WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |

«РЕВОЛЮЦИЯ, РЕФОРМА И ВОЙНА Немцы Поволжья в период заката Российской империи Саратов 2008 1 УДК 94=112.2 (470.44/47). 084.1 ББК 63.3 (235.54) 524 Д 33 Дённингхаус В. Д ...»

-- [ Страница 1 ] --

Виктор Дённингхаус

РЕВОЛЮЦИЯ, РЕФОРМА И ВОЙНА

Немцы Поволжья в период заката

Российской империи

Саратов 2008

1

УДК 94=112.2 (470.44/47). 084.1

ББК 63.3 (235.54) 524

Д 33

Дённингхаус В.

Д 33 Революция, реформa и война: немцы Поволжья в период заката Российской империи / Под ред. проф. А. А. Германа. – Саратов.: Изд-во «Наука», 2008. – 248 с.

ISBN 978-5-91272-508-1

В предлагаемой читателю книге представлены основные историкодемографические данные о населении Саратовской и Самарской губерний на рубеже

XIX-XX вв., проведен анализ экономического положения немцев – поселянсобственников в преддверии Первой русской революции. Рассмотрены социальноэкономические и культурные аспекты жизни поволжских немцев в период революционных потрясений 1905-1906 гг., их политической ориентации и отношения к «конституционной монархии». Раскрываются правовые и экономические проблемы жизни немецкого населения в период проведения столыпинской аграрной реформы, читатель знакомится с их реакцией на ликвидацию общины и создание «фермерских» хозяйств.

Показаны характерные черты и особенности эмиграционного движения в Поволжском регионе в исследуемый период. Наряду с анализом основных причин выезда жителей за рубеж, дана характеристика количественного, национального и социального состава эмигрантов. Автор представляет различные аспекты «антинемецкой кампании» в годы Первой мировой войны, показывает основные тенденции формирования в Поволжье антинемецких настроений. Особое внимание уделено политике центральных и губернских властей по отношению к «внутренним немцам», дана характеристика отношения немецкой деревни к начавшейся войне, в которой главным противником выступала их историческая Родина - Германия.

1-е издание: Victor Dnninghaus. Revolution, Reform und Krieg: die Deutschen an der Wolga im ausgehenden Zarenreich. Essen: Klartext Verlag 2002. 315 S. (Verffentlichungen zur Kultur und Geschichte im stlichen Europa, Bd. 23).

Научный редактор доктор исторических наук, профессор А. А. Герман Рецензенты доктор исторических наук, профессор И. Р. Плеве, доктор исторических наук, профессор А. В. Посадский УДК 94=112.2 (470.44/47). 084. ББК 63.3 (235.54) ISBN 978-5-91272-508- © Дённингхаус В., © Саратовский государственный университет, Сокращения Т. – том Д. - дело Ф. - фонд oб. - оборотная сторона Оп. - опись ГИАНП - Государственный исторический архив немцев Поволжья в г. Энгельсе ГАСО - Государственный архив Саратовской области РГАСПИ - Российский государственный архив социально-политической истории РГИА - Российский государственный исторический архив Меры длины и веса 1 аршин = 0,71 метра 1 десятина = 1,09 гектара 1 пуд = 16,38 килограммов 1 сажень = 2,133 метра 1 верста = 1,067 километра

ВВЕДЕНИЕ

«Мы до сих пор еще не осознали, что со времен Петра Великого и Екатерины Великой нет России, а есть Российская империя. Когда около 35% населения – инородцы, а русские разделяются на великороссов, малороссов и белороссов, то невозможно в ХIX и ХХ веках вести политику, игнорируя этот исторически капитальной важности факт, игнорируя национальные свойства других К 1917 году по обоим берегам Волги располагалось более двухсот немецких колоний, население которых превышало 400 тыс. человек. За время существования немецких поселений колонисты упорным трудом способствовали подъему экономики региона, быстрому росту торговых и промышленных центров Юго-Востока России (Самара, Саратов, Царицын, Камышин, Покровск и др.). В предлагаемой читателям монографии сделана попытка не только проанализировать политику российского правительства по отношению к поволжским немцам в 1905–1917 гг. (накануне и в годы революции 1905–1906 гг., столыпинской аграрной реформы и в Первую мировую войну), включая социально-экономические условия жизни немецкого этноса, но и проследить повседневную жизнь бывших колонистов, с их нетрадиционным для других групп российских немцев развитием – общинным землевладением. В монографии, с одной стороны, впервые предпринята попытка комплексного изучения истории поволжских немцев в период так называемого «Псевдоконституционализма» (Макс Вебер) – как отдельной национальной группы, с другой стороны, речь идет об исследовании специфической группы российского «крестьянства» – колонистов, с их традиционным жизненным и экономическим укладом, на фоне кардинальных политических изменений в государстве.

В первой главе монографии представлены основные историко-демографические данные о населении Саратовской и Самарской губерний на рубеже XIX-XX вв., проведен анализ экономического положения немцев – поселянсобственников в преддверии Первой русской революции.

Вторая глава посвящена социально-экономическим и культурным аспектам жизни поволжских немцев в период революционных потрясений 1905–1906 гг., их политической ориентации и отношению к «конституционной монархии».

Материалы третьей главы раскрывают правовые и экономические проблемы жизни немецкого населения в период проведения столыпинской аграрной реформы, знакомят читателей с реакцией немецких крестьян на ликвидацию общины и создание «фермерских» хозяйств.

Цит. по: Геллер М. История Российской империи. Т. 3. M., 1997. С. 197.

В четвертой главе выявлены характерные черты и особенности эмиграционного движения в Поволжском регионе на различных исторических этапах исследуемого периода. Наряду с анализом основных причин выезда жителей за рубеж, дана характеристика количественного, национального и социального состава эмигрантов.

В пятой, заключительной, главе рассматриваются различные аспекты «антинемецкой кампании» в годы Первой мировой войны, показаны основные тенденции формирования в Поволжье антинемецких настроений. Особое внимание уделено здесь политике центральных и губернских властей по отношению к «внутренним немцам», дана характеристика отношения немецкой деревни к начавшейся войне, в которой главным противником выступала их историческая Родина - Германия.

Aктивное изучение истории российских немцев в Поволжье ведется как западными, так и российскими историками2. Учитывая то обстоятельство, что до конца 1980-х гг. для зарубежных исследователей были практически недоступны фонды советских архивов, необходимо выделить, в первую очередь, известную работу американского историка Джеймса В. Лонга «От привилегированных до лишенных собственности. Поволжские немцы, 1860–1917 гг.». В своей монографии, написанной на основе опубликованных источников и литературы, Лонг попытался всесторонне рассмотреть проблемы развития немецкого этноса в Поволжье (демографическое развитие, экономическое значение, аспекты культурной и религиозной жизни, политическая активность и т. д.) с периода начала Великих реформ Александра II до Февральской революции включительно3. Однако, недоступность материалов российских архивов, негативно сказалась на целом ряде сделанных автором выводов и обобщений в его фундаментальном исследовании.

Основная масса работ по истории поволжских немцев в исследуемый нами период, как правило, затрагивает лишь отдельные аспекты их жизни, к примеру, организацию и роль земского самоуправления (Thomas Fallows, James W. Long)4, культурно-образовательную политику, демографические аспекты развития немецких поселений, религиозные отношения и т. д. Так, среди немецкоговорящих авторов, занимавшихся проблемами церковной жизни поволжских немцев, можно выделить труды Вильгельма Кале (Wilhelm 2 См.: Koch, Fred C. The Volga Germans in Russia and the Americas from 1763 to the Present. London, 1977; Scheuerman, Richard D. – Clifford E. Trafzer: The Volga Germans. Pioneers of the Northwest.

Moscow, Idaho: University Press of Idaho 1985; Bourret, Jean-Franois. Les Allemands de la Volga.

Histoire culturelle d’une minorit, 1763–1941. Lyon, 1986; Schippan, Michael – Sonja Striegnitz. Wolgadeutsche. Geschichte und Gegenwart. Berlin 1992; Long, James W. From Privileged to Dispossessed. The Volga Germans, 1860–1917. Lincoln, London 1988; Герман А. А. Немецкая автономия на Волге 1918– 1941. Ч. 1. Автономная область. 1918–1924. Саратов, 1992; Он же. Немецкая автономия на Волге 1918–1941. Ч. 2. Автономная республика. 1924–1941. Саратов, 1994; Немцы в Саратовском Поволжье (Сообщения Энгельсского краеведческого музея. Вып. 5.). Саратов, 1997; Плеве И. Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. M, 1998. Более подробно, см.: Brandes D.– M.

Busch – K. Pavlovi. Bibliographie zur Geschichte und Kultur der Russlanddeutschen. Bd. 1: Von der Einwanderung bis 1917. Mchen, 1994. S. 123–166; Brandes D. – V. Dnninghaus: Bibliographie zur Geschichte und Kultur der Russlanddeutschen. Bd. 2: Von 1917 bis 1998. Mnchen, 1999. S. 129–323, 827–854; Чернова Т. Н. Российские немцы: Отечественная библиография 1991–2000 гг. М., 2001.

С. 43–52, 133–145, 233–236.

3 См.: Long, James W. From Privileged to Dispossessed. The Volga Germans, 1860–1917. Lincoln, London, 1988.

4 См., к примеру: Fallows, Thomas. Forging the Zemstvo Movement. Liberalism and Radicalism on the Volga, 1890–1905. Diss. Harvard University 1981; Long, James W. The Volga Germans and the Zemstvos, 1865–1917 // Jahrbcher fr Geschichte Osteuropas N. F. 30 (1982). S. 336–361; Idem. The Volga Germans of Saratov Province between Reform and Revolution, 1861–1905 // Politics and Society in Provincial Russia: Saratov, 1590–1917. Ed. by Rex A. Wade – Scott J. Seregny. Ohio, 1989. P. 139–159.

Kahle), Герда Штрикера (Gerd Stricker), Уте Рихтер-Эберла (Ute Richter-Eberl) и Ральфа Тухтенхагена (Ralph Tuchtenhagen)5. Что касается исследований в области демографического развития немцев в Поволжском регионе, в первую очередь, хотелось бы назвать статью Рихарда Х. Ровланда (Richard H.

Rowland), проанализировавшего общие и региональные аспекты в данной области в предверии и в период Первой мировой войны, революций 1917 г. и гражданской войны6.

Внимания заслуживают статьи Симоны Петер (Simone Peter) и Татьяны Иларионовой, в которых анализируются этапы развития немецкоговорящей прессы в предреволюционный период7. Не остались вне поля зрения, как российских, так и зарубежных историков, проблемы эмиграции среди поволжских немцев конца XIX – начала XX столетий, включая основные этапы и мотивы этого движения, численный, конфессиональный и профессиональный состав немецких эмигрантов8. Среди авторов, затрагивавших эту тематику, необходимо выделить работу Тимоти Клоберданца (Timothy Kloberdanz), в которой он проанализировал влияние эмиграции на идентичность и самосознание поволжских немцев9. Характеру и условиям воинской службы немецких поселенцев, уроженцев Поволжья, посвящены диссертация и ряд статей Игоря Шульги, основанные на привлечении целого ряда новых архивных документов из фондов Российского Государственного военно-исторического архива10. Проблемой развития национальной немецкой школы, включая политику ее русификации, активно занимались Герд Штрикер (Gerd Stricker) и 5 См.: Kahle, Wilhelm. Zum Verhltnis von Kirche und Schule in den deutschen Siedlungen an der Wolga bis zum Ausbruch des Ersten Weltkrieges // Zwischen Reform und Revolution: die Deutschen an der Wolga 1870–1917. Hg. v. Dittmar Dahlmann – Ralph Tuchtenhagen. Essen 1994. S. 224–243;

Richter-Eberl, Ute. Lutherisch, katholisch oder deutsch? Aspekte der kulturellen Identitt der Deutschen an der Wolga // Ibid. С. 160–171; Tuchtenhagen, Ralph. Die protestantischen Erneuerungsbewegungen unter den Deutschen an der Wolga 1860–1914 // Ibid. С. 267–281; Stricker, Gerd. Deutsches Kirchenwesen. In: Deutsche Geschichte im Osten Europas. Ruland. Hg. v. Gerd Stricker. Berlin 1997. S. 324–419.

6 См.: Rowland, Richard H. Die demographische Entwicklung der Wolgadeutschen vor // Zwischen Reform und Revolution. S. 61–80.

7 См.: Ilarionova, Tat’jana. Die deutsche Presse in Ruland und an der Wolga vor 1914 // Zwischen Reform und Revolution. S. 190–204; Peter, Simone. «Zufllig billig zu kaufen». Unternehmeranzeigen in der deutschen Presse an der Wolga am Beispiel des «Klemens» // «... Das einzige Land in Europa, das eine groe Zukunft vor sich hat.» Deutsche Unternehmer und Unternehmen im Russischen Reich im 19.

und frhen 20. Jahrhundert. Hg. v. Dittmar Dahlmann – Carmen Scheide. Essen 1998. S. 499–522.

8 См.: Janssen, Susanne. Germans from Russia in the United States and Germans in Russia, 1870– 1928: a Comparison of Adaption in Democratic and Authoritarian Regimes // Problems of Democracy in the United States. Ed. by Willi Paul Adams u.a. Berlin: John F. Kennedy-Institut fr Nordamerikastudien, 1993. Р. 133–143; Idem. Vom Zarenreich in den amerikanischen Westen: Rulanddeutsche Immigranten in North Dakota und Nebraska (1870–1928) // Deutsche in Ruland. Hg. v. Hans Rothe. Kln, 1996. S. 87–101; Кабузан В. M. Эмиграция и реэмиграция в России в XVIII – начале XX века. M., 1998; Он же. Русские в мире. Динамика численности и расселения (1719–1989). Формирование этнических и политических границ русского народа. СПб., 1996; Воронежцев A. В. Миграционные процессы в Поволжских колониях в XIX в. // Миграционные процессы среди российских немцев: исторический аспект. M., 1998. С. 97–108.

9 См.: Kloberdanz, Timothy J. Plainsmen of Three Continents: Volga German Adaptation to Steppe, Prairie, and Pampa // Ethnicity on the Great Plains. Hg. v. Frederick C. Luebke. Lincoln 1980. P. 54–72;

Idem. Die Auswanderung nach Amerika und ihre Auswirkung auf Identitt und Weltanschauung der Wolgadeutschen in Ruland // Zwischen Reform und Revolution. S. 172–189.

10 См.: Шульга И. И. Воинская служба поволжских немцев и ее влияние на формирование их патриотического сознания (1874–1945 гг.). Диссерт. … канд. ист. наук. Саратов, 2001; Он же. Немецкие колонисты Поволжья и всеобщая воинская повинность (1874–1914 гг.) // Военноисторические исследования в Поволжье. Вып. 1. Саратов, 1997. С. 49–56.

Нина Вашкау11. Образ поволжских немцев в германской публицистике и политике стал объектом внимания Дитмара Нойтатца (Dietmar Neutatz)12.

В целом же, необходимо отметить, что история немецких колоний в Поволжье в период между двумя революциями (1905–1917 гг.), изучена пока еще недостаточно полно, фактически нет отдельных монографий или обобщающих трудов, исследующих этот важнейший для истории России отрезок времени13. Исключение составляет научный сборник «Между реформой и революцией: немцы на Волге в 1870–1917 гг.», изданный в Германии, под редакцией Диттмара Дальманна (Dittmar Dahlmann) и Ральфа Тухтенхагена (Ralph Tuchtenhagen)14. Серьезный вклад в исследование проблематики поволжских немцев в межреволюционный период внес А. В. Воронежцев, проанализировавший в своих статьях, как этапы проведения столыпинской аграрной реформы в немецких селениях Саратовской губернии, так и состояние немецкой деревни Поволжья в период военных действий России с Германией15.

Изучению вопросов реализации политики борьбы с «немецким засильем» в период Первой мировой войны, социально-экономического положения немецких селений Саратовской и Самарской губерний в военное время, проведения мобилизационных мероприятий, проблемы оказания поволжскими колониями материальной помощи русской армии, посвящены исследования Сергея Нелиповича, Дмитрия Решетова и Антона Посадского16.

11 См.: Вашкау Н. Э. Духовная культура немцев Поволжья: проблемы школы и образования 1764–1941 гг. Автореферат диссерт. … докт. ист. наук. Саратов, 1998; Она же. Школа в немецких колониях Поволжья. Волгоград, 1998; Idem. Das Kamyiner Kreis-Zemstvo und die deutschen Schulen 1864–1917 // Forschungen zur Geschichte und Kultur der Rulanddeutschen (1997), Nr. 7. S. 88– 105; Stricker, Gerd. Die Schulen der Wolgadeutschen in der zweiten Hlfte des 19. Jahrhunderts. Ein Versuch: Unter besonderer Bercksichtigung katholischer Anstalten // Zwischen Reform und Revolution. S. 244–266; Idem. Rulanddeutsches Bildungswesen von den Anfngen bis 1941 // Deutsche Geschichte im Osten Europas. Ruland. Hg. v. Gerd Stricker. Berlin, 1997. S. 420–481.

12 См.: Neutatz, Dietmar. Die Wolgadeutschen in der reichsdeutschen Publizistik und Politik bis zum Ende des Ersten Weltkrieges // Zwischen Reform und Revolution. S. 115–133.

13 Необходимо отметить, что большой интерес до сих пор представляет работа Якова Дитца, депутата I Государственной Думы от Саратовской губернии, привлекшего в процессе написания своей книги документы, не сохранившиеся до наших дней. См.: Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. M., 1997. Несмотря на догматический классовый подход в методологии исследования и ее крайнюю идеологизацию, актуальной до сих пор остается и монография Д. Шмидта, в которой имеется много фактического материала, не представленного в ряде других исследований. См.: Schmidt D. Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen. T. 1: Seit der Einwanderung bis zum imperialistischen Weltkriege. Pokrowsk, Moskau, Charkow, 1930.

14 См.: Zwischen Reform und Revolution: die Deutschen an der Wolga 1870–1917. Hg. v. Dittmar Dahlmann – Ralph Tuchtenhagen. Essen, 1994.

15 См.: Воронежцев A. В. Поселяне-собственники Саратовской губернии и столыпинская аграрная реформа // Российские немцы: Проблемы истории, языка и современного положения.

M., 1996. С. 220–231; Он же. Немецкие колонисты в Поволжье в годы первой мировой войны (на материалах Саратовской и Самарской губерний) // Немцы России: социально-экономическое и духовное развитие (1871–1941 гг.). М., 2002. С. 71–95.

16 См.: Нелипович С. Г. Роль военного руководства России в «немецком вопросе» в годы Первой мировой войны (1914–1917) // Российские немцы: Проблемы истории, языка… С. 262–283; Он же. Генерал от инфантерии Н. Н. Янушкевич: «Немецкую пакость уволить и без нежностей...»:

Депортации в России 1914–1918 гг. // Военно-исторический журнал (Москва). 1997. № 1. С. 42–51;

Он же. Репрессии против подданных «центральных держав». Депортации в России 1914–1918 гг.

// Там же. 1997. №. 6. С. 32–42; Он же. Проблема лояльности российских немцев в конфликтах XX века: историография вопроса и круг источников // Немцы России и СССР: 1901–1941 гг. M., 2000. С. 365–380; Он же. Источники по истории немецких колонистов России в годы Первой мировой войны (обзор документов Российского государственного военно-исторического архива) // Российские немцы: историография и источниковедение. M., 1997. С. 106–117; Тотфалушин В. П. «Русские» немцы и немецкий вопрос в годы Первой мировой войны (на материалах Саратовской и Самарской губерний) // Краеведческие чтения: Доклады и сообщения IV– VI чтений. Саратов, 1994. С. 181–182; Решетов Д. Г. Немецкие колонии Нижнего Поволжья в годы Основным источником для написания этой книги послужили документы из центральных и региональных архивов Российской Федерации, а именно – Российского Государственного Исторического Архива (РГИА, СанктПетербург), Российского Государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ, Москва), Государственного архива Саратовской области (ГАСО, Саратов) и Государственного исторического архива немцев Поволжья в г. Энгельсе (ГИАНП). Особое значение для исследования имели фонды Государственного архива Саратовской области (ГАСО), где отложились документы не только по истории развития немецих колоний в Саратовской, но и в соседней, Самарской губерниях. Особую ценность для исследования социально-экономического и политического развития немецкого этноса в Поволжье, политики властей и ее проведении местными органами, представляют материалы Канцелярии Саратовского губернатора (Ф. 1) и материалы Саратовского губернского жандармского управления (Ф. 53). Среди отдельных архивных собраний, касающихся процессов проведения столыпинской реформы в немецких и русских селениях, необходимо выделить фонд Саратовского губернского присутствия (Ф. 23) и фонд Саратовской губернской землеустроительной комиссии (Ф. 400). Богатый фактический и статистический материал, отложился в архивных фондах РГИА, а именно в фондах Земского отдела Министерства внутренних дел (Ф. 1291) и Министерства земледелия и государственных имуществ (Ф. 396).

Документальная база, использованная автором, была дополнена и уточнена материалами периодической печати, в первую очередь, немецкоязычной17. Газетные публикации оказались ценными источниками информации широкого спектра, включающей в себя постановления и решения местных властей по вопросам проведения землеустроительных работ, эмиграции, аналитические и статистические обзоры отдельных немецких поселений, корреспонденцию немецких поселян-собственников и т. д. Особый интерес представляют и материалы русскоязычной прессы, в частности «Камышинский вестник» (1906) и «Приволжская газета» (1906), содержащих сведения, включая и ценный статистический материал, отсутствующие в других видах источников.

Сбор материалов для написания немецкоязычного издания книги стал возможным благодаря содействию и финансовой поддержке Уполномоченного федерального правительства Германии по делам культуры и средств массовой информации (Beauftragter der Bundesregierung fr Angelegenheiten der Kultur und der Medien), профинансировавшего мой одногодичный проект (2000– 2001 гг.), а также неустанной помощи моего друга и наставника – профессора доктора Детлефа Брандеса, не только критически отредактировавшего мою рукопись, но и внесшего целый ряд необходимых поправок.

Особую признательность я выражаю доктору исторических наук, профессору Игорю Плеве как за помощь в организации моего пребывания в Саратове, так и за все высказанные им соображения и пожелания, позволившие автору осмыслить правомочность тех или иных своих выводов. Появление на Первой мировой войны. Манускрипт. Саратов, 2000; Он же. Немецкие колонисты западных губерний России, депортированные в Поволжье в годы Первой мировой войны // Миграционные процессы среди российских немцев: исторический аспект. M., 1998. С. 184–195; Он же. Помощь немецких колоний Нижнего Поволжья фронту в годы Первой мировой войны // Немцы России и СССР. С. 52–62; Он же. Влияние Первой мировой войны на социально-экономическое развитие немецких колоний Нижнего Поволжья. Дисс. … канд. ист. наук. Саратов, 2006; Посадский A. В.

Социально-политические интересы крестьянства и их проявления в 1914–21 гг. (на материалах Саратовского Поволжья). Дисс. … канд. ист. наук. Саратов, 1997.

17 Здесь, в первую очередь, следует назвать такие газеты, как: «Saratower Deutsche Zeitung»

(1906), «Deutsche Volkszeitung» (1906–1911) и «[Saratowsche] Volkszeitung» (1912–1916).

свет данного труда было бы невозможно без участия многих моих друзей и коллег как в Германии, так и в России. Я не могу не выразить признательность за оказанную помощь в подборе архивных материалов директору Государственного Архива Саратовской области, к.и.н. Алексею Воронежцеву, директору Государственного исторического архива немцев Поволжья в г. Энгельсе Елизавете Ериной, а также главному специалисту отдела информации и научного использования документов Российского Государственного Исторического Архива Агнессе Муктан. Нельзя не отметить и труд сотрудников архивов и библиотек, с которыми я общался в ходе моего пребывания в России.

За участие в подготовке русского издания книги хочу выразить свою искреннюю признательность и благодарность доктору исторических наук, профессору Аркадию Герману. С его помощью как научного редактора эта книга обретает ныне своего читателя и в России.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

НЕМЦЕВ-ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ В ПРЕДДВЕРИИ

ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

1.1. Общее положение Саратовской и Самарской губерний Небольшой отрезок истории, с начала ХХ столетия по 1917 год, вобрал в себя крупнейшие события: две войны, две революции, столыпинскую реформу, изменившую лицо деревни, рождение различных политических партий, массовое движение городского и сельского населения, определенную демократизацию местного самоуправления. Все эти глубокие потрясения происходили в период промышленной революции в России, вызвавшей коренной перелом в развитии производительных сил города и деревни, изменений в социальной жизни всего общества, включая кризис государственной системы. Саратовская губерния не была исключением в переживаемом Россией процессе экономической капитализации и становления рыночных отношений, здесь, как и в целом по стране, формировались новые категории населения, занятые в промышленности, сельском хозяйстве и торговле19.

Национальный состав населения Саратовской губернии был достаточно разнообразным. Во всех ее уездах преобладало русское население, которое по данным Первой переписи населения 1897 года, составляло 76,75% жителей, а в городах – даже 91,14%. Второй по численности этнической группой были поволжские немцы – 6,92% всего населения20. В пределах Саратовской губернии немецкое население наиболее компактно проживало в восьми волостях Камышинского уезда и сравнительно небольшими группами – в южной части Аткарского уезда (Медведицкая волость) и в Саратовском уезде (ЯгодноПолянская волость)21. Украинцы (6,21% всего населения), главным образом, расселились в южных и центральных уездах губернии, а селения мордвы (5,15%) и татар (3,94%) в основном располагались в северной ее части. Так, в Хвалынском уезде мордва, татары и чуваши составляли свыше 40% населеИз записной книжки архивиста. Речь генерала Скобелева в Париже в 1882 г. // Красный архив. Исторический журнал. М.; Л., 1928. Т. 2 (27). С. 219.

19 См.: Long, James W. From Privileged to Dispossessed. P. 107–109.

20 См.: Raleigh, Donald J. Revolution on the Volga: 1917 in Saratov. Ithaca; London, 1986. P. 28.

21 Небольшая группа немецкого населения проживала также в Царицынском уезде, в колонии Сарепта.

ния, в Кузнецком (татары и мордва) – свыше 36%, Петровском (мордва и татары) – свыше 25%22.

В целом, в Саратовском Поволжье, являвшемся одним из главных поставщиков хлебных запасов России, подавляющее большинство жителей составляли селяне. К 1914 году их численность превышала 2 млн. 700 тысяч человек, представляя 82% от всех жителей губернии23.

Что касается соседней, Самарской губернии, также весьма пестрой по своему национальному составу (русские, украинцы, татары, чуваши, мордва, башкиры и т.д.), то немецкие поселенцы, составлявшие около 8% от всей численности местного населения24, в основной своей массе проживали в Николаевском и Новоузенском уездах, ранее принадлежавших к Саратовской губернии и выделенных из ее состава только в 1851 году25. Наряду с этим, небольшая их часть (в том числе – меннониты) располагалась на северозападе губернии – в Самарском уезде, а также в ее восточной части – Бузулукском уезде26.

В этот период, особенно интенсивно возрастает подвижность населения, в первую очередь - сельского. Недостаток пахотных земель, повышение арендной платы, частые неурожаи, непосильные налоги и другие причины заставляли многих селян покидать свои родные места в поисках лучшей жизни. После того, как с 90-х годов XIX в. был прекращен отвод казенных земель в Заволжье для размещения переселенцев, многие крестьяне, соблазненные большими земельными наделами и слухами о хороших заработках, стали переселяться целыми семействами не только в Сибирь и другие регионы России, но и в страны Нового Света27. Резко выросло и число отходников, когда крестьяне (включая немецких поселян) были вынуждены уходить на заработки в другие селения, уезды или выезжать далеко за пределы Саратовской и Самарской губерний28. Так, перепись 1897 года констатировала, что только около 52% жителей городов Саратовской губернии были местными уроженСм.: Raleigh, Donald J. Revolution on the Volga. P. 28. Сравни: Очерки истории Саратовского Поволжья (1894–1917) / Под ред. И. В. Пороха. Т. 2. Ч. 2. Саратов, 1999. С. 14; ГАСО. Ф. 400. Оп. 1.

Д. 1510 [Общий обзор о положении землеустроительного дела в Саратовской губернии, 01.01.1915]. Л. 119 oб.

23 См.: Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 14. См. также: ГАСО. Ф. 400.

Оп. 1. Д. 1510 [Общий обзор о положении землеустроительного дела в Саратовской губернии, 01.01.1915]. Л. 119 oб.; Земля Самарская. С. 143.

24 См.: Long, John W. From Privileged to Dispossessed. P. 13. См. также: Кабузан В. Русские в мире. С. 283–284.

25 Новое административное деление (на Самарскую и Саратовскую губернии) совершенно не учитывало сложившиеся экономические, культурные, исторические связи населения обоих берегов и не в последнюю очередь немецкого. Явные просчеты административного переустройства Нижнего Поволжья отмечались даже местной властью. См.: Булычев М. В. Социальноэкономическое положение немецких селений Саратовской губернии в конце XIX – начале XX вв.

// Российские немцы: Проблемы истории, языка и современного положения. М., 1996. С. 210. Сравни:

Rowland, Richard H. Die demographische Entwicklung der Wolgadeutschen vor 1914 // Zwischen Reform und Revolution. S. 72–75; Long, James W. From Privileged to Dispossessed. P. 12.

26 См.: Савченко И. А., Дубинин С. И. Российские немцы в Самарском крае. Историкокраеведческие очерки. Самара, 1994. С. 7; Земля Самарская: Очерки истории Самарского края с древнейших времен до победы Великой Октябрьской социалистической революции / Ред.

П. С. Кабытов – Л. В. Храмков. Куйбышев, 1990. С. 151. Немцы-поселенцы проживали также в столичных губернских городах Саратове и Самаре, и в близлежащих к ним уездных городах.

27 См. также: Бетхер А. Р. Система землепользования у немцев – выходцев из Поволжья – в Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв. // Немцы России в контексте отечественной истории. С. 79–81; Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 14–15.

28 См.: ГАСО. Ф. 400. Оп. 1. Д. 1510 [Общий обзор о положении землеустроительного дела в Саратовской губернии, 01.01.1915]. Л. 121; Long, James W. From Privileged to Dispossessed. P. 86;

Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 15–16.

цами, тогда, как почти 23% новых горожан являлись выходцами из ее сельских регионов. Бывшие крестьяне пополняли ряды мелких и средних торговцев, ремесленников, фабрично-заводских рабочих, прислуги, но в первую очередь – многочисленный отряд чернорабочих29.

Из предоставленных к началу 1900 г. в Саратовское губернское присутствие документов о положении немецких поселян, только жители ЛиневоОзерской волости (Камышинский уезд) были отнесены российскими властями к достаточно преуспевающему слою населения. Причем, данное «преуспевание» было весьма относительным, выделяясь лишь на фоне еще более нищих соседей – русских крестьян. Так, по представлению земского начальника, в чьем ведении находилась данная волость, «[поселяне-собственники] в материальном отношении обставлены довольно хорошо и благосостояние их значительно выше благосостояния соседнего коренного русского населения»31. Свои выводы он подкреплял целым рядом аргументов. Так, например, если количество надельной земли у поселян в среднем доходило до 5,2 десятин на наличную душу (на ревизскую – 11,3)32, то в ближайших русских селениях (Андреевка, Жирное и др.) на наличную душу приходилось менее 1,5 десятин и лишь в селе Меловатка им причиталось несколько более трех десятин33. Кроме наличия большей площади надельной земли по сравнению с русским населением, немецкие поселяне располагали и земельными участками более высокого качества. Кроме этого, в их распоряжении находились лесные угодья (725 десятин) и «достаточное» количество лугов (734 десятин), что поднимало благосостояние немецких поселенцев на порядок выше, по сравнению с русскими соседями, обделенных лесами и местами выпасов скота. Наряду с этим, к дополнительным заработкам немецких поселенцев относилась рыбная ловля, приносившая им доход до 300 рублей в год, общественная мельница, перерабатывавшая ежегодно до 25 тысяч пудов зерна, а также общественная сукновальня – «вырабатыва[вшая] материал для немецкой одежды». Не была забыта властями и ссудо-сберегательная касса, созданная при Линево-Озерском волостном правлении и располагавшая к началу 1900 года солидным капиталом, доходящим до 45 тысяч рублей34. Все эти вместе взятые обстоятельства, позволяли властям сделать соответствующий вывод, что «поселянсобственник[ов] села Линево-Озеро следует считать более чем обеспеченными в См.: Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 17–18.

Сергеев И. И. Мирное завоевание России немцами: Доклад прочитанный в чрезвычайном общем собрании г. г. членов «Oбщества 1914 гoда» 13 марта 1915 года. Пг., 1915. С. 20.

31 ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 3-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 26.11.1899]. Л. 12. Сравни: Schmidt D.

Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen. T. 1: Seit der Einwanderung bis zum imperialistischen Weltkriege. Pokrowsk, Moskau, Charkow, 1930. S. 300.

32 Расчеты на ревизскую душу в конце XIX в. фактически скрывали истинное положение землевладения, так как последняя, 10-ая ревизия проводилась в 1857 году. Сравни: Long, James W.

From Privileged to Dispossessed. P. 114–115.

33 См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 3-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 26.11.1899]. Л. 12.

материальном отношении [...]»35. По личному мнению земского начальника 3го участка Камышинского уезда, расширение земельных участков у поселян данной волости было бы явлением, с государственной точки зрения, неразумным и несправедливым. В частности, он отмечал: «Едва-ли можно считать желательным расширение границ земельной собственности немцев в России, так как немецкие колонии наши, как известно, живут совершенно особняком от коренного русского населения, чужды ему и по языку и по нравам, представляя из себя как-бы особые кантоны, тесно связанные лишь между собою своими собственными интересами и, по-видимому, избегающие слияния последних с интересами остального русского населения [...]»36. Одним из таких примеров «отчужденности», по его мнению, явился отказ немецких поселян примкнуть к взаимному земскому страхованию37. В то же время, положительное влияние немецких соседей со стороны местных властей чаще всего не афишировалось. Несмотря на то, что системы полеводства, применяемые колонистами и крестьянами не имели особых различий, со временем колонисты добились технического превосходства над крестьянами в использовании сельскохозяйственного оборудования38. Так, по оценкам современников, именно в Камышинском уезде, где 44,5% (1910) всего населения составляли немцы, это влияние было наиболее заметным по сравнению с другими уездами Саратовской губернии: «Они [немцы] первые ввели у себя улучшенные сельскохозяйственные орудия, травосеяние [...], их добрый почин оказал влияние на русское население Камышинского уезда, которое перешло теперь от древней русской сохи к плугам, косилкам, веялкам, чего в северной части Саратовской губернии (Кузнецкий, Хвалынский уезды) мы не видим:

там до сих пор хлебопашество стоит в первобытном состоянии [...]»39.

Среди благополучных, в отношении обеспечения надельной землей немецких селений Саратовского Поволжья, можно назвать и поселян Илавлинской волости. Здесь, к началу XX века, в среднем на мужскую душу приходилось около шести десятин удобной земли (см. табл. 1.1), а в колонии Йозефсталь – данная норма составляла даже 7,3 десятины. Для сравнения, необходимо заметить, что по данным 1905 г., из 351.126 обследованных крестьянских хозяйств Саратовской губернии - 43,8% имели в среднем по 4,7 десятин на двор, а еще 44,1% – по 11,4 десятин, вместо 15 десятин, необходимых для ведения нормального прибыльного хозяйства40. Наряду с выделением Илавлинской волости по обеспеченности надельной землей, можно отметить и развитие, хоть и недостаточно значительное, мелкой кустарной промышленности (изготовление плугов)41.

ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721. Л. 12 об.

38 См. также: Long, James W. From Privileged to Dispossessed. P. 75.

39 РГИА. Ф. 1291. Оп. 120. Д. 21 [Докладная записка Камышинского уездного предводителя дворянства Михаила Х. Готовицкого – Председателю Совета Министров, от 30.11.1910]. Л. 25– 25 об.; см. также: Миловзоров А. Крестьянское и частновладельческое хозяйства Саратовской губернии после года войны. Саратов [1915]. С. 7.

40 См.: Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 24.

41 См.: Булычев М. В. Социально-экономическое положение немецких селений Саратовской губернии в конце XIX – начале XX вв. С. 216.

Сведения о численности населения и величине наделов немецких селений Илавлинской волости Камышинского уезда (1897) Однако, наряду с вышеприведенными исключениями, к началу ХХ столетия ситуация в большинстве немецких колоний Саратовской губернии, оставляла желать лучшего. Так, в катастрофическом положении находилась Ягодно-Полянская волость, где к началу 1900 г. проживало 7024 наличных душ мужского пола, а весь земельный надел состоял из 13880 десятин, включая 7133 десятин, находящихся под лесом и кустарником43. Из оставшейся 6747 десятин пахотной земли, на число наличных по разверстке душ приходилось всего по 0,96 десятины44. Причем, эта незначительная площадь совершенно не засеивалась пшеницей, а лишь картофелем, подсолнухами и рожью45. Из-за недостатка пахотных площадей, необходимых для нормального существования и содержания семей, поселенцы были вынуждены прибегать к регулярной аренде, несколько смягчавшей остроту земельной проблемы, но не решавшей ее46. По их собственным высказываниям, «большая часть поселян вынуждена снимать [землю] у частных владельцев [помещиков] здешнего [Саратовского] и Аткарского уездов, а также у города Саратова – верст за 30–40 за дорогую цену: от 8 до 15 руб. за десятину [...]»47. Причем, владельцы и субарендаторы земли, исходя из вынужденного характера ее аренды большинством русских крестьян и немецких поселян, регулярно подниРассчитано по: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Сведения о земельном наделе поселянсобственников Илавлинской волости Камышинского уезда, без даты, 1899]. Л. 6. В документе даны заниженные цифры в отношении владения поселян надельной землей.

43 Нужно заметить, что лесных угодий поселенцам не хватало даже для отопления собственных домовладений. См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Письмо земского начальника 6-го участка Саратовского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 31.12.1899]. Л. 1.

44 В ряде документов встречается цифра еще меньше – 28,5 квадратных сажень на одну душу мужского пола (одна сажень составляет 2,13 метра).

45 Именно пшеница являлась основным объектом сельскохозяйственной деятельности поволжских колонистов в предвоенные годы, занимая обычно около 45% посевных площадей. См.:

Long, James W. From Privileged to Dispossessed. P. 83–84, 88. Сравни также: ГАСО. Ф. 400. Оп. 1.

Д. 1510 [Общий обзор о положении землеустроительного дела в Саратовской губернии, 01.01.1915]. Л. 20.

46 См. также: Long, James W. From Privileged to Dispossessed. P. 119.

47 ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Приговор № 2 Ягодно-Полянского волостного схода Саратовского уезда, от 3.5.1899]. Л. 19 об. Сравни: Schmidt D. Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen. T. 1. S. 306–307.

мали цены на сдаваемые участки. Так, почти повсеместно в Саратовской губернии цены за долгосрочную аренду (1875–1900) выросли в 1,3–2,3 раза48.

Это обстоятельство, включая часто повторяющиеся неурожаи, привели к большим задолженностям среди местного населения49. Поселянесобственники особого исключения в данном случае не составляли. Поэтому, неудивительно, что к началу ХХ столетия немецкая Ягодно-Полянская волость прославилась большой задолженностью государственным и местным властям. Ввиду серии неурожаев и отсутствия надомных промыслов, многие из колонистов этой волости уже были не в состоянии снимать землю на условиях предлагаемых арендаторам, что вынуждало их сеять – «исполу», т. е., отдавая (за вычетом посева) половину урожая владельцу земельного участка.

Такие, фактически феодальные отношения между землевладельцем и землепользователем, четко отражали бедственное положение части немецких поселян Саратовского уезда. В 1898 г. земская перепись выявила, что ЯгодноПолянские колонисты арендовали землю в пять раз дороже, чем поселяне в близлежаших волостях50. К началу ХХ столетия, из 2.852 ревизских душ, зарегистрированных официально в волости, домохозяев, имевших право голоса, насчитывалось всего 119 человек. Часть малообеспеченных поселян была просто вынуждена покинуть свои селения, изыскивая способы заработка на стороне, включая выезд за границу. «Благосостояние поселян Ягодно-Полянской волости за последние десять лет по случаю тяжелых условий сельского хозяйства и главным образом по недостатку земли пришло в упадок [...]», – отмечали и сами представители российских властей на местах51. За недостатком необходимых для выпаса скота пастбищ, пришло в упадок и скотоводство. Если до середины 80-х годов XIX столетия, Ягодно-Полянская волость получала значительные доходы от водяных мукомольных мельниц, имевшихся в распоряжении колонистов, то в связи с развитием паровых мельниц в губернии, арендная плата на водяные сильно снизилась, лишив поселян последней доходной статьи их общественного бюджета52. Причем, кустарные промыслы, например сарпиночный или кузнечный, приносившие дополнительные доходы в малоземельных волостях Камышинского уезда, никакого развития у поселян Ягодно-Полянской волости не получили53. «Заработков – как зимних, так и летних, за отсутствием вблизи больших частно-владельческих экономий почти не существует», – замечал и земской начальник 6-го участка Саратовского уезда54. Причем, по его мнению, экономической разницы (барьера) между немецкими поселениями данной волости и расположенными рядом русскими, не было совершенно: «Ягодно-Полянская волость, будучи заселена в давние времена среди русского и мордовского населения, отрезана от поселян Камышинского уезда и Самарской губернии значительным расстоянием, усвоила все способы обработки 48 См.: Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 25; сравни также: Long, James W.

From Privileged to Dispossessed. P. 123–124.

49 См. также: Юстус К. Ф. Приволжские колонисты (по поводу закона 2 февраля 1915 г.). Саратов, 1917. С. 13; сравни: Long, James W. From Privileged to Dispossessed. P. 79–80; Stojentin, M. v. Ein deutscher Stamm auf fremder Erde // Landwirtschaftliche Wochenschrift fr Pommern (1908). S. 28– 31; Schmidt, D. Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen. T. 1. S. 310–312.

50 См.: Long, James W. From Privileged to Dispossessed. P. 124.

51 ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Письмо земского начальника 6-го участка Саратовского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 31.12.1899]. Л. 1–1 об.

52 См. также: Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. M., 1997. С. 279; Long, James W.

From Privileged to Dispossessed. P. 102–103.

53 В основном, данные промыслы были развиты только у поселян-собственников Камышинского уезда.

54 См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Письмо земского начальника 6-го участка Саратовского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 31.12.1899]. Л. 1 об., 33.

земли, сельского хозяйства и постройки дворов от русских и ничуть не продвинулась вперед в промышленном отношении [...]»55. Все отличия, разделявшие русских и немцев, наблюдались лишь в культурном аспекте – немецком трудолюбии и отсутствии весьма развитого у русских соседей «порока пьянства»56. В свою очередь, к началу ХХ века особой разницы между немецкоязычными поселенцами и русскоязычными крестьянами не замечал и его коллега, начальник 5-го участка Камышинского уезда: «[...] Я, со своей стороны, никаких особенных отличий у них [немцев] от русского населения указать не могу; так, условия землевладения и землепользования у тех и других положительно одно и тоже:

тоже общинное владение землей, также отжившая свой век трехпольная система, также не удобряются поля и, наконец, те же хлеба возделываются»57. Особым благосостоянием не выделялись и немецкие селения в Аткарском уезде, где поселяне Медведицкой волости, также, практически не имея побочных промыслов, занимались в основном хлебопашеством. Причем, если в 1871 году жители этой волости имели от четырех до шести десятин пахотной земли на душу населения, то к 1900 году (в связи с приростом населения), «на каждую душу [пришлось] лишь всего по две десятины пахотной надельной земли»58. По словам земского начальника 9-го участка Аткарского уезда, «поселяне – бывшие колонисты [...] наравне с русскими терпят от малоземелья и также не имеют достаточно наличных средств для покупки земли [...]»59. Так, например, жители колонии Медведицкий Крестовый Буерак имели на ревизскую душу – 4,5 десятин пахотной надельной земли, а на наличную – менее 1,7 десятин;

жители селения Песковатка, в свою очередь, на одну ревизскую душу около четырех, а на наличную – всего две десятины. Не намного отличалась ситуация и у поселян колонии Гречиная Лука, располагавшие около 2,5 десятин на наличную душу и пятью десятинами на ревизскую60. Причем, если по ревизской переписи 1871 г. в Медведицкой волости проживало 4.192 поселянсобственников, то к началу ХХ столетия, численность населения этой волости увеличилась почти в 2,5 раза, составив 10.170 человек61. Сложное экономическое положение сложилось и в немецких селениях Каменской волости. Так, земской начальник 5-го участка Камышинского уезда Лавров, в свою очередь, констатировал: «В настоящее время экономическое и бытовое положение поселян, сравнительно с прежним сильно изменилось в худшую сторону, и можно смело сказать, что между поселянами и русским населением ни в том, ни в другом отношении существенной разницы теперь не наблюдается [...]»62. Причем, по его мнению, приведенные им данные по Каменской волости (см. табл. 1.2), можно было с полным правом перенести и на соседние колонии, т. к. «все они находятся почти в одинаковых условиях»63.

ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721. Л. 1 об.

ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900]. Л. 31 об.

58 ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Письмо земского начальника 9-го участка Аткарского уезда в Саратовское губернское присутствие, дата не читаема, 1900]. Л. 2.

60 См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Сведения о величине наделов немецких обществ в Медведицкой волости Аткарского уезда, дата не читаема 1900]. Л. 32.

61 См.: Там же.

62 ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900]. Л. 3 a.

Сведения о численности населения и величине наделов немецких селений Каменской волости Камышинского уезда (1885, 1900) За период с 1885 по 1900 гг., во всех селениях Каменской волости произошел значительный рост числа немецких семейств, не менее, чем на одну треть. Как правило, это обстоятельство объяснялось не только общим приростом населения, но и раздроблением старых, «многолюдных» семей. Причем, следствием этого разделения явилось не только обнищание отдельной части колонистов, за счет уменьшения в каждой отдельной семье рабочих рук, скота, инвентаря и т. д., но и немецких поселений в целом65. Не только малоземелье, душившее в своих объятиях колонистские семьи, но и природная стихия все чаще выступала не на стороне немецких поселенцев. Наряду с целой серией повсеместных неурожаев (1897, 1898, 1901, 1905, 1906, 191166) имели место и недороды в отдельных местностях. Так, например, в 1899 г., когда урожай зерновых по Саратовской губернии в целом оказался наилучшим за предыдущие два десятилетия, а в Балашовском, и в Сердобском (русскоязычных) уездах собрали по 106 пудов с десятины, в немецкой Каменской волости сбор зерновых оказался почти в десять раз меньше, составив всего 11 пудов. С конца XIX века такие частичные неурожаи повторялись все чаще, порой поражая одни и те же территории по несколько раз подряд (см. табл. 1.3)67.

64 Рассчитано автором, см.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900].

Л. 3a–3(a) об. Сравни: Там же. Д. 8056 [Сведения о землепользовании немецких поселянсобственников в Саратовской губернии для Министерства Внутренних дел, 08.04.1915]. Л. 3 об.

65 См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900]. Л. 3(a) об. Сравни также: Население России в XX веке: Исторические очерки / Под ред. В. Б. Жиромской. Т. 1. M., 2000. С. 66–67.

66 В целом по губернии особенно голодными считались 1901 и 1911 годы, см.: Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 31; ГАСО. Ф. 400. Оп. 1. Д. 1510 [Общий обзор о положении землеустроительного дела в Саратовской губернии, 01.01.1915]. Л. 119; Schmidt D. Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen. T. 1. S. 311-312.

67 См.: Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 32; сравни также: Long, James W.

From Privileged to Dispossessed. Р. 80–81; Schmidt D. Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen.

T. 1. S. 312.

Каменской волости Камышинского уезда (1885 - 1899) селения Анализ динамики среднегодовой урожайности в двух селах Каменка и Копенка показывает, что конец XIX в. были особенно катастофическим для немецких поселян69. Причем, если в среднем по губернии (1892–1897), с надельных земель снималось около 35 пудов зерновых с десятины, то в вышеуказанных селах Каменской волости урожайность за данный период оказалась почти в 1,5 раза ниже (около 22 пудов с десятины)70. Колоссальные неурожаи были зафиксированы и в 1905–1906 гг.71, которые, по своему размаху, могли соперничать с бедствием 1891 г., когда поселенцы были вынуждены потреблять все мало-мальски съедобное, чтобы выжить. По неподтвержденным сведениям, в период голода 1891 г. в Нижнем Поволжье наблюдались даже случаи каннибализма72.

Необходимо отметить, что общей проблемой для Саратовского Поволжья стало и ухудшение экологии в целом. Так, площадь лесов за период с 1881 по 1899 гг. сократилась на 13,7%, что привело к резкому снижению уровня грунтовых вод, а следовательно и к регулярным засухам. В результате беспорядочной распашки земельных угодий усилилась и эрозия почвы, что вызывало стремительный рост оврагов, выводило из сельскохозяйственного оборота поселенцев важнейшие плодородные земли. Так, если в Олешнинской волости до 1850 г. существовало лишь 11 оврагов, то к началу ХХ в. их количество выросло до 74. В Камышинском уезде число оврагов вообще было рекордным, составляя более трети (36%) от всех оврагов Саратовской губернии73.

Производственные возможности крестьянского хозяйства характеризуются не только количеством земельного участка, но и обеспеченностью рабочим скотом, одним из важнейших показателей зажиточности крестьянского населения. Поэтому, весьма показательными для нас являются статистические данные о наличии рабочего скота, прежде всего лошадей, в немецкоязычных селениях. Воспользуемся данными (см. табл. 1.4), предоставленными местными властями Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, касающимися двух вышеупомянутых селений Каменской волости.

68 См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900]. Л. 31.

69 Сравни также: Булычев М. В. Социально-экономическое положение немецких селений Саратовской губернии в конце XIX – начале XX вв. С. 213.

70 Сравни также: Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 30; Булычев М. В. Социально-экономическое положение немецких селений Саратовской губернии в конце XIX – начале XX вв. С. 213.

71 Урожаи в 1905–1906 гг. составили, в лучшем случае, лишь половину от среднего, а в худшем – лишь одну пятую. См.: Long, James W. From Privileged to Dispossessed. Р. 81-82.

72 Long, James W. From Privileged to Dispossessed. Р. 80. См. также: Лиценбергер О. А. Евангелическо-лютеранская церковь Святой Марии в Саратове (1770–1935). Саратов, 1995. С. 32–33;

Schmidt D. Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen. T. 1. S. 308–309.

73 См.: Булычев М. В. Социально-экономическое положение немецких селений Саратовской губернии в конце XIX - начале XX вв. С. 212.

Распределение крестьянских дворов по количеству лошадей в немецких селениях Каменской волости Камышинского уезда Название Таким образом, если к 1900 году, в селе Копенка абсолютные цифры однолошадных и более, чем трехлошадных дворов (по сравнению с 1885 г.) несколько выросли, то по отношению к общему количеству дворов, они резко упали. Причем, в селении Каменка количество дворов, имевших более трех лошадей, уменьшилось не только относительно, но и абсолютно. Наряду с этим, число безлошадных немецких семейств, а также семей, в чьем хозяйстве вообще не имелось скота, катастрофически увеличилось, в частности – безлошадных, почти в двадцать раз.

Распределение крестьянских дворов по количеству лошадей совершенно Если рассматривать данные за 1900 г. в процентном отношении (см.

табл. 1.5), то к зажиточным хозяйствам, имевшим более трех лошадей рабочего возраста, можно было отнести лишь 13,7% всех колонистских дворов. Середняцкие хозяйства с 2–3 лошадьми составляли менее одной шестой от всех хозяйств Каменки – 15,8%, а количество дворов имевших всего одну лошадь достигало только 2,2%. В то же время, доля безлошадных хозяйств выросла до 10% (в 1885 г. – всего 0,8%). Причем, большинство дворов – 58,3% вообще не имело в наличие какого-либо скота76. Нельзя забывать, что именно рабочий 74 См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900]. Л. 31. Сравни:

Schmidt D. Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen. T. 1. S. 303–304.

75 См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900]. Л. 31. Сравни:

Schmidt D. Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen. T. 1. S. 303–304.

76 По данным военно-конской переписи 1912 г., в Саратовской губернии зажиточных хозяйств, имевших 4 и более лошадей рабочего возраста было 6,4% всех крестьянских дворов. Середняцкие хозяйства с 2–3 лошадьми составляли менее четверти крестьянских хозяйств – 21,3%.

Большинство хозяйств – 37,6% имели лишь одну рабочую лошадь. Вплотную приблизилась к ним группа безлошадных крестьянских дворов – 34,7%, см.: Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 26; сравни также: Long, James W. From Privileged to Dispossessed. Р. 66; Земля Самарская, С. 159.

скот по праву считается главным признаком устойчивости крестьянского хозяйства, с полной утратой его, происходит и ликвидация хозяйственной самостоятельности селян. Таким образом, именно немецкая беднота составляла основное большинство в колонии Каменка, которая, в свою очередь, не являлась особым исключением. Несомненно, что именно этот, обедневший слой общества, появившийся во всех немецких поселениях Поволжского региона и представляя наиболее подвижную часть населения, поставлял рабочие руки для сельскохозяйственных и промышленных предприятий и промыслов поволжских губерний, включая регионы Кавказа, а также потенциальных эмигрантов в страны Нового Света77.

Наряду с общей тенденцией обнищания населения, повинности немецкоязычного населения Саратовской губернии (как и русскоязычного населения в целом) не только не снизились, а наоборот – выросли, некоторые даже в несколько раз. Так, если сельская община села Каменка в 1885 году выплачивала земские сборы в сумме 1 391 рубль, то к 1900 году они составили уже 2 986 рублей. Если сумма мирских сборов не превышала (1885) 3 957 рублей, то к началу ХХ столетия этот налог достигал 5 637 рублей78. Аналогичная картина наблюдалась и в соседних селениях Каменской волости. Так, например, в селе Копенка выплата земских сборов с 1885 по 1900 гг. выросла в 2,2 раза, а мирских сборов в 2,3 раза; в селе Семеновка – в 2,3 и 1,5 раза79. Таким образом, рост малоземелья, неурожаи и регулярно повышающиеся государственные налоги привели к тому, что по словам земского начальства Саратовской губернии, поселяне – «платившие прежде безнедоимочно всякие подати, в настоящее время [1900] начинают переходить в разряд недоимщиков»80.

Из одиннадцати селений Каменской волости, почти все имели какие-либо задолженности81. Так, только за немецкой общиной села Каменка, на 1 января 1900 года числилась налоговая «недоимка» в сумме 5 359 руб. Кроме этого долга на жителях «висела» продовольственная ссуда – 3 656 руб., а также ссуда за прокорм скота – 1 441 руб.82 Не особенно отличалась ситуация и в соседней колонии Копенка, чьи жители также задолжали российскому государству 5 846 руб.83 Нужно добавить, что поселяне этой колонии, наряду с государственными долгами, имели и крупные частные задолженности, составлявшие более 5 700 руб. В целом, к началу ХХ столетия за немецкой общиной села Копенка висели долги на общую сумму, более чем 11,5 тыс. руб.84 Аналогичное положение наблюдалось и в немецких колониях Усть-Кулалинской воСравни также: Stojentin M. v. Ein deutscher Stamm auf fremder Erde. S. 20–21, 31.

См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900]. Л. 31 об.

79 См.: Там же. ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 4598 [Жалоба поселян села Семеновка (Камышинского уезда) в Саратовское губернское присутствие, от 21.04.1908]. Л. 2–3 oб. Сравни: Schmidt D. Studien ber die Geschichte der Wolgadeutschen. T. 1. S. 305–306.

80 ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900]. Л. 31 об.

81 См.: Воронежцев А. В. Поселяне-собственники Саратовской губернии и столыпинская аграрная реформа. С. 221.

82 Правительство и местная администрация в годы катастрофических неурожаев поддерживали население продовольственными и семенными ссудами. Зимой – весной 1898/1899 гг. только губернскими органами была роздана продовольственная ссуда на сумму почти 205 тыс. рублей.

В 1901 г. население особенно пострадавших от неурожаев уездов (Хвалынского, Вольского, Саратовского и Камышинского) получили на продовольствие, семена и прокорм скота 2 448 965 пудов зерна. См.: Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 2. Ч. 2. С. 32.

83 Включая недоимки, продовольственную ссуду и ссуду на прокорм скота.

84 См.: ГАСО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 10721 [Докладная записка земского начальника 5-го участка Камышинского уезда в Саратовское губернское присутствие, от 9.01.1900]. Л. 31 об.

лости, где общее число недоимщиков по девяти селам составило 77%, а в поселении Нижняя Добринка вообще все домохозяева превратились в задолжников85 (см. табл. 1.6). К 1902 г. уже около 20% всех немецких колоний Саратовской губернии имели задолженность 17% от общей суммы долгов всех сельских поселений данного региона86.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
 




Похожие работы:

«Серия Евровосток Институт славяноведения РАН Елена Борисёнок ФЕНОМЕН СОВЕТСКОЙ УКРАИНИЗАЦИИ 1920–1930-е годы Москва Издательство Европа 2006 УДК 94 ББК (Т)63.3(0)61 Б75 Серия Евровосток основана в 2005 году в Москве Ответственный редактор д.и.н. А.Л. Шемякин Рецензенты: д.и.н., профессор Г.Ф. Матвеев, к.ф.н. О.А. Остапчук Исследование выполнено при финансовом содействии Российского гуманитарного научного фонда (проект № 05-01-911-03а/Ук) Утверждено к печати Ученым советом Института...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Санкт–Петербургский государственный лесотехнический университет имени С. М. Кирова Кафедра воспроизводства лесных ресурсов ЭКОЛОГИЯ Учебно-методический комплекс по дисциплине для студентов направления бакалавриата 220200 Автоматизация и управление всех форм обучения Самостоятельное учебное...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО Уральская государственная академия ветеринарной медицины НАУЧНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИННОВАЦИОНОГО РАЗВИТИЯ В ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЕ 14 марта 2012 г. Материалы международной научно – практической конференции, посвященной 90-летию со дня рождения Рабинович Моисея Исааковича Троицк-2012 УДК: 637 С- 56 ББК: 36 С-56 Редакционная коллегия: Главный редактор: Литовченко Виктор Григорьевич ректор ФГОУ ВПО УГАВМ, кандидат сельскохозяйственных наук...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА Факультет менеджмента и агробизнеса Кафедра экономики сельского хозяйства АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИННОВАЦИОННОЙ АГРОЭКОНОМИКИ Материалы III Всероссийской научно-практической конференции САРАТОВ 2011 УДК 316.422:338.43 ББК 65.32 Актуальные проблемы и перспективы...»

«Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 1 Шибку в Семиотике Агеева уЯнко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru || yanko_slava@yahoo.com || http://yanko.lib.ru || Icq# 75088656 || Библиотека: http://yanko.lib.ru/gum.html || Номера страниц - внизу update 23.01.07 СЕМИОТИКА Агеев В.Н. МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО ВЕСЬ МИР 2002 УДК 003 ББК 87.4 А 23 ВЕСЬ МИР ЗНАНИЙ - широкая по тематике образовательная серия. Авторы ведущие отечественные и зарубежные ученые - дают ключ к пониманию...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет имени С. М. Кирова (СЛИ) Кафедра электрификации и механизации сельского хозяйства Процессы и аппараты для подготовки кормов в животноводстве Учебно-методический комплекс по дисциплине для студентов специальности 110301 Механизация...»

«ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ФАРМАЦИИ Иркутск ИГМУ 2014 Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Иркутский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения Российской Федерации ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ C МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ, ПОСВЯЩЁННАЯ 95-ЛЕТИЮ ИРКУТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА (Иркутск, 9-10 июня 2014 года) Сборник...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ К.Д. ГЛИНКИ КАФЕДРА СЕЛЕКЦИИ И СЕМЕНОВОДСТВА 120 лет со дня рождения гениального ученого России Николая Ивановича Вавилова 75 лет со дня основания кафедры селекции и семеноводства ВГАУ ИСТОРИЯ СЕЛЕКЦИИ СЕЛЕКЦИЯ (МЕТОДЫ, МЕТОДИКА) СИСТЕМАТИКА БИОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ Воронеж 2007 Печатается по решению редакционно-издательского совета Воронежского государственного аграрного университета имени...»

«Терри Дэвид Джон Пратчетт Только ты можешь спасти человечество Джонни Максвелл – 1 Biblionet Только ты можешь спасти человечество: Эксмо, Домино; Москва, СПб; 2004 ISBN 5-699-07386-8 Оригинал: Terry Pratchett, “Only You Can Save Mankind” Перевод: Екатерина Александрова Аннотация Жизнь — сложная штука. Особенно если тебе двенадцать лет, ты живешь в самом скучном городке мира, и дома царят Трудные Времена (и как следствие, карманные деньги выдаются нерегулярно, а лишний раз попадаться на глаза...»

«ТОЦ-ЕГЕА ЛВА РИЕСРИВ АР ББК 79.0 Е72 Вниманию оптовых покупателей! Книги различных жанров можно приобрести по адресу: 129348, Москва, ул. Красной Cосны, 24, издательство Вече. Телефоны: 188-16-50, 188-88-02, 182-40-74, тел./факс: 188-89-59, 188-00-73. Филиал в Нижнем Новгороде Вече—НН тел. (8312) 64-93-67, 64-97-18 Филиал в Новосибирске ООО Опткнига—Сибирь тел. (3832) 10-18-70 Филиал в Казани ООО Вече-Казань тел. (8432) 71-33-07 Филиал в Киеве ООО Вече-Украина тел. (044) 537-29- Ермакова С.О....»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НОВИКОВ В.С., НОВИКОВ С.В. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ И ПЕЧАТНЫЕ СМИ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕДПОЧТЕНИЙ ИЗБИРАТЕЛЯ. 1992 – 2000 ГГ. НА МАТЕРИАЛАХ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ. МОНОГРАФИЯ РЕКОМЕНДОВАНА К ИЗДАНИЮ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИМ СОВЕТОМ ОМГАУ Омск – 2011 1 УДК 329:659.113.86(571.1)(09) Н73 РЕЦЕНЗЕНТЫ:...»

«Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан Акционерное общество КазАгроИнновация ТОО Казахский научно-исследовательский институт животноводства икорм опроиз водства филиал Научно-исследовательский институт овцеводства Касымов Кенес Маусымбаевич, Оспанов Серик Рапильбекович Мусабаев БакитжанИбраимович Хамзин Кадыржан Пазылжанович Жумадиллаев НуржанКудайбергенович Научно-практические основы повышения мясной продуктивности овец Алматы, 2012 УДК 636.033 ББК46.6 К28 К М Касым ов,...»

«Министерство культуры Республики Коми ГУ Национальная библиотека Республики Коми Книги в наличии и печати (Республика Коми) Каталог Выпуск 8 Сыктывкар 2010 1 ББК 91 К 53 Составители: Е. Г. Нефедова, Е. Г. Шулепова Редактор Е. Г. Нефедова Дизайн-макет М. Л. Поповой Ответственный за выпуск Е. А. Иевлева Электроннный вариант каталога находится на сайте Национальной библиотеки Республики Коми в сети Internet www.nbrkomi.ru Книги в наличии и печати (Республика Коми): каталог. Вып. 8 К 53 / Нац. б-ка...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЗНАК ПОЧЕТА ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ Кафедра технологии производства продукции и механизации животноводства ПЛЕМЕННАЯ РАБОТА В СКОТОВОДСТВЕ Учебно-методическое пособие для студентов по специальности 1–74 03 01 Зоотехния Витебск УО ВГАВМ 2007 УДК 636.082 (07) ББК 45.3 П 38 Авторы: Шляхтунов В.И., доктор сельскохозяйственных наук, профессор; Смунев В.И., кандидат сельскохозяйственных наук, доцент; Карпеня М.М., кандидат...»

«ТЕХНИКА ОХОТЫ СЫКТЫВКАР 2007 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СЫКТЫВКАРСКИЙ ЛЕСНОЙ ИНСТИТУТ – ФИЛИАЛ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ ИМЕНИ С. М. КИРОВА КАФЕДРА ВОСПРОИЗВОДСТВА ЛЕСНЫХ РЕСУРСОВ ТЕХНИКА ОХОТЫ Учебное пособие для студентов специальности 250201 Лесное хозяйство всех форм обучения СЫКТЫВКАР 2007 1 УДК 639.1 ББК 47.1 Т38 Рассмотрено и...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Гомельский государственный технический университет имени П. О. Сухого ИССЛЕДОВАНИЯ И РАЗРАБОТКИ В ОБЛАСТИ МАШИНОСТРОЕНИЯ, ЭНЕРГЕТИКИ И УПРАВЛЕНИЯ МАТЕРИАЛЫ XII Международной научно-технической конференции студентов, магистрантов и молодых ученых Гомель, 26–27 апреля 2012 года Гомель 2012 УДК 621.01+621.3+33+004(042.3) ББК 30+65 И88 Подготовка и проведение конференции осуществлены на базе Гомельского государственного...»

«Н.Н.Островский Внутренний враг или Генеалогия зла От автора Возвращение Каина Евангелие от Иуды Семитология Чужие Чей фашизм лучше? Под пятой пятой власти Что слышит имеющий уши? Паралипоменон Культура и архетип нации Православие – благо или несчастье? Перекрёстки миров Политическая антропология Демократия и демократы Демократический апартеид и национальный вопрос Святая земля и рынок Пролог Приложения Информация об издании: Островский Николай Николаевич. Внутренний враг (Геналогия зла). – М.:...»

«б 26.8(5К) 1. Вилесов А. А. Науменко Л. К. Веселова Б. Ж. Аубекеров f ; ФИЗИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени АЛЬ-ФАРАБИ Посвящается 75-летию КазНУ им. аль-Фараби Е. Н. Вилесов, А. А. Науменко, JT. К. Веселова, Б. Ж. Аубекеров ФИЗИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ КАЗАХСТАНА Учебное пособие Под общей редакцией доктора биологических наук, профессора А.А. Науменко Алматы Казак университет) 2009 УДК 910.25 ББК 26. 82я72 Ф 32 Рекомендовано к изданию Ученым советом...»

«ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК НАУКА И ИННОВАЦИИ: ВЫБОР ПРИОРИТЕТОВ Ответственный редактор академик РАН Н.И. Иванова Москва ИМЭМО РАН 2012 УДК 338.22.021.1 ББК 65.9(0)-5 Нау 34 Серия “Библиотека Института мировой экономики и международных отношений” основана в 2009 году Ответственный редактор академик РАН Н.И. Иванова Редакторы разделов – д.э.н. И.Г. Дежина, к.п.н. И.В. Данилин Авторский коллектив: акад. РАН Н.И. Иванова, д.э.н. И.Г. Дежина, д.э.н....»

«М.В. Дорош БОЛЕЗНИ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА Особенности анатомии и физиологии Краткие сведения о лекарственных средствах Инфекционные болезни ДОМАШНИЙ ВЕТЕРИНАР БОЛЕЗНИ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА М.В. Д о р о ш МОСКВА ВЕЧЕ 2007 ББК 48.7 Д69 Редакционно-издательская подготовка книги осуществлена ООО Весы (г. Саратов) Дорош М.В. Д69 Болезни крупного рогатого скота / М.В. Дорош. —М.: Вече, 2007. —160 с. —(Домашний...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.