетание «лесная стража»

было заменено на «лесную охрану». Должности объездчиков до вольно быстро исчезли, должности лесников оставались в штат ных расписаниях лесхозов и лесничеств, вплоть до недавнего времени. Однако их статус был резко изменен, а размеры долж ностных окладов и прочих выплат (именно как лесной страже) оказались символическими. Лесников поставили перед необхо димостью заниматься также рубками леса и другими работами, т.е. делать то, что делали ранее другие, кого они контролировали.

Указанное имело многие негативные следствия. Тем не менее, лесники оставались в лесничествах той главной силой, которая вела борьбу с лесными пожарами, занималась отводом лесосек, непосредственным выполнением лесохозяйственных работ. При всём том, у лесников было то, чего не было у других, а именно:

знание особенностей конкретных участков леса и еще накоплен ные навыки борьбы с лесными пожарами.

В 2006 г., после того, как парламент РФ принял ныне дейст вующий Лесной кодекс, произошло упразднение «как класса», не только лесной охраны в лесничествах, но и самой обязанности лесничих заниматься хозяйственной деятельностью во вверенных им лесах. В числе многих результатов организованного бесхозно го состояния лесов были и есть: хищническая вырубка лесов и массовые лесные пожары, сопровождаемые уничтожением не только «лесных», но и «нелесных» объектов, опасным для здоро вья людей задымлением воздуха и даже случаями их гибели. В 2010 г. это было в Европейской России, а в 2011 г. – в азиатской части страны. В связи с происходящими изменениями климата, в перспективе массовые пожары могут одновременно охватить ос тавленные в бесхозном состоянии леса страны по обеим сторонам Уральских гор.

После происшедших пожаров правительство страны заявило о намерении восстановить лесную охрану. Более того, появились сообщения о реализации этого намерения. Однако значимого числа реальных и обученных своему делу лесников в современ ных лесничествах не появилось. Очевидно, это связано ещё и с тем, что сегодня, после того, что сделал парламент РФ, приняв в 2006 г. новый Лесной кодекс, стало трудно найти приверженных заботам о лесах людей, готовых принять на свои плечи нелёгкие обязанности лесников как государственно-обязанных служащих.

5. Логичная (созидательная) экономическая политика Её суть: преобладание получаемых доходов над расходами и это – при соблюдении требований ведения правильного лесного хозяйства.

То, что делал Лесной Департамент, требовало немалых денег.

Более того, расходуемые суммы быстро увеличивались во време ни. Так с 1898 г. по 1913 г. (по данным В.В. Фааса и др.) расходы возросли с 8,6 до 32,6 млн руб., т. е. в четыре раза. О двух самых крупных статьях расходов Лесного Департамента в 1913 г. дают представление следующие цифры:

- операционные и административные расходы – 22,8 млн руб., - налоги (земские и иные местные сборы) – 9,8 млн руб.

Расходы Лесного Департамента не ложились бременем на бюджет страны и ее губерний. Более того, наше ведомство вно сило свой вклад в доходную часть государственного бюджета. О динамике величин лесного валового дохода Лесного Департамен та можно судить по следующим округленным цифрам (млн руб.):

Приведенные цифры говорят о стремительном, хотя и нерав номерном увеличении лесного дохода во времени. Вместе с вало вым увеличивался чистый доход. Так, в 1913 г., за вычетом соб ственных расходов, Лесной Департамент передал в казну (т.е.

собственнику лесов) чистый доход в размере более 60 млн руб.

Сопоставляя приведенные цифры, легко понять, что на каждый вложенный в лесное хозяйство рубль казна получала два рубля чистого дохода в год.

Как формировались названные цифры дохода? Может быть, в результате продажи лесничествами заготовленного своими сила ми «круглого леса» и изготовленных пиломатериалов? Отчасти так. Такой вид работ в казенных лесничествах тогда называли «хозяйственными заготовками древесины». Они проводились по особым сметам и за счет специальных кредитов. В 1904 г. вало вый доход от хозяйственных заготовок составил 7,4 млн руб., а затем, в период с 1907 по в 1912 г. – вдвое меньше. Указанный резкий спад не был случайным, но явился следствием направле ных в правительство и в Государственную Думу протестов со стороны лесопромышленников. Основанием для протестов было то, что лесничества приобретали лесосеки для своих хозяйствен ных заготовок древесины минуя открытые торги, соответственно по более низким ценам и на более выгодных в коммерческом от ношении участках. Всё это вело к подрыву равноправных конку рентных отношений в кругах структур, занятых заготовкой дре весины. Указанное было правильно понято правительством, ко торое и обязало Лесной Департамент сконцентрировать усилия по формированию лесного дохода в традиционной сфере дея тельности лесоводов, а не в торговле заготовленной древесиной и пиломатериалами.

Главным в этой сфере было сохранение, воспроизводство ле сов и постепенное увеличение – без истощения лесов – объёмов продажи отведённых в рубку древостоев на корню. В период с 1907 по 1912 г. объёмы реализации древостоев в рубку в казён ных лесничествах возросли (главным образом в Европейской России) с 56 до 64 млн м3 (т. е. на 14%).

Определённая по расчётным и продажным ценам стоимость «сырорастущих» древостоев, реализованных покупателям в 1913 г., была равна, соответственно, 56,9 и 77,5 млн руб. Чтобы понять, много это или мало, полезно вспомнить, что в том году цена российского рубля была равна 0,77 г золота.

Приведённые выше цифры свидетельствуют о том, что в на шем прошлом за приобретаемую на корню древесину в казённых лесах лесопромышленники платили немалые деньги. Процесс ку пли-продажи древостоев в рубку происходил на открытых торгах, где в роли покупателя выступали разные конкурирующие фирмы.

В результате торгов конечные (продажные) цены оказыва лись бльшими, чем расчётные (исходные) в среднем на 36%.

Без торгов древесину на корню продавали местным жителям (для личных нужд). Кроме этой льготы, для них же в определен ных случаях имел место бесплатный отпуск леса в рубку и его продажа по льготным ценам. Так, в 1912 г. бесплатно было отпу щено в рубку 4,5 млн м3 древесины на корню, а по льготным це нам – 4,8 млн м3. В итоге сельские приобретатели древесины только в названном году получили от государства, по сути дела, финансовую помощь в размере, соответственно 3,0 и 1,3 млн руб.

То, какими были результаты экономической политики Лесно го Департамента, с моей точки зрения, должны знать не только лесоводы, но и все те, кто сегодня имеет то или иное отношение к управлению лесным хозяйством России. Поэтому ещё раз скажу о том, что было, и что мы могли бы иметь сегодня.

В 1913 г. в округлённых цифрах валовый и «чистый» доходы Лесного Департамента были равны, соответственно, 96 и 64 млн золотых рублей. В общей сумме валового дохода присутствовали следующие основные доли: доходы от реализации отведённых в рубку «сырорастущих» древостоев – 81%, доходы от продаж «мёртвого» леса – 12%, доходы от хозяйственных заготовок дре весины силами самих лесничеств – только 4%.

Приведённый ряд цифр позволяет уверенно сказать о том, что до 1917 г. главной товарной продукцией лесничеств Лесного Де партамента была определённая часть назначенных в рубку древо стоев на корню. Эта продукция была не бесплатным даром при роды. Чтобы её иметь, надо было вкладывать деньги в выращи вание, охрану и в устройство лесов, т. е. во всё то, что мы называ ем лесным хозяйством или лесохозяйственным производством.

Именно при таком подходе к экономической организации нашей отрасли, она была не только высокодоходной, но ещё, опираясь на аксиому о постоянстве лесопользования, сумела сохранить свои доступные для людей леса в неистощённом (или слабоисто щённом) виде вплоть до революций 1917 г.

С р а в н е н и е. По причине принятых определённых идео логем, в СССР и РФ оказались утраченными (или изменёнными) многие представления в области экономических отношений.

В нашем случае утраченными остаются:

- представление о том, что сохраненные и выращенные древо стои могут – в определённых условиях – иметь (или не иметь) по требительскую стоимость и, соответственно, ту или иную рыноч ную цену;

- понимание того, что лесное хозяйство является одним из разделов растениеводства, отличающегося от других условиями, объектами и способами (технологиями) производства и ещё, ко нечно, материальными результатами своего труда;

- понимание того, что в условиях товарно-денежных отноше ний наше лесное хозяйство (как и любое другое) не может разви ваться и даже существовать, если оно не выходит на рынок со своими товарами (или хотя бы одним из них), а также если полу чаемый от реализации товаров и услуг доход оказывается меньше минимально необходимых расходов.

Закономерный результат вышесказанного – экономический ступор лесного хозяйства. Так же как банкротству банков, этому можно противостоять «вливанием» в лесное хозяйство бюджет ных средств. В СССР это делали в течение всего времени суще ствования Союза, делают это и в РФ. Однако, как в малом, так и в большом, многие годы жизни на не заработанные, а на «даваль ческие» деньги, не могут не вести к очевидным негативным след ствиям и печальному финалу.

6. Лесокультурные залоги В самом конце позапрошлого столетия Лесной Департамент обратился к своим сотрудникам в центре и на местах с необыч ной просьбой: высказаться о том, что и как можно улучшить в нашем лесном хозяйстве.

В одном из многих полученных ответов содержалось предло жение о взимании с покупщиков отведённых в рубку древостоев лесокультурных залогов. Цель – получить таким образом матери альную гарантию достойного поведения заготовителей древеси ны в лесах, а также выполнения ими определённых акций, спо собствующих появлению новых ценных древостоев на месте вы рубленных.

Названное предложение было принято. Главным следствием этого явилось резкое увеличение объёмов лесокультурных работ.

Так, если до 1899 г. посевы и посадки леса проводились в казён ных лесничествах на площадях, равных всего 8,2 тыс. га в год, то уже в 1908 и 1912 гг. объёмы этих работ возросли, соответствен но, до 50 и 78 тыс. га в год. При этом в качестве примечательного факта заслуживает упоминания ещё то, что одновременно с ука занным, примерно с двукратным превышением названных цифр происходило увеличение объёмов работ по уходу за культурами и по их дополнению.

Ещё надо отметить то, что в те годы лесники и объездчики не сли ответственность за качество лесокультурных работ, выпол няемых в их обходах и объездах.

С р а в н е н и е. В СССР была упразднена существовавшая ранее практика взимания с заготовителей древесины лесокуль турных залогов. В начале 1990-х гг. в некоторых лесхозах дела лись попытки возродить её. Однако очень быстро они были пре сечены правительством как незаконные.

Возобновление названной практики в наше время могло бы увеличить не только материальную, но и гражданскую ответст венность заготовителей древесины за то, что и в каком виде они оставляют на месте вырубленных древостоев.

7. Развитие предпринимательской деятельности в казён ных лесах на основе посессионного права Для определённых условий такой вариант организации в лесах комплексной хозяйственной деятельности тогда признавался важным. Об этом говорит уже то, что в самом Лесном Департа менте в 1893 г. было учреждено занимающееся этим предметом специальное подразделение.

О том, что это такое, рассказано в другом разделе книги. В данном же случае я только отмечу, что посессионное право пре дусматривает передачу государственного имущества определён ному юридическом улицу не в собственность, а в бессрочное владение на оговорённых в заключаемом договоре условиях.

С р а в н е н и е. В СССР об организации в лесах комплекс ной хозяйственной деятельности на основе договоров посессион ного права вообще как бы забыли. А в РФ, вместо указанного, был задействован узаконенный шаблонный порядок передачи го сударственных лесов заготовителям древесины в псевдоаренду на тот или иной срок. Таковая, уже по самой её сути, не может спо собствовать появлению у предпринимателей очевидного интере са к тому, чтобы леса находились в постоянно продуцирующем состоянии. Это, в свою очередь, не может не вести к ущербной трансформации не только характеристик лесов, но и самой пси хики людей, а именно к подмене в их сознании стабильных ори ентиров на охрану, воспроизводство и рачительное использова ние лесов пропагандируемыми эгоцентрическими установками на умножаемое потребление (истребление!) того, от чего зависят ус ловия обитания и сама жизнь не только множества людей, но и всего биома планеты.

Обращаясь к истории того, что обычно называют лесоуправ лением, нужно сказать, что имевший место в этой сфере прогресс был результатом не только официальной «лесной» политики, но ещё влияния на неё со стороны образованной и инициативной части гражданского общества России. Это выражалось в возрос шей тяге людей к знаниям о лесах, увеличении числа профессио нальных лесоводов, в создании общероссийского «Общества для поощрения лесного хозяйства (1832 г.)», а затем нескольких ана логичных (региональных) обществ, в издании сообществом спе циалистов общероссийского «Лесного журнала» (с 1833 г.), а по том нескольких других.

Как о важных событиях в жизни «лесного» сообщества Рос сийской Империи надо упомянуть о «лесных» съездах (обычно их называли съездами лесничих и лесных хозяев). Всего в разных городах Российской Империи было проведено 11 таких съездов.

Первый состоялся в 1872 г. в Москве, а последний – в 1909 г. в Туле.

Обычно сотрудники Лесного Департамента участвовали в ра боте съездов, но не занимались их «режиссурой». Съезды прово дились в русле традиционной демократической процедуры. Уча стники съездов обсуждали разные по их остроте и масштабам во просы, в том числе имеющие очевидный политический подтекст.

Например, в 1886 г. на съезде в Харькове в числе высказываемых предложений было и такое, как необходимость изъятия в казну (или выкупа государством) частновладельческих лесов, собст венники которых не могут или не хотят вести там рачительную хозяйственную деятельность.

При отмеченных и многих иных позитивных сдвигах в делах и умонастроении людей, озабоченных состоянием лесов страны, в XIX столетии происходило энергичное сокращение площади ле сов в ряде губерний, находящихся в центральной части Европей ской России. Это имело место именно там, где в недавнем про шлом государство передало часть своих земель и лесов в собст венность помещикам и крестьянским общинам.

Право собственности, которое многие воспринимали как не прикосновенную «священную корову», уверенно вело к превра щению Центра России в малолесную территорию.

Набравший тогда силу и скорость процесс истребления лесов был задержан (точнее – поставлен вне закона) в 1888 г. импера тором Александром III. Чтобы ограничить аппетиты упомянутой «священной коровы», в названном году император издал свой ис торический указ (закон!), имевший вид «Положения о сбереже нии лесов». В основных своих пунктах этот закон определил сле дующую программу общегосударственных лесоохранительных действий:

Пресечение фактов проведения истощительных рубок в лесах разных родов собственности. (Истощительными рубками назывались такие, в результате которых в границах данной лес ной дачи или хозяйственной части лесничества становилось не возможным постоянное пользование лесом).

Принятие мер, вынуждающих собственников незамедли тельно восстанавливать вырубаемые леса.

Выделение в имениях всех родов собственности защит ных лесов, сохранение которых отвечает интересам общества и государства.

Запрещение в защитных лесах (до проведения лесоуст ройства) рубок сырорастущих деревьев;

впоследствии проведе ние здесь рубок позволялось только так и в таком объёме, как это было разрешено, замечу, не чиновниками и собственниками, а государственным лесоустройством.

В том же Указе было предусмотрено создание специальных государственных структур, обязанных проводить в жизнь меры по сбережению лесов. Таковыми были организуемые в губерниях и уездах специальные «Лесоохранительные комитеты».

В состав лесоохранительных комитетов входили губерна торы (как первые лица органов власти на местах), руководи тели полицейских структур, представители земских управ, дворянских собраний, а также, конечно, работники Лесного Департамента и его лесничие. Именно они, профессиональные лесоводы, выполняли в лесоохранительных комитетах роль ини циаторов событий и главной «рабочей силы»

Принимаемые лесоохранительными комитетами решения по обузданию «вольностей» собственников лесов проводились в жизнь в судебном порядке. Это были сотни и тысячи «лесных»

дел. Судебные решения по таким делам не подлежали кассацион ному пересмотру. Тем не менее, всё это нуждалось в мощном ин формационном обеспечении, происходило не так быстро, как хо телось бы многим лесоводам, а подчас и просто не так.

Как о важном обстоятельстве нужно сказать, что в конце XIX – начале XX века на плечи лесоводов Лесного Департамента (помимо былых, традиционных забот) лёг тяжелейший админи стративно-управленческий груз по реализации «Положения о сбережении лесов». Данный указ, как и полагается законам, был немногословным и понятным для людей. Тем не менее, для его воплощения в жизнь надо было сделать очень многое. И делать это (т. е. готовить и принимать новые решения как подзаконные акты) приходилось в обширной стране с разными природными и социально-экономическими условиями, с разным этническим со ставом населения и с разными, присущими ему традициями.

В такой сложной ситуации поставленные задачи тогда решали не по команде «поворот все вдруг», но постепенно, от территории к территории, что позволяло накапливать, а затем использовать по лезный опыт.

Реализация Указа 1888 г. о сбережении лесов происходила в годы мощного подъёма экономики России, роста её промышлен ности, начавшегося освоения восточных регионов, и неизвестно го в других странах масштаба строительства гигантской сети же лезных дорог. Всё это резко увеличило потребности в деловой древесине (в том числе в шпалах). Соответственно не могли не увеличиваться и объёмы рубок в лесах всех видов собственности.

Но сами рубки, как требовал Указ, не должны были носить исто щительный характер. Это было сложно и трудно, вызывало появ ление вопросов, на которые не было готовых ответов, а также то го, что можно деликатно назвать некорректными явлениями. Об этой нелёгкой ситуации и путях её улучшения проф. М.М. Орлов рассказал в книге «Нужды русского лесного хозяйства» (1906, СПб, 166 с).

В принципе очевидно, нельзя было обойтись без тех или иных ошибок при реализации таких громадных проектов того времени, как капитализация (индустриализация) страны. Наше лесное хо зяйство как часть экономики страны в этом отношении не могло быть исключением.

В разных публикациях тех лет лесоводы сообщали об избы точной бюрократизации управления казённым лесным хозяйст вом, о том, что большое количество «входящих» и требующих ответа бумаг «съедало» то время, которое лесничий мог бы от дать работе в лесу, и ещё – о сужении круга вопросов, которые лесничий мог бы решать на своём уровне.

При названных и многих других негативных явлениях глав ным результатом в работе Лесного Департамента в те годы были всё же не они, а последовательное улучшение управления хозяй ственной деятельностью в казённых лесах. Указанному, с моей точки зрения, в большой мере способствовала хорошо организо ванная информационная служба о работе Лесного Департамента и его структур на местах. Эта информация, замечу, была не толь ко содержательной, но и общедоступной. Издание и распростра нение информации для особого круга лиц («для служебного пользования») не практиковались. Главными носителями инфор мации были: регулярно издаваемые (обычно в двух томах) «Еже годники Лесного Департамента», с обязательно присутствующи ми там экономическими разделами, лесные журналы, сборники научных трудов и многие другие публикации.

Эффективное управление казёнными лесами принесло адек ватные результаты организованной там хозяйственной деятель ности. Подробные сведения об этом изложены в книге-альбоме В.В. Фааса, Ю.А. Рюгера и др. «Результаты бывшего казённого лесного хозяйства к 1914 г.» (Петроград, 1919 г., 169 с.). Книга содержит массу информации о деятельности Лесного Департа мента в начале XX в. Первый из названных авторов книги (а, воз можно, и его коллеги) многие годы работал в Лесном Департа менте. В 2010 г. этот уникальный труд удалось переиздать тира жом 100 экз. Поскольку он и сейчас мало кому доступен, назы ваю его адрес в интернете: http://www.forestforum.ru/viewtopic.

php?=9&t=9562.

Сегодня, по прошествии более 100 лет после выхода в свет Указа Александра III о сбережении лесов, уместно обратить вни мание на нижеследующее:

а) впоследствии в России, а также в СССР и РФ не было по добных организованных руководителем государства крупномас штабных акций, направленных на пресечение истощительных рубок в лесах всех родов собственности;

б) Александр III не пошёл по пути национализации ранее при ватизированных лесов, но отдал предпочтение наведению в этих лесах должного порядка.

По этому же пути пошла, как известно, Финляндия. Это нача лось там тогда, когда она являлась частью Российской Империи, и было продолжено потом, когда она стала самостоятельным го сударством. Далеко не сразу, а постепенно правительство Фин ляндии, используя экономические и административные рычаги, навело отвечающий интересам всей нации порядок в частновла дельческих лесах и сделало это без их революционной национа лизации. Возможно, такое могло бы произойти и в Российской Империи. Но у неё для этого просто не хватило времени.

Другой вариант развития отношений в сфере «лесной собст венности» содержался в предложении о выкупе казной выстав ленных на продажу частновладельческих лесов. Это предложение было адресовано П.А. Столыпиным Николаю II после поездки в 1910 г. в Сибирь и Поволжье (Б.Г. Фёдоров. Пётр Аркадьевич Столыпин. М., 2003, с. 281). Исполнение этого замысла могло бы привести к увеличению площади казённых лесов в центральной части Европейской России при одновременном сокращении здесь числа неэффективных частных лесовладельцев. Очевидно, тогда это было реально. Однако и в данном случае для реализации на званной идеи не хватило времени ни П.А. Столыпину, ни самой Российской Империи.

В апреле-мае 1917 г. за национализацию всех лесов проголо совали участники состоявшегося в Петрограде съезда лесоводов и лесных техников. Избранный председателем съезда проф. Г.Ф.

Морозов сформулировал тогда свою позицию в следующих сло вах: «Лес должен принадлежать только государству, и послед нее должно быть хозяином в нем… Государственность – это общность интересов;

лес, принадлежа государству, принадле жит тем самым всем, и только государство может целесооб разно распоряжаться им в интересах всенародных».

Иная позиция по данному вопросу была у проф. М.М. Орлова, о чём он рассказал в своей книге «Об основах русского государ ственного лесного хозяйства» (Петроград, 1918, 132 с.).

Суть этой позиции:

а) национализация лесов не должна иметь повальный харак тер;

б) несправедливо отнимать леса у тех хозяев, которые содер жат их в образцовом состоянии и ведут там опытные работы – труд таких лесовладельцев приносит стране очевидную пользу;

в) не во всех казённых лесничествах осуществляемая ими хо зяйственная деятельность может служить примером для подра жания.

Названная точка зрения М.М. Орлова не была принята во вни мание.

В мае 1918 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов крестьянских, рабочих, солдатских и казачьих депутатов принял «Основной закон о лесах», в соответствии с ко торым все леса были объявлены «общенародным достоянием»

(ж. «Леса республики», 1918, № 5-7, с. 411-440).

В те революционные годы вышеназванное словосочетание люди толковали неоднозначно. И лишь впоследствии оно полу чило юридическую чёткость в виде не отменённого до сих пор признания всех лесов страны общегосударственной собственно стью.

В 1918 г. названный выше юридический акт не защитил дос тупные для населения леса от массовых самовольных хаотиче ских рубок. Как с обоснованной тревогой говорилось в журнале «Леса республики» (1918, № 4, с. 215-218, № 16, с. 848), в высту плениях лесничих, опубликованных в «Трудах первого съезда лесных деятелей Рязанской губернии» (1918, Рязань, 69 с.), а также в других источниках, революция в сельских местностях началась именно с неуправляемой и неконтролируемой выруб ки лесов.

Лозунг «свобода» был воспринят населением как дозволение ранее недозволенного. Леса стали «нашим, общенародным дос тоянием».

Нажим на леса получил дикие формы. Рубили все, кто хотел, в том числе и те, кто в древесине не нуждался. Рубили впрок и на продажу. Расправлялись с лесом, как с врагом. Эксцессы были ужасающими. Любая попытка остановить тогда эту вакханалию казалась заранее обречённой на неуспех. Как было сказано в вы шеназванном журнале, «… лесничий … оказался лицом к лицу перед фактами небывалой для него категории. Лес, порученный его заботам и попечению, … у него на глазах расхищался, – и он стоял перед этими фактами с опущенными руками».

В принципе вышесказанное можно было предвидеть, если, на пример, обратиться к опыту Франции – страны, в которой во время революции 1790-х гг. произошло значительное снижение её лесистости. Подобные факты, а тем более происходящее в свя зи с революциями сокращение населения и изменение его гено фонда были обязаны знать те, кто предлагал и предлагает по строить очередной «Город Солнца» на рукотворных развалинах собственного прошлого.

Лишь к середине 1920-х гг. ценою многих жертв и усилий на ше государство смогло преодолеть хаос массовых самовольных рубок в своих лесах.

После и одновременно с вышесказанным имела место ещё бо лее энергичная вырубка лесов в обжитых регионах страны сила ми структур, организованных или контролируемых уже самим государством. Как пишет в своей книге проф. А.С. Тихонов (Ис тория лесного дела, 2007, Калуга, 328 с.), только в одной Москов ской обл. в период с 1917 по 1923 гг. лес был вырублен на бльшей площади, чем за весь XIX век. В этой же книге, со ссыл ками на первоисточники, приведены другие подобные примеры, позволившие автору констатировать: в те годы леса оказались жертвой социальных и военных потрясений.

По очевидным причинам, о том, как изменялось управление лесами России в период после 1917 г. и в более близкие нам вре мена, мои современники знают значительно больше, чем о том, что было раньше. В повторении известных фактов необходимо сти нет. А есть нужда в их осмыслении и в выстраивании цепей причин и следствий происходившего. Ниже изложено мое виде ние того, как были расставлены главные вехи, которыми был от мечен путь конструирования управления лесным хозяйством в СССР, а потом в РФ.

Как говорилось выше, вплоть до 1917 г. Лесной Департамент являлся одной из наиболее стабильных, высокодоходных и ус пешно развивавшихся государственных структур. Вскоре после революции, вместе с правительством Лесной Департамент пере ехал в Москву и получил название Центрального управления ле сами (ЦУЛ) в Народном комиссариате земледелия (НКЗ).

В принципе хозяйственная деятельность ЦУЛ’а – по сравне нию с его предшественником – могла бы приносить больше раз носторонней пользы, поскольку в его ведении оказались все леса страны, а не их часть. Однако реальность оказалась совершенно другой. Это «другое» было вызвано разными причинами. Из их числа я считаю нужным выделить две – как давшие старт многим другим причинам-следствиям.

Первая причина. Это внедрение в умы людей, занимавших и занимающих командные высоты, известного тезиса К. Маркса о том, что природные ресурсы не имеют стоимости. Поскольку лес является одним из таких ресурсов, о нём, в соответствии с на званным тезисом, начали и продолжают говорить как об объекте, который, если он даже отведён в рубку, почему-то не может иметь цены-стоимости. Из этой посылки был сделан разрушив ший экономику лесного хозяйства вывод о том, что реализацию лесничими леса на корню заготовителям древесины якобы нельзя рассматривать как процесс купли-продажи, и что само ведение лесного хозяйства – в отличие от сельского – почему-то нельзя воспринимать как производственный процесс, результатом кото рого являются названный товар, другие лесные блага и получен ный доход от их реализации потребителям.

С моей точки зрения, именно то, о чем сказано выше, яви лось первой и главной поваленной вехой на том самом визире, которым была обозначена стратегия развития управления лесным хозяйством страны еще в первом Уставе о лесах Рос сии.

В Российской Империи и в других развитых странах вышена званную идеологемму лесоводы обходили и обходят молчанием.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 
Похожие материалы:

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТ ВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра экономической теории НАЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ Учебно – методический комплекс Гродно 2011 УДК: 33(47) ББК 65.9 (4Бел) Н 35 Рецензенты: Андрейчик Г.Ф., кандидат экономических наук, доцент; Примшиц Д.В., кандидат экономических наук. Болдак А.К., Сухоцкая О.Н. Национальная экономика Беларуси: учебно – методический комплекс. – Гродно: ГГАУ, ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ М. А. Рябова АНАЛИЗ ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ Учебно-практическое пособие для студентов специальности 08010965 Бухгалтерский учет, анализ и аудит и бакалавров направления Экономика по специальности Бухгалтерский учет, анализ и аудит очного и заочного отделений Ульяновск УлГТУ 2011 УДК 657 ...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ MINISTRY OF NATURE RESOURSES AND ECOLOGY RUSSIAN FEDERATION ФГБУ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРИРОДНЫЙ ЗАПОВЕДНИК БУРЕИНСКИЙ STATE NATURE RESERVE “BUREINSKY” ТРУДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИРОДНОГО ЗАПОВЕДНИКА БУРЕИНСКИЙ Выпуск 5 Под редакцией к.б.н. А.Д. Думикяна и к.б.н. М.Ф. Бисерова TRANSACTIONS OF STATE NATURE RESERVE “BUREINSKY’ Issue 5 Edited by Dr. A.D. Dumikyan and Dr. M.F. Biserov Хабаровск 2012 Khabarovsk УДК ББК 20.18 (2Рос-4Хаб) Т Труды ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИЖЕВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ . В.К. Трофимов ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ НАУКИ. КУРС ЛЕКЦИЙ Учебное пособие Ижевск ФГОУ ВПО Ижевская ГСХА 2009 УДК 101.1(075.8) ББК 87.251Я73 Т 76 Учебное пособие разработано в соответствии с требованиями Про граммы кандидатских экзаменов История и философия науки (Фило софия науки), одобренной ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пензенская государственная сельскохозяйственная академия Совет молодых ученых Пензенской ГСХА Научное студенческое общество Пензенской ГСХА ИННОВАЦИОННЫЕ ИДЕИ МОЛОДЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ДЛЯ АПК РОССИИ Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых 14…15 марта 2013 г. ТОМ I Пенза 2013 ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИЖЕВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ НАУЧНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАЗВИТИЯ АПК В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (15-18 февраля 2011 года) Том II Ижевск ФГОУ ВПО Ижевская ГСХА 2011 1 УДК 338.43:001.895 ББК 65.32 Н 34 Научное обеспечение развития АПК в современ Н 34 ных условиях: материалы ...»

«ВВЕДЕНИЕ Молочное скотоводство является наиболее крупной от- Технология производства молока/Авт.-сост. С.Н. Алек- Т38сандров. — М.: ООО Издательство ACT; Донецк: раслью животноводства в СНГ. В разных природно-экономи- Сталкер, 2004. — 238, [2] с: ил. — (Приусадебное ческих зонах развитие молочного скотоводства имеет свои хозяйство). особенности, что в первую очередь обуславливается струк турой сельскохозяйственных угодий и направлением сельско ISBN 5-17-024207-7 (ООО Издательство ACT) ISBN ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное учреждение высшего профессионального образования Уральская государственная академия ветеринарной медицины Материалы международных научно-практических студенческих конференций ИННОВАЦИИ СТУДЕНТОВ В ОБЛАСТИ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ, 28-31 МАРТА 2011 ГОДА ОПЫТ ТОВАРОВЕДЕНИЯ, ЭКСПЕРТИЗЫ ТОВАРОВ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ, 25-28 АПРЕЛЯ 2011 ГОДА Троицк-2011 УДК: 619 ББК:30.609 М-34 Инновации ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина Всероссийская студенческая научная конференция В мире научных открытий Том IV Материалы Всероссийской студенческой научной конференции В мире научных открытий / - Ульяновск:, ГСХА им. П.А. Столыпина, 2013, т. IV., - 248 с. Редакционная коллегия: В.А. Исайчев, первый проректор - проректор по НИР (гл. редактор) О.Н. Марьина, ответственный секретарь Авторы ...»

«Министерство сельского хозяйства РФ ФГОУ ВПО Уральская государственная академия ветеринарной медицины Материалы международных студенческих научно-практических конференций Инновации студентов в области ветеринарной медицины, 09-11 апреля 2013 года Инновационные проекты студентов в биологии, экологии и зоотехнии 16-18 апреля 2013 года Опыт товароведения , экспертизы товаров и профессиональной подготовки в современном обществе 22-26 апреля 2013 года Троицк-2013 УДК: 619 (063) ББК: 48 М- 34 ...»

«Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации . r mu A ) СТРАТЕГИЯ СОХРАНЕНИЯ АМУРСКОГО ТИГРА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 2010 г. УДК 502.211:599.742.22 ББК 28.688 ©83 Стратегия сохранения амурского тигра в Российской Федерации утверждена распоряжением Министерства природных ресурсов и эколо гии Российской Федерации от 02.07.2010 № 25-р. Стратегия разработана в соответствии с рекомендациями, изложен ными в Стратегии сохранения редких и находящихся под угрозой ис чезновения видов ...»

«Министерство сельского хозяйства РФ ФГОУ ВПО Бурятская государственная сельскохозяйственная академия им. В. Р. Филиппова С. Ч. Содбоева В. И. Молчанов ЛЕСНАЯ ТАКСАЦИЯ И ЛЕСОУСТРОЙСТВО Методические указания и контрольные задания для студентов специальности 250201.65 Лесное хозяйство всех форм обучения Улан-Удэ Издательство БГСХА им. В. Р. Филиппова 2011 1 УДК 630.5(07) ВВЕДЕНИЕ C 57 Лесная таксация и лесоустройство – одна из основных лесо хозяйственных дисциплин, на которой базируется технология ...»

«Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В. Я. Шишкова Научно-методический отдел СПРАВОЧНИК СЕЛЬСКОГО БИБЛИОТЕКАРЯ Барнаул 2010 УДК 023 ББК 78.3я2 С741 Составители: Л. А. Медведева, Т. А. Старцева Художник К. М. Паршина Справочник сельского библиотекаря / Алт. краев. универс. С741 науч. б-ка им. В. Я. Шишкова, Науч.-метод. отд. ; сост.: Л. А. Мед ведева, Т. А. Старцева. – Барнаул : РИО АКУНБ, 2010. – 144 с. Справочник содержит официальные документы, нормативно правовые, ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ХІV МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ В ДВУХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ 2 ЗООТЕХНИЯ ВЕТЕРИНАРИЯ ТЕХНОЛОГИЯ ХРАНЕНИЯ И ПЕРЕРАБОТКИ К 60-летию вуза Гродно УО ГГАУ 2011 УДК 631.17 (06) ББК 4 М 34 ХІV Международная научно-практическая конференция Современные технологии ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА КОМИТЕТ ПО СТРОИТЕЛЬСТВУ И ЗЕМЕЛЬНЫМ ОТНОШЕНИЯМ КОМИССИЯ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ КОМИССИЯ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ В.П. Таскаев Депутат Государственной Думы А.Ю. Сотников Член экспертного совета А.Н. Бобков д.ф.н., профессор ПРЯМЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В РОССИЮ БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ (Ногинский синдром) Ответ чиновников Президенту России Д.А. Медведеву Миф о прямых инвестициях как ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА И ОКЕАНОГРАФИИ (ФГУП ВНИРО) СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РЫБОХОЗЯЙСТВЕННОГО КОМПЛЕКСА МАТЕРИАЛЫ ВТОРОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО ВНИРО 2011 УДК 639.2313 Современные проблемы и перспективы рыбохозяйственного комплекса: Материалы С 56 Второй научно-практической конференции молодых ученых ФГУП ВНИРО.— М.: ...»

«Национальная академия наук Беларуси Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь РУП НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства ОАО Гомельагрокомплект РУП НПЦ НАН Беларуси по животноводству Материалы ХVI Международного симпозиума по машинному доению сельскохозяйственных животных (Минск – Гомель, 27–29 июня 2012 г.) Минск НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства 2012 УДК 637.115(082) ББК 40.729я43 М 34 Редакционная коллегия: акад. НАН Беларуси, д-р ...»

«СЕМИНАР — КРУГЛЫЙ СТОЛ 6. ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА И ПЕРЕРАБОТКИ ПРОДУКЦИИ ЖИВОТНОВОДСТВА СЕМИНАР — КРУГЛЫЙ СТОЛ 6. ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА И ПЕРЕРАБОТКИ ПРОДУКЦИИ ЖИВОТНОВОДСТВА УДК 636.082.453.5:640-058.232.6 А.П. Косарев, Н.Е. Чумин, Г.Д. Некрасов Краевое автономное учреждение Алтайский краевой центр информационно-консультационного обслуживания и развития агропромышленного комплекса; Алтайский государственный аграрный университет, г. Барнаул, РФ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИСКУССТВЕННОГО ...»

«СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ББК Подготовлено Управлением Алтайского края по развитию туристско- рекреационного и санаторно-курортного комплексов Под общей редакцией М.П. Щетинина, д.т.н., профессора Международной форум Сельский туризм: сборник материалов/ под общей редакцией Щетинина М.П. .– Барнаул : АЗБУКА, 2013– 346 с., илл. В издании представлены выступления участников международно го форума Сельский туризм, проходившего в с. Новотырышкино Алтайского края 6-9 июня 2012 года ISBN 3 От имени ...»









 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.