WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

Александр Шакилов

Профессионалы

OCR Fenzin

А. Профессионалы: АСТ;

М.;

2006

ISBN 5-17-032665-3

Аннотация

Вавилон. Токио далекого будущего. Мир, в котором

высокие технологии переплетаются с древним кодексом

Бусидо, а сетевая культура – с азиатской мифологией.

Пожарные – элита Вавилона – не расстаются с самурайскими мечами и умеют обращаться в фениксов… Юная модель, чья бабушка владеет таинственной магией «омниедзи», ждет загадочного Избранника… А демонам и оборотням, явившимся из глубины небытия, противостоят мутанты, умеющие ВВОДИТЬ в это небытие обычных людей!

Содержание Пролог ЧАСТЬ 1 1. ЮРИКО 2. КАОДАЙ 3. КАИ-КУМИ 4. ТЭГАМИ 5. ПУЗЫРЬ 6. ЭВОЛЮЦИЯ 7. СЛЁЗЫ 8. СТЕПАШКА 9. ВЕРМУТ 10. ДУЭЛЬ 11. УАМАБУШИ 12. МЕДОСМОТР 13. ТРАНС 14. ИСЛАНДЦЫ 15. ЗИККУРАТ ЧАСТЬ 2 16. ГОДЗЭН 17. ГОНДОЛЬЕРО 18. НОСОРОГИ 19. СИНОБИ 20. СУГОЙ 21. ЖАСМИН 22. ЛЮБОПЫТСТВО 23. ГАРАЖИ 24. СПИТФАЙР 25. БУРУСЭРА 26. КРОКОДИЛ 27. ДЗИРО-ЯКУДЗА 28. ТАМАГОЧИ 29. ИЗБРАННОЕ 30. ТРИО 31. ГРАФФИТИ 32. БИОМЕХ 33. ИНКУБАТОРЫ 34. ТЭССЭН 35. ТРАМВАЙ 36. ДОНОР 37. НАНОСКАФАНДРЫ 38. БАКЭМОНО 39. ОПУХОЛЬ 40. ВАГОНЕТКИ 41. КЫНСЫ 42. НЕКРОЗ 43. ДОЛГ 44. РОБОТ 45. ИНТУИЦИЯ 46. КОРСЕТ 47. САРИ 48. САКЭ 49. ОЯБУН 50. КУСАНАГИ-НО-ЦУРУГИ 51. МАРЬЯЧИ Эпилог Глоссарий Александр Шакилов Профессионалы Игорю Чёрному, с благодарностью за помощь и поддержку.

Вспомните-ка, в школе в одном классе с вами был, наверное, какой-нибудь особо одарённый малыш? Он лучше всех читал вслух и чаще всех отвечал на уроках, а другие сидели, как истуканы, и ненавидели его от всего сердца? И кого же вы колотили и всячески истязали после уроков, как не этого мальчишку?

Рэй Брэдбери «451Њ по Фаренгейту».

– Чебурашка-сан! Чебурашка-сан!! Ты меня слышишь?!!

– Гена-сан, посмотри на меня, добуцу ты зеленое! Ну, конечно, я тебя слышу… Старый анекдот из жизни первых сёгунов Вавилона.

Квадросистема ласкает уши помесью энка и джи попа.

Под веселую музыку и умирать легче, правда?

Зарево – за два квартала. Сытая отрыжка ветра жарким потом стекает по лбу, путается в бровях и липнет к ресницам. Резко – поворот направо – жалобный визг затёртых покрышек – чёрный след это твой след, твоя копоть, твоя гарь.

Зарево – за квартал. Пунцовые, как назло, радужки светофоров – мигалка, сирена, вперёд. Здесь бы срезать – через дворы. Вот чёрт! – ремонтные работы:

исклёванный ржой асфальтоукладчик врос катками в щебень – у-у, мастодонт, ублюдок от ДВС!

Назад. Зарево – в глазницах, по зрительным нервам, картинкой в мозг. И визг, и покрышки отпечатки. Молодой недоделок из племени сиу дакота перебежал улицу в неположенном месте – обряд, на, посвящение в мужчины, часть Великого Испытания, м-мать: не убоись, увернись, обмани Жестяного Скакуна, прирученного бледнолицым самураем… Зарево.

Мурашки вдоль лопаток: строем, боевыми порядками, колоннами по двое – хаяку! быстрее!

Нервы? картинка? – термиты! кожа!

Пот в подмышках – какие ресницы?! И дребезжит на задней сидушке пустой огнетушитель: стучит о крышку аптечки. Под крышкой, оранжевой с крестиком – коричневый пузырёк йода, на всякий тот самый случай – и всё, остальное излишне:

балласт выброшен за борт ещё на базе, две недели назад, когда ты расписывался в ведомости за эту – очередную – машину.

…предчувствие, нервы, первая дрожь.

Зарево? – ха, есть контакт, ты уже на месте – фас, птенчик!! лети, пташка!!

Ай, покрышки… – чёрным, смрадным, следом копотью – стоп, на ручник, приехали, музыку вырубить и носовым платочком стереть со стоек одноразовые динамики-напыление, а то гель скоро засохнет, потом виброножом счищать придётся… – Где же вы были, юноша?! – не по возрасту резвая бабулька-ниппон суповым набором валится на капот служебной «девятки». И, мало того, яростно молотит сухонькими кулачками по лобовому стеклу. – Сгорит же всё?!

– Не всё, – ты оставляешь ключи в замке зажигания (зажжжигания!!) и смачно хлопаешь казённой дверцей, изуродованной гербом-саламандрой. – Всё никогда не сгорает: только прокисшее, а значит, испорченное, а значит, ненужное. Предназначение Лишних Вещей. Слыхали о таком, уважаемая? В сторонку, гражданка, не мешайте. Дайте поработать профессионалу, разрешите подготовиться к танцу с веерами.

Чёрный.

Копоть.

Жаль, местные умельцы – чёртовы любители! – не успели перекрыть газ. Не надо быть экспертом – пожар начался на восьмом этаже – взрывом вынесло кусок стены. В любой момент дом может рухнуть:

очень даже запросто. А тут ещё – терпеть нет мочи!! – чешется три дня небритый подбородок, и горло тоже чешется: хр-р, х-рр, ковыряешь щетину ногтём, помечая нежную от природы кожу розовой полоской.

Боль в груди – невыносимая. Кашель, хрипы, кровь на губах. Споткнулся, чуть не упал. Отставить!!!

Работать, бл…дь!!

Фу-у, отпустило… Н-да, пейзаж… Толпа, охи-ахи, ночные рубашки, семейные трусы, кое-кто уже режет себе волосы, другие спешно совершают обряд мисоги:

опрыскивают вытащенные из пожара пожитки водой – очищают домашний скарб от злых духов.

И зрителей хоть отбавляй: чужое горе интересней собственного счастья. Плачет манюня-мари, её оставили одну – посадили на диван, поручили охранять куклу Дашу и статую кошки с поднятой лапой, а сами… На девочке только трусики и почему-то шымакш. Стоп! Стоп, стоп, стоп!! Назад – ДИВАН?! А рядом?! – САБАН?! Ну, ничего себе!!





такая суматоха, понятно, кто что хватает… – но диван?! И сабан?!!.. Психи? Или в горячке? С перепугу мебель под руку попалась? семейные реликвии?

Самое дорогое? – как память о первой брачной ночи?

и промыслах далёких предков?!

– Молодой человек… – бабка семенит следом, поддерживая повязку на животе и хлюпая гэта по лужам. Ты непроизвольно замечаешь её промокшее от слёз личико, домашнее и очень доброе: она напоминает тебе модифицированного кролика с длинными розовыми ушками, истыканными серебряным пирсингом от сглаза и порчи. – Молодой человек… молодой… Ты касаешься лба и поправляешь белую ленточку-хатимаки. Обычно безотказная бредятина о «предназначении вещей» сегодня, похоже, пшикнула вхолостую. А жаль. ТАКИХ КЛИЕНТОВ надо игнорировать. Тогда они замолкают и больше не пристают.

Морду шлакоблоком – благо, имплантированный в нос моток золотой проволоки, проталкивает жёсткий каркас в мимические мышцы, закрепляя лицо в последнем, хмуро-сосредоточенном выражении.

Шаг на длину поперечного шпагата.

Но бабка забегает перед тобой, она как каменная глыба, завёрнутая в линялую голубенькую кофточку кимоно. Она – кусок базальта, прихваченный почти телесного цвета гамашами и повязанный шерстяным платком, надёжно укутавшим поясницу, безжалостно уничтожаемую радикулитом:

– Я буду… – Что?!

– …жаловаться!

– Жалуйтесь. Вызов принят сто двадцать одну секунду назад. Согласно Закону о Пожаротушении и профсоюзным нормативам для служб быстрого реагирования у меня ещё пятьдесят девять секунд личного времени. И не мешайте мне медитировать.

Хочется чихнуть. Очень хочется – слишком много людей думают о тебе нехорошо. Сейчас. Слишком много. Спазм, кровь.

Ты огибаешь живое препятствие, выбираешь относительно безлюдное местечко у переполненных миазмами мусорных контейнеров, недалеко от трансформаторной будки. И приседаешь прямо на асфальт – ягодицами падаешь, точнее новыми кожаными джинсами, ага, – да на грязный, истоптанный, заплёванный жевательным табаком асфальт.

В груди почти не болит – хорошо-то как!.. Просто сесть, успокоится и привычно дышать гарью… расслабиться, подумать о хорошем… Сакура-но хана-га сайтэ имас. Кадзэ соё-соё фуку… – Молодой человек, что вы?!.. Как можно?!..

Сгорит… я буду жаловаться… Вот прицепилась!!.. старая кошёлка!.. – ты легонько, аккуратно, чтоб не отломать мультифильтр дрожащими пальцами, выдёргиваешь сигаретку из мятой пачки. Вкусную, сладкую сигаретку, естественно «Firestarter Light» – настоящий, пожаробезопасный табачок со встроенным в угольную прослойку миниатюрным термодатчиком транслятором. Принцип простой: если количество теплоты и концентрация кислорода в воздухе в радиусе метра от окурка не соответствует госстандартам Вавилона, то автоматически включается встроенный маячок, наводящий на очаг возгорания патрульные цистерны любителей из службы доверия 911.

Тушить окурки, ха-ха, самая работа для романтиков-мечтателей, обожающих лазить по штурмовым лестницам да с огнетушителями в зубах.

Порыв ветра осыпает мусорный киоск сдутыми из-под крыши искрами и углями. Сорвало кусок пылающего рубероида – парит, как дельтаплан;

ты засмотрелся на свободный полёт… – рубероид ударил в крыло «газельки» скорой помощи.

Плотненькая в нужным местах медсестричка, очень похожая на юную Савагути Мики, ойкнула и уронила в грязь упаковку, ага, уже не стерильной ваты. Вот ведь корова, прости Сува, дойная! – вымя есть, ещё и какое, а вот мозгами Будда обидел… Жар ощущается метров с шестидесяти. Н-да… однако, полыхает не по-детски… – ты клацаешь золотым «ронсоном» и втягиваешь в бронхи дым.

Если дом рухнет, зацепит два соседних здания:

шестнадцатиэтажку, сестру-близняшку пылающей, и кирпичную девятину-пагоду… А бабка всё не уймётся:

– А где брандспойт?! где вода?! Пена где?!

Ну, старая!! – и мёртвого достанет!! Все люди как люди, пожитки наспех собранные сторожат-караулят.

Да на домашний очаг свой, высокий да панельный, поглядывают:

– Слышите, сосед, а из вашей квартиры, по-моему, сильней сверкает.

– Ага, и правда! Сильней, да. Зато у меня одна комната, а у вас четыре сгорит, да. Вон у вас уже и занавесочки на кухне прихватило. А вы, я помню, месяцок как евроремонт закончили, или ошибаюсь, да?..

Люди. Нормальные обычные люди. А эта, чтоб её! – вцепилась, как блоха в клок шерсти зооморфа:

– Нет, я вас спрашиваю! Где вода, где пена?!

– Пена в огнетушителе. Огнетушитель в машине. – Ты плюёшь в ладонь и окунаешь оранжевый кончик окурка в слюну. Вот бы так всегда – раз плюнул и… Ладно, пора, время вышло.

– Огнетушитель?! Где?!

– В маши-нЕ.

– Что?! Шутить изволим?! Я этого так не оставлю!.. – взволнованная хрипотца надламывается истеричным визгом. – Не подарю вам, слышите, не подарю!

– Оба-сан, не надо, не надо, бабушка! Не волнуйся, тебе нельзя, оба-сан… – весьма симпатичная девица, на вид лет восемнадцати-двадцати, обнимает перечницу б/у за плечи. – Не надо, он сделает всё, что сможет… Действительно сделает! Он же!..

Она хочет сказать «герой»? Или даже «великий принц Ямато-такэру»?

Бабка рыдает:

– Юрико, он же подонок! Как твой отец! Посмотри на него, Юрико! Подонок! Сгорит всё! Всё! Столько лет… И на телевизор большой копили!!.. и холодильник… и копили… и большой… – Успокойся, нельзя… Ты – белая повязка давит на виски – замечаешь взгляд этой миленькой девочки: надежда и обожание – такой мужчина, сильный, красивый, спасёт, выручит, в беде не оставит. Нормальный взгляд. И ещё немножко, в довесок: а как с ним?.. ну… вы понимаете… вот бы в кино пригласил, темно, романтика, туда-сюда… …бледно-розовые нити тянуться от бровей красотки – к твоим ресницам и ниже, оплетают, вяжут, дёргают и валят – с размаху, плашмя, на асфальт – судьба, по-другому никак, смирись, прими, наслаждайся… И дёргает сердечко, твоё, чьё ж ещё: а ведь нэко о-го-го и кися знатная, да-да, симпатичная девуля и даже очень – чёрные волосы пышно усыпали плечи, глазёнки голубые в пол-лица, соски приятно округлой груди едва не протыкают тонкую ночную рубашку.

…за руки, под луной… …первый робкий поцелуй… …обручальные кольца… …купить сыну тетрадки в клеточку… Взгляд – синтетический, с гипноэффектом:

лазерная система через зрачки излучает световые импульсы определённой частоты, импульсы, измельчающие мозги оппонента в фарш, из которого можно вылепить всё, что угодно – и если надо, зажарить: хрустящая корочка, ням-ням. Глазёнки в пол-лица? – отличная маскировка. Аниме мода почему-то очень популярна среди японской молодёжи. Твои страдающие от гормональных всплесков соотечественники обожают прятать типично азиатские очи под красивыми, но весьма неправдоподобными иллюзиями-голограммами – и получается: голубые радужки едва не наползают на уши.

Гипноэффект? – под луной, поцелуй, кольца в клеточку?..

Ха!!

Похабно, дебильно скалясь, ты хватаешь девочку за грудь: жмёшь, тискаешь, щупаешь. И ныряя под локоток, ускользаешь от пощёчины.

– Подонок! Мразь! Ненавижу! П-пож!-жар!! рный! – последнее выплёскивается из её пухлых губок, как бэнто в алюминиевый чан для отходов, предварительно раскалённый ацетиленовой горелкой: пш-ш-ш!.. – ПРОФЕСССИОНАЛЛ!!!

Ацетиленовой горелкой?.. Надо же – такое в голову лезет, не вовремя, чёрти что… Толпа молча раздвигается. Не глядя под ноги, ты шлёпаешь по лужам – скоро осень: месяца через два. Редкий слабосильный дождик не спас город от жары лета-нацу. В плаще парко, но плащ есть символ принадлежности к особой касте.

– Молодой человек, а нельзя ли побыстрее?! – толпа дублирует возмущённое эхо. Звук отражается от твоего затылка, частично поглощается, частично сползает по позвоночному столбу и теряется где-то в демисезонной подкладке нижнего белья.

Треск зубов, хруст челюстей, мелодия самопожирания. Если задать аксиомой предел биологического существования – вся жизнь приравнивается к уничтожению себя, любимого.

Ах, как высокопарно сформулировано, тьфу! – и растереть!

– Осс, – Ты киваешь Джамалу Судзуки, участковому стрелку-лейтенанту;

тебе не единожды приходилось встречаться с ним по долгу службы и не только:

оформление всяческих бумажек, актов и прочих бюрократических заморочек плюс трёп под пиво и общие знакомые. – Как жизнь?

– Яххо. Нормально, – Джамал, сдвигает фуражку козырьком на ухо и поправляет смоляные волосы, прилипшие к влажному виску. – Хисасибури дэсу… А у тебя? делишки? пучком? Цветёшь и пахнешь?!

– Я нормально и ещё лучше!

Сейчас – только работа, ничего личного: чистое, не омрачённое приятельством взаимное равнодушие:

пустые фразы ритуала – порядок, норма, проценты плана по отправлениям обрядов в текущем квартале.

Вот только дом горит. И огнетушителем, обычным любительским огнетушителем, здесь не обойтись.

Сегодня Джамал работает в паре со своей любимой СВД. Классика жанра: уничтожение движущихся, открытых и одиночных целей. В частности фениксов, хе-хе. Иногда лейтенант Судзуки веселится, и на отстрел пылающих профессионалов берёт антиквариат времён Второй Мировой войны – древнюю, испытанную боями в Финляндии СВТешку.

Иногда – проверенную Кавказом ВСК-94. А бывает и развлекается старинным французским мушкетом.

Пожар. Рядом. Живёт, дышит.

И ты радостно кричишь:

– Тадайма! Я вернулся, я дома!

Треск зубов, хруст челюстей – огонь отвечает:

– Окаэри насай. Добро пожаловать домой… Ты голоден, тебе хочется есть. Отринь суетное – и насытишься. Ни друзей, ни привязанностей, дети это хлопоты, детей не надо… Ты никому не нужен, тебя никто не любит, и даже сурово наоборот – откровенно ненавидят и люто боятся – ты же пожар!-ный.

Как хлыстом по лицу – крик:

– Тварь, ну чего ты ждёшь!.. Ублюдок нэдзуми и кумо!.. Помесь крысы и паука!!

Ну, бабка, ну, перечница!..

Шаг.

Шаг.

Шаг.

Ресницы заворачиваются кверху и обугливаются. И зеркало-глюк. Огромное. Первый признак грядущей трансформации. Смотри на себя, это я, это ты, это мы. Ты голоден? А я отражаю преломлённый свет, но – уже не тебя. Ты… – да вот он ты, любуйся. Сквозь слёзы – водопадом -… – дым!

Чёрный!

Копоть.

Пот горным селем омывает отроги лопаток и перевалы ключиц, и увлажняет долину живота – горячая рубашка липнет расплавом, не отодрать, тлеет плащ в подмышках. Ты с сожалением роняешь зажигалку, подаренную мамой на двадцатилетие – ведь поцарапается об асфальт! А по-другому – расплавится.

Судорогой сводит косые мышцы живота – не первый, но пока ещё нежный позыв голода. Ты падаешь на колени, вдавливая мизинец вместе с тканью и мягкой пластмассовой пуговицей в пупок.

Чуток отпускает, но ты не обольщаешься – дальше хуже. Будет. Значительно хуже.

Голод, го-о-о-о-л-лод-ддд!!

Гарь.

Пепел.

Обожжённые щёки.

Ты достаёшь из кармана шоколадку, половина размазывается по фольге. Течение воздушных потоков внутри пылающего здание непредсказуемо:

резкие перепады давления, попробуй, угадай?! Язык пламени шаловливо высовывается из губ подъезда и облизывает тебя с головы до ног: волос больше нет, плащ горит, синтетика липнет к бордовому эпидермису.

И это больно. Действительно больно.

Но! – голод! ГОЛОД!!! И только что ты-пожар попробовал себя-плоть, и это было вкусно, да-да, вкусно. Пальчики – ням-ням! – и нет больше рисунка отпечатков. Нос – запахи исчезли – сразу: были, и нет уже – золотая проволока стекает по обнажённым косточкам челюстей.

Хр-р-р! – Будда, прости чревоугодника. Меню гурмана: дым, копоть, гарь и пепел – ой как хочется, а нельзя. Себя? – себя можно, себя даже нужно. Но… …ты знаешь, сколько не терпи, а придётся укусить, отхватить кусок потолще, пожирнее. Быстрее! – мясо отваливается от костей. Пока есть мышцы – быстрее!

Шевели булками!

Второй этаж.

Пузырями краска на стенах – была, ты чувствуешь её тень, её сожжённый состав, химию. И обугленные до металла перила – красные. Пятки остаются на ступеньках – отломались.

Третий.

Может, хватит? Пора бы показать себя в пролёте окна… Пора?..

Будда, как не хочется!!

Оранжевое облако, и наклониться бы, плавно уйти… Нельзя. Правую руку унесло, шмякнуло о бронированную дверь чьей-то недешёвой квартиры.

Плохо – ты же не левша, очень плохо… Четвёртый. Отпала голова. Уже не больно – так, неприятно чуть-чуть. Слегка.

Пятый. Всё, выше не получится. На четвереньках вползаешь в прогоревший косяк. Вместо лёгких – парующий ливер жареного пирожка. Горит побелка.

Ещё чуть-чуть! – а не дойти. Ты укладываешься на пол – паркет под тобой вспучивается девятым валом.

Ничего, бывает. Прикусить бы язык – но голова… где голова?! – пепел! – и ждать… недолго… Всё. Трансформация.

Нужный поток выносит тебя на балкон.

Ты – чистая плазма. Ты – обнажённый голод. А вокруг столько пищи… столько пищи!! Дотянуться до соседней пагоды? Или подмять панельную высотку?!

Высотка больше, а кирпич – вкусней… А?..

Ага.

А ведь ещё нетронуто, не надкушено левое крыло этого – этого! – дома!!

– Смотрите!! Не-человек! Оборотень! Исчадье ада!!

– Феникс!!

– Профессионал!!! Хэнгэёкай!!!

– А-а!!

– …куда смотрит полиция?! Стреляйте быстрее!!

И, правда, куда?

И кого ОНИ, любители, ожидали увидеть в огне?

Карлсона? Мери Попинс? Дзасики-Вараси?..

Стреляйте быстрее?! – хе-хе! – vox populi, vox dei… Упс!.. – Джамал поднимает винтовку, блики от линз прицела – вот-вот тебя пощупают серебром, каким обычно ласкают всех активированных… …добропобедных мучеников.

Палец Джамала мягко тянет спусковой крючок… Звук – громкий. И боль. Другая, приятная: холод. И пустота – где-то ря-а-адом.

Смерть? Скорее бы… Давно… пор-ра-а… И ты привычно умираешь.

ЗИККУРАТ, ИЛИ ВВЕДЕНИЕ

В СПЕЦИАЛЬНОСТЬ

Юрико проснулась.

Вот так: проснулась и всё. Захотелось – и прекрасный мачо-кугё не нужен: принцесса без слюнявых поцелуев очнулась от летаргической спячки. Пришла в себя, ага, и лёгкой дрожью – аккуратно! – локотком тронула нежную поверхность управления, напылённую на быльце кровати.

И сразу же по щучьему велению, хе-хе, а точнее по хотению Юрико распахнулись створки двуспального анабиозника-саркофага, совмещённого с дешёвенькой барокамерой. Кстати, у барокамеры маловато функций, она давно устарела – заменить бы, обгрейдить. С премии или наследства. Да где ж они, шальные деньги? Где спонсоры-меценаты и мультимиллионеры-поклонники талантов?

рефлекторно – по-утреннему удлинёнными ресничками провентилировала личико, унавоженное регенеративной плодово-ягодной наномаской.

Отключила Всемирную Конъюнктиву и врубила свет настоящего солнца, заглянувшего в окно сквозь бамбуковые щели жалюзи. Та-а-ак, – не замутнённый аниме-голограммами кареглазый взгляд изучил синоптическую панель, стилизованную под металлопластиковую форточку: что день грядущий нам готовит? – бури, шквалы, замечательную погоду?

Ясно, жарко, влажность.

– Аа-ааа-хх, – зевнула девица-красавица.

Смачно так ротик приоткрыла. Даже нижней челюстью хрустнула. И куснула пухленькую губку – нижнюю. И… – в общем, соблюдение ритуала согласно расписанию.

Будильники Юрико не любила, точнее терпеть не могла. Вот такая у дамочки патологическая неприязнь к любым подъёмным устройствам – осознанная ненависть, не иначе. Да и за что, спрашивается, любить эти механические дзинь дзинь-дзинь? и прочие электронные пищалки побудки? Тем более в единственный законный выходной?! Рано утром?! В четырнадцать тридцать?!

А ведь тело-исходник ощущается правильно. Уже хорошо. Приятно. Значит, ситуация под контролем.

Расслабляться себе дороже: трать потом часа три – не меньше! – дабы привести параметры в надлежащий порядок-стандарт.

Та-ак, что там у нас по основным замерам… – Юрико приподняла голову над силиконовой желе подушкой и оценила показания микрометров по трём основным позициям: диаметрам талии, бёдер и грудной клетки. Ну-у, почти попали, н-да: по бюсту отклонение в плюс полмиллиметра. Но плюс это не минус, корректировать проще… Минут сорок Юрико кокетничала перед зеркалом – голенькая. Трогала пальчиками соски, пока не довела диафрагму до нормы и не отрегулировала размер молочных желез: профи есть профи, даже в воскресенье.

Жарко.

Бабушка ещё спит, она давно на пенсии, ей можно.

Тапочки, халатик, поправить волосы. Прогуляться на кухню. Пластиковый стакан малинового синтойогурта из холодильника-гриля на стол. Потом – неспешный подсчёт калорий – годится, не отрава, но пища. Одноразовая ложечка, одноразовая салфеточка – и завтрак успешно завершён: спасибо, не за что, потребляйте ещё.

Ночью Юрико приснился сон. Вещий, ага. Юрико отчётливо видела парафиновую свечу, сложенный «ёлочкой» костёр и маленькую лампадку. Свеча обожгла Юрико пальцы, лампада погасла, когда юная красавица попыталась долить масло. И только костёр согрел плутающую во мраке девушку.

Да-да, это вещий сон. Знак! Фатум, никуда не деться… Хотя чего на судьбу роптать?! – Избранник Юрико понравился – позавчера, на пожаре. Настоящий феникс, с ума сойти! И симпатичный к тому же, кирэйна-красавчик. Каккоии! Сутэки! Правду говорят:

в человеке всё должно быть прекрасно – и кимоно, и тай, и као.

Как бы с ним поближе познакомится?..

По возможности случайно?

огонь превращается», – Юрико улыбнулась и впервые заметила на стенах фотолюминесцентные эвакуационные указатели для ориентации в помещении в темноте и при сильном задымлении.

Да, Юрико и раньше слышала об эффекте длительного послесвечения: в ПВХ-пластик, краску и самоклеющуюся плёнку добавляют мельчайшие кристаллы сульфида цинка. Мол, кристаллы те запасают световую энергию, а потом, по необходимости, излучают кванты видимого спектра.

Слышала, но никогда не обращала внимания на забавные стрелочки-указатели в сорока сантиметрах над полом – да-да, именно на четвереньках, согласно технике безопасности, надлежит ориентироваться и выбираться из задымлённого помещения.

Ох, уж эти пожарные приспособления! Это ведь так романтично – стрелочки, и на карачках, и попой кверху!

Жарко. Обмахиваясь веером-тэссэном, Юрико долго стояла у окна: впечатляющий вид – сорок восьмой этаж небоскрёба, а внизу – город, Вавилон, промышленно-деловые задворки мегаполиса Дзию. Пластмассо-металлическая лента транспорта-норимоно: электро и пневмокары, ДВС авто и карьерные грузовики, не заезжающие дальше окружного шоссе. Поток людей: граждане всех мастей и национальностей, любители и профессионалы, заплывшие жиром туристы и диссиденты тоталитарных режимов… Подводные течения, волны, хлопья пены – шуршащие обёртки, громкие голоса, клаксоны и рекламные щиты голограммы… Город. Море. Океан.

Попросту – Вавилон.

Люди-капли, машины-капли, дома-капли.

Одна капелька – вдруг! – вырвалась из потока, плавно ушла в сторонку, испарилась-взлетела – красивая такая: транспортный космолёт – рейс к Марсу? или на Венеру?

Вот бы сейчас – автостопом, за пару парсеков! Или в туннеле Сейкан, по дну моря от Хоккайдо до Хонсю.

Или под фонарём «Зеро» на палубе авианосца – от Итурупа до Пёрл-Харбора не так уж и далеко.

Акира Ода, полномочный феникс пятой категории, воскрес на третьи сутки после самосожжения.

Очнулся он, как обычно, в собственной квартире на улице Спокойствия – привязка к заданной точке пространства работала исправно и, тьфу тьфу-тьфу, пока ещё не сбоила – ни разу.

И замечательно. Наверняка крайне неприятно в голом виде материализоваться, к примеру, посреди широкого перекрёстка, скажем, на стыке проспектов Хризантем и Восходящего Солнца – и попасть под катки патрульной киботанкетки, мчащейся на разгон очередной демонстрации зооморфов: борьба за гражданские права, ага, – есть дело кровавое и неблагодарное! Короче, честного феникса раздавят и не заметят.

Сухость во рту, зудит и чешется кожа на спине и в паху – обычные симптомы того, что феникс жив.

Опять жив!

Акира оделся – по-простому, по-людски:

натянул трусы (расцветка: пчёлки-цветочки), втиснул мускулистый, разукрашенный татуировками и ожогами торс в смутно-белую «домашнюю» майку с надписью «Две башни – forever!». Побрился – чётко обозначилась розовая полоса на горле. Изодрав кухонным ножом клеёнчатую упаковку, обнаружил кожаные брюки а-ля ковбой Мальборо, розовую рубашку из синтетического шёлка и подарочную мамину зажигалку (значит, подобрали ребята из группы поддержки, вернули, спасибо). Нашёл в прихожей, возле зеркала, пару новых десантных ботинок и обулся. Ботинки, как всегда, впору – не жмут: спецпошив профсоюзной мастерской, доставка бесплатная – обувь для фениксов, ага: с допусками на постпожарную усушку пяток. Спасибо, дорогие, уважили.

Акира захлопнул бронированную несгораемую дверь. Споро завинтил трёхосевые червячные засовы. Врубил вибро и термочуткую сигнализацию, активировал «жёсткую» систему предупредительного воздействия: ежели кто особо жадный до чужого добра прикоснётся к кодовому замку чем-нибудь непотребным, тот неслабо ощутит на собственном копчике всю прелесть законов электротехники.

Феникс вышёл из портала-подъезда и… – не обнаружил на стоянке служебное авто. И, собственно, не удивился. А вот если бы за колючкой под током и прессом шлагбаума стояла «девятку» с опротивевшими саламандрами на бортах, тогда да – Акира уверовал бы в чудеса, честное слово!

вознестись не встать, сеппуку в пузо три раза!

Ну и куда теперь? – а сердце подскажет: после воскрешения Акира доверял только «интуиции»:

мозги (и спинной, и межвисочный) после трёх суток небытия обычно подтормаживали – так уж повелось:

высшая нервная система трудно привыкает к свежему телу.

В обозримом небе – пара транспортных вертолётов и одна туристическая «капля» Чужих. Пяток разноцветных «бабочек» приземлились на парапет соседнего дома – и выставили крылья солнышку:

аккумуляторы, твари, заряжают, хорошо им. Вот бы сесть на ближайшую лавочку-трансформер – и никуда не идти, лень, и целый день «не отходя от кассы»

считать брюнетистых пацанов, проезжающих мимо в спортивных «ламборджини дьябло»: эх-х!!..

Отмашка большим пальцем кверху! – Акира поймал извозчика и «пробежался» к ближайшей станции дирижаблей, дабы купить билетик до районного храма Каодай – вдруг захотелось полюбоваться золотом куполов и цветными стёклами витражей. После воскрешения такие припадки иногда случаются. Нечасто, но регулярно – вот припекло пообщаться с мудрыми старцами-отшельниками, и всё тут.

Погодив пока гондола заполнится пассажирами, пилот разжал сцепку и воздушная маршрутка неспешно протиснулась в зазор между высотками и рельсовыми шоссе моноциклов, на бешеной скорости порхающих над головами граждан.

Минут через десять, поглядывая в иллюминатор за борт и ориентируясь по расположению огромных рекламных голограмм, Акира выдвинулся к люку с надписью «Выход»:

– Шеф, остановочку, пожалуйста!

Феникса услышали, чмокнул вакуумный герметик – и люк распахнулся, разрешая покинуть салон на высоте семьсот метров.

Стюардесса, красотка-мулатка, профессионально улыбнулась:

– Счастливо пути!

– И вам не хворать! – Акира шагнул в пустоту, люк закрылся.

Небо.

Воздух.

Head down «Olav» – череп вниз, ноги шире. Head down «Romeo». И – базовая позиция: верхние лапки – на поток, буквой "Т". Нижние – поджать;

спина выгнута. Аэродинамическая стабильность, понимать надо. Парашют раскрылся.

Многие – в основном безусые юнцы – опрометчиво считают, что девятисекционник лучше планируют, но у феникса другое мнение – безопасность превыше всего;

кому нужны рекорды среди новостроек и бараков? А классическая «семёрочка» никогда не подведёт с наполнением, и к свалу менее предрасположена, да и на приземлении точнее попадает в разметку. И в случае отказа медленнее теряет высоту!!

Да-да, у Акиры отличный эллиптический купол из дешевенькой ткани F-111 (на шестьсот прыжков вполне хватает, а потом не жалко и заменить), у Акиры тонкие, выверенные по длине стропы управления из прочного микролайна (да, микролайн не гасит удар, но и не растягивается). Парашют Акиры, «CLASSIC PRODIGY А5» производства «Parachute de France», оборудован всякими полезными прибамбасами, как то: съемным слайдером, коллапсируемой вытяжной медузой на шнуре-"kill line" и модернизированными свободными концами.

Несомненно, слайдер необходим при раскрытии, а затем, согласитесь, от него следует избавиться: Акира просто проводит сетчатый mesh вниз и крепит на затылке с помощью липучки, пришитой к воротнику плаща.

Поворот – центробежная сила увеличивает нагрузку, свободные концы удержать не так уж и легко – если заранее не озаботиться «узелками», то есть металлическими кольцами, закреплённых с помощью вакуумной сварки и технических заклинаний-терминов.

Падение.

Асфальт близко.

Столкновения в дропзонах нечастое явление, но таки бывают-происходят: пассажиры-парашютисты регулярно сбивают на приземлении извозчиков, решивших сократить путь-дорожку, дабы быстрее доставить клиента в пункт назначения. А виноват – всегда! – летяга. Копы непременно вступятся за пешехода, даже если пешеход «ползает» по тротуару со скоростью ДВС-авто. Вот поэтому Акира внимательно смотрит вниз: лишние проблемы с законом ни к чему.

А внизу, похоже, dust devils, пылевые смерчи – крайне неприятная штука: а, казалось бы, всего небольшие разницы в температурах воздуха – и нате пожалуйста! – широкие зоны сильных завихрений.

Турбулентность. А в итоге – коллапсированию купола.

Остаётся надеяться, что, как обычно, ничего не поправимого не произойдёт.

Есть! – асфальт мягко встречает амортизаторы подошв. На ходу Акира активирует опцию «укладка»

– и купол мгновенно втягивается в модный в этом сезоне «Reactor», ранец на липучке с защищенным от потока верхним клапаном. Да-да, купол прячется в ранец! – а нечего расшвыриваться личными вещами в зоне приземления! – спешащие на работу скайдайверы запросто могут натоптать и наследить, и будут правы.

Пару шагов – и вот они, жёлтые ворота, расписанные драконами.

За воротами – брусчатка, ведущая к храмовой пагоде, и джунгли, гордо именуемые парком.

Правда, прогуливаться по редким тропинкам, окружённым пальмами и густым подлеском, могут только послушники – прихожанам не рекомендуется отдалятся от чётко намеченного пути: в парке водятся священные тигры, а когти у амурских зверушек, не смотря на религиозную принадлежность, очень даже реальные и острые. Кстати, растения здесь зеленеют и цветут круглый год, здесь никогда не бывает снега и мороза – микроклимат поддерживается исключительно магией адептов-служителей.

На площадке перед пагодой – две мраморные статуи: Будда на лошади и Христос, поправляющий сползший на нос терновый венец.

Акира входит в храм, под ногами скользкая керамическая плитка. Впереди – просторный зал с колоннами, украшенными вьетнамскими орнаментами, хоры и алтарь в форме звёздного глобуса.

Тихо – шёпот? – играет спокойная музыка, звучит что-то очень классическое. На стенах образа Виктора Гюго, Сунь Ятсена и Льва Толстого.

Минут сорок – больше? – Акира неприлично жадно рассматривает старинную христианскую икону.

Долго вглядывается. Чем-то феникса притягивает композиция – и объятый пламенем куст, и Богоматерь с Младенцем в руках, и вообще… Своё, родное, такое японское – обнять и плакать.

– Наму Амида-буцу! – поклонился Акира старцу в разноцветном халате, символизирующем единство всех религий.

– Наму ме хо рэнге ке! – кивнул в ответ высокий седовласый мужчина, перебирая длинными сухими пальцами можжевеловые чётки.

Поздоровались, значит. А теперь по делу:

– Отец Но Чон Хён-сан, Вы не хуже меня знаете:

подсвечники и прочие аксессуары, подразумевающие использование открытого огня… – …надлежит крепить на негорючие подставки? Да, сын мой, я ознакомлен с «Общими требованиями пожарной безопасности в культовых сооружениях».

В храме никого нет – почти – рабочий день:

народ Вавилона создаёт материальные блага, творит интеллектуальную собственность, защищает информацию и предоставляет разнообразнейшие услуги. Возле образов неспешно прогуливаются иммигранты-ицзу, переселенцы из Юго-Западного Китая, точнее из провинции Сычуань. Это те ребята, что вырвались из гор Ляньшань, где до сих пор успешно сохраняется рабство и дискриминация по кастовой принадлежности.

– Если Вы, отец Но Чон Хён-сан, ознакомлены, то должны быть в курсе: запас горючих жидкостей для заправки лампад и светильников должен: во-первых, храниться в металлической таре;

во-вторых, не более суточной нормы в одном молельном помещении.

Согласны? По глазам вижу, согласны. Отсюда возникают сразу несколько очевидных вопросов. Что это за пластиковые двадцатилитровые канистры у алтаря? И почему их аж… – сколько? – семнадцать штук, если меня не подводит зрение?

Раздражение, злость, усталость.

Дрянь, скопившаяся в душе Акиры-феникса за утро воскрешения, готова выплеснуться на скользкий пол храма истеричным визгом и желчной блевотиной;

в идеале – выписанным штрафом на солидно крупную сумму. За несоблюдение.

Отец Но Чон Хён-сан, маг и гипнотизёр, как и все служители универсального Господа Каодай, ненавязчиво – без бледно-розовых нитей! – ловит зрачки Акиры, щупает ресницами воспалённый слезящийся взгляд. Почему-то у Акиры такое чувство, будто бы священник прекрасно понимает, что с фениксом сейчас происходит. Странно, да?

Понимает и не осуждает.

– Мне нужно проверить печное отопление. Вы в курсе, раз в год… – Акире хочется курить, он проголодался и с удовольствием умял бы сейчас несколько порций толма. И под плотный завтрак послушал бы певца-гусана, исполняющего песню странника-пандухта, тоскующего по родной земле. – Понимаете, отец Но Чон Хён-сан, печное отопление… – Да-да-да, ежегодно перед началом… э-э… задолго до начала отопительного сезона… оформить акт, да? Я понимаю, молодой человек, пожалуйста.

Это ваша работа. Конечно, я понимаю… Акира отчётливо представляет, как под рясой пастора – на спине – вспухает-активируется и гасит раздражение татуировка «три купола веры без крестов», и… – слишком много милосердия, через край – прощения и сатори.

Ограничились штрафом – несерьёзным: так чтоб жизнь кагором не казалась. Напоследок Акира соорудил из бровей и складок лба «суровое лицо»

и произнёс «последнее китайское предупреждение».

Кстати, кагорчику он всё-таки хлебнул: поддался на уговоры отца-настоятеля, уверившего, что употребление монастырского вина – даже в рабочее время! – есть благо и богоугодное дело. Нежный, но ощутимый перегар феникс зажевал семенами сладкого аниса – давно проверенное средство: ни одна супементоловая жвачка так мощно и надёжно не перебивает запах алкоголя.

Пора и честь знать – в «офисе» наверняка заждались: Спитфайр – босс!! – тактично не звонит на трубу, но отчёт о проделанной работе подразумевался ещё часа три назад: возможность санкций на предъяву газовому хозяйству, нанесённый ущерб, время локализации и так далее, и тому подобное.

– До свидания, отец Но Чон Хён-сан.

– До скорой встречи, молодой человек.

Удовлетворённый визитом феникс покинул храм.

Когда Акира в последний раз умер, благодарная общественность развинтила бесхозную служебную машину на запчасти, ободрав покровы Жестяного Коня до скелета-кузова. Что смогли – унесли, остальное искалечили и помяли, лобовое стёкла – в крошево.

И чего?

В смысле, зачем эти жалостливые истории о неблагодарности, вандализме и мародёрстве? А затем, что теперь воскресшему фениксу приходится добираться на работу в комфортабельном общественном транспорте, в частности, в «мягком»

салоне трамвая обыкновенного. Акира запрыгнул в вагон для курящих, воткнул несчастливый билетик в зубастую пасть биокомпостера – еле пальцы успел убрать – и, понятно, зажал губами сигаретку.

Задымил.

Биокомпостер страдальчески сморщил мордочку – Акира слышал, что в курящие вагоны приращивают только самых агрессивных и ненадёжных биомехов, из тех, что кусали пассажиров за пальцы или отказывались дырявить билеты.

За двадцать минут поездки Акира спалил семь стеклянных спичек с фарфоровыми головками и выкурил столько же сигарет – зачем? – а назло биомеху.

Понедельник – отвратительный день недели, это аксиома, не требующая доказательств. И если вы из тех бодрячков, которые с умилением на роже выскакивают утром из тёплой уютной постели, дабы поспешить в обожаемую контору-фирму, то… – Юрико-маркетолог работает именно для вас!

Для вас она следит за фигурой, изнуряя себя упражнениями на тренажёрах и жёсткими рыбно-овощными диетами. Для вас она выглядит бесподобно, обворожительно и прекрасно. Для вас, господа!

И для вас дамы.

Не первый год Юрико продаёт свой безупречный внешний вид рекламным компаниям. Девушка сдаёт упругое молодое тело в наём, предлагая внутреннюю поверхность бедёр для очередной пиар-акции шоколадных батончиков, а интимность обворожительного пупка – для объявлений о поиске работы.

Совсем недавно Юрико выиграла в профсоюзную лотерею: в качестве приза девушке досталась проходная точка у метро «Каи-куми» – рядом с огромным продуктовым рынком, над которым возвышается небоскрёб-лоу пятизвёздочной гостиницы «Мэйдзи»;

чуть дальше, пять минут неторопливым шагом – известный на весь Вавилон корейский ресторан «Чосон», где готовят великолепнейшую кимчи;

за рестораном – синематограф «Люмьер Бразерс» и Дворец Спорта имени Майка Тайсона.

Народу, постоянно барражирующего от метро к гостинице и к рынку, или от «Чосона» к спорткомплексу и назад к метро, более чем достаточно, чтобы честно заработать евроденьги, не прибегая к разного рода криминальным уловкам, вроде рекламы сайтов детской порнографии.

Согласитесь, значительно приятней платить налоги и чувствовать себя честной гражданкой Города Свободы, чем трансформировать тело до размеров десятилетней девочки. Перестройка внутренних органов плюс секунду на обнажение, да ещё полсекунды для прописки адреса сайта на возбуждённых от гормонального всплеска маленьких сосочках, да прибавим возврат в исходное состояние – пока нелицензионную хэнсин-трансформацию не засекли представители аппарата насилия и принуждения. То есть левачок, ясен чили, вещь приятная, но! – общение с копами-защитниками частенько портит удовольствие… Всё-таки хорошая точка значительно облегчает стабильные высокооплачиваемые заказы и никакого мошенничества.

К примеру, сегодня с половины восьмого воротничкам» и ронинам-вышибалам букмекерских контор Юрико демонстрировала достоинства кофе концентрата «Блэк Платинум». Мол, господа товарищи, сравните остальные-иные сорта растворимого низкокачественного суррогата с нашим несравненным напитком богов, истинной амброзией для настоящих ценителей, ароматным афродизиаком, гарантирующим продолжительное совместное счастье и постельное долголетие, а также – в общем, по ушам Юрико ездить умела… Ещё в начале рабочего дня она установила переносной голопроектор, укрепив невзрачный чёрный параллелепипед-mecha на перевёртыше урне в трёх шагах от фонарного столба "М", и настроила запуск объём-изображения на определённое движение правой руки. Стоило девушке поднести указательный пальчик к губам, как врубалась голограмма: огромная, величиной с пивную бочку, чашка, из которой неторопливо отхлёбывал чёрную нефтеподобную жидкость высокий, лубочно красивый гражданин в костюмчике от Кардена. Каким образом обычный с виду молодой человек европейской наружности смог бы в реале поднять бочку-чашку и произвести полноценный глоток, Юрико совершенно не интересовало: баннер придумала не она, её задачей было лишь изобразить на лице неподдельные восхищение кофейным выбором парня и результирующими страстью и вожделением.

Оплата зависела от качества воздействия (параметры и требования заранее оговаривались в контракте). Также сумма заработка изменялась в зависимости от количества народа в зоне покрытия баннера.

С восьми до девяти Юрико рекламировала какую то новую школу у-шу, то ли «Снулый карп», то ли «Бодрый богомол». За пять минут она не спеша, зато обстоятельно и по правилам трансформировалась в миниатюрную китаянку с длинными распущенными волосами, одела серенькие брючки и рубашку, нацепила значок с изображением Великого Кормчего.

Контроллер подтвердил соответствие роста, веса, разреза глаз требуемому заказчиком образу. Затем в мозг Юрико из того же контроллера загрузилась демопрограмма особого сложного удара: поскольку знаниями секретов школы «Снулого богомола»

Юрико не обладала, да и не желала обладать, то пришлось временно вогнать под череп один вроде бы очень показательный приёмчик.

Первыми, кому на себе пришлось испытать пиар новой школы у-шу были фиджийцы – семеро парней и девушек, одетых в набедренные повязки, юбочки и пояса. В волосах девушек спрятались гребни из раковин. На шеях у парней – ожерелья из зубов кынсы. Молодёжь явно с утра пораньше зарядилась кавой и бетелем. Юрико шагнула навстречу, поклонилась, выставила перед грудью пластиковые палочки для еды и неуловимым движением перерубила их купюрой в пять евро. На рубашке у рекламного агента высветилось название школы, электронный и реальный адреса, два номера телефонов, номер факса.

Фиджийцы прошли мимо, не обратив на Юрико ни малейшего внимания.

Сволочи.

Контроллер попытку не засчитал.

В общем, за час, потраченный на «Богомола», Юрико сломала несколько сотен палочек, изодрала в клочья восемнадцать купюр достоинством в пять евро и заработала в семь раз меньше денег, чем за полчаса сотрудничества с «Блэк Платинум».

Однозначно, завтра Юрико пошлёт даосов куда подальше: боевые искусства не её стиль, без вариантов.

С девяти до десяти Юрико отдыхала, неспешно дефилируя в цветастых юбках «Мэйбуцу» и вяло отбиваясь от любителей продажных половых отношений.

В десять утра рабочий день Юрико закончился – на сегодня контрактные обязательства исполнены;

в понедельник не следует перенапрягаться с заказами.

В ближайшей туалетной кабинке девушка сменила строгую блузку на открытый от поясницы до груди топик и вымыла руки. Поправила причёску, вплела мьют-орхидеи. Закрыла за собой дверь уличной «дамской комнаты» и нырнула в метро – Юрико решила посетить феникс-депо N9/21.

Терять время даром не в её привычках, а вот подзаработать чуточку деньжат, ничего не делая, – в самый раз: Юрико кинула на плоский живот бегущую строку объявлений: «ВСТУПАЙТЕ В ПРОФСОЮЗ!!», «НАШИ ФЕНИКСЫ ВАС БЕРЕГУТ!!»,

«ПОСТОЯННЫМ ПОКУПАТЕЛЯМ СУПЕРМАРКЕТА

„ЗИККУРАТ ЭТЕМЕНАНКИ“ СКИДКИ – 5%!!!»

Отчёт Акира отнёс, понятно, шефу – кому ж ещё?

Шеф, блеснув белым люминофором термостойких сигнальных полос, и, просыпав на пол металлические пуговицы из комплекта ЗИП, поблагодарил за отличное проделанную работу, сильно пожал руку трехпалой перчаткой с теплоизолирующей подкладкой. Пожал от души, по-мужски – так что Акира внятно прочувствовал усиленную «мозоль»

наладонной части. И в завершении встречи на высшем уровне Спитфайр, как обычно, пообещав «лучшему сотруднику» премию в размере месячного оклада, уткнулся взглядом в руководство по эксплуатации ТОК-200 – с намёком, что визит окончен и можно смело покидать помещение.

Приятно, чёрт побери! – когда ценят, уважают, поощряют.

И всё.

В смысле, отчёт сдал – и делать нечего: отращивай геморрой, плюй в пластик подвесного потолка, изучай наглядную агитацию.

Коридор, гулкие шаги за спиной.

– Акира-сан?!

– Да, Масами? – Акира Ода неторопливо обернулся: знакомый голос – проигнорировать как бы невежливо.

– Акира-сан, у меня к Вам разговор. – Масами покусывает губу;

глаза красные, бегают – встречный взгляд игнорируют, от контакта уклоняются.

– Что-то случилось? – Разговаривать неприятно:

язык еле ворочается – после воскрешения такое частенько случается. – Ну? Чего молчишь?

Случилось чего?

– Отчасти.

Ну, м-мать, ребятки хитрожёсткие нынче пошли!

Вот так, издалека, полунамёками… – а губу, сопляк, почти обглодал;

ещё чуть-чуть – и косоглазие неизбежно.

Масами Арисава, стажёр-выпускник пожарной академии – внешне, ну, истинный богатырь-самурай:

косая сажень в пятках, буйны вихры в подмышках, тридцать лет и три года на печке лаптем сакэ сербать, в рот не попадать. Шутка. Неудачная. Здоровый парень, признаков инвалидности не замечено.

– Вот. Возьмите, пожалуйста. Ознакомьтесь. – И протягивает конверт: большой, запечатанный свежим сургучом. – Ответьте, если не затруднит, по телефону.

Номер я указал. До свидания, Акира-сан.

Акира поймал велосипедиста-рикшу и прокатился в район Хайк – вроде бы по делу: полюбоваться на глхатун – специфические небоскрёбы армянского землячества. Строения эти представляют для пожарной охраны особый интерес: в каждой квартире имеются стенные камины-бухари, а в паркет встроены глиняные печи-тониры – та ещё головная боль.

Акира зашёл в кафе с топографическим названием «Ленинакан». Внутри – с десяток мужчин в сюртуках архалухах. Кушают лапшу-аршта и кашку-ариса, вылавливают из супа тефтели-кюфта, запивают обильную пищу кислым молоком-мацун.

Фирменными блюдами Акира пренебрёг – заказал матэ и круассан с шоколадом. Миленькая официантка, чистокровная армянка с внушительными формами, грюкнула о стол подносом, расплескав полчашки пахучей жидкости, а французскую выпечку пришлось подымать с пола – чудеса сервиса, обслуживание по высшему классу.

колумбийским чаем, Акира сорвал сургуч и вскрыл пакет, извлёк бумагу – лист формата А4, пропущенный через нутро принтера – тэгами-письмо.

Буквы не сразу сложились в слова, слова отвратительно вжимались в пазы предложений, а уж смысл понимался с третьего раза.

Хреново детишки шутят, несмешно.

Акира-феникс курил пятую сигарету подряд.

«Правила дуэли между стажёром Масами Арисавой и стажёром Хисоки Исузой».

На миг лейтенант Ода представил себе обоих парней, лучших выпускников академии:

увалень Масами и хрупкий, похожий на девушку красавчик-бисенен Хисока – семнадцатилетние оболтусы, не лишённые талантов и обласканные преподавателями… Ну-ну. И чего это мальчишки не поделили? Или кого?..

"1) Противники ставятся на расстоянии (двадцати) шагов друг от друга и не менее 10 (десяти) шагов от границ поля боя.

2) Вооруженные катанами противники по данному секундантами знаку сближаются, не переступая границы поля боя, и начинают схватку.

3) Если в ходе поединка один из противников роняет оружие, либо оно ломается, либо в случае падения одного из бойцов – противник обязан прервать дуэль по команде распорядителя, пока упавший не восстановит вертикальность и наличие вооружения.

приостанавливался, секунданты определяют степень тяжести раны и возможность продолжения дуэли.

5) Дуэль ведётся до тех пор, пока один из противников не потеряет возможность продолжать бой в результате тяжёлого ранения или же летального исхода.

6) Если в ходе дуэли один из противников отступает за границу поля боя, это считается уклонением от честного поединка – и бой прекращается.

7) Секунданты являются непосредственными посредниками во всяком отношении между противниками на месте.

8) Нижеподписавшиеся секунданты обеспечивают выполнение данных правил – каждый со своей стороны.

15-го июля 2…37 года, 13. Подписано:

Акира Ода, лейтенант пожарной охраны вольного города Вавилона, полномочный феникс пятой категории, член Профсоюза.

Джамал Судзуки, лейтенант муниципальной полиции вольного горда Вавилона, полномочный снайпер пятой категории, член Профсоюза".

Примерно в одиннадцать Акира вернулся в депо.

Отзвонился по указанному в «Правилах» номеру, буркнул, что, мол, согласен и сразу, не дожидаясь ответа, отключился.

Настроение – мерзопакостное.

мельтешит плакат-напоминание: «Пожарная охрана – совокупность созданных в установленном порядке органов управления, сил и средств, в том числе противопожарных формирований, предназначенных для организации предупреждения пожаров и их тушения…»

Совокупность. Организация, м-мать!

Бутылку пива горлышком в рот – глоток, второй, третий – кадыком вверх-вниз, вверх-вниз. В дверь уверенно, по-хозяйски постучали и… Вот кого Акира меньше всего ожидал увидеть в первое утро воскрешения, так это девочку, которую он встретил на последнем пожаре.

Пришла, значит, соскучилась – глазки голубые в пол-лица:

– Здравствуйте.

Пышная причёска – множество ярких бантиков, эбонитовых спиц и настоящих мьют-орхидей. А поверх волос – кружевная белая мантилья. Сама же малышка вся такая секси: фигурка ладненькая, платьице лёгенькое – вот содрать бы с неё это самое платьице, и посмотреть какой раскраски нижнее бельё, а потом – ну, не всё ли равно какого цвета трусики?! – тоже содрать и… И разложить детку на столе, нижними лапками кверху и врозь – мощно, жарко навалиться, подмять, ворваться брандспойтом и выплеснуть пену.

От желания пиво поперёк горла стало.

– Здравствуйте, можно? – а сама уже посреди комнаты, оглядывается, куда бы попочку пристроить.

– Здравствуйте. Присаживайтесь. Чему могу?..

Плакат – всегда перед глазами. Куда не повернись – перед глазами. Веки зашторь, а всё равно видно:

«…в том числе противопожарных формирований, предназначенных для…» А что вы хотели? – обычный кабинет обычного феникса. Стол, два стула, компьютер, электрочайник. А плакат… – а плакат успокаивает нервы, по крайней мере, от пошленьких мыслей здорово лечит. Ну и пожарный щит ещё – перед глазами. С громадным красным багром – декоративным, из пенопласта. И ящик для песка в углу, стандартный семьсот на пятьсот на четыреста миллиметров – естественно, без песка.

– Чем, кхе? – повторил Акира. – Могу?

Медленно закинув ногу на ногу, девушка присела на стул. Гордо задрав подбородок, продемонстрировала профиль и поджала губки:

– Можете. Уверенна, ещё и как можете.

Ну и как после ЭТОГО не поперхнуться?

– А?! – и пузырями наружу, прям на рубашку. Новую, ещё ни разу не стиранную.

– Осторожней. Что вы?!.. – улыбнулась, довольна произведённым эффектом.

– А вы… у вас… ваши вещи сгорели, да?

Протокол составить? Для страхового агентства? – Акира честно попытался изобразить сочувствие. Но опять прокачало на здоровый цинизм – а что поделаешь: привычка – чуть ли не каждый день одно и тоже: боль, слёзы, как теперь жить, и стоит ли вообще. И вся эта безысходность трёт душу, шкрябает, продавливает внешние слои кровавыми рубцами. А душа ведь не железная: сначала, конечно, сочувствие арии поёт, потом чужие слёзы шматуют в клочья милосердие, а дальше, нескоро, но всё-таки… – мозолями и толстой омертвевшей кожей обрастает ранимая некогда душа: становится бесстрастной и безразличной… Коросты и струпья: какое, нафиг, сопереживание?! О чём вы, уважаемые?!..

Девочка. Пышная причёска. Ножки красивые и сама, и… Да на стол её, на стол!!

…ножж-ж-жки!!..

Похоже, детка понимает, ЧТО творится с Акирой – женская интуиция, не иначе:

– Нет, вещи целы! Протокол не нужен. Мы живём через три дома, просто бабушка выскочила, а я за ней.

В чём была… Не я была… в чём… она, бабушка… – Смутилась, вроде, покраснела очень эротично. – А – Да-а, помню-помню, резвая у вас родственница, ага. Хорошая женщина, приятная в общении.

– Да, она очень болезненно переносит… э-э… катаклизмы, бедствия. Хоть и чужое, но… жалко, да?..

Всё, что… – …накоплено за годы тяжёлой работы? Огню под хвост?

– Да-а… Вы, наверное… Часто такое слышать, да?

Приходится?

– Да, очень часто. Чаще, чем хотелось бы.

Хотелось бы… Оч-чень хотелось бы!! Стоп!! – равнение на плакат!!

«…в том числе противопожарных формирований, предназначенных для организации предупреждения пожаров и их тушения…»

– Что вы говорите? Какой ужас! Сочувствую. – Девушка достаёт из сумочки пачку «Курилы ментол», радужным маникюром вправляет сигаретку в зубы.

Одна из орхидей прически резко дёргается по направлению к фениксу: эластичный стебель-удавка мгновенно удлиняется, лепестки трансформируются в хищную пасть со множеством мельчайших зубцов.

Не добирая двадцати с мелочью сантиметров до невозмутимого личика Акиры, бутон выхватывает из воздуха пролетающую мимо муху. Сглотнув, орхидея возвращается в причёску. Эта модель мьют-цветка запросто поймает и слопает воробья.

Короста-мозоль?

…а может, детка совсем без нижнего белья?..

Сигаретка, ага. Повод? – повод!

Акира поднимается, обходит стол, цепляясь бедром за угол, зажигалка в боеготовности – Акира наклоняется:

– Не стоит. Сочувствие излишне, поверьте. Это всего лишь моя работа, мой долг.

…без лифчика!!..

Детка явно желает спросить что-то гадостное, каверзное. Акира видит, как прячутся за длинными ресничками огромные голограммы-глазища, избегая пристального мужского – жадного! – взгляда. Она очень хочет спросить, но сомневается – боится?

Чего?

Решилась:

– Вы Феникс, да? в смысле – феникс? Настоящий?

– Да, феникс. Это мой талант, официально зарегистрированный Профсоюзом вольного города Вавилона.

– Феникс?! Ух!! Извините… А как это? быть фениксом? И гореть? И умирать? Больно, да? Меня Юрико зовут.

– Очень приятно, Акира Ода, можно просто Акира.

Поверьте, быть фениксом это… почётно. А гореть даже… мне нравится гореть. – Акира несёт полную чушь, вот бы его сейчас услышали докторишки из отдела психологической реабилитации. – Я испытаю настоящее, ни с чем не сравнимое наслаждение от своей работы. Я профессионал, понимаете?

Профессионал. Изгой, можно сказать, в некотором смысле.

– Изгой? Акира-сан… Акира… Я тоже.

– Что тоже? Кто? Вы?..

– А вы… Вы кто, девушка? Извините, по профессии?

– Юрико. Меня зовут Юрико. Хотите угостить меня пивом? – Она кивает на недопитую на треть бутылку. – Я люблю пшеничное, всё равно какое. Тут недалеко есть уютный бар. И всё-таки, как это? Гореть?

– Вам действительно интересно?

– А-а… Ну, хорошо, не проблема, я не виноват, Вы сама спросили… Значит так, реакция горения подразделяется на три вида: собственно горение, взрыв и детонация. Для возникновения и развития процесса горения необходимы три компонента:

источник зажигания, горючее вещество и окислитель.

– Вы не совсем меня поняли. Как это? ГОРЕТЬ? Я серьёзно.

– И я не шучу. Сущность горения в следующем:

нагреваем источником зажигания горючее вещество до начала его теплового разложения. В процессе, понятно, выделяются пары углерода и водорода, которые соединяются с кислородом воздуха и в результате образуют двуокись углерода, воду и выделяют немало тепла. Ещё, ага, имеем сажу и – куда ж без него? – угарный газ.

– Понятно.

– Приятно, когда понимают сразу.

– Спасибо.

– Не за что.

– Вот и я о том же. И всё-таки, угостите даму пивом.

Или фениксы не джентльмены?

Огромная, облепившая торец двадцатиэтажного здания активная афиша: переливается радугой, пускает сверху вниз крупную, видимую издалека текстовку. Афиша завлекает на новую постановка по пьесе некого Кальдерона «Чистилище святого Патрика». Акира зевнул и отвернутся – пожалуй, он всё-таки не театрал. Вот телевизор под пиво посмотреть – это да, а стреляющих в конце преставления ружей ему и на работе хватает.

Гипновывеска «Оазис для верблюда» – пульсирует огоньками букв, ритм, нельзя… …нельзя долго смотреть на эту дрянь, вообще смотреть нежелательно – вредно для здоровья:

любители тоже отворачиваются, предпочитая не разглядывать искры сварки, – гипоновывески того же разряда гадость.

Однако, похоже, не все соблюдают технику безопасности при визуальном контакте с баннером направленного воздействия: Юрико остановилась у зеркальной двери, элегантно пнув носочком туфельки пустую жестянку из-под пива «Оболонь Премиум»:

– Давайте зайдём в этот ресторанчик?

– А что там? Вы проголодались?.. И я, вообще-то, не верблюд. Мне оазис не нужен.

– И у меня горбы совсем не на спине, и есть я не хочу – просто посидим, покурим. В этом заведении работает мой друг. Он лучшая Пепельница Вавилона.

Вам понравится, вы же феникс.

Юрико, наверное, заметила, как исказилось лицо Акиры:

– Нет, а чего? Зайдём, покурим, и вообще… – Милая девушка, если я феникс, то это не означает, что мне нравится тушить окурки о людскую плоть. Я пожары тушу. Своей плотью.

– А я думала… – Юрико, Вам говорили, что Вы очень тактичная девушка?

– Ни разу!

– Вот и я не скажу.

– А что скажете?

– А то, что человек подобен огню. Даже если он умирает и его тело исчезает, подлинная природа человека пребывает вечно.

– Бредни о бессмертии души.

– Если кому и говорить на эту тему, то мне: уж я то, в отличие от Вас, сударыня, умирал неоднократно.

И воскресал. Так что мою душу оставьте в покое. И вообще, non omnis moriar! Никогда!

– О, как это скучно.

– Скучно? Вам не интересны тайны жизни и смерти?!..

– Моя бабушка говорит: «Юрико, в тебе нет ни капли libido sciendi». И я с ней абсолютно согласна:

ни капли. Что касается тяги к знаниям, я совершенно фригидна. Улавливаете намёк?

Акира внимательно посмотрел на спутницу:

– Юрико, а Вы пьёте вермут?

– Разве что на брудершафт – с красивыми мужчинами… – Два пива, «Даосское светлое», пожалуйста.

Феникс платит. Во-от тот молодой человек, профессионал который. Пожарный. Симпатичный парень, да? Неженатый, кстати.

Молоденькая барменша-китаянка (лица не видно под густой вязью декоративных татуировок) явно не знает как вести себя по отношению к Пузырю – то ли послать куда подальше, то ли пока погодить:

– А вы уверены, что этот СИМПАТИЧНЫЙ молодой человек, как вы говорите ПРОФЕССИОНАЛ, согласен платить за вашу выпивку?

– Я уверен только в собственной эрекции, милочка.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 




Похожие материалы:

«RUSSIAN ACADEMY OF AGRICULTURAL SCIENCES State Scientific Institution of the Russian Academy of Agricultural Sciences N.I. Vavilov All-Russian Research Institute of Plant Industry I INTERNATIONAL SCIENTIFIC CONFERENCE St. Petersburg, December 6 – 8, 2011 WEEDY PLANTS IN THE CHANGING WORLD: TOPICAL ISSUES IN STUDYING THEIR DIVERSITY, ORIGIN AND EVOLUTION Proceedings of the conference ST. PETERSBURG 2011 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК Государственное научное учреждение ...»

«Гриф выдан Министерством Образования Азербайджанской МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Республики приказом № 395 от 14.03.2012 года. МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫ1Й АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И СИСТЕМ УДК 681.51(075.8) М. У. Оруджева. Выполнение лабораторных работ по информатике (учебное пособие). Гянджа, полиграфические предприятия Араз, 2012. -196с. Рецензенты: Профессор, д.т.н. ...»

«Андре Лори Наследник Робинзона OCR:UstasPocketLib; SpellCheck:RolandРобинзона: Logos; Санкт-Петербург; 1994 ISBN 5-87288-074-Х Аннотация Герой романа Наследник Робинзона – внук знаменитого Робинзона Крузо – становится обладателем древнейшего священного халдейского талисмана, дающего право на владение Кандагарским эмиратом. Преследование семьи Робинзона кандагарским фанатом, кораблекрушение и другие события составляют канву этого увлекательного романа. Книга представляет интерес для широкого ...»

«УДК 373 ББК 74.3 Л58 Лиманская О.Н. Л58 Конспекты логопедических занятий. Второй год обучения. — М.:ТЦ Сфера, 2009. — 176 с. — (Логопед в ДОУ). 978-5-9949-0037-6 Методическое пособие окажет практическую помощь логопедам в работе по обучению грамоте детей с общим недоразвитием речи. В конспекты фронтальных занятий входят игры и упражнения, которые помогут развить у детей навыки словообразования, сформировать грамматически правильную речь, обогатят и активизируют их словарь. Большое внимание в ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет Инновации в ландшафтной архитектуре Материалы VII научно-практической конференции Нижний Новгород ННГАСУ 2011 2 УДК 712.4 ББК Инновации в ландшафтной архитектуре. [Текст]: Материалы VII научно практической конференции. / Нижегород. гос. архитектур.-строит. ун-т Н. Новгород: ННГАСУ, 2011. - 131 ...»

«Научно-популярное издание НАРКОТИКИ И ЯДЫ ПСИХОДЕЛИКИ И ТОКСИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА, ЯДОВИТЫЕ ЖИВОТНЫЕ И РАСТЕНИЯ ISBN 985-6274.65-6. Серию Энциклопедия преступлений и катастроф продолжает книга Наркотики и яды, которая знакомит читателя с различными токсическими и -наркотическими веществами, а также ядовитыми растениями и животными. ОГЛАВЛЕНИЕ ЧАСТЬ I. НАРКОТИКИ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК СОВРЕМЕННЫЕ КЛИНИЧЕСКИЕ СЛУЧАИ КУСОЧЕК КАКТУСА ВЫХОД В СВЕТ НА РОДИНЕ ВЕЛИКОГО МАГА ПОСЛЕ ТРЕТЬЕГО РАЗГОВОРА ИЗ ДНЕВНИКА ...»

«Рим Билалович Ахмедов Одолень-трава MCat78 Китап; Уфа; 1999 ISBN 5-295-02614-0 Аннотация Имя Рима Ахмедова широко известно. Делом его жизни стало изучение целительных свойств растительного мира. Содержание РАСТЕНИЯ ПРОТИВ РАКА 8 РАСТЕНИЯ ПРИ ЛЕГОЧНЫХ 125 ЗАБОЛЕВАНИЯХ ТУБЕРКУЛЕЗ ЛЕГКИХ 125 БРОНХИАЛЬНАЯ АСТМА 145 БРОНХИТ 173 ПНЕВМОНИЯ И ПЛЕВРИТ 182 ВОСПАЛЕНИЯ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЕЙ 188 РАСТЕНИЯ ДЛЯ СЕРДЦА 195 ПОСЛЕ ПЕРВЫХ НЕДУГОВ НЕВРОЗЫ СЕРДЦА ТАХИКАРДИЯ АРИТМИЯ И ЭКСТРАСИСТОЛИЯ СТЕНОКАРДИЯ СЕРДЕЧНАЯ ...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЛЕСА МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ПРИКЛАДНОГО СИСТЕМНОГО АНАЛИЗА Д.Г. Щепащенко, А.З. Швиденко, В.С. Шалаев БИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОДУКТИВНОСТЬ И БЮДЖЕТ УГЛЕРОДА ЛИСТВЕННИЧНЫХ ЛЕСОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ Москва Издательство Московского государственного университета леса 2008 УДК 630*52:630*174.754+630*16:582.475.4 Щ55 Рецензенты: доктор сельскохозяйственных наук, член-корреспондент РАСХН ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет Инновации в ландшафтной архитектуре Материалы VI научно-практической конференции Нижний Новгород ННГАСУ 2010 2 УДК 712.4 ББК 67.91 Инновации в ландшафтной архитектуре. [Текст]: Материалы VI научно практической конференции. / Нижегород. гос. архитектур.-строит. ун-т Н. Новгород: ННГАСУ, 2010. - ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ, ВЫЗОВЫ Часть II ЭКОНОМИКА. УПРАВЛЕНИЕ ОТЗЫВЫ СТУДЕНТОВ О ПРАКТИКЕ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ ГЕРМАНИИ Материалы Второй международной молодежной научной конфе ренции (форума) молодых ученых России и Германии в рамках Федеральной целевой ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет БОДРОВ В.И., БОДРОВ М.В., КУЧЕРЕНКО М.Н., ЮДИНЦЕВ А.А. СИСТЕМЫ АКТИВНОЙ ВЕНТИЛЯЦИИ ДЛЯ СУШКИ БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНОГО СЫРЬЯ НИЖНИЙ НОВГОРОД, 2010 УДК 631.365 Рецензенты: заведующий кафедрой Теплогазоснабжение и вентиляция Казанского государственного ...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР НАН БЕЛАРУСИ ПО БИОРЕСУРСАМ ВЕРМИКОМПОСТИРОВАНИЕ И ВЕРМИКУЛЬТИВИРОВАНИЕ КАК ОСНОВА ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ В XXI ВЕКЕ: ДОСТИЖЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ III МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ВЕДУЩИХ УЧЕНЫХ, СПЕЦИАЛИСТОВ, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ И ПРОИЗВОДСТВЕННИКОВ 10 – 14 ИЮНЯ 2013 Г. МИНСК 2013 УДК: 595.14:631.147 (082) ББК 28.691 я В Редакционная ...»

«Департамент научно-технологической политики и образования Министерства сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования “Чувашская государственная сельскохозяйственная академия” МАТЕРИАЛЫ СТУДЕНЧЕСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЕЖЬ XXI ВЕКА – СПЕЦИАЛИСТЫ АПК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ 25-26 МАРТА 2009 ГОДА Чебоксары 2009 УДК 63(06) Редактор – кандидат химических наук, доцент Ершов М.А. Верстка – Алексеева Е.Л. ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТОРФЯНОЙ КОМИТЕТ РФ ТОМСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ДОКУЧАЕВСКОГО ОБЩЕСТВА ПОЧВОВЕДОВ БОЛОТА И БИОСФЕРА МАТЕРИАЛЫ СЕДЬМОЙ ВСЕРОССИЙСКОЙ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ (13–15 сентября 2010 г.) Томск 2010 УДК 551.0 + 556.56 ББК 26.222.7 + 28.081.8 Б 79 Б 79 Болота и ...»

«Лидия Гарибова Выращивание грибов Издательство: Вече, 2005г. ISBN: 978-5-9533-0729-1 Введение Наверное, нет такой книги о грибах, которая не содержала бы цитат из произведений С. Т. Аксакова, замечательного русского писателя, знатока природы, с его романтиче-скими описаниями лесных полян, щедро покрытых белыми грибами, или молодого березняка с обязательными черноголовыми подберезовиками и красноголовыми подосиновиками, притаившимися в траве, и, конечно, ельника с груздями и рыжиками – главными ...»

«Республиканское научно-исследовательское унитарное предприятие Бел НИЦ Экология ПЕСТИЦИДЫ в Республике Беларусь: ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ, МОНИТОРИНГ, ОЦЕНКА ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ Минск, Бел НИЦ Экология 2011   УДК 502/504.5 (476) (041) Кузьмин,С.И., Савастенко, А.А. Пестициды в Республике Беларусь: инвентаризация, мониторинг, оценка воздействия на окружающую среду / С.И. Кузьмин, А.А. Савастенко. Под общей редакцией В.М. Федени. – Минск, Бел НИЦ Экология. – 2011. – 84 с. ISBN 978-985-6542-71-1 ...»

«ЗАХАРИЯ СИТЧИН БОЖ Е СТ ВО 12 -Й П ЛАН ЕТЫ Zecharia Sitchin DIVINE ENCOUNTERS A guide to vision, angels and other emissaries МОСКВА эксмо 2007 Знаменитый исследователь Захария Ситчин, автор сенсационных теорий палеоконтакта, давно и плодотворно разрабатывает теорию о том, что Земля в древности посещалась пришельцами из космоса. Обитатели планеты Нибиру создали человеческую расу путем генной инженерии по образу и подобию своему, заложили основы древнейшей земной цивилизации и оставили ...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ФОНД ПРОЕКТ ИНТЕГРАЦИЯ ВОПРОСОВ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ В ПОЛИТИКУ И ПРАКТИКУ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ В БЕЛАРУСИ ГНУ ИНСТИТУТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ БОТАНИКИ ИМ. В.Ф. КУПРЕВИЧА НАН БЕЛАРУСИ Редкие биотопы Беларуси Минск, 2013 УДК 502.51(476) Редкие биотопы Беларуси //А.В.В. Пугачевский и др. – Альтиора – – Редкие биотопы Беларуси А. ...»

«“Проблемы ботаники Южной Сибири и Монголии” – V Международная научно-практическая конференция УДК 581.9 (235.222) Т.В. Анькова T. An’kova ФЛОРИСТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ И МЕСТО ФЛОРЫ УЛЬБИНСКОГО ХРЕБТА В РЯДУ СОСЕДНИХ ФЛОР FLORISTIC RELATIONS AND PLACE OF THE FLORA OF THE ULBINSKIY RIDGE IN A NAMBER OF THE NEXT FLORAE Показаны флористические связи Ульбинского хребта с флорами Западного, Центрального, Южного и Калбинского Алтая. Ульбинский хребет (Западный Алтай, Казахстан) простирается в широтном ...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.