WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«начало X X века) ТУВИНСКОЕ КН И Ж Н О Е И ЗД А ТЕЛ ЬС ТВ О К Ы ЗЫ Л # 2003 ББК 84.34(4) Т 65 Федеральная целевая программа Культура России Подготовка текстов, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Традиционная

культура

тувинцев

глазами иностранцев

(конец XIX —

начало X X века)

ТУВИНСКОЕ КН И Ж Н О Е И ЗД А ТЕЛ ЬС ТВ О

К Ы ЗЫ Л # 2003

ББК 84.34(4)

Т 65

Федеральная целевая программа

«Культура России»

Подготовка текстов,

предисловие и комментарий

кандидата искусствоведения А. К. КУЖУГЕТ

Т65 Т ради цион ная культура тувинцев глазами иностранцев

(конец XIX - начало XX века) / Подготовка текстов, предис­

ловие и комментарий А. К. Кужугет. — Кызыл: Тувинское

книжное издательство, 2002.— 224 с.

Сборник очерков и научных работ иностранцев о культуре тувинцев

содержит ценные свидетельства очевидцев и участников событий рубежа

XIX - XX вв. Книга дает возможность современному читателю больше узнать о традиционном укладе жизни, пище и одежде, жилище, обрядах и праздниках, ремеслах, религиозных представлениях и многом другом.

Данные описания являются единственным источником информации о тувинской культуре вековой давности.

© Кужугет А. К., 2003 г.

© Тувинское книжное издательство, 2003 г.

ISBN 5-7655-0214- Пр е д и с л о в и е В настоящей книге представлены наиболее значительные сочинения иностранцев, побывавших в Туве в конце XIX — начале XX в. Они отличаются по своему социальному и национальному составу, были среди них и ученые-тюркологи, географы, ботаники, агрономы и военные, разведчики, купцы. В основном это были русские путешественники, а также англичанин и немец.

Наблюдения путешественников и впечатления от увиденного далеко не однозначны, одни искренне хотели понять тувинцев, то есть урянхайцев или сойотов или саянцев, как принято было называть народ на рубеже XIX— XX вв., другие откровенно не принимали и осуждали их быт и нравы, часто были необъективны.

Однако мы намеренно сохраняли в текстах и негативные, а иногда и тенденциозные высказывания, чтобы читатель смог увидеть традиционную культуру тувинцев глазами двадцати трех ино­ странцев с самых разных позиций.

В этом исключительная ценность данных работ, тем более, что многих трудов нет в Туве, их можно прочитать только в Российской Государственной Библиотеке в Москве. Взгляд со стороны может помочь увидеть хорошо известное совсем с другой стороны.

В очерках, докладах, отчетах путешественников собственно традиционная культура тувинцев не являлась предметом иссле­ дования, однако для современного читателя даже такие, достаточно скудные свидетельства очевидцев, сделанные мимоходом, пред­ ставляю т больш ой интерес, так как являю тся единственным источником информации о давно ушедшей культуре.

Отметим, кстати, интересный факт — значительная часть работ была издана за короткое время с 1908 по 1914 год — год вхождения Тувы под протекторат России. Царское правительство убеждало своих граждан в том, что присоединение Тувы, в то время — Сойотии или Урянхайского края,1 в дальнейшем будет на пользу России, поэтому многие авторы оценивали увиденное в крае с этой точки зрения. Важным для них был также вопрос, как лучше вести себя в чужой стране поселенцам, чтобы ненароком не обидеть местных жителей, для этого надо было знать их обычаи. Именно поэтому, практически все иностранцы уделяли все же внимание культуре тувинцев. Н екоторы е из цитируемых нами книг не предназначались для общего пользования, а “Отчет о поездке в северо-зап адн ую М онголию и У рянхайский край капитана генштаба Михеева”, посетившего Туву в 1907 году и вовсе печатался под грифом “Не подлежит оглашению” Известные российские ученые-историки, этнографы, лингвис­ ты, географы — супруги Потанины, Н. Ф. Катанов, Г. Е. ГруммГржимайло, П. Е. Островских, Е. К. Яковлев, Ф. Я. Кон и другие собрали значительный материал о культуре тувинцев. Их научные труды написаны живым, красочным языком, они легко читаются и восприним аю тся как художественные произведения. Ученые излагали в очерках, дневниках — достаточно эмоциональных, первые впечатления от увиденного, не скрывая собственного огромного интереса к мировоззрению, обычаям и образу жизни людей, воспитанных в традициях совершенно иной культуры.

К сожалению, о многих авторах представленных в сборнике работ известно немного. Тем не менее, мы сочли нужным сообщить читателю даже самые скудные сведения, которые имеются. Так, Н. Ф. Веселков был купцом из Минусинска, он первым из русских завел торговую факторию на территории Тувы в верховьях Енисея.

Г. Н. П о т а н и н (1835— 1920) — известный русский путе­ шественник и ученый, родился в пос. Ямышевском на Иртыше в Западной Сибири, позже жил в Томске. Учился в Омском Сибирском кадетском корпусе, затем в Петербургском университете. При­ влеченный к суду по обвинению в стремлении отделить Сибирь от России, был приговорен к каторжной работе, которую отбывал в Свеаборге. В 1874 году по ходатайству Императорского Русского Географического Общества Г. Н. Потанин был помилован. Весною 1876 г. отп р ави л ся по поручению РГО в сев ер о -зап ад н ую Монголию. В 1884 — 1886гг. и 1892 — 1893гг. — по Северному Китаю, Восточному Тибету, Центральной Монголии. Наиболее ценны собранны е им этн ограф и чески е материалы о м ного­ численных тюркских и монгольских племенах, тангутах, китайцах, дунганах. Записал свыше 300 произведений эпоса различных народов. Был инициатором ряда экспедиций в Сибирь, организатором Общества по изучению Сибири. Автор более книг и статей. Рукописи многих его работ, а также личная переписка хранятся в библиотеке Томского университета.

A. В. Потанина (1843— 1893) — известная путешественница, супруга и участница почти всех экспедиций Г. Н. Потанина.

Заболела и умерла во время предпоследней экспедиции мужа.

П. Осташкин — чиновник особых поручений при иркутском генерал-губернаторе. Собранные им материалы об урянхайцах хранились в архиве Пограничного управления. Побывал в Туве в 1883 году.

B. А. Ошурков — краевед, ученый-археолог, дважды был в Туве в 1893 и 1902 гг. В 1882 году — в составе экспедиции от местного географического общества, направленной иркутским генерал-губернатором для продолжения работ по описанию и изучению пограничной линии с Китаем, начатых в 1887 году. Имел также специальное задание ВСО РГО копировать известные и искать новые рунические надписи, выполненные им копии признавались специалистами лучшими, некоторые рунические памятники были доставлены им по Енисею на плоту в Минусинск, сейчас хранятся в музее им. Мартьянова.

Н. Ф. Катанов (1862— 1922) — выдающийся востоковедтюрколог, лингвист, этнограф, записавший множество образцов народного творчества тюркских народов. Хакас, родился в степной местности Изюм (Узюм) на реке Абакан, притоке Енисея. Отец служил улусным писарем. В 1869— 1876 гг. Н. Ф. Катанов учился в Аскизском училище, в 1876 — 1884 — в классической гимназии в Красноярске, которую окончил с золотой медалью. В 1884 — 1888 гг. - студент араб - пер - тур - татарского разряда ФВЯ СПб университета, который закончил со степенью кандидата. Затем был командирован РГО и АН в Восточную и Западную Сибирь, Сев. Монголию, Джунгарию и Китайский Туркестан для изучения быта и языка тюркских племен. В 1893 году в Петербургском уни­ верситете защитил докторскую диссертацию “Опыт исследования урянхайского языка”, которая вошла в золотой фонд мировой тюркологии. Вторую докторскую степень ему без защиты присудил Казанский Университет. Н. Ф. Катанов — автор более 200 научных книг и статей.

М. И. Райков — краевед-любитель, хакас, учитель с. УстьАбаканское, оказывал помощь Минусинскому музею в сборе материалов. Вместе с П. Островских побывал в экспедиции в Туве летом 1887 года в течение трех месяцев. Они проводили антро­ пометрические измерения, записывали произведения фольклора.

П. О стр о в ск и х — ученый-этнограф, собиравший этногра­ фические коллекции для Минусинского музея и Берлинского музея народоведения. Второй раз был в Туве в 1925 — 1926 гг.

О В. П. Л ады ги не, к сожалению, нам ничего узнать не удалось.

Очевидно, он был этнографом. Ученым-этнографом был и Е. К.

Я ковлев. В его книге представлен наиболее полный очерк этно­ графии тувинцев и других народов Сибири на основании богатых коллекций Минусинского музея.

Ф. Я. Кон (1864 — 1941) — ученый и известный деятель польского и русского револю ционного движения. Родился в Варшаве. Революционером стал будучи студентом Варшавского университета, в 1884 году был приговорен военным судом к десяти годам и восьми месяцам каторги, которую отбывал до конца 1890 г.

в Восточной Сибири, в 1891 — 1904 гг. был на поселении в Якутии.

В сибирской ссылке изучал этнографию народов Сибири. По поручению Восточного отдела Русского Географического общества побывал в Туве в 1903 — 1904 гг. Этнографические коллекции, собранные им, хранятся в Государственном музее Этнографии народов России (Санкт-Петербург).

Г. Е. Грум м -Грж имайло (1860— 1936)— известный русский путешественник и географ. Совершил несколько экспедиций на П амир и в Ц ентральную Азию. В результате путеш ествий в Западную М онголию (1903) и в Туву (1914) появился м ону­ ментальный труд “Западная Монголия и Урянхайский край”, в котором подробно освещены история, география, этнография, антропология и культура местных народов.

Вс. Родевич — инженер Путей Сообщения, был командирован в Туву четыре раза, в период с 1907 по 1909 гг. Управлением внутренних водных путей и шоссейных дорог. В приложении к кни­ ге — карта бассейна верхней части реки Енисея и 39 фотографий.

А. И. Б ул гако в впервые посетил Туву студентом Института инженеров путей сообщения, вместе с Вс. Родевичем по заданию Министерства путей сообщения в 1908 году.

Б. К. Ш иш кин — ботаник и географ, посетил Туву также будучи студентом Томского университета (до 1903) и позже — в 1908— 1909 гг.

Английский подданный Д углас К аррутерс, предпринявший экспедицию в Туву в 1910 году совместно с двумя соотечественниками - Ж. Миллером и М. Прайсом. Большое внимание уделял складывающимся отношениям между Россией и Тувой. В Англии его книга вышла в свет в 1912 г. В приложении есть карта бассейна Верхнего Енисея и прилегающих к нему районов, составленная автором, а также 48 фотографий хорошего качества.

Граф А. П. Беннигсен посетил Туву в 1912 году.

С. Р. Минцлов - действительный статский советник. Посетил Туву в 1914 году вместе с супругой Ксенией Минцловой, которая также написала книгу “Далекий край. Путешествие по Урянхайской земле”. Репринтное издание этой книги было осуществлено Национальной библиотекой Тувы в 1993 году. Год издания книги С. Р. Минцлова неизвестен. В работе опубликованы 24 фотографии.

А. П. Ермолаев — краевед из г. Красноярска, в 1915 году был в Тодже по поручению заведующего устройством русского населения.





Агроном А. А. Турчанинов составил отчеты о пребывании в Туве в 1913 — 1914 гг. и 1915 — 1916 гг. Первую часть, к сожале­ нию, в архивах г. Кызыла найти не удалось. Рукопись второй части хранится в архиве Тувинского института гуманитарных исследова­ ний, и выдержки из его труда публикуются впервые. В 1918 году — комиссар Временного сибирского правительства.

А. В. Адрианов (1854 — 1921) — сибирский этнограф, натура­ лист, археолог, общественный деятель. Сын священника Курганского уезда Тобольской губернии. В 1878 г. закончил Петербургский университет, курс естественных наук. Путешествовал с Г. Н. По­ таниным по Монголии. Затем самостоятельно с 1882 по 1883 г. и сделал много ценных этнографических и археологических иссле­ дований. Доставил несколько рунических памятников на плоту по Енисею в Минусинск. Проводил полевые исследования памятников в бассейне Верхнего Енисея в конце XI X — начале X X в. В Мину­ синском кургане ему удалось найти до 20 гипсовых масок, поло­ женных рядом с сожженными трупами. В 1889 году в составе экспедиции Г. Н. Потанина был в Туве, второй раз — в 1916 году зимой, присутствовал на празднике Шагаа.

Немецкий путешественник Отто Менхен-Хелфен посетил уже Тувинскую Народную Республику в 1929 году. Свои впечатления изложил в книге “Путешествие в Азиатскую Туву”, вышедшей в Берлине в 1931 году, а в 1992 — в Лос-Анджелесе, но до сих пор не изданную у нас. Перевод на русский осуществлен ' Р. Чакар.

Иностранцы посещали Туву, чтобы рассказать своим сограж­ данам о ней и ее жителях. Собрав воедино сведения путешественников о традиционной культуре тувшщеи, индсемся предоставить возможность читателю составить более полное и глубокое пред­ ставление, свободное от предубеждений и стереот ипов. Книги цитируются по очередности посещения Тувы, чтобы максимально сохранить динамику развития тувинской культуры прошлых веков.

Для включения в книгу отбирался материал, содержащий конкретные факты, зафиксированные иностранцами: о традицион­ ном этикете, обрядах и праздниках, о порядке их проведения, сведения о художественных промыслах, о быте, пище, одежде и жилище тувинцев.

О традиционном порядке приема гостей писали многие путешественники. Радушное гостеприимство, оформленное строго выполнявшимся церемониалом — качество, на которое указывали многие путешественники, в частности, А. И. Булгаков, Е. К. Яковлев.

Однако наиболее полное описание этикета представлено в руко­ писном отчете агронома А. А. Турчанинова.

Традиционный этикет приема гостей — очень красивый ритуал.

Действия гостей и хозяев — приветствия, ход разговора, жесты и движения, мимика, позы сидения в юрте — были известны каждому тувинцу с раннего детства. Не использовалось ни единого лишнего движения. Подчас один жест говорил присутствовавшим больше, чем много слов2. Одним из самых интересных обрядов у тувинцев является свадебный обряд, роль каждого из присутствовавших также была заранее определена. Инициатива от невесты, жениха и сватов переходила к гостям, родственникам и молодым людям обоих родов, устраивавших свадебные игры.

Ранняя стадия сватания описана в книге Е. К. Яковлева, начало и последующие его этапы проведения рассмотрены в работе Ф. Я.

Кона, интересные данные привел А. А. Турчанинов.

Важной частью тувинской свадьбы являлись игры, причем лишь те, участники которых могли разделиться на две группы — от рода жениха и невесты. Игры эти были своеобразным гаданием (см.

работу Ф. Кона).

О свадебном обряде написано путешественниками немного и не совсем точно. Это, очевидно, объясняется не отсутствием интереса к свадьбе, а тем, что свадьбы игрались все же не каждый день. К тому же это семейный праздник и присутствие на нем чужого человека было не желательно.

Самый популярный календарный праздник у тувинцев — Шагаа — Новый год, однако только один автор — А. В. Адрианов — описал его в своей брошюре. По-видимому, отсутствие упоминаний о Ш агаа объясняется временем его проведения: конец января февраль, период менее всего располагавший к путешествиям3.

Основное число древних обрядов у тувинцев приходится на весенне-летний период. Общее их название - дагыыры - буквально означает: освящение. Их принято называть общественными моле­ ниями, цель проведения — умилостивление духов, хозяев тайги, неба, гор, священных деревьев, водных источников, жертвенников, так как благополучие рода и семьи, как считалось, зависело от б лагосклон ного отнош ения духов — хозяев м естн ости. В зависимости от предмета освящения, эти обряды имели различные названия (их насчиты вается около тринадцати), а такж е су­ ществовали некоторые различия в порядке проведения, месте их соверш ения и времени. В се обряды освящ ения были всегда массовыми, за исключением от дагыыры — освящения семейного очага; обязательно на всех устраивался оваа4— древнейшая форма жертвенника из камней и веток деревьев; своеобразной молитвой был ритуал повязывания ленточек — чалама5\ с проникновением ламаизма в Туву установилась традиция сооружения около оваа сан салыры6— возжигание курильницы; производился обряд чажыг, сохранившийся с древнейших времен, — окропление молоком (продуктом белого цвета, символизировавшего, по народному окрестностей по четырем сторонам и многие другие традиции.

Перечисление этих обрядов и обозначение целей их проведения содержатся в работах Е. К. Яковлева и Г. Е. Грумм-Гржимайло.

Вероятно, в начале первого тысячелетия, в период раннего средневековья7, когда появились дагы ы ры, инициаторами их проведения были старейшины рода, позже частью этих обрядов стали ш ам анские камлания и уже с XIX века инициатива в проведении обрядов перешла к ламам, влияние которых на тувинцев к тому времени значительно возросло. В книге Дугласа Каррутерса есть рассказ его спутников Ж. Миллера и М. Прайса, очевидцев обряда оваа дагыыры именно в этой последней форме его су­ ществования.

Ламаизм как официальная религия утвердился в Туве в XVIII веке. Во всех хошунах строились ламаистские монастыри — хурээ (к 1928 году их было 26). В самых крупных из них проводились больш ие религиозны е праздники Цам% Не все иностранцы.

описывали Цам и не так тщательно, как шаманские камлания, так как они бы ли копией м онгольских и тибетских празднеств.

П роводились строго по канонам, принятым в Тибете, откуда ламаизм через Монголию проник в Туву. Наибольший интерес представляют короткие интермедии, разыгрывавшиеся молодыми ламами в перерывах основного действа — “Танца буддийских масок” Интермедии вводились для удержания внимания народа, плохо разбиравш егося в различны х персонаж ах буддийской мифологии. Действующие лица интермедий были популярны у простых людей, и их самым любимым героем был Белый старик.

Потешные сценки привлекали импровизацией, разнообразием сюжетов, смешными ситуациями, искусством пантомимы молодых лам. С м ы сл их был п он ятен всем в отличие от осн овн ого представления. Описание тувинского Цама представлено в работе Отто Менхен-Хелфена (1929).

В се общ ественны е м оления заканчивались почти всегда одинаково: коллективным пиршеством в долине, борьбой хуреш, скачками, стрельбой из лука. Судя по описаниям очевидцев, и ламаистские мистерии заканчивались подобным образом.

Из спортивных состязаний наиболее популярным видом был хуреш. Большое значение в процессе самого соревнования при­ давалось исполнительскому мастерству его участников-борцов и их секундантов — салыкчы. Именно от их актерских способностей зависел психологический настрой борца перед боем и, не менее важный момент— благосклонное отношение собравшейся публики к его подопечному, а для этого необходимо было понравиться зрителям. Единственным танцем тувинцев, родившимся в далекой древности, является танец борца девиг. То, что можно увидеть сегодня на соревнованиях по борьбе хуреш, судя по книгам путе­ шественников, было и сто лет назад и, вероятно, много веков раньше.

О проведении национальной борьбы после лам аистской мистерии Цам, писали в своих дневниках капитан Михеев, Д. Каррутерс, Ф. Я. Кон и другие.

Если в обрядах освящ ения все присутствующие являлись одновременно и участниками и зрителями, то при проведении Цам происходило разделение людей на исполнителей-лам, их учеников хуураков и зрителей. Действо происходило на небольшой площади перед хурээ — мандоле. Зрители стояли по кругу.

О шаманских камланиях9 писали почти все путешественники.

Самим шаманам, игё костюмам, атрибутике, сложнейшему для понимания и описания действу камлания уделялось в книгах самое большое внимание — настолько ярким, интересным, впечатляю­ щим, самобытным зрелищем они представлялись. Осмысливая шаманское камлание, насколько это было возможно представителя­ ми других культур, иностранцы пытались понять и объяснить м и роощ ущ ен и е туви н ц ев. Все они о тм еч ал и, как глубоко проник шаманизм в души людей. Ценные сведения о шаманских камланиях и о роли ш аманизма для тувинцев, оставили в своих книгах Ф. Я. Кон, Г. Е. Грумм-Гржимайло, Г. Н. Потанин, А. В. По­ танина, Д. Каррутерс, Н. Ф. Катанов, М. Райков, П. Е. Островских и другие.

О мастерах слова — сказителях, высоко чтимых в народе за их умение рассказывать в течение долгих вечеров сказания — тоол, прекрасных импровизаторах, владеющих искусством горлового пения, сопровождавших часто свое повествование игрой на му­ зыкальных инструментах, упоминаний в книгах путешественников, практически, нет. Очевидно, из-за незнания языка, недостатка времени этот вид исполнительской деятельности тувинцев оказался им недоступен. В некоторых работах встречаются пересказы ту­ винских сказок, легенд и мифов. Исключением является большая и значительная по содержанию работа Н. Ф. Катанова.

Большинство из обрядов, праздников, обычаев в том виде, в каком их удалось увидеть путешественникам, не сохранилось до наших дней. В конце 30-х годов правительство ТНР, следуя по­ литике, проводившейся в то время в СССР, посчитало все обряды и праздники тувинцев религиозными, а, значит, антисоциалистичес­ кими, подлежащими искоренению. В наши дни многие обряды и праздники, древние традиции тувинцев переживают второе рож­ дение.

В книгах путешественников часто встречаются неточности, иногда неверны объяснения того или иного обычая или обряда.

Некоторые авторы проявляют определенную снисходительность или неприятие увиденного. Мы сознательно оставили в записях и такие представления, чтобы при значительном сокращении работ авторов (большинство из них - это солидные по объему издания) не пострадала общая картина восприятия традиционной тувинской культуры представителями других наций.

Названия местностей, рек, имена людей, различные термины часто записывались неточно, с ошибками. Так, например, аал селение из нескольких юрт — встречается в орфографии “аил”, “улус”, хурэ — в орфографии “куря”, “курень”, река Чаа-Холь назы­ вается Джакулем, Чадаана — Джеданом, Улуг-Хем и Каа-Хем — соответственно Улу-кемом и Каа-кемом и т. д. Кроме того, в текстах встречаются старорусские и редко употребляемые слова, например, даба (далимба)— китайская бумажная ткань, бумажный холст; посо­ лонь — по солнцу, по ходу солнца, с востока на запад, кумирня — языческая молельня и т. д. Правильное написание и объяснение основных тувинских терминов дается в комментарии и в текстах. Изза ограниченности объема данной книги, пояснение всех тувинских терминов не представляется возможным и даются они в таком же виде, как у авторов.

Большинство работ написано по старой орфографии, поэтому мы, стараясь максимально точно сохранить стиль излоэ/сения авторов, вынуждены были заменить ее новой.

Для возможности цитирования книг путешественников в настоящем сборнике под названием статьи или книги и имени авт ора, дает ся источник, в котором статья напечатана (больш инст во р а б о т было опубликовано в издании Императорского Русского Географического общества), год и мест о издания, а т акж е окончания страниц подлинников фиксируются номером страницы, заключенным в скобки.

II. Ф. В еселков Зарождение нашей торговли с западной стороной Китая со стороны Минусинского округа Енисейской губернии В книге “О средст вах к уст ранению экономических и финансовых затруднений в России ” Санкт-Петербург, 1871, вып. I, с. 29-41.

В 1863 году, в марте месяце, я первый решился снарядить и снарядил небольшой караван для торговли с урянхайцами, снабдив его разным товаром на сумму около 4 тысяч рублей (29)...

Все урянхайцы, более состоятельные, живут в войлочных юртах, но больш ая часть в берестяны х, а беднейшие из них устраивают из древесной коры; устройство жилищ, как людей кочующих, одинаково с кочевыми инородцами Минусинского округа; но в жилище Найена1 мы встретили несколько юрт, которые совершенно отличительного свойства; у него, кроме щегольских белых войлочных юрт, устроена, также в форме юрты, шелковая, голубого цвета палатка, или майхин", с разными (34) украшениями и вышита узорчато-шелковою же материею белого цвета с бахромами по углам.

Найен из рода тех же урянхайцев. Отец его состарился на этой должности, или обязанности, и как человек богатый, то дал сыну' своему возможное образование в Улясутае1, где он научился мон­ гольскому и маньчжурскому языкам; удовлетворительно читает и пишет. Старик, умирая, передал своему сыну, как наследнику, управ­ ление над урянхайцами, которому теперь не более 24 лет, высокого роста с добры м и правильны м лицом, уваж аем ы й повсю ду урянхайцами (35)...

Домашний быт урянхайцев имеет некоторое сходство с нашими Минусинскими инородцами13; как у одних все хозяйство лежит на обязанности женщин, так и у других; и те и другие, кроме ухода за домашним скотом, шьют для себя и мужчин одежду и обувь, но с тою разницею, что оба пола урянхайцев никогда и никаких рубашек не носят: шуба (из козьей или овечьей шкуры) им заменяет весь костюм, и зимой и летом, в особенности для большинства бедных;

имевшие же более средства, для лета одежду делают себе из нашего русского (35) холста, дабы, или чего-нибудь в этом роде; а как для бедных такая одежда недоступна, то нередко, во времена летних жаров, и мужчину и женщину вы встретите почти в первобытном костюме наших праотцов, с тою лишь разницею, что нижняя часть тела покры та не листьям и, а ш ароварам и из тех же шкур, имеющими длины не более 5 вершков14; дети же исключительно соверш енно наги. При такой одежде замужнюю женщину от девушки можно различить тем, что первая носит только три косы — две по вискам и одну посредине, а девушка по десяти на обоих висках; мужчины также носят по одной косе...

При открытой весне у урянхайцев, кроме их промышленности и хозяйственны х занятий, соответствую щ их каж дому полу, начинается общая работа — это приготовление овечьей шерсти для кошем [кошмы, войлока — Л. /Г.], которую сначала они бьют, а потом катают, и вот каким способом: мужчины и женщины, собравшись в одно место, усаживаются в кружок, положив в середину шерсть, и, вместо употребляем ой ш ерстобитам и струны, разбиваю т прутьями, длиною аршина в 1,5, имея по одному пруту в обеих руках. Работа эта сопровождается и шутками, и веселыми песнями, под звуки которых удары сыпятся в такт, и затем, когда шерсть будет разбита, то начинается другой процесс — катания кошем. Это у них делается не руками, как у наших минусинских инородцев, но посредством быка или лошади. Приготовленная шерсть сначала настилается ровно, обыкновенным порядком, на холстину, потом навертывается вместе с нею на вал, на концах которого надеты деревянные кольца, а за них привязываются веревки, заменяющие оглобли, в которые впрягается лошадь или бык, и отправляется по степи, избирая для этого катанья самое ровное место, и, чем более водят таким образом вал, тем плотнее укатывается кошма, составля­ ющая для них и юрту, и постель. Такого рода работа у них делается взаимною помощью: окончив ее у одного соседа, переходят к другому. Обычай в этом случае имеет совершенное сходство с наш им и сибирски м и кр естьян ам и, делаю щ им и помочи для взаимной уборки хлеба, но такого рода занятия — катанья кошем (37) падают на долю только бедных урянхайцев, а не зажиточных, которые ровно ничем не заняты, и в особенности при наступлении лета. Тогда у них намечаются беспрерывные попойки и пированья, при взаимном угощении самодельным вином, приготовленным их женами из коровьего или кобыльего молока, называемым айран1, как от них же зависит и приготовление из коровьего, козьего и свиного молока разного рода творогов и сыров; так и выше сказано, что молочная пища летом у них употребляется преимущественно пред мясною, приготовляясь в их вкусе и в разных видах.

Коснувшись быта урянхайцев, наших минусинских соседей, на­ сколько дозволяла мне возможность вглядеться в него во время мо­ его путешествия через их кочевья, и с сожалением оставляя про­ белом их еще не вполне подмеченные мною нравы и обычаи, я на­ деюсь, что это не поставится мне в вину, и именно потому, что некогда было вглядываться; к тому же цель моей статьи не научная, к чему я вовсе и не призван, а только чтоб хотя на сколько-нибудь познакомить моих соотечественников с соседственным нам племе­ нем, сбл и ж ен и е с которы м м ож ет п о сл у ж и ть для России впоследствии проводником, если не к тем, так к другим источникам обогащения и благосостояния (5#) 83. Доклад об урянхайцах и их стране, по сведениям 1883 года В книге Н. Ф. Катанова “Опыт исследования урянхайского языка с указанием главнейших родственных отношений его к другим языкам тюркского корня” Казань, 1903, в главе — Библиографический указатель литературы об урянхайцах и их земле.

...Первыми основателями русской торговли в Урянхайской (1493) земле были казаки пограничной стражи, но они вели одну 1 В племени этом считается до 90.000 семейств.

меновую торговлю на шкурки козлиные и пр. За казаками потянулись русские крестьяне и татары. Когда в 1860 году 2 ноября был заключен договор о свободной торговле Русской в Монголии, то Минусинский купец В еселков, первы й из купцов, начал отправлять своих приказчиков с товарами на Бом-Кемчик и Уджюп1, приток р. Уса, в то время уже заселенного старообрядцами... (1494).

В 1871 г. приехал на Улу-кем с товарами Минусинский купец Сафьянов17. В административном отношении все (1495) урянхайцы делятся на 5 хошунов или знамен: Хазутский, Ойнарский, Салджакский, Точжинский и Кемчикский18. Под словом знамя Монголы разумеют удельное владение в качестве дивизии военного народа.

прозрачный шарик на шапке, как знак достоинства и класса 5-го чина. Ухерида значит начальник племени, в чине дивизионного командира. При нем состоит письмоводитель, называемый бичечи, чиновник 9 класса, с медным шариком. Обязанность ухериды на­ следственная, потомственная... Каждый хошун делится на несколько родов или сумыыов, что значит “рота” Каждою ротою управляет чжанги-чжалан, состоящий в чине штаб офицера, имеющий синий непрозрачный шарик на шапке и утверждаемый также узяньзю navi. При чжанге состоят помощники: кунду, т.е. старшина, имеющий белый каменный, непрозрачный шарик 8 класса, и бошко, т.е. понудитель, нарядчик, в чине унтер-офицера... (1496).

Одеэ/сда, образ кораллами и бусами или нитками1. Одежда состоит из халата и коротких панталон, сшитых из шелковой материи, бязи и пр.;

женский халат отличается от мужского отделкой из какой-нибудь материи и сборками на подоле... Халат подпоясывается шелковыми или бумаж ными куш аками, на которых носят нож и огниво.

Женщины украшают (1501) руки медными или серебряными брас­ летами, пальцы — перстнями и кольцами, уши — серебряными серьгами с карольками. Головной убор состоит из шапки оди­ накового покроя для мужчин и женщин; сшивается обыкновенно из мерлушки, с красным мехом и шишкою, а богатые отделывают шапку соболями, бобром или выдрою. В летнее время женщины покры ваю т голову красны м платком, отделанны м по краям кораллами или про*лыми красными бусами (1502).

и других юрт одинаково. Мебель их состоит: из деревянных ящиков, заменяю щ их иногда стулья, окраш енных в китайском вкусе и помещающихся всегда по левую сторону от входа20, из шкафа с идолами, пред которыми ставятся медные чашечки с мясом, просом и другими яствами. Шкаф этот находится против дверей. По левую сторону от входа стоит кровать с постелью, состоящей из войлока вм есто матраца, и с кожаною подушкою, набитой шерстью или просто платьем, так что подушка служит как бы чемоданом. При самом входе по левую сторону юрты висят мешки с кумысом и седла, а на правой — ставят домашнюю посуду. Посреди юрты горит очаг, огонь которого поддерж ивается обы кновенно скотским пометом. Даже там, где есть лес, сойоты не делаю т запаса дров.

Если приходится развести огонь, то собирают отпавшие сучья деревьев или наносы по берегам рек. Пол юрты устилается белыми и чисты м и войлокам и. Д еревян ны х построек у сойотов не существует. Есть только небольшие дворики, сделанные из жердей, и постройки при кумирнях, сооруженные в китайском вкусе (1505).

В ер о и сп о веда н и е время исп оведую т и ш ам ан ство, как и христианство, не забывая и шаманов. Ламы, избавленные от платежа податей, исполняют у сойотов обязанности врачей, особенно при болезнях, в которых помощь шамана бывает бессильна. Деятельность лам далеко не бескорыстна: при продолжительном течении болезни пациента, к ламам переходит все имущество больного, а в случае выздоровления, он иногда посвящает себя на служение Богу. На этом основании являются часто новые ламы, так называемые хувараки21.

Эти последние не исполняют никаких обязанностей при кумирне, будучи часто совершенно безграмотны (1507)...

устраивают особого рода кущи и ставят на них идолов. Возле кущей пьют вино и кумыс, бегают на лошадях, борются, пьют под акком­ панемент балалайки22 со струнами из конского волоса и чаткана2 (семиструнной арфы). Празднества устраиваются и на перевалах гор, где очень часто встречаются растянутые веревки24, украшенные разноцветными лоскутками или большие груды камней (обо)25.

И то и другое делается у сойотов в знак благополучного поднятия на гору и спуска с нее. Каждый, отправляющийся в путь, запасается для этой цели лоскутом материи, или же выдергивает волосы из лошадиной гривы, или же бросает камень на видном пункте ( 1508).

Сведения о быте урянхайцев (сойотов) собраны по преиму­ ществу со слов русских купцов, главным образом Г. П. Сафьянова (1514).

Очерки Северо-Западной Монголии Санкт-Петербург, 1881, вып. 2.

2. Ш аманство и разные поверья и предрассудки Ш ам анство в северо-западной М онголии лучш е всего сохранилось у Тангну-урянхайцев26 (говорящих по-татарски); у урянхайцев, живущих на Алтае (близ Кобдо) и говорящих помонгольски, также есть шаманы, и я сам в городе Кобдо имел случай видеть камланье (то есть пляску под удары бубна) урянхайского шамана...

Урянхайский шаман камлает ночью, камланье свое сопро­ вождает битьем в бубен и пляской и имеет специальное одеяние...

(8 1 ). П р о д о л ж и тел ь н ее и сл ож нее бы ло кам ланье тан гн уурянхайской ш аманки Н айды к, которое мы видели на Дзиндзилике27. Урянхайские шаманы производят два рода камланий:

частные по приглашению, очередные обязательные; последние совершаются три раза в месяц 9-го, 19-го и 29-го числа...

Бубен, по тангну-урянхайски доркюр или хенгиргин-тюнгур28, у Найдык висел также на правой или западной стороне юрты; вправо от богатой божницы (вообщ е ю рта у Н айдык была богата и обш ирна, что свидетельствовало, что шаманы в этих местах пользуются большим уважением и получают большие приношения) (53), а если смотреть из юрты, то влево стена юрты на некотором пространстве была увешана множеством хадаков и лоскутьев; это место юрты, или, может быть, собрание тряпиц назвали мне яндыр29;

кажется, это монгольское название... Бубен был круглый, а не эллиптический; отвесный деревянный поперечник, служащий вместо ручки и называемый по тангу-урянхайски токтуш30, был снабжен по всей его длине резными украшениями, но без намеков на человеческую фигуру; другой, горизонтальный поперечник прилажен под отвесным и выше центра, так что делит бубен на две неравные части — верхнюю малую и нижнюю большую. На этом горизонтальном поперечнике на правой и левой его половинах навешены ряды железных спиц, кунгура31; к токтушу навязана связка тесем, отык, и кроме того, от него тянется длинный шнур, превосходящий диаметр бубна; шнур называется тон. Колотушка, по тангну-урянхайски орбы32, имеет вид лопаточки с короткою ручкой; выпуклая сторона лопаточки обтянута шкурой каменного козла3 шерстью вверх, а вогнутая имеет в середине продольное углубление, внутри которого вдоль протянута железная проволока, и на ней нанизаны железные кружки, служащие вместо погремушек;

выпуклая сторона с шерстью называется торяк или торак, вогнутая с погремушками — ойго или ойгон34. Шаманская одежда Найдык состояла из камзола, шапки и сапог; камзол, по тангну-урянхайски тэриг, доходящий до колен, увешен сшитыми из разноцветных материй узкими полосами; верхние концы полос пришиты к поясу камзола, нижние клинообразные висят свободно ниже колен; эти полосы, изображающие, по толкованию туземцев, змея (лосынай аймак, как выражаются халхасцы), образуют кругом тела шамана наружную, бахрому; под ними к камзолу пришито множество узких ремней, завиваю щ иеся концы которых вы совываю тся из-под клиньев полос; ремни вырезаны из шкуры косули. На пояснице средняя полоса шире других; к верхнему концу ее прилажены два торчащие в сторону ушка; это алтын баштыг Амырга-джилан, то есть, шести(?)главая змея Амырга. На спине между крыльцами к камзолу пришит густой ряд кунгура, железных спиц в палец длиной;

на плечах укреплены пучки перьев совы, шар-шибо. Ш апка у Найдык состояла из окола красного цвета, на котором нашиты каури (джилан-баш по тангну-урянхайски), в два ряда; на лицо от шапки спускаются многочисленные узкие тесьмы, две (84) более широкие висят вдоль щек; верхушка круглой шапки окружена венцом из перьев совы, шар-шибо, которые стоят вертикально и делают ее похожею на диадему. Кроме шапки и камзола, Найдык надевает при камланье особые сапоги, сшитые из шкуры косули мехом внутрь; сапоги эти, впрочем, ничем особенным не отличаются, и красны е глазки, которы ми они украш ены снаруж и, едва ли составляют особенность шаманского сапога.

Камланье Найдык началось, как и у кобдинского шамана, бросаньем можжевельника на очаг и одеваньем; железный таган, на который становится котел, был вынесен из юрты; это правило такж е соблю дено и кобдинским ш аманом; вообщ е во время камланья железные вещи уносятся из юрты. Прежде чем начать бить в бубен, его нагрели над очагом, повертывая в дыму, который поднимается от можжевельника.

Родная мать шаманки помогала ей одеваться, прислуживала, нагревала бубен (от чего он лучше натягивается и громче гремит), и в продолжение камланья бросала можжевельник в очаг, а также деревянною ложкой плескала молоко в огонь или в верхнее отверстие юрты. Одевшись, Найдык взяла бубен и сначала побила в него, держа его над огнем, потом стала в правой стороне юрты, спиной к огню и лицом к яндырю, следовательно, на северо-запад, и начала бить в бубен, держа его левой рукой за токтуш; удары большею частью троекратные; два следуют один за другим скоро в правый край бубна; при этом шаман держит бубен у левой ноги;

затем шаман переносит бубен к правой ноге и наносит один удар в левый край бубна. Голову шаман держит наклоненною, и Найдык постоянно прятала ее под бубен, так что стан ее был во все это время сильно согнут; вместе с ударами в бубей тело шамана движется или трясется, как в пляске, сдвинутые ступни остаются неподвижными; особенно сильно шаман мотает головой под такт ударов в бубен; иногда, как будто утомленная, НайДык садилась и начинала петь призывания; мотивов у нее было несколько; они были заунывны и приятны и составляли контраст с бурною пляской, сопровождаемою непрерывным громом бубна; причем и во время причитанья каждая строка кончалась ударом в бубен. Причитанья прерывались иногда звуками, которые должны были означать прибытие духов; она всхрапывала, как конь, ржала по-лошадиному, куковала, то есть (85) вскрикивала: кику!... После камланья перед яндыром Найдык перешла к дверям, держась спиной к очагу;

покамлав перед дверями, она вышла из них на вольный воздух.

Перед дверями был для нее постлан войлок, а еще далее брат шаманки держал под уздцы белого коня, посвященного Богу35; на этом коне никто не может ездить, кроме членов семейства Найдык;

коня держ али м ордой к дверям юрты; перед его мордой на деревянном треножнике курился можжевельник; сначала шаманка камлала, стоя на войлоке; она била в бубен, тряслась и кружилась на одной ноге, причем концы лент и ремней веерообразно рассыпались в воздухе1. Затем она подошла к коню с левой стороны, не переставая бить в бубен; конь, по-видимому, уже привык к этому, и хотя изредка фыркал, но не особенно тревожился оглушительными звуками бубна; во время камланья над конем мать шаманки подносила под его морду ковш с куревом из можжевельника или плескала на нее молоком, а после каждого плескания садилась на колени на войлочек, разостланный перед дверями юрты, и делала земной поклон коню, сложив ладони на лбу. Обратно в юрту Найдык вошла задом; еще покамлав несколько перед дверями, лицом к ним, она обошла западною или правою стороной юрты, спиной держась к огню, и опять стала лицом к яндырю. После этого Найдык совершенно успокоилась, прекратила бить в бубен и стала бросать орбо, колотушку, в колени зрителей; она подходила к каждому сидящему, стараясь держаться спиной к огню, и бросала ему орбо до трех раз;

получивший орбо предварительно прикладывал его колбу, как делают наши гадальщицы с картами, приступая к гаданью, и что делает всякий монгол, когда берет в руки священную книгу или какой-либо другой священный предмет; потом взявший орбо, заметив, которою стороной выпуклою или вогнутою кверху падала колотушка, и подавая последнюю шаманке, говорил: торяк или ойго. Выпуклая мохнатая сторона, те есть, торяк, считается несчастною, вогнутая, ойгон — счастл и во ю. С огласн о п о к азан и ям колотуш ки, Н айды к предсказывала (86) нам будущее, передавая его тихим грустным напевом. Обойдя всех, даже шести-, семилетних детей, Найдык возвратилась к яндыру, и здесь началось ее раздевание; бубен у нее взяли и стали медленно снимать с нее платье, причем шаманка сильно корчилась, стонала и продолжала тихо допевать свои мелодии, пока не сняли с нее последнего сапога...

Вот два отрывка из призываний тангну-урянхайских шаманов:

То есть: Шестиглавая (или золотоглавая?) змея моя Амырга, пьющая воду из вершин рек, шагающая по вершинам гор...

(Здесь и далее примеч. автора). Мне говорили монголы, что дюрбюгские и монгольские шаманы кружатся против солнца, а теленгитскне, сойокские и урянхайские — по солнцу.

То есть: Левою рукой (держусь) за радугу, правою за небо;

тело мое велико, как гора; сердце мое крепко, как кишачило (могильный каменный столб).

То есть: Шуба моя из лохмотьев, пища моя горька, подобно сосновой смоле.

Бубен, по шаманским представлениям тангну-урянхайцев, есть конь, на котором шаман улетает в мир духов и возвращается оттуда;

чем он громче издает звуки, тем быстрее (87) мчится на этом коне шаман в чужой мир. Колотушка, согласно с этим представлением, есть плеть или нагайка; она так и называется по-монгольски: маля или тахиур...

Прокалывания себя ножом и нанесения ран я не видал; эти вещи рассказываются не только об урянхайских шаманах, но и о кир­ гизских баксы...

У тангну-урянхайцев только знаменитых шаманов, по смерти, кладут на сэр36, то есть, перекладины, лежащие на четырех столбах Поклонение огню совершается, по рассказам монголов, раз в год, осенью. С этой целью хозяин юрты приглашает ламу, затем берет баранью грудину обчу или сальную брыжжейку с кишок, сэмэшь, свертывает их в свиток, положив внутрь его пучок травы нохай убюсу или килагана (Stipa capillata), и кладет свиток на таган (с 4 ножками), стоящий над огнем в юрте; пока мясо сгорает на огне, жена хозяина держит над огнем ковш с маслом, а лама читает молитву галын-судур, буквально книгу об огне; в это время все присутствующие и дети бросают масло в огонь с криком: хура!

хура!37 Крик этот, по мнению монгольского простонародья, значит по-тангутски: приди! приди! Другой обряд в честь огня называется талыг абчи, брать талыг; он также совершается осенью. Хозяйка кладет на ведро баранью переднюю ногу, ха, шан чумук, желудок, гэдис и курдюк, сель; все это освящается молитвой ламы и ставится на три дня на божницу перед бурханами, а остальное мясо убитого барана съедается. Во время чтения молитвы присутствующие держат в руках различные виды сыра: пислых, ариг и хурут38; когда лама кончит чтение, все присутствующие, махая в воздухе сыром, кричат: хура! хура! или: хурэй, хурэй!

Во время этих обрядов поклонения огню кладут шал, то есть четыре полена, расположенные вокруг очага в виде квадрата; жерт­ венное мясо вносят в юрту не через двери, а в отверстие между войлоками над дверью с западной ее стороны. У соитов и тангнуурянхайцев этот обряд совершается таким же образом и также кричат: хурэй! (91) Очерки Северо-Западной Монголии Результаты путешествия, исполненного в 1879 году по поручению Императорского Русского Географического Общества. Санкт-Петербург, 1883,выпуск 4.

Заметки о семейном, общественном и религиозном быте На Ар-торхолике39(в ур. Модон-обо) мы видели трех утыган40, то есть шаманок, — Чикей, Джаппай и Самдын; более знаменитая утыган Тольджамай откочевала в это время вниз; устроить здесь камланье не удалось; в первый день, когда мы пришли в юрту урян­ хайской шаманки, с нас запросили один кирпич чая, чтобы положить на место бубна (это правило; бубен нельзя снять с места, не по­ ложив на его ложе какого-нибудь подарка) и, кроме того, белую лошадь, на которой будет отвезен ирень4 (так здесь зовут ша­ манский плащ) и бубен в нашу юрту. Пожертвовать лошадь за удовольствие видеть процедуру улухемского камланья, конечно, бы ло очень дорого; потом мы узнали, что можно было бы ограничиться одним чаем, если бы камланье устроить в юрте самой шаманки; к сожалению, мы не захватили с собою чая и потому на этот раз должны были отказаться от зрелища. На другой день молоденькая и живая утыган Джаппай сама пришла к нам в гости и предлагала кам лать за один чай; послали за бубном, но не догадались послать белый войлок и девять белых вещей, которые должны быть повешены на бубен, когда его берут с места: таков будто бы обычай; вследствие несоблюдения этого обычая нам не дали бубна. В других местах нигде так дорого с нас не просили за камланье, и очевидно, что шаманки запрашивали с нас небывалую цену.

Только на Елегеше42 нам удалось устроить камланье одной пожилой шаманки; почему-то она не согласилась камлать в нашей юрте, и мы целым обществом должны были отправиться в соседний урянхайский аил. Ю рта, в которой происходило камланье, была очень тесна; железный таган был вынесен из юрты (61) не знаю почему, требует ли того обряд, или только потому, что в юрте было тесно. Шаманка имела при себе в качестве помощника своего мужа, который помогал ей одеваться, сушил бубен над огнем, бросал в огонь можжевельник и пр. В камланье елегешской шаманки нам пришлось в первый раз видеть исступление и корчи: бросив бубен, шаманка начала тянуться к сидящим в юрте, с оскаленными зубами и с распяленными пальцами в виде звериной лапы; потом она упала, или лучше сказать, грохнулась на землю, что вызвало у сидящей публики единодушный возглас: э, коркей? ах, бедная? Падая, шаманка чуть не попала головой в огнище или на очажный камень;

лежа на земле, шаманка корчилась и несколько раз пыталась грызть зубами накаленные камни, которыми был обложен очаг. Публика при этом торопливо кричала: э, коркей, коркей? а муж удерживал ее за голову и произносил слова: джидек! джидек!4 пук! из которых первое значит: вонюче! и второе, вероятно, что-нибудь в том же роде.ш(62) Нынешние шаманы, по общему убеждению, как алтайцев и урянхайцев, так и бурят, далеко не обладают теми знаниями и властью над таинственны м и силами природы, как прежние;

нынеш ние шаманы — не настоящие, а только обманщики. Рас­ сказов о могуществе прежних шаманов много (65).

уничтожены, вероятно, влиянием лам; проезжая по долине Улухема и Хакема, не говоря уже о долине Шишкита, мы нигде не встретили следов кровавых жертв, то есть этих подставок с вывешенною 1 П а к а й — по-урянхайски — гадко, худо [багай - А.К.].

ш курой, так называемых по-бурятски куруков или по-алтайски таилга. Как единственный остаток кровавых жертвоприношений у урянхайцев, дюрбютов и дархатов, существует только жертво­ приношение огню, причем колют овцу (78).

У урянхайцев (Тува) на Улухеме, Хакеме и Бурене лошадей в жертву не приносят, а только увеш иваю т их “ады кам и” или “ыдыками” : чубарых в честь Джетыгана, сивых (кок порат) в честь К айракана44 и белых в честь Ереня. Этот обряд бескровного жертвопринош ения называется “ ыдыктар” ; такое посвящение животного Большой Медведице, по мнению урянхайцев, приносит ж ертвователю богатство. О вец колют в честь Д ж еты гана и Кайракана. В честь Джетыгана Сальджаки урянхайцы колют белого лысого барана (то есть, белого барана с черною головой и с белым пятном на лбу). В честь огня колют красного козла (показание одного урянхайца). По другому показанию, урянхайцы в жертву не приносят лошадей, это делают только Сойоны; Урянхайцы же приносят в жертву только баранов, аккальджан (с белой лысиной?), особенно при начале посева, а также когда заводят аг-ереня (фетиша); шкуру барана вешают на жердь, которая называется такылга; кости сжигают, а переднюю часть подносят большому человеку (улу кши). Ерлик-Кайракану приносят жертву в весенний месяц; колют барана и поклоняю тся на все четыре стороны, вращаясь слева направо (то есть, посолонь) сначала на восток, потом на юг и т.д. (80). Урянхайцы (Тува) поклоняются (тагыр) огню, льют масло и бросают сало в огонь; при этом держат в руках сыр (пыштак) и кричат: куруй! куруй! (90).

Урянхайцы льют молоко в честь ужютов; под именем ужют или узют урянхайцы разумеют тех духов, которых призывают камы;

поэтому они называются: хамнын джиме, то есть шаманские вещи (91).

Первый выход вина из “буркеля” урянхайцев наливается в чашку, и хозяйка сначала брызжет на “иреня” (онгона) (91) висящего над дверью, потом три раза на “иреня”, висящего перед дверью у задней стены, потом льет немного на огонь (92).

---------------------------- этот онгон устраивается теми, кто не имеет детей (у кого они не родятся, или родятся да умирают). Емегельджин состоит из четвероугольного дабового лоскута, на котором нашиты куколки с руками и ногами; на головах куколок сделаны меховые шапки; к животу куколок пришиваются пучки яламы, или, как урянхайцы произносят, джалама; на лицах тремя бисеринками намечены глаза и нос; вместо шапочки пришит лоскуток от шкурки белки или другого зверька; такие же лоскутки пришиты к концам рук вместо обшлагов. Этот лоскут имеет вверху шнурки, которыми он подвешивается к юрточной решетке (кереге). Предварительно лоскут опускается в войлочный чехол, который также посредством шнурков подвешивается к решетке. Иногда куколки прямо на­ шиваются внутри войлочного чехла, который тогда имеет один край у отверстия длиннее и закры вается вроде наших портфелей.

Емегельджин, который был сделан для нас по заказу (в стойбищах Салъджаков на Улухеме), состоял из войлочного мешка, внутри которого нашиты три куколки, обшитые красной бязью; к животу пришито по пуговице и по пучку лентовидных тряпочек; такие же пучки пришиты к концам рук; у двух куколок через левое плечо надета перевязь из синей бязи. Так как Улухемские урянхайцы все считают себя ламаистами, то место против дверей всегда занято божницей с буддийскими божествами; эмегены же веш аю тся обыкновенно между божницей и изголовьем кровати. Эмегенам курят вереском, льют молоко и масло (99).

У них же я замечал и онгоны в виде шнурка, горизонтально протянутого, на который были навешены ялама, жгутики в виде змей, беличьи шкурки, а к середине шнура была прикреплена куколка менее четверти длиной; к левой руке куколки был при­ креплен маленький бубен, имевший не более дюйма в поперечнике.

Кроме того, к тому же шнуру была пришита сшитая из тряпки кукла, изображающая четвероногого животного; это мал, “скотина”, по объяснению урянхайца. Этот онгон нам назвали еренем (700).

Есть еще один вид онгонов у урянхайцев. Он состоит из березового сучка с тремя отраслями, который втыкается отраслями вверх около дверей, внутри юрты; вы сота сучка около трех четвертей; на концы отраслей навязываются совиные (или орлиные) перья и ялама. Этот онгон, по словам урянхайцев, устраивается в честь Оран-телегея и, кажется, изображает священное дерево, увешанное яламой. В юртах нам не удалось самим видеть подобный онгон; мы нашли его брошенным в долине реки Хакема в общей связке с кожаною пластиной... В той же связке находилось еще два онгона: ж елезное кольцо около 3 дю ймов в поперечнике, с навешенными на нем яламой и жгутами в три четверти длиной, и шкурка хорька, увешенная яламой и ремешками (101).

У урянхайцев поколения Ельджиген, живущих в долине р. Хука, онгоны в этом же роде; по моей просьбе мне сделали и здесь копию с онгона, который назвали “Бурят”. Это лоскут красного коленкора четверть высоты и две длины, висящий отвесно на стене юрты против изголовья кровати. Посредине лоскута нашита кукла с опущенными руками, одетая в плисовое одеяние; на голове меховая шапка, у рукавов меховые обшлага; на лице три бисеринки — две вместо глаз, одна вместо носа или рта; на груди две бисеринки сверх шубы, обозначающие сосцы грудей; ниже пояса бисеринкой обоз­ начен пуп. Кукла нашита не прямо на коленкоре, а под нее подложен голубой (102) шелковый лоскут, так называемый хадак, а под хадаком еще другой красный шелковый лоскуток. Против рук с правой и левой стороны куклы, в расстоянии от нее на вершок, пришиты шелковые хадаки. К нижней кайме лоскута пришито девять узких полосок из разных цветных материй; каждая такая полоска имеет 1,5 четверти длины и два пальца ширины; на шести из них, именно на трех левых крайних и трех правых крайних, в половине длины их нашиты придатки или четырехугольные лоскуточки, на темных полосах светлые, а на светлых темные; эти лоскуточки пришиты только верхнею каймой; снизу они свободны и разрезаны на внутренней тремя, а на двух внешних четырьмя вертикальными надрезами, отчего эти придатки имеют вид четы­ рех или пяти вниз направленных зубчиков. Они, может быть, должны обозначать ноги. Этой нижней бахроме, когда мы о ней спросили, урянхайцы дали имя маньджак-салбын или чимык. Как у дархатов, так и у урянхайцев рода Хасут на оз. Косогол я встречал простые связки яламы и хадаков, подвешенные к своду юрты между изголовьем кровати и очагом; их называли мне цакиус, цакюс, саюос; это имя, по-видимому, имеет здесь такое же значение, как на западе ерень или манджак, которые также придаются самым простым онгонам (103).

П оверья о духах л есо в и кам ней каждая гора имеет своего духа или хозяина, по-дюрбютски — сабдык, по-бурятски — хат. От этого хозяина места зависит пользование дарами природы: хозяин таежных местностей дает улов зверей, хозяин степных — урожай скотских кормов. Это наш домовой, только ведению его подлежит не один двор, а целая долина или целая гора со многими на ней долинами, или, наконец, даже целая горная система. Человек обязан с почте­ нием относиться к этим духам. Бурят и алтаец, выехав на перевал, с которого он увидел (123) новую долину, делает либацию [воз­ можно, жертвоприношение — А.К.\ духу этой новой долины, а если с ним нет ни вина, ни воды, он накладывает трубку, раскуривает и выбрасывает из нее зажженный табак на воздух. То же самое делается, если с перевала откроется вид на белок или высокую гору;

иногда путник, если знает, что с дороги он не увидит уважаемой горы, сворачивает с пути, поднимается на одну из ближайших к д ороге возвы ш ен н о стей и так со верш ает поклонение горе, распростираясь на земле. Иногда в таких пунктах устраивается небольшое курение: наламывают можжевельнику и сжигают на камне, что называется сан или хан (124).

Монгол и урянхаец видят в урочище цельное и нераздельное тело: горы, скалы, вода, лес, степь этого урочища — как будто его неотделимы е члены. Такое урочищ е живет сам остоятельной жизнью; у него есть душа. Так как урочища сливаются в целые страны, то рядом с представлением о духах мелких урочищ в народном воображении создаются духи, соответствующие этим обш ирны м п р ед ставл ен и ям. Н аконец, пред ставл ен и е об окружающем нас мире расширяется до представления обо всей земле, о целой природе; в мире духов этому представлению соответствует у сальджак-урянхайцев — Оран Телегей, у дархатов — Орун Дэльхы (125).

Священные горы, как алтайцы, так и улухемские Урянхайцы ознаменовывают устройством в их вершине обо из камней или хворосту, на который навешивается ялама; подобным горам молятся о зверином улове. Такие поклонные горы по-алтайски называются джаик-ту, по-урянхайски ыдык таг... В Урянхайской же земле, по собранным нами сведениям, одна ыдыкту лежит на левом берегу Хакема близ устья Седзена [Сизим — А. А*.], другая — против нее на противоположном берегу Хакема (128).

б о л езн я х зв ер я х призывают кама, который камлает в юрте и н еко т о р ы е пред таловым прутом с “ привязанными предрассудки пятью цветами”, то есть лоскутками или казанию, наш ептываю т на землю и последнюю вы брасываю т в двери (130).

У рянхайцы приш иваю т к “ер ен ю ”, вм есте с кораллами, серебряными и золотыми вещицами, баранью голую голенную кость. (132) холод; души хорош их становятся Орантува-дж ан-бурханом [очевидно, дыважын — А.К.] По смерти человека душа его три дня живет около того места, где он умер.

Душа покойника не может сразу понять, что она оставила тело, три дня ходит по старому жилищу, и только тогда догадывается, что она свободна, когда заметит, что она не оставляет следов на золе огнища. Душа умершего хорош его кама остается там, где он похоронен, и каждую ночь камлает тут. Души умерших приходят иногда к своим живым родственникам; тогда урянхайцы просят хуувараков [хуурак — А.К.] читать молитвы, и посещения прекра­ щаются. Иначе тот, кого посещает покойник, заболеет и умрет. Эти привидения называются аза. Душа покойного хама, бродящая и являющаяся живым, называется аза-пук (134).

Из путешествий по восточной Сибири, Монголии, Тибету и Китаю Москва, 1896.

Из странствий по Урянхайской земле.

Страна Урянхайская именно тем и замечательна, что составляет нашу границу на расстоянии почти тысячи верст, и между тем редкий из русских читателей знает ее хотя бы только по имени.

Страна эта занимает южный склон гор Саянских, окаймляющих с юга сибирские губернии, Иркутскую и Енисейскую.

Мы в наших путешествиях два раза посетили Урянхайскую землю. В 1876 году мы подходили к ее восточной оконечности, к озеру Косогол.

В 1879 г. экспедиция, посланная для исследования Северозападной Монголии, состояла из моего мужа, Гр. Н. Потанина, г. Адрианова, студента, присоединившегося к экспедиции в качестве естествоиспытателя (48), меня и одного прикомандированного к нам переводчика...

От озера Убса мы начали подниматься в горы и в первый день поднялись лишь на карниз главного хребта. Этот карниз представ­ ляет ровную поверхность, поросшую степной растительностью и к и п ц ам и,у по ней извивалась река, окаймленная деревьями.

Величественная Танну-Ола смотрела отсюда еще неприступнее;

горы, казалось, стояли сплошной стеной, вершины были покрыты пятнами снега и по утрам дымились туманами. Бока гор были покрыты лиственничным лесом. Монгольские солдаты с пикета пугали нас трудностями здешнего перевала и предлагали нам идти вдоль по этому карнизу Танну-Олы, с тем, чтобы перейти на северную ее сторону более удобным восточным перевалом; но тогда значительная часть урянхайской страны осталась бы нам не­ известной, и мы предпочли перевал Торхоликский. Громадная стена Танну-Олы как будто манила скорее взглянуть на то, что скрывается за ней. 17 сентября мы поднялись на перевал. Несмотря на кажу­ щуюся неприступность, подъем был довольно удобный.

На перевале уже не встречалось деревьев; это была довольно большая болотистая площадка, посредине которой возвышалось обычное в Монголии на перевалах обо, т.е. груда камней и хворосту со вставленными в кучу палками, с навешанными жертвами духу горы. Здесь были и грубые изображения на коленкоре буддийских божеств, и такие же тибетские и монгольские молитвы, тут же были просты е л енточки из цветного коленкора или даж е пучки лошадиных и верблюжьих волос — жертва самая употребительная у путешественников, так как материал всегда под руками (49).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 


Похожие работы:

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.Н. Прянишникова МОЛОДЕЖНАЯ НАУКА 2014: ТЕХНОЛОГИИ, ИННОВАЦИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции, молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, 11-14 марта 2014 года) Часть 4 Пермь ИПЦ Прокростъ 2014 1 УДК 374.3 ББК 74 М 754 Научная редколлегия:...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Государственный аграрный университет Северного Зауралья ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТИРОВ В ВОСПИТАНИИ СЕЛЬСКОЙ МОЛОДЕЖИ Сборник материалов Международной научно-практической конференции 5-6 июня 2014 г. Тюмень 2014 1 УДК 378 ББК 74:58 П 78 Редакционная коллегия: Богданова Ю.З., к.ф.н., доцент кафедры иностранных языков ГАУ Северного Зауралья;...»

«УДК 632. 954: 631.417 Куликова Наталья Александровна СВЯЗЫВАЮЩАЯ СПОСОБНОСТЬ И ДЕТОКСИЦИРУЮЩИЕ СВОЙСТВА ГУМУСОВЫХ КИСЛОТ ПО ОТНОШЕНИЮ К АТРАЗИНУ (Специальность 03.00.27-почвоведение) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: кандидат биологических наук, доцент Г.Ф. Лебедева кандидат химических наук, старший научный сотрудник И.В. Перминова...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ФИЛИАЛ УЛЬЯНОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ Н.Х. КУРЬЯНОВА УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ КУРСОВОЙ РАБОТЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ ТЕХНОЛОГИЯ ХРАНЕНИЯ, ПЕРЕРАБОТКИ И СТАНДАРТИЗАЦИЯ ПРОДУКЦИИ ЖИВОТНОВОДСТВА Специальность: 110305.65 – Технология производства и переработки сельскохозяйственной продукции ДИМИТРОВГРАД 2009 УДК 664 (075) ББК 36.92 Л25 Рецензенты: кандидат ветеринарных наук, доцент УГСХА Светлана Васильевна...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.В.ЛОМОНОСОВА Геологический факультет ГАРМОНИЯ СТРОЕНИЯ ЗЕМЛИ И ПЛАНЕТ (региональная общественная организация) МОСКОВСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСПЫТАТЕЛЕЙ ПРИРОДЫ Секция Петрографии СИСТЕМА ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ 300 лет со дня рождения М.В.Ломоносова 1711 – 2011 Сомнений полон ваш ответ О том, что окрест ближних мест. Скажитеж, коль пространен свет? И что малейших далее звезд? Несведом тварей вам конец? Скажитеж, коль велик Творец? М.В.Ломоносов Москва 2010 Редакционная...»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Иркутский государственный университет БИОЛОГО-ПОЧВЕННЫЙ ФАКУЛЬТЕТ А. В. ЛИШТВА ЛИХЕНОЛОГИЯ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ УДК 582.29 ББК 28.591 Л67 Печатается по решению ученого совета биолого-почвенного факультета Иркутского государственного университета Рецензенты: канд. биол. наук, доц. каф. ботаники и генетики ИГУ Т. М. Янчук; канд. биол. наук, доц. каф. биологии ИГПУ Е. Н. Максимова Лиштва А. В. Лихенология : учеб.-метод. пособие / А. В. Лиштва. –...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ Забайкальский аграрный институт – филиал ФГОУ ВПО Иркутская государственная сельскохозяйственная академия Кафедра экономики ПСИХОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС для студентов, обучающихся по специальностям: 080502 – Экономика и управление на предприятии (в агропромышленном комплексе) 080109 – Бухгалтерский учет, анализ и аудит Составитель: Доцент, к.с.-х.н, социальный психолог А.В. Болтян Чита 2011 2 УДК ББК Учебно-методический комплекс...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК СИБИРСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ МЯСНОГО СКОТОВОДСТВА И КОРМОПРОИЗВОДСТВА В СИБИРИ Материалы научной сессии (19-21 июня 2013 г.) Тюмень 2013 УДК 636.2:633.2.002.2 (571.1/5) (063) С 83 Стратегия развития мясного скотоводства и кормопроизводства в Сибири: Материалы научной сессии (Тюмень, 20-21 июня 2013 г.)/ Российская академия сельскохозяйственных наук, Сибирское региональное отделение,...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА ИННОВАЦИОННЫЕ ПОДХОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В АГРОПРОМЫШЛЕННОМ КОМПЛЕКСЕ (К 100-летию СГАУ им. Н.И. Вавилова) Материалы научно-практической конференции САРАТОВ 2012 Инновационные подходы исследования социальноэкономических...»

«А. П. Чёрный МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ОЦЕНКИ ЗЕМЕЛЬ ВЛАДИМИРСКОЙ ГУБЕРНИИ Том 13 Переславский уезд Выпуск 1 Естественно-историческая часть Москва 2004 ББК 40.3(2Рос-4Яр) Ч 49 Издание подготовлено ПКИ — Переславской Краеведческой Инициативой. Редактор А. Ю. Фоменко. В основе переиздания — книга, изданная Оценочно-экономическим отделением Владимирской губернской земской управы в 1907 г. Чёрный А. П. Ч 49 Материалы для оценки земель Владимирской губернии / А. П. Чёрный. — М.: MelanarЁ, 2004. — Т. 13:...»

«Turczaninowia 2008, 11(4) : 5–141. 5 УДК 581.9 (571.1/5) Л.И. Малышев L. Malyshev РАЗНООБРАЗИЕ РОДА ОСТРОЛОДКА (OXYTROPIS) В АЗИАТСКОЙ РОССИИ DIVERSITY OF THE GENUS OXYTROPIS IN ASIAN RUSSIA Представлен системный анализ рода Остролодка в Азиатской России. В Сибири и на российском Дальнем Востоке обнаружены 142 вида и 24 подвида в составе 5 подродов и 16 секций. Показана неоправданность выделения 15 таксонов в качестве видов. Они являются мутантами или распространены вне региона. Для секций и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, ИНФОРМАЦИИ И БИЗНЕСА С.И. КВАШНИНА, Н.А. ФЕДОТОВА ОСНОВЫ БИОЛОГИИ И ЭКОЛОГИИ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ДНЕВНОЙ И ЗАОЧНОЙ ФОРМ ОБУЧЕНИЯ Допущено Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации по высшему образованию в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по направлению 013400 Природопользование дневного и заочного отделений Ухта 2003 УДК: 57 (075.8) ББК: 28я7 К Квашнина С.И., Федотова Н.А....»

«Администрация Алтайского края Международный координационный совет Наш общий дом – Алтай Алтайский государственный университет Факультет политических наук Кафедра политологии Институт философии и права СО РАН Алтайский государственный технический университет Международная кафедра ЮНЕСКО Алтайский государственный аграрный университет Кафедра философии Алтайский краевой общественный фонд Алтай – 21 век Российский гуманитарный научный фонд ЕВРАЗИЙСТВО: теоретический потенциал и практические...»

«Актуальные направления фундаментальных и прикладных исследовании Topical areas of fundamental and applied research III Vol. 2 spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 29406 2014 Материалы III международной научно-практической конференции Актуальные направления фундаментальных и прикладных исследований 13-14 марта 2014 г. North Charleston, USA Том 2 УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК 72 ISBN: 978-1497446410 В сборнике представлены материалы...»

«А. Г. Б Р О И Д О ЗАДАЧНИК ПО О Б Щ Е Й МЕТЕОРОЛОГИИ ЧАСТЬ I Допущено Министерством высшего и среднего специального образования СССР в качестве учебного пособия для студентов гидрометеорологических институтов и университетов БИБЛИОТЕКА Л. ни; г адского Гидрометеорологического Института ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО Л Е Н И Н Г Р А Д • 1970 УДК 551.5(076.1) В задачник включены задачи, охватывающие материал первой части курса общей метеорологии....»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Комитет образования и науки Курской области Курский государственный университет Воронежский государственный педагогический университет Курская государственная сельскохозяйственная академия Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка (Беларусь) Минский государственный лингвистический университет (Беларусь) Полтавский национальный педагогический университет им. В.Г. Короленко (Украина) Кокшетауский университет...»

«БАКИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (АЗЕРБАЙДЖАН) ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МОЛДОВЫ (МОЛДОВА) ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. ЯНКИ КУПАЛЫ (БЕЛАРУСЬ) ЕВРАЗИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Л.М. ГУМИЛЕВА (КАЗАХСТАН) ИНСТИТУТ ПСИХОТЕРАПИИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ (ГЕРМАНИЯ) КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. АЛЬ-ФАРАБИ (КАЗАХСТАН) КАЛМЫЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (РОССИЯ) КИЕВСКИЙ СЛАВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (УКРАИНА) МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ (БЕЛАРУСЬ)...»

«В.А. АНАНЬЕВ ПАЛЕОБОТАНИКА И ФИТОСТРАТИГРАФИЯ ВЕРХНЕГО ДЕВОНА И НИЖНЕГО КАРБОНА СРЕДНЕЙ СИБИРИ Сборник научных трудов Москва 2014 УДК 561 ББК 26.323 А 06 В.А. Ананьев Палеоботаника и фитостратиграфия верхнего девона и нижнего карбона Средней Сибири: Сборник научных трудов. – М.: ГЕОС, 2014. – 86 с. ISBN 978-5-89118-646-0 В электронную книгу вошли статьи известного палеоботаника В.А. Ананьева, опубликованные в разных изданиях в 1973–2009 годы. Они посвящены палеоботаническому обоснованию...»

«ЭКОНОМИКА, ОРГАНИЗАЦИЯ, СТАТИСТИКА И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ УДК 311 ОБОСНОВАНИЕ СИСТЕМЫ СТАТИСТИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ Ларина Татьяна Николаевна, д-р экон. наук, доцент, зав. кафедрой Статистика и экономический анализ, ФГБОУ ВПО Оренбургский ГАУ. 460014, г. Оренбург, ул. Челюскинцев, 18. E-mail: lartn.oren@mail.ru Ключевые слова: сельский, население, система, показатели, статистический, анализ. Обеспечение достойного качества жизни сельского населения России...»

«ISSN 1561-1124 МАТЕРИАЛЫ ПО ИЗУЧЕНИЮ РУССКИХ ПОЧВ ВЫПУСК 8 (35) Издательство Санкт-Петербургского университета 2014 САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ПОЧВОВЕДЕНИЯ И ЭКОЛОГИИ ПОЧВ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ПОЧВОВЕДЕНИЯ ИМ. В.В.ДОКУЧАЕВА МАТЕРИАЛЫ ПО ИЗУЧЕНИЮ РУССКИХ ПОЧВ ВЫПУСК 8 (35) Издание основано в 1885 г. А.В. Советовым и В.В. Докучаевым Издательство С.-Петербургского университета 2014 УДК 631.4 ББК 40.3 М34 Редакционная коллегия: Б.Ф. Апарин...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.