WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Л.П. Арская ПРОДОВОЛЬСТВИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ Москва 2007 УДК 338.439 ББК 65.32 А 85 Редакционная коллегия серии Независимый экономический анализ: к.э.н. В.Б. ...»

-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД

ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ РАН

ИНСТИТУТ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И НОРМАТИВНОПРАВОВЫХ РАЗРАБОТОК

Л.П. Арская

ПРОДОВОЛЬСТВИЕ

И СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Москва

2007

УДК 338.439

ББК 65.32

А 85

Редакционная коллегия серии «Независимый экономический анализ»:

к.э.н. В.Б. Беневоленский, д.э.н. Л.И. Полищук, проф. д.э.н. Л.И. Якобсон.

Арская Л.П. Продовольствие и социальные отношения (Россия 90-х –

А 85

2000-х годов). Серия «Научные доклады: независимый экономический

анализ», № 195. Москва, МОНФ, 2007, 208 стр.

Научное рецензирование: д.э.н. М.Г. Валитов

Исторический опыт России не раз делал жизненно важными меры по устранению острых продовольственных дефицитов и их последствий. В последние полвека все более отчетливо давали о себе знать в мире и в России два подхода к проблеме продовольствия. Наряду с жизнеобеспечением смысл государственной активности все больше понимается как движение к такому уровню потребления, который был бы адекватным идее общественного благосостояния. О том, что еще предстоит сделать, чтобы преобразования в аграрном секторе нашей экономики и активная социальная политика соотносились с этой идеей, идет речь в настоящей работе.

Книга построена на использовании большого объема статистических материалов, результатов опросов, базируется на российских и зарубежных источниках.

Предлагаемая работа может быть полезна в ходе преподавания общественных наук, она адресована научным и практическим специалистам.

Мнения, высказанные в докладах серии, отражают исключительно личные взгляды авторов и не обязательно совпадают с позициями Московского общественного научного фонда.

Книга распространяется бесплатно.

ISBN 5-89554-327- © Московский общественный научный фонд, 2007.

© Институт социологии РАН, 2007.

© Институт законодательства и нормативно-правовых разработок, 2007.

© Арская Людмила Павловна, 2007.

СОДЕРЖАНИЕ

О серии «Независимый экономический анализ»

ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ 1. Продовольственные проблемы как важнейший аспект экономической и социальной политики

Глава 1. Гуманитарная ответственность государства, ее необходимость и проявления в различных условиях

Глава 2. Продовольственная безопасность в современном мире:

зерна и плевела идеи

Глава 3. Отправные точки для оценки положения в продовольственном секторе российской экономики

Глава 4. Характеристики текущей социальной ситуации и проблемы будущности российского села

РАЗДЕЛ 2. Продовольственные проблемы в контексте социальных и демографических трансформаций в российском обществе

Глава 1. Управление процессами в сфере продовольствия как часть социальной политики

Глава 2. Продовольственный статус пенсионеров, его социальные и демографические проекции

Глава 3. Труд и продовольствие

Глава 4. Дети и питание

Глава 5. Проблемы потребления продовольствия в контексте социальной и региональной стратификации населения России.................. Глава 6. Некоторые факторы, которые можно интерпретировать в качестве сдерживавших повышение уровня питания

Глава 7. Качество питания и здоровье населения

Глава 8. Стабильность на рынке продовольствия и социальнопсихологическая стабильность населения

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Об авторе

Институт социологии РАН

Институт законодательства и нормативно-правовых разработок........... Программа поддержки независимых экономических аналитических центров в Российской Федерации

О серии «Независимый экономический анализ»

С 2003 года Московский общественный научный фонд выпускает серию «Независимый экономический анализ». В изданиях серии представлены работы участников Программы поддержки независимых экономических аналитических центров в Российской Федерации. Эти публикации знакомят российского и зарубежного читателя с научно-аналитическим потенциалом сообщества негосударственных некоммерческих центров прикладного экономического анализа. Издания серии включают как работы прикладного характера (жанр аналитической записки – узкопрофильного тематического доклада – основной тип продукта центров – участников программы), объединенные в тематические сборники, так и более крупные монографические работы (работы этого жанра должны убедительно продемонстрировать, что профессиональная компетенция центров – участников программы стоит на прочном научном и методологическом фундаменте).

Общественная роль негосударственных некоммерческих центров прикладного экономического анализа состоит в расширении доступности профессиональной экономической экспертизы. Не подменяя собой академические институты в сфере фундаментальных исследований или аналитические структуры профильных министерств и ведомств в сфере разработки конкретных планов экономических действий, сообщество самостоятельных профессиональных аналитиков способно дать независимый прогноз последствий тех или иных решений, рекомендовать заинтересованным ведомствам альтернативы, разглядеть среднесрочные и долгосрочные тенденции развития и привлечь общественное внимание к необходимости действий. Сообщество представляет собой ресурс для политических партий и общественных движений, ориентированных на нужные обществу реформы. В условиях кадрового голода в регионах некоммерческие центры прикладного экономического анализа являются действенным инструментом повышения качества принимаемых решений на уровне регионов и муниципальных образований.

Издания серии обеспечивают широкое распространение результатов Программы, стимулируют дискуссию практически по всему кругу актуальных проблем экономических и социальных реформ в России.

Полную информацию о вышедших изданиях и сами публикации можно получить в Московском общественном научном фонде. За контактной информацией рекомендуется обращаться на сайт фонда в Интернете по адресу: www.mpsf.org.

ВВЕДЕНИЕ

Свидетельством большого прогресса человечества было зарождение и утверждение принципов, в соответствии с которыми доступ к продовольствию должен быть отнесен к ряду основных прав человека. Такой подход вполне справедлив, поскольку обеспеченность продуктами питания непосредственно тяготеет к главенствующему в системе этих прав, а именно: к праву на жизнь. Во «Всеобщей декларации прав человека» записано: «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, которые необходимы для поддержания здоровья, благосостояния его самого и его семьи; право на обеспечение в случае безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независимым от него обстоятельствам». [1] Нетрудно заметить, что в этом комплексе особо важных для каждого человека социальных параметров возможности обеспечить свои продовольственные нужды было отведено первое место.

Сходная идея была отражена в принятой международным сообществом еще в 1924 году «Женевской декларации прав ребенка», где продовольствию было также отдано одно из центральных мест. И в последующем родственные по духу положения закреплялись в международных документах, касавшихся прав ребенка. Так, согласно дополнительному протоколу к Женевским конвенциям, принятому в 1977 году, предпочтение при распределении гуманитарной помощи должно быть отдано детям.

В наши дни в решениях и материалах современных международных организаций тема продовольствия занимает существенное место.

Среди целей в области развития, сформулированных в Декларации Тысячелетия, есть и такая: сократить вдвое за период с 1990 по 2015 год долю населения, страдающего от голода. [2] Эту задачу удается постепенно осуществлять. Тем не менее, как говорится в документах ООН, «более млн. человек каждый вечер ложатся спать голодными – это намного больше населения Европы». [3] В документах мирового сообщества тема продовольствия сочетается с темой заботы о международном мире. В предложениях Программы Введение развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) присутствует тезис, в соответствии с которым удовлетворение потребностей человека, в том числе и продовольственных, расценивается одновременно как предпосылка и как следствие международного мира. Не менее отчетливо эта мысль выражена в докладе ЮНЕСКО по вопросам воспитания в духе миролюбия, где, в частности, отмечалось, что существует взаимная связь между продовольственной безопасностью и международным миром. [4] Продовольственная безопасность служит предпосылкой мира, но в то же время, как указывалось на Всемирной встрече в верхах по вопросам продовольствия (1996 год), создание благоприятной для международного общения и мира среды является основным условием для обеспечения продовольственной безопасности. В том же докладе содержится утверждение, где говорится о том, что конструктивные шаги по поддержанию мира тесно связаны с преодолением бедности и ненадлежащего распределения продуктов питания.

Если говорить о романтике и мудрости древних символов, то можно предположить, что оливковая ветвь стала одним из воплощений идеи мира, вероятно, благодаря легендам, родившимся среди народов тех стран, где произрастает оливковая пальма. Для них она стала олицетворением долгой жизни, так как считается, что срок её жизни простирается до 300–400 лет и это как бы символизирует долгую, спокойную, мирную жизнь. В то же время оливки представляют собой ценный для здоровья и питания людей подарок природы.

Нет необходимости доказывать, что сфера продовольствия является одной из особо важных с точки зрения жизнеобеспечения населения в любой стране. В некоторых странах право на продовольствие закреплено в основном юридическом документе, то есть в конституции. Обеспечение продовольственных нужд населения практически повсеместно принято считать областью, где велика роль главного института управления, то есть государства. Именно оно располагает реальными, практическими возможностями для энергичного и эффективного содействия обеспечению населения продуктами питания, поскольку государственные органы представляют собой крупную организующую силу, аккумулируют значительные финансовые средства, имеют в своем распоряжении необходимые юридические рычаги. Сказанное полностью относится и к России, где на протяжении многих десятилетий государство было влиятельно в делах экономики и действительно не раз активно содействовало обеспечению жизВведение ненных нужд населения, особенно в экстремальных общественных ситуациях.

Если попытаться систематизировать объективные условия, в которых государство и общество в различных странах вырабатывали свою продовольственную политику, то вырисовываются три основные варианта. Во-первых, это экстремальные напряжения в продовольственной сфере, то есть острые дефициты продуктов питания. Во-вторых, это периоды, развертывающиеся вслед за кризисами и несущие на себе отпечаток их последствий. И, наконец, полосы стабильного развития. Долгое время было принято считать, что принцип гуманной ответственности побуждает государственные органы к особой активности в трудных экономических и общественных ситуациях. В периоды же спокойного, поступательного развития интенсивность их участия в делах продовольственного обеспечения понижается, и главным, что определяет положение населения, уровень его массового потребления, становятся экономические механизмы.





Во второй половине двадцатого века произошло немало перемен как в концепциях, касающихся государственного участия, так и в его практике. Наряду с главным принципом, то есть с принципом сохранения человеческих жизней, существенными мотивами национальной продовольственной политики, выразителями которой являются государственные органы, становятся обеспечение качества жизни населения, гармонизация интересов различных частей общества. Это – интересы товаропроизводителей, которые выступают в качестве участников производства продуктов питания, и его потребителей, то есть масс населения. Представляя свою страну в международной сфере, государственные органы ищут рациональные формулы для контактов в интересах эффективных торговых связей, благополучной по своим последствиям интеграции своей страны с международной экономической системой, развитие которой, в конце концов, должно привести к практическому воплощению идеи «мир без продовольственных дефицитов». От глубин истории до наших дней забота об обеспеченности людей продовольствием и совместные усилия в этом направлении играют значительную роль в укреплении связей в человеческом сообществе.

В нашей стране на протяжении многих десятилетий участие государственных органов в решении продовольственных проблем не ограничивалось их действиями только в экстремальных ситуациях. Все же, оценивая значение российского исторического опыта, надо подчеркнуть, что Введение именно антикризисное регулирование стало базой для формирования общих принципов государственной продовольственной политики и их утверждения в массовом сознании.

В наши дни эти принципы, уроки отечественной истории и современный международный опыт важны для российской практики. Они актуальны потому, что пока еще не приходится считать нынешнее положение в продовольственной сфере полностью удовлетворительным для достаточно большой части населения.

Предлагаемая читателю работа построена в форме движения от показа международных тенденций в сфере продовольствия к российской специфике, от продовольственной истории страны – к современности, причем современность раскрывается, прежде всего, под углом зрения наличия существенных, требующих своего преодоления социальных проблем, характеризующих положение и производителей, и потребителей продовольствия.

Как известно, непременным условием создания всякой новой научной работы являются намерение и способность автора либо продемонстрировать свой взгляд на проблемы, затрагивавшиеся и в других публикациях, либо отыскать в рамках общей темы, что называется, свою нишу, то есть ряд недостаточно проанализированных другими исследователями проблем. Что касается таких тем, как история продовольственного положения населения России, развитие в современном мире представлений о продовольственной безопасности государства, а также показа истоков и общеэкономических последствий аграрного кризиса 90-х годов, то автор постарался войти в круг их исследователей со своим подходом. В нашей литературе, как это ни покажется странным при очевидной их актуальности, о социальных аспектах современной продовольственной проблемы в России написано еще не так много, как они того заслуживают. Явно недостает основательных, профилированных исследований. Особенно не хватает таких, где эта тема раскрывается как комплексная, связанная едва ли не со всеми главными социально-экономическими процессами, в последние полтора десятилетия круто переменившими жизнь страны в целом и миллионов ее граждан. Указанный период, его трудности и уроки составили главное историческое поле исследования, положенного в основу предлагаемой читателю книги.

Конечно, в одном, причем относительно небольшом по объему издании невозможно дать исчерпывающее освещение всего круга вопроВведение сов, даже непосредственно относящихся к теме, не говоря уже о многих сопутствующих. Их отбор был непростым моментом в работе. Было важным не только выполнить поставленные задачи в сфере освещения текущей ситуации, но и, что называется, проложить колею и для будущих исследований.

Одной из целей книги была попытка соединить научный подход с обобщением разнообразной, актуальной практической информации так, чтобы сформировать базу для практических выводов и рекомендаций в интересах роста и совершенствования структуры потребления продовольствия населением России, повышения его жизненного уровня в целом. По своему объективному содержанию тема, избранная для работы, объективно больше всего тяготеет к таким отраслям знания, как экономика и социология. Если истина представляет собой сочетание объективного и субъективного, то в данном случае методы экономической науки дают как бы слепок с реального положения дел, а социологии – его картину в субъективном восприятии гражданами России. Наряду с этими методами понимание и всестороннее раскрытие темы потребовало привлечения разнообразных источников и материалов, которые дают медицина, экология, сфера техники.

На страницах этой книги представляется уместным выразить благодарность автора тем, кто оказывал содействие в ее подготовке. Первая благодарность за научное консультирование адресуется д. полит. наук О.М. Михайлёнку, д. полит. наук Г.Г. Пирогову, к.и.н. Е.Д. Строгановой, к.ю.н. Б.Г. Столповскому. Хотелось бы отдать дань уважения памяти члена-корреспондента РАН Е.И. Капустина, бывшего директора Института экономики РАН и НИИ Труда Мминистерства труда, разрабатывавшего принципы соотнесения уровня, качества и образа жизни населения России. Профессор А.А. Кудряшова и д.э.н. Л.А. Княжинская были теми учеными, на работах которых автор учился пониманию темы. Постоянную, любезную помощь в работе оказывала сотрудница Информационного центра ООН в Москве Ю.И. Осокина. Содействие в подготовке работы к изданию оказала сотрудница Института социологии РАН Е.Ю. Щеголькова.

Автор выражает свою признательность сотрудникам Института социологии РАН, поддержавшим работу своим интересом к ее теме.

Введение Источники (введение) 1. «Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.» – Санкт-Петербург, 2004, – 2. «Основные факты об Организации Объединённых Наций» – М. 2005. – 4. Цит. по: «Общественные перемены и культура мира» – М. 1999 – с. 364, РАЗДЕЛ 1. Продовольственные проблемы как важнейший аспект экономической и Глава 1. Гуманитарная ответственность государства, ее необходимость и проявления в различных условиях Миллионы людей на нашей планете все еще живут в условиях, когда потребляемого ими продовольствия недостаточно для достойной жизни, когда труд по обеспечению им требует огромных сил и времени, зачастую, по сути дела, поглощает собой всю человеческую жизнь. «В условиях обеспеченности потребностей «человеческого фактора», выдвижения на первый план возможности повышения «качества», а не «уровня»

жизни, осуществится перенацеливание интересов и потребностей всех компонентов мирового сообщества с материально-распределительных на приоритеты инновационно-познавательных и нравственно-этических ценностей». [1] Это утверждение взято из книги «Транснациональные процессы: 21-й век» и приводится как типичная попытка, что называется, «заглянуть за горизонт», выработать представления о будущем человечества.

Оценивая суть идеи, надо подчеркнуть, что высказанные представления по-разному соотносятся с реальностью в различных регионах нашей планеты. В одних случаях они уже в определенной степени стали отражением практики, а в других – выглядят, как прогнозы для еще не скорого будущего. Для одних народов удовлетворение материальных, в том числе и продовольственных потребностей, представляют собой далеко не разрешенную проблему. Для других – она уже не выглядит исполненной особой напряженности. Но всё-таки по-настоящему нигде еще люди не свободны от заботы о «хлебе насущном».

Если сопоставить большие полосы в развитии человеческой истории, то становится очевидным, что прогресс все же пролагает себе путь, однако, в форме неравномерного, а подчас и прерывистого движения. Не раз случавшиеся в истории различных стран кризисные продовольственРаздел ные ситуации останавливали поступательный ход и как бы отбрасывали народы назад от достигнутых рубежей. Они различались по основным вызывавшим их причинам, по своей глубине, по масштабности и протяженности во времени, по срокам и по главным способам преодоления.

Мировая история показала, что тяжелые социальные последствия, как правило, сопутствовали острым дефицитам продовольствия, возникавшим в ходе войн и в качестве их последствий. Вооруженные конфликты сплошь и рядом влекли за собой разрушение производственной базы аграрного сектора, сокращение занятых в нём людских ресурсов, значительное общее ухудшение условий хозяйствования.

Ограничение возможностей для потребления продовольствия населением в условиях вооруженных коллизий было сопряжено не только с падением объемов национального производства. Наряду с этим, недостаточное потребление продуктов питания оказывалось результатом влияния целого ряда дополнительных, непроизводственных причин. Продовольствие подвергалось прямому уничтожению, в том числе и сознательному, изымалось у мирного населения противоборствующими сторонами. В военных ситуациях появлялись трудности во внутренней и в международной торговле, нередко в предвоенные и военные полосы времени среди населения возникала паника, которая вела к еще большей деформации в соотношении спроса и предложения продуктов питания. Сплошь и рядом дисбалансам между наличием продовольствия и потребностями в нем сопутствовал рост цен, который сплетался в один тугой клубок с инфляционными процессами, с общей финансовой нестабильностью, порождаемой высоким уровнем военных расходов.

Другой, неоднократно наблюдавшийся в истории различных стран вариант продовольственного кризиса был вызван, главным образом, неурожаями. Если природные аномалии случались в условиях мира, то ряд обычно сопутствующих войнам, осложняющих положение населения моментов мог отсутствовать. Оставались открытыми каналы международного обмена, было реальным и действительно происходило перераспределение продовольственных ресурсов внутри стран. Особенно велики были шансы избежать тяжелых социальных последствий, если государственные органы решительно и своевременно содействовали преодолению продовольственных дефицитов, возникавших в связи с неурожаями. При активном содействии государственных органов удавалось облегчить участь населения, особенно в случаях, когда возникавшие нехватки продуктов пиГлава тания, вызванные неурожаями и стихийными бедствиями, носили региональный, очаговый характер.

Кризисы мирных лет подсказывали относительно простые и ясные пути для возможного улучшения продовольственной ситуации. Эффективность применения государственных мер оказывалась выше, чем в случае военных продовольственных кризисов, уже хотя бы потому, что действовало меньшее число факторов, вызывавших дефициты, и одновременно оставалось больше вариантов для их устранения. Даже в условиях, когда природные коллизии оказывали самое неблагоприятное влияние на продовольственную обеспеченность населения, при сохранении мира и при эффективном использовании международного сотрудничества действовала антитеза тому, чтобы люди страдали и гибли от голода, поддерживались важнейшие условия для обеспечения права на продовольствие, а значит – и права на жизнь.

Опыт преодоления продовольственных кризисов мирных лет, который сформировался в различных странах, показал, что механизм урегулирования социально-экономических проблем и соответствующих государственных действий должен быть максимально диверсифицированным.

При большом наборе разнообразных мер, известных государственным органам и рассматриваемых ими как пути для решений, возрастают шансы отыскать в широком арсенале этих мер именно такие, которые оказались бы наиболее адекватными конкретным условиям данного кризиса, соответствовали бы напряженности и протяженности обнаружившегося дефицита.

Впечатляющий исторический опыт человечества, включая Россию, убедительно показал, что особенно большой масштаб и многоплановость государственных действий были необходимы в таких ситуациях, когда сочетались военные продовольственные кризисы и природные неурожаи. Тогда значительные массы населения оказывались в полосе особого риска, граничившего с гуманитарным бедствием.

Кроме двух названных вариантов продовольственных кризисов, в истории известны и такие, которые развивались под влиянием причин, в комплексе которых доминировали не природные и не военные факторы, а общественные явления, когда политическая, социальная и экономическая нестабильность глубоко подрывали обычный жизненный уклад. Тогда даже при нормальном состоянии производства сплошь и рядом возникала целая цепь негативных явлений. Это – все та же паника населения, создаРаздел ние им избыточных запасов, переход к натуральному обмену, рост цен, нестабильность финансов, недоверие к обычным платежным средствам и т.п.

Понятно, что государственные органы не могут быть безучастными в случае продовольственных кризисов, какими бы причинами они ни были обусловлены. Для России с её опытом эта мысль представляется аксиомой. Страна познала даже такие события, когда военные, природные и общественные потрясения действовали одновременно. На протяжении последних двух столетий Россия с ее неустойчивым земледелием и трудной общественной историей прошла через целую цепь военных, невоенных и обусловленных внутренними потрясениями продовольственных коллизий. В принципе таким был удел не одной только нашей страны.

Драматические полосы случались и в истории других государств. В Германии, например, во времена тридцатилетней войны, в результате собственно военных действий, голода и эпидемий население сократилось почти наполовину. Если же говорить о российском историческом пути, то его спецификой была связанная со всеми упомянутыми причинами частота продовольственных кризисов в период с начала 19-го до середины 20-го века.

Трудные уроки российской истории важны для современности, причем и непосредственно в нашей стране, и как часть мирового опыта.

Дело не ограничивается тем, что Россия не раз проходила через крайне тяжелые испытания. Российский опыт не утратил своей ценности, поскольку наша практика показала не раз и весьма отчетливо, каким может быть в принципе спектр вариантов государственного действия, степень их применимости и эффективности в разных условиях. Он имеет существенное значение и для определения современной экономической и социальной стратегии в России, особенно с учетом того, что в 90-е годы страна прошла через тяжелую кризисную полосу, на протяжении которой продовольственные трудности оказались едва ли не самым главным социальным проявлением экономического неблагополучия. Этот тезис в принципе не противоречит другому, а именно: обращаясь к истории и отдавая дань значению уроков прошлого, не стоит все-таки заниматься слишком настойчивым поиском прямых аналогий для современности, поскольку сходство не означает тождества, тем более, когда речь идет о событиях, разделенных многими десятилетиями. Известное утверждение, согласно которому новое есть хорошо забытое старое, не предполагает слишком уж прямолинейного восприятия. Прошлое целесообразно знать и как практику, и, в не меньшей степени, как последовательное развитие идей, высказывавшихся в разные времена учеными по поводу преодоления продовольственных трудностей, поскольку многие из этих идей имеют, как оказалось, выходящее за рамки своего времени значение.

Каждый острый продовольственный дефицит в России дал свой опыт государственных решений. Одним из примеров разнообразных действий государства стала продовольственная ситуация времен Отечественной войны 1812 года. Уже тогда обсуждали мероприятия по противодействию нехватке продовольствия, причем определены были такие, которые энергично использовались и позднее. Это были срочная прямая продовольственная помощь населению в натуральной форме, обеспечение условий для улучшения положения пострадавших, прежде всего путем их трудоустройства, а также содействие восстановлению аграрного производства на этапе выхода из войны. В этом последнем случае государственная помощь оказывалась и путем предоставления финансовых средств, необходимых для восстановления материальной базы производства, и в натуральной форме. Кроме того, государством использовались методы налогово-финансовой политики с предоставлением льгот хозяйствам, претерпевшим большой экономический урон. В соответствии с условиями того времени, масштабы поддержки пострадавшего населения были не особенно велики. Но сам факт принятия российским государством на себя гуманитарной и финансовой ответственности за преодоление вызванных войной социальных трудностей можно расценивать как важное для своего времени достояние общественной мысли и практики.

Отечественная война началась после неурожайного 1811 года и проходила под знаком борьбы двух вступивших в вооруженный конфликт армий за продовольственные ресурсы. Два гигантских потока вооруженных людей дважды проделали путь от западных границ к центру европейской части России и в обратном направлении. На всех близко расположенных к этому пути территориях продовольственные запасы оказались исчерпанными или уничтоженными. Значительная часть мирных жителей, спасаясь от войны и пожаров, обратилась в беженцев. Армии продвигались быстро, и вести о приближении боев приходили незадолго до появления передовых частей, поэтому беженцы сплошь и рядом не успевали захватить с собой достаточных запасов продовольствия, увести скот. Помещаясь затем у родственников, соседей, они оставались там не на счиРаздел танные дни, как думали вначале, а порой – на долгие месяцы. Это усугубляло продовольственные трудности и самих беженцев, и людей, старавшихся им помочь. В местностях, близких к тем, где прошла война, начался очаговый голод.

Едва отгремели последние залпы войны на территории России, как была предложена система государственных действий по оказанию помощи пострадавшему населению. Возглавлявший российский комитет министров в период особо напряженной обстановки, а затем – петербургский главнокомандующий генерал С.К. Вязмитинов, военный человек с большим опытом гражданского управления предложил свою программу, назвав ее «Правила для пособия в продовольствии обывателям, от войны разорённым». [2] Непосредственно продовольственной частью этой программы предусматривались три направления действия. Первое – срочная бесплатная раздача продовольствия особо нуждающимся людям. Примечательно, что такая акция предусматривалась в местах постоянного проживания, что должно было привлечь беженцев в родные места, побудить их к быстрому возвращению. Второе направление – денежная помощь и содействие трудоустройству, которое должно было ориентировать людей, оказавшихся в бедственном положении, на энергичные усилия по самостоятельному преодолению трудностей. В качестве третьего направления выступало содействие восстановлению сельских хозяйств, причём предусматривалось предоставление от государства посевного фонда для будущего урожая, поскольку особо пострадавшие хозяйства зачастую не обладали зерном ни для текущих нужд, ни в качестве материала для посевной.

В поле зрения государства был вопрос и о восстановлении разрушенного крестьянского жилья, хозяйственных построек, причем имелись в виду и финансовая форма помощи, и натуральная, то есть предоставление материалов. Программа генерала С.К. Вязмитинова была в основном одобрена и осуществлена, правда, в меньшем объеме, чем предполагалось. Кроме того, не все, что было приобретено для пострадавших крестьян на отпущенные ради этой цели деньги, оказалось действительно ими получено.

Так, в Гжатском уезде Смоленской губернии они получили едва ли десятую часть им предназначавшегося.

И все-таки острота собственно продовольственной проблемы в пострадавших регионах была снята. Что же касается полного возрождения сельского хозяйства в разоренных местностях, то этот процесс растянулся на многие месяцы. На местах выполнялись далеко не все важные с точки зрения экономики и гуманности распоряжения. Так, например, хотя были приняты государственные решения, устанавливавшие порядок временного освобождения от податей в пострадавших местностях, указания вышестоящих органов управления далеко не всегда принимались во внимание местными властями. Льготы по налогам должны были способствовать облегчению положения на селе, но, как свидетельствуют исторические источники, местные власти не только продолжали изымать налоги, но даже грозили конфискациями в случае неуплаты. В Петербург шли жалобы на корыстное лихоимство местных чиновников, но оттуда напоминали, что жаловаться на местное начальство, как это было принято тогда в России, надо было только ему самому.

Примечательно, что во многих войнах складывалась продовольственная ситуация, когда в равной степени страдали народы, оказавшиеся лицом к лицу на полях сражений. В ходе конференции «Изучение настроений общества во Франции и в России в 19-м веке», организованной в марте 2006 года Франко-русским центром общественных и гуманитарных наук, учёные из Франции высказывали мнение о том, что продовольственная паника была в то время даже больше присуща настроениям их соотечественников, нежели россиянам, хотя война прогремела на территории России.

Российские ученые, откликнувшиеся на сложившуюся после войны тяжелую социально-экономическую ситуацию, попытались внести свои дополнения в программу С.К. Вязмитинова. Так, например, российский ученый-экономист Н.И. Тургенев высказал интересную мысль. Согласно его представлениям, всякая помощь со стороны населения государству должна носить возмездный характер, и в том числе (если не в особенности), когда такая помощь оказывается мирными жителями в экстремальным условиях. Если государство не в состоянии произвести компенсацию сразу же, то ее, по мнению этого автора, надо превратить в отложенную, выдав официальные долговые обязательства. Они подлежали бы оплате в более благоприятных условиях. В таком случае менялись бы и практика, и идеология последующих отношений государства с нуждающимся населением. Помощь, оказываемая части пострадавших, уже не выглядела бы только государственной благотворительностью, а была бы и своего рода отложенным платежом. Из добровольной акции государства она превращалась в обязательный элемент взаимоотношений между властью и населением. Таким образом, в экономическую практику, характерРаздел ную для экстремальных условий, привносилось бы больше элементов социальной справедливости и соблюдения правопорядка. Эти предложения Н.И. Тургенева были опубликованы после войны и не могли уже непосредственно сказаться на практике, но они не были умозрительными и не канули в Лету, поскольку и в дальнейшем сходные ситуации порождали сходные идеи. [3] Россию долго было принято считать страной, где преобладал принцип «человек для государства», тем не менее, те давние события и предложения ученых говорили о том, что и принцип «государство для человека» нарождался и начинал прокладывать себе путь. Результатом государственных решений, последовавших за войной 1812 года, было не только развитие практики продовольственной помощи населению. Именно тогда и именно в России были найдены важные компоненты теории гуманитарной помощи. На концептуальном уровне появление такой программы означало формальное или неформальное, но приближение к определению ряда основополагающих постулатов такой теории. Постулат «номер один» уже явственно просматривался, и заключался он в том, что главным ответственным институтом за оказание продовольственной помощи в экстремальных ситуациях является государство. Найдено было необходимое сочетание экстренных и рассчитанных на перспективу видов помощи. Практические очертания получила идея сочетания государственной помощи и самопомощи населения.

Когда были залечены раны той войны, Россия достаточно быстро стала завоевывать позиции экспортера продовольствия. И здесь государство не занимало позицию стороннего наблюдателя. Правда, бывали и такие его вмешательства в ход торгово-экономических связей, которые не всегда оказывались во благо их развитию. Например, неожиданный спад в российской торговле зерном наступил в 1829 году. Он в определенной степени был вызван недостаточным урожаем 1828 года, но по большей части объяснялся своего рода вторжением военно-политических мотивов в экономику. Последовало государственное распоряжение об ограничении торговли продовольствием именно через южные порты. Современники не без основания полагали, что подобное решение было продиктовано опасениями того, что зерно попадет в страну, с которой Россия в тот момент вступила в вооруженное противоборство, а именно – в Турцию. Адмирал и ученый-экономист Н.С. Мордвинов, вступившийся за интересы российГлава ских аграрных товаропроизводителей, указал наилучший способ соблюсти общие интересы, а именно: прекратить войну.

После завершения наполеоновских войн Россия с трудом добивалась признания за ней права осуществлять, хотя бы на какое-то время, протекционистскую линию в международной торговле. В противном случае скопившаяся за годы войны масса нереализованных европейских промышленных товаров хлынула бы на российский рынок, что привело бы к резкому ухудшению условий для местных товаропроизводителей. Россия не закрывала тогда свою экономику от европейских промышленников.

Она предлагала сотрудничество с меньшим акцентом на торговлю, но зато – с предоставлением благоприятных условий для зарубежных инвестиций.

Этот подход облегчал психологический климат в международных отношениях, хотя и незначительно. И коль скоро российский импорт промышленной продукции из Западной Европы все же полностью не прекращался, то в интересах хотя бы частичной сбалансированности импорта и экспорта страны упор делался на вывозе продовольствия как наиболее покупаемого на Западе российского товара.

По большому счету, этот акцент был не только наследием послевоенных экономических проблем. В России в сущности даже гордились тем, что страна поставляет на мировые рынки значительный объем продовольствия. Однако и сомнения в том, что это лучший путь для экономики страны, уже тогда закрадывались в сознание ответственно мысливших ученых. Чтобы понять их опасения, стоило познакомиться с ценовыми показателями российской продовольственной торговли. В многотомном труде британского экономиста и статистика Т. Тука «История цен» есть цифры, которые позволяют судить, например, о том, как много выигрывала Англия, покупая пшеницу в российских портах. Если взять цены ньюйоркского порта за 100, то оказывалось, что в порту Петербурга за то же количество зерна можно было заплатить 70% от нью-йоркской цены, в Архангельске или в Одессе – половину, а в Таганроге цена составляла всего 40,3% от заокеанской. [4] С этих пор и на многие десятилетия тема правомерности и рациональности российской торговой политики, с точки зрения соотношения между внутренними социально-экономическими интересами и установками на экспорт продовольствия, становится одной из ключевых в осмыслении места России в обеспечении мирового оборота продовольственных товаров.

Раздел Обнаружившаяся еще в первой половине 19-го века ориентация в сфере торговли продовольствием заключала в себе предпосылки для возникновения, по крайней мере, двух блоков проблем. В соответствии с их существом можно сгруппировать сопутствующие этой ориентации отрицательные последствия. Во-первых, Россия производила на самом деле не так уж много продовольствия, и объективно издержки его производства были достаточно высоки. В результате внутри страны не было избытка продуктов питания, и цены на внутреннем рынке стояли довольно высоко.

Это ограничивало потребление населения. И, во-вторых, делая упор на международную торговлю по принципу «продовольствие в обмен на промышленную продукцию», Россия не создавала достаточных стимулов для роста собственной индустрии, в том числе даже по тем видам производства, продукция которых была нужна аграрному сектору. С тех пор и на долгие десятилетия Россия избрала для себя очень невыгодную нишу в международном товарообмене.

Интересно сопоставить, как развивались события в продовольственной сфере в первой половине 19-го века в России и в Англии. На Британских островах понимали продовольственную уязвимость собственной страны в случае масштабных вооруженных действий и длительных блокад. Объявленная Наполеоном Бонапартом Континентальная блокада стала для Британии впечатляющим уроком. Реакцией на эту угрозу были значительные инвестиции в аграрный сектор, особенно в земледелие. На тогдашнем уровне в островном государстве продемонстрировали свое понимание того, что значит продовольственная безопасность. Когда война с Наполеоном закончилась, возникла противоположная, но по-своему очень трудная и поучительная проблема, а именно – как вернуться к эффективному использованию механизмов международной торговли. Согласно мнению тогдашних экономистов, включая такого авторитетного британского ученого, как Дэвид Риккардо, опасно было бы, исходя из прогнозируемых социальных и экономических последствий, пойти по такому пути, когда бы произошло резкое, стремительное вымывание капиталов из растениеводства. [5] Бурная смена ориентиров сулила массовую незанятость.

Кроме того, довольно высокие цены, связанные с недостаточной эффективностью земледелия на Британских островах, не были, конечно, благом для населения, но при выборе из двух зол, они рассматривались все же не как худшее.

Свой «хлебный билль», принятый в интересах защиты местных производителей от международной конкуренции, Британия отстаивала на протяжении многих лет. И британские ученые-экономисты стойко терпели укоры по этому поводу от своих коллег, особенно французских, поскольку сохранение этого законодательного акта, пусть с привнесением поправок, выглядело контрастирующим с общей позицией их страны как известной поборницы свободы международной торговли. В таком духе высказывались учёные даже на первой международной конференции по торговле, которая состоялась в 1847 году, то есть спустя более чем три десятилетия после окончания тех событий, которые породили ограничения в торговле.

К оценке участия России в международном товарообмене ученые подходили с различных позиций. Так, американский экономист, предприниматель и известный поборник мира Роберт Кобден в книге «Англия, Ирландия и Америка», впервые вышедшей в свет в 1835 году, в принципе приветствовал развитие торговли между Россией и Западом, но высказывал сожаление в связи с тем, что Россия в ту пору по существу могла предложить для международного обмена только зерно и некоторые свои естественные ресурсы. [6] Это не сулило больших перспектив для развития российской торговли вообще, и с Соединенными Штатами в частности.

Российские же ученые в те времена думали не только о собственно экономической эффективности продовольственного экспорта. На внешнюю торговлю продовольствием в России смотрели как на часть всей внешнеполитической стратегии. И на концептуальном уровне торговые отношения увязывали с большой международной политикой, полагали, что, если установится зависимость Запада от российского продовольствия, и она будет поддерживаться, то можно рассчитывать на его осмотрительность и благожелательность в международных политических, и особенно – в военных отношениях. Реалии в чем-то это подтвердили, но в чем-то и разошлись с надеждами.

Свой повод для размышлений на эту тему дала Крымская война.

Когда оказались заблокированными пути для поставок продовольствия из России, британский и французский рынки отреагировали незамедлительно. В 1851 году во Франции гектолитр пшеницы стоил 14,5 франка, а в 1855 – уже 29,3 франка, то есть вздорожал вдвое. [7] Несмотря на устойчивые торговые связи, участником которых была и Россия, Крымская, Раздел или, как ее еще называют, первая восточная война, сделалась историческим фактом. Стало ясно, что связь между торговлей и поддержанием мира не так однозначна и что продовольственные трудности, которые на протяжении многих лет терпело население России во имя развития внешней торговли, исчерпывающих гарантий мира не обеспечили. Возможно, правда, какое-то влияние на ход политических событий продовольственная торговля России все-таки имела, видимо, стимулировав, стремление Франции содействовать достижению мира в Европе.

С первой половины 19-го века в трудах российских обществоведов начинается обсуждение темы, которая оставалась актуальной на протяжении многих десятилетий. Это – способы повысить уровень продовольственного обеспечения особого слоя населения, каким является армия. Ученые предложили различные варианты, среди которых оказались рациональные и не слишком рациональные. К рациональным идеям, то есть к таким, которые поддержали и другие авторы, причем даже спустя многие годы, относится предложение создать благоприятные условия для работы армии на себя. Под такой работой подразумевалось, в частности, и самостоятельное производство продовольствия и продуктов питания.

Несмотря на принципиальную поддержку этой идеи со стороны различных российских авторов, между ними возникали споры по частным вопросам. Различия во мнениях обнаруживались, например, когда речь шла о том, как правильно сочетать этот труд с военной подготовкой. Все понимали, что армия должна оставаться регулярной и не выглядеть подобием тех средневековых вариантов, когда крестьянин и ратник попеременно и непосредственно сочетались в одном лице. Исходя из этого, в очень осторожных тонах высказывался на эту тему А.И. Бутовский, ученый-экономист, вышедший из военной среды. [8] Целый спектр интересных, хотя и не бесспорных идей на протяжении ряда лет был высказан тоже потомственным военным, адмиралом Н.С. Мордвиновым. Будучи морским министром, он практически заботился о запасах продуктов питания для моряков, находившихся в Кронштадте. Он думал о продовольственном положении не только самих военнослужащих, но и их семей. По мнению этого автора, улучшению их положения мог содействовать такой порядок, когда бы воинская служба протекала недалеко от родных мест, и лицам, находящимся на действительной службе, предоставлялись бы длительные отпуска, чтобы они вместе со своими родственниками трудились в страдную пору на сельскохоГлава зяйственных работах. Он предлагал своего рода вахтовый способ выполнения воинских обязанностей, когда бы личный состав делился на две части, которые по очереди то находились бы в своих воинских подразделениях, то работали бы дома. Его смелые замыслы не получили поддержки. Но все-таки они были формой реакции на объективные реалии, одна из которых заключалась в том, что при тогдашних очень продолжительных сроках службы семьи военнослужащих беднели. Другая его идея сочетала в себе экономические и моральные отправные точки – исполнение воинского долга и материальное благополучие военного человека должны быть для государства одинаково важными.

Еще одна грань проблемы благополучия армии выражалась в том, что военные подчас были заняты мирным трудом не только непосредственно в собственных интересах. Если армия создавала мирные объекты, то они, согласно тогдашним установлениям, подлежали финансовой оценке, и в случае продажи частным лицам деньги зачислялись на государственный счет. Гуманно мыслившие авторы предлагали использовать их для повышения благосостояния военнослужащих, в том числе – и уровня их продовольственного обеспечения.

Тема «армия и продовольствие» была актуальной в России на протяжении многих десятилетий. Она получала всякий раз новое преломление, но основные её параметры оставались в силе. Это – ответственность государства и общества за благополучие тех, кто принял на себя их защиту, и непосредственное участие армии в производстве продовольствия.

В середине 19-го века и в последующем российские ученые не раз обращались к теме повышения благосостояния народа за счёт роста эффективности аграрного производства. Известный экономист, специалист в области международной торговли Л.В. Тенгоборский в заключение своего обширного труда о производительных силах России утверждал, что даже при том техническом уровне ведения аграрного производства, который был характерен для России в середине 19-го века, страна в принципе была способна прокормить даже вдвое большее по численности население, по сравнению с тем, каким она в действительности располагала. [9] Но такой оптимизм, не значил, конечно, что этот уровень не следовало повышать.

Аграрный потенциал страны был объектом внимания со стороны ученых в немалой мере в связи с тем, что в середине и во второй половине Раздел 19-го века в центральных губерниях России время от времени возникали региональные продовольственные кризисы, вследствие, как тогда выражались, тяжелых недородов. В этих случаях государство, как правило, вмешивалось в ход событий в духе упоминавшихся выше рекомендаций С.К. Вязмитинова, то есть пострадавшему населению предоставлялась срочная продовольственная помощь, а затем начиналось содействие работам, которые позволили бы накопить деньги, чтобы самостоятельно восстановить хозяйство. Срочная продовольственная помощь удерживала людей на местах, позволяла избежать нежелательных, хаотических и панических миграций. В своей следующей фазе, то есть при организации работ, государственная помощь, как правило, оказывалась не столь оперативной, как действия частного бизнеса. Но было важно, что люди не оказывались один на один со своей бедой.

При большой территории страны, разнице в местных урожаях локальные недороды, особенно в мирное время, не угрожали массовыми драматическими последствиями. Так можно было оценивать ситуацию второй половины 19-го столетия до тех пор, пока жестокая засуха не привела к особо тяжелому, масштабному неурожаю. В 1891 году острый дефицит продовольствия испытали обширные регионы Поволжья с общим населением в 40 миллионов человек. Продовольственные трудности, скудность рациона подорвали здоровье людей, стали распространяться тяжелые эпидемические заболевания.

При всей масштабности этого бедствия важно, что это был продовольственный кризис мирного времени. Международное политическое положение России выглядело тогда вполне благополучным, каналы для международной торговли были открытыми. Поступление продовольствия из-за рубежа сыграло существенную роль в понижении остроты дефицита продуктов питания. Анализируя уроки большого испытания, которое претерпело тогда население России, специалисты впервые подняли вопрос о том, не является ли случившийся тяжелый неурожай результатом неумелого и неумеренного использования природных возможностей этого хлебородного района ради вывоза продовольствия за рубеж. Об этой точке зрения не забывали, но в то же время ее активно не разрабатывали.

О высказывавшихся в конце 19-го века опасениях вспомнили позже, когда засуха, неурожай и массовый голод, которому также сопутствовали эпидемические болезни, обернулись новым, потрясающим по силе гуманитарным бедствием, вероятно, наиболее тяжелым за многие века российской истории. Оно известно, как голод в Поволжье 1921– годов. На самом деле его региональные масштабы и границы во времени были шире. Причины случившегося в ту пору и поныне требуют всестороннего рассмотрения и объективного анализа. Для данной работы важно подчеркнуть, что, во-первых, это был по своим основным причинам не кризис мирного времени, а типичный военный продовольственный кризис, ставший результатом семилетнего разорения и кровопролития в ходе Первой мировой и гражданской войн, резко обострившийся в связи с засухой. И, во-вторых, что при сложившихся тогда особых внутренних и международных политических условиях все ранее опробованные в России методы государственного действия, хотя и применялись, но они не дали нужных результатов, поскольку государственное вмешательство происходило с запозданием и в недостаточных по сравнению с бедствием масштабах. Драматическим итогом гуманитарного бедствия стала массовая гибель населения от голода. В опубликованных в нашей стране и за рубежом изданиях были названы цифры погибших в диапазоне от 2-х до 5-ти миллионов человек.

Голод в Поволжье был завершающим звеном в целой цепи продовольственных трудностей. Они начались в России уже в 1915 году, что было неожиданностью даже для ряда ведущих ученых. Тогдашние исследователи разошлись в своих прогнозах. Известный российский ученый и предприниматель И.С. Блиох в своей многотомной работе «Будущая война» еще за 15 лет до ее начала предупреждал, что она примет затяжной характер и повлечет за собой тяжелые социальные последствия, в частности, в связи с тем, что новый для той поры железнодорожный транспорт позволит стягивать в районы концентрации войск продовольствие с больших территорий. По его мнению, Россия могла бы в продовольственном отношении выдержать длительную войну, поскольку она обладала обширной территорией и массами сельского населения. В то же время И.С. Блиох предостерегал от того, чтобы слишком на это полагаться. Для Европы в целом он предсказывал крайне тяжелые последствия, одним из которых «быть может даже гибель настоящего общественного порядка»

[10]. Другой, тоже известный экономист М.И. Туган-Барановский в работе «Влияние войны на народное хозяйство», анализируя продовольственное положение в Европе, пришёл к иным выводам. Он не находил оснований, чтобы пророчить острый дефицит продовольствия в России или в Германии. [11] Большинство же авторов придерживались в основном достаточРаздел но оптимистических взглядов на продовольственные перспективы именно России в начавшейся мировой войне. Однако при этом они, как правило, исходили из узкого круга посылок. Главной из них был упор на то, что Россия тогда представала перед остальным миром, прежде всего, как аграрная страна и крупный поставщик продовольствия на европейском рынке. Согласно логике этих авторов, если в условиях общеевропейской войны экспорт зерна из страны прекратится, то для внутренних продовольственных трудностей не возникнет объективной почвы.

На деле события развивались в совершенно ином ключе. За годы войны на провиант для армии страна издержала астрономические суммы, тем не менее почти с самого начала войны недостаток продовольствия и его низкое качество оказались проблемой для войск. Не будет большим преувеличением сказать, что недостаточный уровень обеспечения войск продовольствием стал одной из причин военных неудач России. Очень скоро бедственным оказалось и положение гражданского населения. В аграрной стране уже в начале войны пошли в ход суррогаты, фальсифицированные продукты.

Продовольственные трудности в России и в Германии нарастали почти синхронно. Зима 1916 года вошла в немецкую историю с эпитетом «брюквенная». Тогда этот, далеко не самый ценный продукт питания стал основным для большинства населения.

В 1915 году среднее суточное потребление продовольствия в расчете на душу населения в России выражалось всего в 1600 калорий, что значительно ниже медицинской нормы. Месяц за месяцем ситуация, особенно в городах, не улучшалась. Согласно поступавшим с мест сообщениям, опубликованным, несмотря на цензуру печати, голодали даже рабочие предприятий пищевой промышленности. Питер с его военным производством особенно старались поддержать, но в 1917 году паек рабочего в столице государства обеспечивал потребление на уровне лишь 1500 калорий, в служащего – 600 калорий. [12]. Пайковое обеспечение в Петрограде продолжало сокращаться и после октября 1917 года. В 1918 году продовольственный кризис приобрел угрожающие формы и для Москвы.

Люди не погибали от длительного недоедания, поскольку уже тогда развилось явление, за которым в последующем закрепилось название «мешочничество», то есть поездки по стране, особенно на село, ради того, чтобы самостоятельно приобрести продукты питания. «Мешочничество»

представляло собой временные миграции, подразумевавшие быстрое возГлава вращение. В то же время с начала Первой мировой войны большой масштаб приобрели и устойчивые возвратные миграции относительно недавних жителей городов в сельскую местность ради более или менее постоянного проживания. Эта тенденция впервые обнаружила себя в русскояпонскую войну, когда уровень средней зарплаты рабочего стал стремительно понижаться и дошел до размеров прожиточного минимума для одного человека. Позднее во время Первой мировой войны тенденция к сокращению городского населения стала ярко выраженной. Особенно массово покидали жители Петроград. Согласно данным, которые привел побывавший тогда в России британский писатель Г. Уэллс, численность населения столицы страны сократилось с 1 млн. 200 тыс. человек до тыс. человек. [13] Даже после окончания Первой мировой войны продовольственное положение в городе оставалось крайне тяжелым.

Тогдашний аграрный кризис, который лежал в основе нехватки продовольствия, имел свою неумолимую экономическую логику. В годы войны в стране было практически прекращено производство сельскохозяйственного инвентаря, других товаров, необходимых для аграрного сектора. Сокращение подобного производства произошло и в Западной Европе, но там оно не было сведено к нулю, как это случилось в России, где к концу войны металл шел только на вооружения. Города почти ничего не могли предложить для нормального товарообмена с селом.

С началом Первой мировой войны призыв в действующую армию, в том числе и сельского населения, шел высокими темпами, которые даже превышали меру военной необходимости. Не было столько стрелкового оружия, чтобы обеспечить им новобранцев. А гигантскую армию надо было кормить. Сначала были исчерпаны продовольственные ресурсы на западе страны, но затем шаг за шагом провиант подтягивали к местам дислокации войск из все более отдаленных восточных регионов.

Нехватка средств производства, оскудение людских ресурсов на селе привели к резкому – на одну треть – сокращению площадей, используемых под пашни. Были разрушены тысячи домов, в основном – сельских. Пострадал транспорт. Позднее, уже во время гражданской войны были разрушены многие железнодорожные станции, которые сделались непосредственными объектами вооруженной борьбы.

В годы Первой мировой войны российская государственная машина не смогла справиться с задачами помощи населению. В книге В.И. Бинштока и Л.С. Каминского «Народное питание и народное здравие Раздел в войну 1914–1918 гг.» подчеркивалось, что характерными чертами той поры были отсутствие системы и планирования продовольственного обеспечения населения, административная неразбериха, захлестнувшая в том числе и органы, ведавшие продовольствием. [14] Одновременно, большое значение имел и непредвиденный объективный масштаб продовольственных проблем. Невозможно было, в частности, предугадать, насколько массовым станет поток беженцев, стягивавшихся в центр из западных регионов и из Армении. Продовольственная помощь предоставлялась им на уровне 1000–1600 калорий в день. Трудно было заранее предсказать и то, что на территории России окажется около 3 миллионов военнопленных, которые должны были быть обеспечены продуктами питания в соответствии с международными нормами. В те времена даже распространялись слухи, согласно которым массовая сдача в плен имела одной из своих целей разорить Россию в продовольственном отношении.

Дефицит продовольствия в стране нарастал. Государственные органы начали оказывать прямую продовольственную помощь особо нуждающимся лицам, но размеры этого пособия были незначительными. Так, в городе Муроме, где сложилась тяжелая ситуация, населению предоставлялось продовольственная помощь из расчета всего 2 килограмма муки в месяц. В городах появились специальные столовые, тем не менее даже в Петрограде их насчитывались лишь единицы. Сообщения на эту тему, несмотря на военную цензуру, попадали на страницы газет, их можно обнаружить даже в таком престижном издании, как «Биржевые ведомости».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 


Похожие работы:

«ТЕХНИКА ОХОТЫ СЫКТЫВКАР 2007 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СЫКТЫВКАРСКИЙ ЛЕСНОЙ ИНСТИТУТ – ФИЛИАЛ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ ИМЕНИ С. М. КИРОВА КАФЕДРА ВОСПРОИЗВОДСТВА ЛЕСНЫХ РЕСУРСОВ ТЕХНИКА ОХОТЫ Учебное пособие для студентов специальности 250201 Лесное хозяйство всех форм обучения СЫКТЫВКАР 2007 1 УДК 639.1 ББК 47.1 Т38 Рассмотрено и...»

«б 26.8(5К) 1. Вилесов А. А. Науменко Л. К. Веселова Б. Ж. Аубекеров f ; ФИЗИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени АЛЬ-ФАРАБИ Посвящается 75-летию КазНУ им. аль-Фараби Е. Н. Вилесов, А. А. Науменко, JT. К. Веселова, Б. Ж. Аубекеров ФИЗИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ КАЗАХСТАНА Учебное пособие Под общей редакцией доктора биологических наук, профессора А.А. Науменко Алматы Казак университет) 2009 УДК 910.25 ББК 26. 82я72 Ф 32 Рекомендовано к изданию Ученым советом...»

«Ml Лидеры национально-демократической партии Алаш, избранны е на Всеказахском курултае в июле 1917 г., А хм ет Байтурсы нов, Алихан Букейханов, М иржакып Д улатов. А с ы л б е к о в М. Ж., С ентов Э. Т. Алихан БУКЕЙХАНобщественно-политический деятель и ученый ШР С.Торайгыроа атындагы ПМУ-д академик С.Бейсембаев атындагы гылыми 2003 Алматы ББК66.6Ц2К) Л 9А А90 Рецензент - доктор исторических наук, профессор Алтаев А.Ш. Авторы - член-корреспондент НАН РК, доктор исторических наук, профессор...»

«ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК НАУКА И ИННОВАЦИИ: ВЫБОР ПРИОРИТЕТОВ Ответственный редактор академик РАН Н.И. Иванова Москва ИМЭМО РАН 2012 УДК 338.22.021.1 ББК 65.9(0)-5 Нау 34 Серия “Библиотека Института мировой экономики и международных отношений” основана в 2009 году Ответственный редактор академик РАН Н.И. Иванова Редакторы разделов – д.э.н. И.Г. Дежина, к.п.н. И.В. Данилин Авторский коллектив: акад. РАН Н.И. Иванова, д.э.н. И.Г. Дежина, д.э.н....»

«Серия Евровосток Институт славяноведения РАН Елена Борисёнок ФЕНОМЕН СОВЕТСКОЙ УКРАИНИЗАЦИИ 1920–1930-е годы Москва Издательство Европа 2006 УДК 94 ББК (Т)63.3(0)61 Б75 Серия Евровосток основана в 2005 году в Москве Ответственный редактор д.и.н. А.Л. Шемякин Рецензенты: д.и.н., профессор Г.Ф. Матвеев, к.ф.н. О.А. Остапчук Исследование выполнено при финансовом содействии Российского гуманитарного научного фонда (проект № 05-01-911-03а/Ук) Утверждено к печати Ученым советом Института...»

«М.В. Дорош БОЛЕЗНИ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА Особенности анатомии и физиологии Краткие сведения о лекарственных средствах Инфекционные болезни ДОМАШНИЙ ВЕТЕРИНАР БОЛЕЗНИ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА М.В. Д о р о ш МОСКВА ВЕЧЕ 2007 ББК 48.7 Д69 Редакционно-издательская подготовка книги осуществлена ООО Весы (г. Саратов) Дорош М.В. Д69 Болезни крупного рогатого скота / М.В. Дорош. —М.: Вече, 2007. —160 с. —(Домашний...»

«Ирина Масленицына Николай Богодзяж РАДЗИВИЛЛЫ НЕСВИЖСКИЕ КОРОЛИ (Исторические миниатюры) Минск Издательство Триоль 1997 ББК 84(4Беи) Б 74 УДК 882(476)—З И. Масленицына, Н. Богодзяж Радзивиллы — Несвижские короли. — Мн.: Изд-во Триоль, 1997. — 224 с.; илл. ISBN 985-6445-01-9 Книга И. Масленицыной и Н. Богодзяжа представляет собой исторические миниатюры о судьбах представителей несвижской ветви могущественного магнатского рода Радзивиллов. Книга будет интересна не только для специалистов в...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет имени С. М. Кирова (СЛИ) Кафедра Общая и прикладная экология КОНТРОЛЬ КАЧЕСТВА ВОДЫ, АТМОСФЕРНОГО ВОЗДУХА И ПОЧВЫ Учебно-методический комплекс по дисциплине для студентов специальности 280201 Охрана окружающей среды и рациональное...»

«Оспанов Сери к Рапильбекович Дюсембаев Адильсеит Ахметович Хамзин Кадыржан Пазылжанович ПОЛУЧЕНИЕ, СОХРАНЕНИЕ ЯГНЯТ: РЕЗУЛЬТАТЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан Акционерное общество КазАгроИнновация ТОО Казахский научно исследовательский институт животноводства и кормопроизводства филиал Научно-исследовательский институт овцеводства Оспанов Серик Рапильбекович Дюсембаев Адильсеит Ахметович Хамзин Кадыржан Пазылжанович Получение, сохранение ягнят результаты,...»

«В. Ф. Байнев С. А. Пелих Экономика региона Учебное пособие Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов специальности Государственное управление и экономика учреждений, обеспечивающих получение высшего образования Минск ИВЦ Минфина 2007 УДК 332.1(076.6) ББК 65 Б18 Р е ц е н з е н т ы: Кафедра менеджмента и маркетинга Белорусского государственного аграрного технического университета (зав. кафедрой – канд. экон. наук, доц. М. Ф. Рыжанков);...»

«ТОЦ-ЕГЕА ЛВА РИЕСРИВ АР ББК 79.0 Е72 Вниманию оптовых покупателей! Книги различных жанров можно приобрести по адресу: 129348, Москва, ул. Красной Cосны, 24, издательство Вече. Телефоны: 188-16-50, 188-88-02, 182-40-74, тел./факс: 188-89-59, 188-00-73. Филиал в Нижнем Новгороде Вече—НН тел. (8312) 64-93-67, 64-97-18 Филиал в Новосибирске ООО Опткнига—Сибирь тел. (3832) 10-18-70 Филиал в Казани ООО Вече-Казань тел. (8432) 71-33-07 Филиал в Киеве ООО Вече-Украина тел. (044) 537-29- Ермакова С.О....»

«Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан Акционерное общество КазАгроИнновация ТОО Казахский научно-исследовательский институт животноводства икорм опроиз водства филиал Научно-исследовательский институт овцеводства Касымов Кенес Маусымбаевич, Оспанов Серик Рапильбекович Мусабаев БакитжанИбраимович Хамзин Кадыржан Пазылжанович Жумадиллаев НуржанКудайбергенович Научно-практические основы повышения мясной продуктивности овец Алматы, 2012 УДК 636.033 ББК46.6 К28 К М Касым ов,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет имени С. М. Кирова Кафедра воспроизводства лесных ресурсов БИОЛОГИЯ ЗВЕРЕЙ И ПТИЦ Учебно-методический комплекс по дисциплине для студентов специальности 250201 Лесное хозяйство всех форм обучения Самостоятельное учебное электронное...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НОВИКОВ В.С., НОВИКОВ С.В. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ И ПЕЧАТНЫЕ СМИ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕДПОЧТЕНИЙ ИЗБИРАТЕЛЯ. 1992 – 2000 ГГ. НА МАТЕРИАЛАХ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ. МОНОГРАФИЯ РЕКОМЕНДОВАНА К ИЗДАНИЮ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИМ СОВЕТОМ ОМГАУ Омск – 2011 1 УДК 329:659.113.86(571.1)(09) Н73 РЕЦЕНЗЕНТЫ:...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЗНАК ПОЧЕТА ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ Кафедра технологии производства продукции и механизации животноводства ПЛЕМЕННАЯ РАБОТА В СКОТОВОДСТВЕ Учебно-методическое пособие для студентов по специальности 1–74 03 01 Зоотехния Витебск УО ВГАВМ 2007 УДК 636.082 (07) ББК 45.3 П 38 Авторы: Шляхтунов В.И., доктор сельскохозяйственных наук, профессор; Смунев В.И., кандидат сельскохозяйственных наук, доцент; Карпеня М.М., кандидат...»

«Министерство сельского хозяйства РФ ФГОУ ВПО Воронежский государственный аграрный университет им. К.Д. Глинки Налогообложение физических лиц Учебное пособие Воронеж 2008 УДК 336.272(075) ББК 65.261.4я7 У473 Рецензенты: начальник отдела налогообложения физических лиц Управления ФНС России по Воронежской области, советник государственной гражданской службы РФ II класса Трухачева Л.В.; кандидат экономических наук, доцент кафедры бухгалтерского учета и аудита ФГОУ ВПО Воронежский государственный...»

«Российская Академия сельскохозяйственных наук ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ АГРАРНЫХ ПРОБЛЕМ И ИНФОРМАТИКИ ИМЕНИ А.А. НИКОНОВА УДК Директор ВИАПИ им. А.А. № госрегистрации Никонова, Инв. N д.э.н. _ Сиптиц С.О. _2013 г. ОТЧЕТ О НАУЧНО – ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ Разработать базу данных отраслевых информационных научно-образовательных ресурсов, представленных в Интернет-пространстве Руководитель темы В.И. Меденников подпись, дата Москва СПИСОК ИСПОЛНИТЕЛЕЙ Руководитель...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова ИСТОРИЯ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ САРАТОВ 2013 1 УДК 009: 378 ББК 63.3 И-63 Рецензенты: Заведующая кафедрой История Отечества и культуры, доктор исторических наук, профессор ГОУ ВПО СГТУ Г.В. Лобачёва доктор исторических наук, профессор кафедры Экономической и политической истории...»

«Е.А. Урецкий Ресурсосберегающие технологии в водном хозяйстве промышленных предприятий 1 г. Брест ББК 38.761.2 В 62 УДК.628.3(075.5). Р е ц е н з е н т ы:. Директор ЦИИКИВР д.т.н. М.Ю. Калинин., Директор РУП Брестский центр научно-технической информации и инноваций Государственного комитета по науке и технологиям РБ Мартынюк В.Н Под редакцией Зам. директора по научной работе Полесского аграрно-экологического института НАН Беларуси д.г.н. Волчека А.А Ресурсосберегающие технологии в водном...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет имени С. М. Кирова Кафедра воспроизводства лесных ресурсов ЭКОЛОГИЯ Учебно-методический комплекс по дисциплине для студентов специальности 270205.65 Автомобильные дороги и аэродромы всех форм обучения Самостоятельное учебное...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.