WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Марценюк П.И.

Над Бугом-рекой

Винница, 2004 год

ББК 84 Укр6

М49

Предисловие: Марценюк

В.П.

Марценюк П.И

М49 Над Бугом-рекой: Биографическая повесть. Под редакцией

В.П.Марценюка. - Винница.: О.Власюк, 2004. – 88 с

ISBN 966-8413-50-4

В книге описана нехитрая жизненная история сельского учителя,

душа которого промелькнула в вечность сквозь, насыщенное бурными

историческими событиями, двадцатое столетие.

2 Эпиграф к книге: «Над Бугом-рекою Росли мы с тобою …………………….

Над Бугом пришлось умирать»

Из песни А.Клименко Предисловие Мой отец, Марценюк Пантелей Иванович прожил долгую и насыщенную историческими событиями жизнь. Он родился девятого августа одна тысяча девятьсот четырнадцатого года - года, когда началась первая империалистическая война.

Еще маленьким ребенком он пережил за подолом матери бурные события лет революции, рождение и падение Украинской народной республики, гражданской войны. Во времена новой экономической политики и в годы коллективизации он видел как перемены к лучшему в экономике Украины, так и беспощадную эксплуатацию и развал села большевистской властью.

Пережил голод тридцать третьего года и четыре года немецкого плена в Великую Отечественную войну. Он был свидетелем, как бездарного начала войны, так и триумфального ее окончания. Не обошли отца и послевоенная “война без фронтов” на западной Украине. Он умер двадцатого мая двухтысячного года, дождавшись появления Украинского государства и, прожив достойную и честную жизнь. Вечная память и пусть земля будет ему пухом.

Марценюк Валерий Пантелеймонович Содержание Предисловие Часть первая: В Колюховських тернах 1.1. Моя семья 1.2. Село Колюхов 1.3. Революция 1.4. Новая экономическая политика 1.5. Коллективизация Часть вторая: В людях 2.1. Годы больших ожиданий 2.2. Голод тридцать третьего года 2.3. Педагог 2.4. Борьба с врагами народа 2.5. Федор Марценюк 2.6. Бракосочетание Часть третья: Война 3.1. Перед войной 3.2. Война 3.3. Плен 3.4. Лагерь смерти 3.5. Пленные рабы 3.6. Побег из плена 3.7. Фронтовые будни Часть четвертая: На Западной Украине 4.1. После демобилизации 4.2. Вторая семья 4.3. Война без фронтов 4.4. К родному дому Часть пятая: На Тывровщине 5.1 В отчем доме 5.2 Смерть матери 5.3 Колюховские будни Часть шестая: На веку, как на длинной ниве 6.1 Снова на Западной Украине 6.2 Возвращение блудного сына 6.3 В новое жилье Часть седьмая: История семьи Табачнюков 7.1 Родословная Марии 7.2 Пожар 7.3 Тюрьмы Филиппа Табачнюка 7.4 Перед войной 7.5 Анатолий Табачнюк 7.6 После войны Послесловие Часть первая:

В Колюховських тернах 1.1. Моя семья Родился я в селе Колюхов, которое находится в Тивровском районе Винницкой области. Родители мои, как и другие предки, были коренными жителями этого села. Родителей отца и матери я не помню, так как родился уже после того, как почти все они умерли (кроме деда Павла). Знаю только, что в молодости они были крепостными, а потом, после реформы одна тысяча восемьсот шестьдесят первого года, получили небольшие наделы земли и хазяйничали на них. Семьи в них были большими, поэтому приходилось проживать в беде и нужде.

Мой отец Иван Павлович Марценюк, родился в 1870 году в крестьянской семье бывших крепостных села Колюхов. В семье было трое сыновей - Григорий (звали его по народному - Рыгорко), Прокоп, Иван и две сестры. Семья была малоземельной, а потому, чтобы выжить, приходилось повседневно и тяжело работать в имении местного пана Врублевского. Сызмала отец пас господские свиньи, а когда немного подрос – коровы. Потом работал погонщиком коней в поле при пахоте. Плата за эту трудную крестьянскую работу была крайне мизерной. Помещик Врублевский был малопоместным, а потому старался выжать из крестьян все возможное и невозможное. Он был недобрым человеком и эксплуатировал крестьян беспощадно. Дед Павел не всегда подчинялся прихотям помещика, поэтому тот оказал содействие, чтобы его сына Ивана взяли в войско. К тому времени моему отцу было 23 года.

Так отец в одна тысяча восемьсот девяносто третьем году попал на службу в царскую армию. Служба его проходила в разных местах России. Наиболее долго пришлось служить на Кавказе, в частности, в Азербайджане и Грузии. Неграмотному крестьянину было тяжело на этой службе, тем не менее, судьба дала ему там возможность научиться читать, писать и считать. Одновременно с крестьянами службу проходили и просвещенные мещане, которые помогли получить это начальное образование. В дальнейшем отец своими силами продолжал обучение, исходя из своей возможности согласовывать это образование с трудной крестьянской жизнью. Возвратился он из армии после пяти лет службы и в 28 лет вступил в брак с семнадцатилетней местной жительницей Александрой (Филимоновной), тоже из многодетной семьи. В них родилось восемь детей, однако выжили и стали взрослыми только пятеро, три сестры - Елизавета (1900 года рождения), Лариса (1904 года), Вера (1908 года), брат Федор (18 апреля 1910 года) и я – самый младший. Родила меня мать во время жатвы на снопах девятого августа одна тысяча девятьсот четырнадцатого года. В то время имена новорожденным давали священники и поскольку девятое августа - это день святого Пантелеймона, то и имя дал мне поп соответствующее. Отец был очень недоволен таким именем и даже подрался по этому поводу с попом. По рассказам сестер и матери знаю, что отец не очень обрадовался моему рождению. Семья была многодетная, отец тоже уже не молодой, имел сорок четыре года и ему, да и другим членам семьи, было не до грудного ребенка. В начале жизни почти никто за мной не присматривал, я одиноко лежал в люльке под присмотром роя мух. Люлька стояла во дворе, недалеко от ограды для скота и свиней, и потому мухи прямо измывались надо мною.

Тем не менее, в год моего рождения умерли за одну неделю трое старших детей (Яков, Анастасия и Тодось), заболев на дифтерию.

Сначала заболел Яков, который учился в гимназии в городе Немиров.

Затем, заразившись от него, заболела Анастасия, а затем и шестилетний Феодосий (Тодось). После этого за мой уход взялись более тщательно.

Время было очень трудное и, чтобы выжить, моим родителям со старшими детьми приходилось настойчиво работать. Девчатам учиться почти не приходилось. Их после одного-двух классов сельской школы отдавали в науку к портнихам. Такую науку прошли сестры Елизавета и Анастасия, которые смогли дальше самостоятельно шить женскую одежду. А от них научились этому ремеслу Вера и Лариса. В летнее время они занимались роботами в поле и по хозяйству, а зимой шили разнообразную одежду. Одежду изготовляли как из фабричного холста, так и из домашнего. Для изготовления одежды повседневного употребления пряли пряжу, из которой в дальнейшем изготовляли домотканный холст.

После моего рождения мать часто болела. Несмотря на это ей вместе с отцом постоянно приходилось беспокоиться о нас детей, чтобы мы были всегда накормленны и одеты. Мать так и осталась неграмотной, тем не менее, за чуткость и заботу о нас мы всегда любили ее и уважали.

1.2. Село Колюхов Наше село находится на расстоянии приблизительно около полутора километров от речки Южный Буг. В эту речку впадает маленькая речушка по обоим берегам которой и раскинулось село Колюхов. Речушка начинается в центре села из небольшого родника. На пути протекания речушки, в направлении к реке, в селе построили плотины, вследствие чего образовалось целый ряд прудов. На сегодняшний день таких прудов можно насчитать уже шесть, хотя в начале двадцатого столетия их было только три.

Название нашего села “Колюхов”, судя по всему, происходит от слова “колюхи”. Так от села к речке Южный Буг направляется дорога, возле которой еще на моей памяти росли густые заросли дикого боярышника всыпанного колюхами к такой степени, что продраться через него было почти невозможно. С течением времени эти заросли понемногу стали исчезать и в наше время уже тяжело найти даже их следы. Через речку, в ее наиболее узкой части, была налажена переправа в направлении соседнего села Никифоровцы с помощью парома. Где-то в восьмидесятые годы паром заменили на понтонный мост. В этом месте есть довольно глубокое озеро-старица, которое соединяется небольшим протоком с речкой. Вода в озере такая прозрачная, что местами можно увидеть дно.

Через паромную переправу крестьяне ездили в направлении городка Немиров и к центру уездного городка Брацлава. Для того чтобы не приходилось долго ждать на переправе, там находился постоянный паромщик. Оплату за свою работу он получал от людей, которых переправлял через речку. На холме был выкопан земляной шалаш, в котором оборудовали печку, и это разрешало паромщику находиться на переправе в холодные осенние и весенние месяцы. Зимой речка перемерзала, через нее ездили санями и ходили пешком. Шалаш и переправа находились со стороны села Никифоровцы, недалеко от очередной небольшой речушки, одной из безымянных притоков Южного Буга.

Паром приводился в движение паромщиком и людьми, которые переправлялось через речку. Для этого на металлический трос, который закреплялся на столбах с противоположных берегов реки и проходил через столбы на одной из сторон парома, надевался специальный привод. Этот привод был в виде деревянной рукоятки с отверстием, через которое проходил трос. Привод легко передвигался по тросу при перпендикулярном положении к нему. Если привод заворачивали под углом к тросу, то его сцепление с тросом становилось настолько жестким, что можно было тянуть паром по воде в нужном направлении.

Паром имел вид большого деревянного квадратного корыта. Размеры его сторон достигали десяти метров, что разрешало перевозить не только людей, но и скот, телеги, а с течением времени даже и автомобили.

На окраине села со стороны, которая вела к речке, находилась усадьба профессора Николая Попова. Дом профессора стоял на въезде к усадьбе, которая вокруг была обсажена дубами, опоясана рвом и ограждена колючей проволокой. Усадьба была хорошо благоустроена и занимала площадь где-то около десяти гектаров. Половина этой площади была засажена садом, а вторая половина использовалась под овощи. Профессор работал в Одессе в одной клинике с известным хирургом Филатовым. Он практически в усадьбе не проживал и приезжал только на отдых. Если все же находился в усадьбе, то по просьбе жителей села, как его не уговаривали, к больным не ходил.

Ходила его жена, которая почти постоянно проживала в усадьбе, а также экономка Антонина Вертальская. Они, как умели, лечили сельчан, получая за свои услуги признательность продуктами. Перед самой революцией в конце усадьбы был возведен новый двухэтажный дом. К новому дому от старого со стороны села была проложена дорога, обсаженная с обеих сторон молодыми липами. После революции этот дом развалили и растянули на стройматериалы.

Врублевского. Он стоял на холме возле пруда. Дом этот был небольшим одноэтажным из кирпича. Перед домом росла старая сосна метров тридцать висотою и метра четыре в обхвате. Во время революции помещик из села исчез, а вот его дом и до сего времени находится на своем месте и в нем размещается сельская школа. Сосну ту с течением времени срезали.

На противоположной к Бугу стороне села находится кладбище.

Перед кладбищем на довольно большой площади стоит деревянная церковь, в которой местный люд как начинал свое странствие у жизни обрядом крещения, так и заканчивал ее по пути на погост.

Село приналежало к Брацлавскому уезду и до революции, а также длительное время после нее, славилось выращиванием табака. Табак теплолюбивая культура, поэтому высаживали его в землю весной рассадой, которую получали из парников. Высаживали рассаду табака рядами на расстоянии с полметра в междурядьях и до двадцати сантиметров в ряду. Высота растений была около двух метров. Листья на растениях вырастали роскошные, фикусоподобные в несколько рядов. Их срывали, развешивали на солнце и сушили. Потом высушенные листья складывали в стосы и резали. Табак у крестьян оптом скупали евреи, которые держали табачные фабрики. До революции за табак платили золотыми рублями. Эти рубли крестьяне понемногу прятали на черный день, как универсальную валюту. Помню, один раз отец при мне вытягивал из тайника такие монеты. Куда они исчезли после его смерти неизвестно, хотя догадки по этому поводу были.

1.3.Революция Начало войны в 1914 году я, конечно, не помню – был грудным ребенком, тем не менее, некоторые моменты из революции 1917 – лет иногда возникают в памяти. Наше село часто переходило из рук в петлюровцы, то появлялись части Красной армии, то хазяйничали казаки из отряда местного атамана Артема. Между ними периодически продовольствие, иногда одежду, скот и реманент (телеги, упряжь и другое).

Атаман Артем Онищук был родом из соседнего села Соколинцы.

Там у него проживала сестра Софья, а вторая сестра – Татьяна жила в нашем селе Колюхов. До революции она служила прислугой у профессора Николая Попова. Когда профессор во время революции подался во Францию, Татьяна возвратилась домой и вышла замуж за Ивана Кулибабчука. Татьяна и Иван Кулибабчуки были родителями Константина Кулибабчука первого мужа моей двоюродной сестры Анастасии Григорьевны (дочь брата отца Рыгорка).

До революции Артем Онищук работал сельским учителем. Во время событий 1917–1921 лет он принимал активное участие в организации и действиях отрядов местных отаманов Волынца, Солтиса, Гальчевского, Лыхо. Потом на некоторое время он порвал с ними и вместе с большевиками занимался ликвидацией отрядов некоторых из этих атаманов. Однако введение продразверстки вызвало у него неприятие политики большевистской власти, и он организовал из крестьян свой повстанческий отряд, который действовал на территории Тывровщины, Летичева, Каменец-Подольского. Атаман выступал за то, продразверстки. В отряде повстанцев под командой Артема было до семисот казаков при легкой артиллерии, и они доставляли много неприятностей советской власти.

Об отношении советской власти к повстанцам свидетельствует хотя бы такая выдержка с “Обращения Подольского губернского исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов к крестьянам Подолья об уплате продовольственного налога” от 21 июля 1921 года.

- “..... Еще одно слово к вам трудовые крестьяне. У Советской народолюбства, они наводят клевету на вашу власть, они позорят ее.

Наймиты помещиков и фабрикантов, агенты Петлюры, польского холопа, который продается попам за их проклятое золото, говорят вам не платить налога, так как налог есть та самая продрозверстка.

Не верьте им, это наизлейшие враги ваши, они сбивают вас из правдивого пути, они вносят смуту в вашу трудовую жизнь.

Даже темные, опутанные Петлюрой бандиты со дня на день начинают понимать, что Советская власть – власть работающих масс.

Они выходят толпами из лесов и звериных логовищ и, прощенные народной властью, мирно возвращаются к честной работе.

Сдались Мордалевич, Грозный, Лисица, сдался Онищук, сдадутся и другие.” По распоряжению Харьковского правительства Артем и его отряд были ликвидированы Подольской ЧК зимой одна тысяча девятьсот двадцать первого года. Сам Артем поддался на обманчивые обещания начальника информотдела Винницкой ЧК Ельзы Грундман, которую он хорошо знал со времен ликвидации отаманов. Он поехал в Винницу на переговоры с председателем Подольской ЧК и оттуда не возвратился.

В это же время на Винниччине подобными методами были ликвидированы отряды и других атаманов.

Когда набегала очередная власть, то сестры прятались в дом, а мы вдвоем с братом Федором бегали за матерью, которая старалась не допустить ограблений. Помню, как-то солдаты забирали из сарая сено, припасеное для коня и коровы. Мать плакала и просила солдата оставить что-то и для нашего скота, а тот, чтобы отцепилась, замахивался на нее шаблей.

В то бурное время невинно погибли некоторые из наших односельчан. Таким примером была трагедия семьи Карпенко. В семье было пять сынов. Два старших сына служили в царской армии, во время войны четырнадцатого года попали в плен, и после окончания войны остались проживать в Франции. Один даже там женился и затем приехал в Колюхов с женой-француженкой на постоянное место жительства. Однако жена не смогла выучить наш язык, и они снова возвратились назад во Францию. Второй сын тоже жил во Франции по паспорту иностранного рабочего. Третий сын Антон во время революции учился в Немировской гимназии и на каникулы приезжал в село к отцу.

Семья была не из бедных, так как ему даже купили велосипед, что в те времена считалось большой роскошью. Катаясь на этом велосипеде, Антон вместе с товарищем подъехал к дому помещика Врублевского. На то время там была расквартирована часть сводного отряда армии УНР под командованием куренного Артема Онищука. В кладовке этого же дома содержали пленных красноармейцев. Антон ходил себе с велосипедом в гимназической шинели возле дома помещика, и мало чем отличался от петлюровских служивых.

Когда после каникулов он возвратился в Немиров для обучения в гимназии, то там уже были красные. Как-то по дороге из гимназии на свою квартиру Антону попался навстречу красноармеец, которому удалось убежать из под ареста в Колюхове. Тот его узнал, Антона арестовали, как пособника петлюровцев и посадили в тюрьму. Когда об этом аресте узнал отец Антона, он бросился в Немиров выручать сына, пробовал все объяснить, тем не менее, посадили и его. Потом в неразберихе революционных событий, когда город переходил из рук в руки, их обоих расстреляли.

определенное время был там даже председателем сельского совета.

Однако в начале периода установления в стране культа Сталина, он, предвидя, что и его тоже могут арестовать, вспомнив отца и брата Антона, расстрелянных за пособничество петлюровским войскам, переехал в Донбасс. Оттуда он пошел в армию, воевал и закончил войну полковником. Жил в Москве. В Колюхове у него остались две дочери.

Одна из них состояла в браке с Петром Ткачуком (на прозвище Пущ), который после войны длительное время (практически вплоть до своей смерти в 2002 году) был председателем сельского совета.

Самый младший брат Антона, Павел Карпенко, был первым мужем моей сестры Веры. Однако в тридцать четвертом году, наверное, снова же через своего брата и отца, он был арестован и выслан в Сибирь.

Оттуда он писал сестре, чтобы и она приехала к нему. Вера таки собралась и доехала до Москвы, однако там заболела на тиф и возвратилась домой. После нее тифом заболел я, мать, отец, а также брат отца Рыгорко и его жена.

1.4.После революции В двадцатом году вышла замуж за односельчанина Ребрика Григория самая старшая моя сестра Елизавета, и в дальнейшем уже жила своей семьей. Империалистическая и гражданская война опустошили не только наши города, но и села. Из этих войн не возвратились много мужчин, остались вдовами женщины и сиротами дети. Ощущалась, в особенности в двадцать первом году, недостаток самых необходимых для жизни вещей – одежды, обуви, мыла, соли, спичек и другого. Люди искали способы им замены, как-то – белье вываривали, посыпали его печным пеплом. Вместо утюга использовали, так называемую, магильницу (грубую палку, вокруг которой обертывали белье).

Для того чтобы выжить и удовлетворить бытовые потребности на продажу выращивались не только продовольственные культуры, но и технические культуры как-то конопля и табак. Конопля использовалась крестьянами для изготовления домотканного холста. Летом и осенью с конопли изготовляли волокно, а зимой из него пряли пряжу и ткали холст. Из домотканного холста шили рубашки, полотенца, покрывала на кровать и стол, мешки и прочее.

Помню, как моя мать после дневных работ по хозяйству и на кухне, до поздней ночи пряла пряжу для холста. Иногда просыпаясь среди ночи, я слышал шум прялки и видел, как при тусклом свете керосиновой лампы мать прядет и напевает, чтобы не заснуть, свою любимую песенку.

С наступлением весны все готовились к посеву и возделыванию земли, закладывали парники для выращивания рассады табака и капусты. Парники закладывались с использованием лошадиного навоза, для чего выкапывалась прямоугольная яма глубиной до одного метра.

сантиметров. На слой навоза насыпали удобренную землю, в которую в дальнейшем сеяли семена. Парники накрывали рамами со стеклом.

Рассаду табака нужно было выгнать к наступлению теплых майских дней, когда прекращались ночные заморозки. Эту рассаду высаживали в грунт после посева зерновых культур и посадки картофеля. Табак высаживали на площади до полгектара. Эта культура, хотя довольно трудоемкая и требовала ухода на протяжении всего лета, давала основную денежную прибыль для семьи. Из зерновых культур сеяли на парах пшеницу и рожь. На меньших площадях сеяли также гречку, просо, овес, кормовую свеклу, высаживали картофель. На пойменных участках возле речки Буг выращивали капусту, сеяли коноплю, свеклу, арбузы.

С малых лет я любил ездить с отцом на весеннюю пахоту, в особенности возле речки. Там любовался природой – зарослями татарского зелья, развесистыми ивами вдоль берегов, чистой прозрачной водой и великим множеством маленьких рыбок, которые слонялись в ней. На этих пойменных участках, которые весенними наводнениями затапливало водой, выращивали капусту и сеяли свеклу.

Помню один случай, когда все взрослые окучивали капусту, а мне маленькому отец поручил давить гусеницы (химии же еще не было), внимательно пересматривая каждый куст. Мне же не очень хотелось бороться с гусеницами, было значительно интереснее побегать около речки, полюбоватся роскошными зарослями рогозы и ивы. Из-за этого я небрежно выполнил свою задачу, оставив на капусте много вредителей, за что и получил от отца хорошую взбучку розгой по заднице.

Капуста на этом поле возле речки (его называли пологом) родила дородная. Часть ее мы засаливали в большой бочке на зиму, часть оставляли свежей в кочанах, а часть отвозили на базар на продажу.

1.5. Новая экономическая политика Только в двадцать третьем – двадцать четвертом годах с внедрением НЕПа рынок продовольственных и бытовых товаров потихоньку стал наполняться. Часто, когда отец ехал с капустой на продажу в Немиров, он брал меня с собою. Я этому был очень рад.

Было интересно ехать на телеге через поля, плыть паромной переправой через Буг, проезжать другие села. На рынок собиралось много люда на своих телегах запряженных лошадьми. Чего только не привозили на продажу. Казалось, что здесь можно было купить все, что только выращивалось и вырабатывалось в селах и городах. После продажи капусты отец делал покупки, мы обедали и возвращались домой.

Летний период для жителей нашего села был насыщен заботами о будущем урожае. Наиболее напряженной была жатва, когда нужно было своевременно и без потерь убрать хлеб. К жатве тщательно готовились.

В кузнице готовили серпы, косы, ремонтировали телеги, жатки и другой реманент. На поле выезжали еще к восходу солнца, чтобы собирать посевные культуры пораньше, когда еще есть влага и зерно не осыпается. Снопы вязали исключительно ночью, после появления росы.

Выезжая в поле, брали с собою и маленьких детей. Если у кого были грудные дети, то колыбели с ними вешали под телегой, или в тени за полукопнами из снопов.

Мне, как наименьшему в семье, выпадало носить воду из родников, которые находились в ложбинках на полях. Иногда старшие поручали смотреть за лошадьми, также помогал составлять снопы. В полдень, когда солнце поднималось над горизонтом и начинало невыносимо пригревать, семья садилась в тени возле телеги полдничать. Пообедав, отдыхали и, когда солнце опускалось ниже к горизонту, снова брались за работу.

Ярые культуры косили на широкие укосы. Когда эти укосы просыхали - их вязали в снопы. Старались собрать урожай как можно скорее, чтобы не помешала плохая погода. Ведь всем было известно, что добрый урожай не тот, который в поле, а тот, что в амбаре.

После жатвы полученное зерно распределяли, часть его шла на семенной запас, часть выделяли для кормления животных и птицы, а часть мололи для выпечки хлеба. Чтобы смолоть зерно отец иногда ездил на мельницу в большое село Сутиски, которое находилось на расстоянии около десяти километров от Тиврова. Ехать приходилось километров. В этом селе раньше был имение, довольно известного на Подолье, помещика Ярошинского. Он имел земли в нескольких окружающих селах, был довольно богат, сравнительно с другими революционных событий Ярошинский ездил по своим имениям не на лошадях, как другие, а на иностранном автомобиле. Для этого была проложена от Звонихи к Тиврову мощеная камнем дорога длиной больше шести километров. Чтобы попасть к дому помещика, нужно было опуститься в глубокий овраг с мостиком через небольшую речушку, а затем, поднявшись, повернуть налево. Дом поражал своими размерами, при сравнении с незавидными жилищами крестьян и был накрыт черепицей. После революции дом помещика превратили на сельский дом культуры.

хозяйственные строения. Еще до этого времени эти строения поражают своей надежностью и монолитностью. Построенные на каменном фундаменте, на склоне крутого оврага, который разрезает село хозяйственные постройки с течением времени передали местному колхозу.

На въезде в Тивров мы тоже сначала опускались в довольно большой овраг, проезжали через небольшой мостик через речушку, а затем также поднимались на гору. Тивров расположился на горах и оврагах, которые с обеих сторон опоясывают реку Буг.

На самой реке рядом с мостом в годы НЕПа построили небольшую электростанцию. Ее плотина разделяла течение речки на две части и направляла меньшую его часть на турбины электростанции.

Мельница в Сутисках была довольно старой и стояла на горе, которая возвышалась над Бугом. Жорна мельницы крутились длинным приводом от водяной турбины. Мельница располагалась на горе, а водяная турбина внизу на речке и от ее привода к приводу жорна мельницы шел металлический канат, имеющий около пяти сантиметров в диаметре. Меня всегда поражала длина этого привода и живописный вид старой мельницы.

непродолжительные дни и длинные вечера, коротали за подготовкой пряжи, изготовлением холста, подготовкой табака для продажи и хлопотами по уходу за хозяйством - коровами, лошадьми, свиньями.

Больше работы, конечно, приходилось на, старшего от меня на четыре года, брата Федора. Зимой отец нанимался вывозить свеклу на сахарный завод в поселке Гнивань и на другие работы.

Приближалось Рождество и Новый год. Припоминаю празднования Рождества и Нового года в кругу нашей семьи. К этим праздникам родители готовились заранее, за всеми традициями глубинного украинского села. К родителям сходилась вся семья – приходила сестра Елизавета с мужем и детьми, родственники со стороны отца и матери.

Это для всех были очень радостные и праздничные дни, дни воспоминаний событий ушедшего года, дни построения планов на следующий год, который принесет благосостояние и обогащение семьи в материальном и духовном планах.

В эти дни происходила божественная служба в церкви. Хотя после революции власть не очень приветствовала церковные традиции, тем не менее, в особенности на Рождество, все село собиралось на божью службу, внимательно слушали проповеди священника и перепевы певчих. От этих небесных звуков, от сизоватого дыма ладана, который стлался по всей церкви, распространяясь среди людей, которые стояли на коленях, становилось хорошо и легко на душе.

Мы, дети, использовали вечер перед Рождеством Христовым для того, чтобы обойти всех близких родственников, развлечься и напосевать всякого объедения и немного денег. Мы собирались у ватаги надевали одежду и маски разных животных, например, козы, волка, Кощея Бессмертного и шли по селу засевать, петь песен и колядки. В руках несли украшенное игрушками, лентами и колокольчикам дерево, так называемую коляду. Село было не очень большое и за час – полтора мы обходили всех родственников и других знакомых, засеяв их входные помещения отборным пшеничным зерном. Вплоть до утра по селу раздавались разговоры, песни, восклицания, смех – село гуляло.

Рождественские праздники переходили в Водохреще. Для этого на одном с прудов вырезали изо льда бруски и составляли из них крест, обливали тот крест водой. Когда мороз крепко-накрепко соединял бруски между собой, их красили настойкой из красной свеклы, и крест приобретал праздничный вид. Потом священник освящал воду в проруби. После освящения каждый набирал из проруби в сосуд воду и приносил ее домой. С окончанием праздников охотники расстреливали коляду из ружей.

Получив, в период НЕПа, дополнительные земельные наделы за счет земель помещиков и ослабление поборов, вследствие отмены продрозверстки, крестьяне трудились на этой земле, не покладая рук.

Появилось изобилие продуктов и товаров первой необходимости.

Родители уже имели возможность покупать нам одежду, обувь и прочие выращивания и реализации табака.

Некоторые семьи в нашем селе имели намного больше земли, сравнительно с нашей семьей. Размеры наделов достигали шести десяти гектаров. Тем не менее, не все они имели при этом достаточный возделыванию земли. Такие хозяева собирали низкие урожаи и с течением времени их стали относить к беднякам. К сожалению, власть уважала таких “бедных” людей и защищала их интересы.

В большинстве семей таких “бедняков” с утра до вечера процветало пьянство, безделье и разбазаривание. Вследствие этого к весне они оставались без семян и продуктов, отдавая землю для возделывания в оренду другим. В дальнейшем коллективизация, к сожалению, была ориентирована именно на таких “бедняков”, а по преследования 1.5. Коллективизация Практически политика коллективизации в нашем селе началась в Крестьянам было тяжело расставаться с приобретенными потом и кровью землей, реманентом для ее возделывания, лошадьми. Это лишало крестьян личного источника благосостояния. Такая политика общественно выработанного продукта. В некоторых, в особенности вчерашних “бедняков” возникало желание поменьше работать, но побольше получать. Порождались подхалимство, пьянство, желание получения руководящих постов и гарантий дальнейшего безделья.

На это время сестра Лариса тоже вышла замуж в соседнее село Никифоровцы за местного жителя Василенко Кирилла. В них в дальнейшем родилось двое детей – сын и дочь Раиса (сын погиб на фронте во время Великой Отечественной войны, а дочь Раиса умерла 23 июня 2003 году в возрасте семидесяти пяти лет). На хозяйстве работали брат Федор и сестра Вера. Я же в это время до тридцатого года учился в школе в Тыврове.

тринадцать семей крестьян. Первым из нашей семьи подал заявление в колхоз брат Федор. В колхоз он вступил один, а родители определенное время продолжали работать в своем хозяйстве.

Новообразованному колхозу дали в кредит трактор "Фордзон" американского производства. Первым трактористом на этом тракторе был наш далекий родственник Марценюк Порфир Несторович. Хорошо помню, с каким любопытством встречали в селе появление Порфира на тракторе. Посмотреть на эту новость сбегались жители всего села. Дети, опережая друг друга, бежали впереди трактора, а за ним гурьбой шли взрослые. Тот, кто был в доме, выходил на дорогу и присоединялся к толпе.

Где-то через год, после появления трактора, Федор вместе с Василием Карпенко (братом Антона) пошел на курсы трактористов и в дальнейшем работал на этом тракторе, обрабатывая колхозную землю.

Иногда я выносил брату в поле обод и имел возможность покататься на том тракторе. Для меня это приносило невиданное до сих пор удовольствие.

На начальном этапе коллективизации желающих вступить в колхоз было немного. Люди не очень радушно реагировали на агитацию уполномоченных райкомов и сельского актива. Чтобы заставить подавать заявления о вступлении к колхозу выгадывали разнообразные поощрительные мероприятия в виде дополнительных налогов зерном и деньгами. Если первый раз это не действовало, то накладывали дополнительные налоги вторично, в третий раз... А если и это не помогало – выдворяли из жилья, раскрывали крышу из жести или черепицы и конфисковывали, или выселяли в Сибирь.

Я сам процесса выселения не видел, но мне рассказывали очевидцы о том, как выселяли одного из так называемых "кулаков". Он попал в список тех, кто подлежат выселению только за то, что имел добротный дом, покрытый металлической жестью. На то время это считалось довольно большой роскошью. Когда поступило распоряжение о выселении к его дому пришли сельские активисты, которые начали заглядывать во все уголки, брали на испуг семью и наконец приказали всем забираться прочь из дома.

- Забирайтесь. Это дом уже не ваш! - кричали они.

Жена этого "кулака" сопротивлялась и со своего дома выходить не хотела. Тогда ее взяли под руки и вывели во двор. Она кричала:

- Дайте нам здесь перезимовать! Куда же нам деваться с маленькими детьми и старыми родителями? Дети, не выходите из дома!

Дети уцепились руками у скамьи, кричали и отказывались выходить. Тогда милиционеры и активисты начали их выносить во двор, одного за другим, сначала детей, потом и стариков. После этого всех необходимое, и отправили в уездный городок Брацлав для переселения в Сибирь.

В Сибирь выселяли и тех крестьян, которые было просто сильными хозяевами, имели по восемь-десять гектаров земли и удачно ее обрабатывали. Их часто тоже относили к "кулакам". Здания, скот, реманент и землю забирали в колхоз, а семьи высылали. К таким изгнанникам попали наши односельчане Платон Ковальчук, Кирилл Марценюк и некоторые другие. После проведения такой наглядной агитации вступление в колхоз стало массовым.

Для проведения коллективизации и контроля за ее ходом в село периодически присылали уполномоченных уездного (а потом районного) относительно сроков посева, возделывания и сбора урожая. Среди уполномоченных были и такие, что не имели малейшего понятия в деле обработки земли. Поэтому часто – густо, сеяли в неподготовленный, или не прогретый весенний грунт и соответственно получали низкие урожаи.

К выполнению функций таких уполномоченных привлекали и актив села – заведующего сельским клубом, председателя сельского совета, медицинских работников, учителей, и т.п.. Они должны были проводить агитационную работу среди крестьян в пользу коллективного метода возделывания земли и распределения результатов. Тем не менее, такая агитация была малоэффективной вследствие того, что оплата работы в колхозе была мизерной. В то же время крестьяне должны были платить налоги натурой (мясо, молоко, яйца) из своего подсобного хозяйства.

Мои родители вступили в колхоз только в тридцатом году. К тому времени отцу было уже шестьдесят. Они отдали реманент, телеги, коня.

Я, закончив Тывровскую семилетнюю школу, тоже начал работать в колхозе ездовым. Вывозил навоз на поля, пахал землю, сеял. За каждый день работы получал от бригадира запись “1” в книжке колхозника. Эту единицу мы называли палочкой. Не припоминаю, чтобы за заработанные трудовые “палочки” я получал деньги, или что-то другое.

Когда заканчивались жатва и обмолачивали хлеб, то его почти весь из села вывозили, и ничего было выдавать на трудодни. Если что-то и выдавали, то это ограничивалось сотней – второй граммов на трудодень. Такую колхозную барщину я отбывал к лету тридцать первого года. Отсутствие какой-либо перспективы в такой работе заставила брата Федю, а потом и меня призадуматься над своим будущим.

Часть вторая: В людях 2.1. Годы больших ожиданий Работая в колхозе, от своих товарищей-ровесников услышал, что в уездном городке Брацлав открыто фабрично заводское училище (ФЗУ) от Макеевского коксохимического завода, который на Донбассе. В этом училище готовили автомехаников. Посоветовавшись с родителями, я решил продолжить свое образование по этой специальности. Курс обучения должен был составлять три года. Однако проучились мы в том училище лишь один год. За это время нас учили слесарному делу, работе на фрезерном и токарном станках.

В середине тридцать второго года учеников собрали и объявили, что завод, который финансировал училище, отказался от его содержания и обучение на этом заканчивается. Нам провели аттестацию из пройденного курса, присвоили рабочие разряды, выдали соответствующие документы и направили на этот завод на работу.

Не все поехали по направлениям, так как это было довольно далековато от дома, да и специальности, на которую пришли учиться, мы не получили. Однако часть учеников решили поехать, собрался и я. К тому времени, это было единственной возможностью вырваться из того своеобразного закрепощения, которое возникло в сельской местности после начала коллективизации.

Приехали мы в Макеевку. Город был для нас новым, раньше не виданным миром с его черным воздушным смогом, заводским гамом и человеческой суетой на улицах. Город был металлургическим, заводы имели великое множество сталеплавильных и коксохимических печей.

Все это горело, плавилось и выбрасывало у воздуха тучи черного угарного дыма. Такая обстановка была очень непривычна для сельского парня и оказала на меня неприятное и печальное впечатление.

Однако деваться было никуда и пришлось вступить в ряды рабочего класса. Поселили нас в заводское общежитие барачного типа.

В том бараке, где мы проживали, стоял посредине длинный деревянный стол и вокруг него до десяти железных коек. Кормили нас в заводской столовой.

Работать пришлось на строительстве нового коксохимического цеха. Выполняли мы подсобные работы по монтажу трубопроводов. Для этого набивали трубы сухим песком, нагревали отдельные их участки до красного состояния и сгибали в этих участках. Потом нарезали резьбу на концах труб и соединяли по предоставленным чертежам. Для нас, еще почти подростков это была утомительная и скучная работа. Главное же было в том, что на нас никто не обращал внимания, как на детей, которые впервые столкнулось с такой работой и в таких условиях.

потихоньку по два, по три человека начала уменьшаться. Появилось соответствующее расположение духа и у меня. Получив очередную зарплату, мы вдвоем с таким же парнем из Брацлавського уезда незаметно собрались, взяли билеты на поезд и поехали домой. Это была осень тридцать второго года.

Отец не очень был доволен моим появлением и тем, что я возвратился снова к рабской работе в колхозе. Это была действительно, как в годы барщины, только теперь не господский, а колхозный есаула Ребрик Иван ежедневно подходил под наши ворота и кричал, чтобы идти на работу. Я ждал возможности, чтобы снова оставить эту барщину.

Такая возможность появилась, когда ввели обязательное четырехкласное образование и начали набор на курсы учителей начальных классов. У меня было семилетнее образование, а потому я полностью подходил под требования к таким курсантам, иначе сельский совет не выдал бы необходимых документов. А без бумажки, ты букашка, как говорит народная мудрость.

Я успешно сдал вступительные зачеты и был зачислен на трехмесячные курсы учителей начальной школы при Немировской педагогической школе. Закончив эти курсы, в конце тридцать второго года, получил назначение на работу в начальную школу села Ярышивка.

Село это находится где-то за пятнадцать километров от города Винницы, рядом с железнодорожными путями Юго-Западной железной дороги. Школа находилась в центре села, и размещалась, как и в моем родном селе, в помещении бывшего помещичьего дома. Проработал я в этой школе всего два месяца и в дальнейшем решил продолжить обучение.

В то время при Тульчинском педучилище открылись одногодичные педагогические курсы. Я снова сдал экзамен и был на них зачислен.

Наступал голодный тридцать третий год.

2.2. Голод тридцать третьего года Учась на педагогических курсах, я постоянно поддерживал связь с родителями, помогал им в работе, они помогали мне продуктами, хотя их возможности были уже ограничены вступлением в колхоз. Мой отец был против поголовной коллективизации, он говорил, что она разрушит село, что большевистские уполномоченные не имеют понятия о том, как вести сельское хозяйство. Даже бывшие помещики, типа Врублевского, вели хозяйство намного лучшее, чем советские чиновники.

Однако властью вопрос было поставлено так – или крестьяне вступят в колхозы, или их выселят из домов и депортируют из Украины, как классово вражеский элемент “кулаков”. На середину тридцать второго года три-четверти крестьянских индивидуальных хозяйств были принудительно-добровольно влито в коллективные хозяйства.

Дополнительно была внедрена паспортная система, которая к минимуму ограничивала свободу передвижения. Крестьянам паспорта выдавали только в случае необходимости их переселения, выезда на работу, или обучения. Получить паспорт на селе в других случаях было крайне тяжело.

В тридцать втором году возникли довольно неблагоприятные погодные условия и задачи государства по хлебозаготовке крестьяне недовыполнили. Сталин обвинил руководителей Украины, в том, что они покрывают крестьян в пику интересам пятилетки. “Борьба за хлеб – это борьба за социализм”, - говорил “большой“ вождь. По его распоряжению в августе тридцать второго года был повышен натуральный налог для колхозов. Его увеличивали еще дважды – в октябре и в начале тридцать третьего года. Выполнить этот налог было практически невозможно, хотя из колхозных амбаров выгребли все полностью.

В некоторых селах местные безголовые холуи-активисты решили выполнить этот налог за счет запасов местного населения полученных из подсобных хозяйств. Они ходили от дома к дому и забирали продовольствие – муку, пшеницу, ячмень и все другое. Забирали даже картофель и свеклу из погребов. Людям не доверяли, искали везде, переворачивали все, долбили ямы в полах, разрушали печи. И так от дома к дому, выметая все чисто.

Инструкция этим активистам ЦК Компартии Украины устами Станислава Косиора была такая: “Кулаки хотят уничтожить наше советское правительство костлявой рукой голода. Мы обернем эту костлявую руку на горло кулаков”. По распоряжению ЦК районные и сельские агитаторы собирали собрания, на которых говорили:

- Несите зерно! Отдавайте продовольствие! Рабочим нечего кушать! Гитлер воцарился в Германии. Японцы наступают на Маньчжурию! Наша родина окружена врагами.

Они кричали это на собраниях, ходили по домам и грозили:

Любой, кто не здаст зерно, пусть приготовится к тому, что его не минет карающая рука диктатуры пролетариата.

продовольствия наказывали. Наказание применяли даже к детям, так бывало, что активисты ловили на полях детей, которые срезали колоски пшеницы, чтобы съесть недозрелые зерна. Приказ сталинского правительства был такой: наказывать любого, даже смертью.

К счастью наше село обошла костлявая рука голода – наверное, активисты села оказались немного с умом и поняли, что в дальнейшем их ждет. Тем не менее, в некоторых селах нашего уезда совершались страшные дела. Страшнее всего голод прошелся по селу Пылява. Здесь вымерло почти все население.

рассказывала моя жена Мария, которая в то время жила в соседнем селе Ярышивка. В их семье и в самом селе тоже не было значительного голода. Кое-что удалось спрятать, многие из жителей села работали в соседнем совхозе и получали пайки. Село Ярышивка находилось на расстоянии где-то около пяти километров от села Пылява. Так вот там творилось что-то невероятное. Когда людям не стало что есть, они разбрелись по окружающим селам и шли устраиваться на работу на Ярышивский совхоз. Тем, кто работать уже не мог, отвечали отказом, и они умирали возле входа на территорию – опухшие от голода и страшные. Те, кто не дошел, умирали прямо на дороге. Очевидцы рассказывали, что в этом сели люди съели даже листву на деревьях. Не было слышать лая собак, их тоже съели на пару с кошками. Дело неминуемо дошло до людоедства. Однажды по дороге из совхоза домой за Марией, когда она проходила через небольшой лесок, побежало двое мужиков с намерением зарезать и съесть. Однако они были настолько опухшие и без сил, что не сумели ее догнать.

Люди вымирали целыми селами, в особенности в тех, где были наиболее активные приспешники - активисты. Те, кому хватало сил добраться к городам, толпами бросились туда спасать свою жизнь.

Однако в городах выдавали продовольствие по продуктовым карточкам, поэтому купить что-то в магазинах тоже было невозможно. Кто не смог устроиться на работу и получить карточку, ходили по городу и просили хлеба. Большей частью это были подростки и дети.

2.3.Педагог После окончания педагогических курсов меня направили работать в село Изабеловку Вороновицкого района (с 35 года уезды реорганизовали в районы). Это село в то время носило очень пышное название Изабеловка, которое с течением времени заменили на историческое - Жабеливка. В начальной школе этого села я проработал с сентября одна тысяча тридцать четвертого до марта тридцать восьмого года. В Жабеливской школе, кроме меня было еще двое учителей, супруги Сопливый и Загородня. В штатном расписании школы еще была одна вакансия. После первой четверти я встретился со своим другом Федором Бондарчуком, с которым мы учились вместе на курсах в Тульчинском педучилище, и предложил ему перейти на работу в Жабеливку. Он в то время работал секретарем сельского совета в Колюхове и радушно согласился на мое предложение. С приходом в школу Бондарчука облегчилось мое пребывание в чужих местах. Вместе мы решали школьные проблемы и проблемы бытовой жизни.

Одновременно с работой в Жабеливской школе я продолжил обучение уже заочно в Немировской педшколе. Учиться стационарно я не мог, родители имели уже пенсионный возраст и помогать, как раньше, не имели возможности.

Проживали мы с Федором на одной квартире, так как за свою мизерную зарплату, где-то немного больше семидесяти рублей на месяц, большего себе разрешить не могли. На эту квартиру со столованьем мы тратили по сорок рублей. За остальные деньги старались хотя бы немного пристойно одеться, и делали это в складчину. Так одного месяца складывались на костюм одному, а в другом месяце – другому. В складчину мы купили велосипед и ездили на нем поочередно за тридцать километров к родителям в Колюхов.

В тридцать четвертом – тридцать седьмом годах жизнь постепенно улучшалась. Колхозникам постепенно стали выдавать оплату зерном и деньгами, прибавили зарплату и нам. При школе была пара лошадей, с помощью которых можно было обработать огороды, которые выделяли учителям для ведения подсобного хозяйства. Выделяли такой огород и мне. Однако, не имея семьи, этот огород я засевал зерновыми, а урожай отдавал на село родителям.

Нужно отдать должное брату, он регулярно ежемесячно присылал родителям не менее чем сто рублей. К тому времени для села, это были немалые деньги и они разрешали родителям жить без особых трудностей.

Наш педагогический коллектив был молодой, и мы принимали активное участие в кружках при сельском клубе. Этот клуб находился в конфискованном у американца дому. Этот мужчина в свое время был в Америке на заработках, а, возвратившись, построил довольно красивый и современный дом. Вот пожить в нем ему не пришлось, но для того времени такая участь ожидала многих наших соотечественников.

При клубе были хоровой, музыкальный и драматический кружки.

Лично я принимал участие в музыкальном и драматическом кружках.

Коллектив была молодой, зажигательный и потому работа нам удавалась. Школа имела хорошие успехи в подготовке учеников, которые после окончания наших четвертых классов в дальнейшем могли учиться в семилетней школе соседнего села Оленевки.

2.4. Борьба с врагами народа Начиная с тридцать шестого года в городах и селах пошла волна арестов, так называемых “врагов народа”. Почему-то в Изабеловке (Жабеливке) аресты начали с крестьян польского происхождения. Их в селе была довольно значительная часть, и они даже имели свою польскую начальную школу. В этой школе один учитель вел одновременно все классы, от первого до четвертого.

В скором времени дошла очередь и до моего квартирного хозяина по фамилии Маньковский. Это был немолодой мужчина лет пятидесяти, котрый работал простым ездовым в колхозе. Он ежедневно ходил на работу, был добрым и порядочным человеком, не был связан с политическими деятелями и событиями – такой себе простой рядовой колхозник.

После его ареста я перестал верить официальной пропаганде, которая широко велась как в печати, так и среди населения агитаторами. Однако было очень жестокое время, когда свою мысль нужно было держать при себе, чтобы также не попасть за граты, или под расстрел.

Прошли аресты и по учительской братии. Так в соседнем селе Гуменном был арестован заведующий школой по фамилии Тесленко. Не знаю, что ему там приписывали, однако школа осталась без руководителя. Нужно было как-то пополнять потерю кадров от этих арестов, то вышло так, что меня назначили в марте тридцать восьмого года на должность заведующего начальной школой села Гуменное.

Было мне к тому времени двадцать четыре года.

2.5. Федор Марценюк Во времена коллективизации в селах периодически проходили наборы комсомольцев на строительства и на шахты. Вот одним из таких наборов в тридцать втором году мой брат Федор по комсомольской путевке выехал работать на шахты Донбасса. На подземных роботах он отработал семь месяцев и по совету своего мастера вступил в авиашколу. Тот ему сказал:

- Ты молодой, имеешь образование (Федор тоже закончил семилетку в Тыврове). Для чего тебе нужна эта шахта? Это я уже здесь застрял, наверное, навсегда. Там висит объявление о приеме в летное училище. Иди и поступай!

Федор, не долго думая, так и сделал. В то время образование за семь классов было немалым, и ему удалось сначала получить специальность авиатехника, а потом и летчика. По этой специальности был призван на службу в Красную Армию. Воевал на Халкинголе. Летал на тяжелом бомбардировщике ТБ-3 с экипажем в одиннадцать человек.

Поступил на заочное обучение в воинскую академию, имел звание майора. Федор служил на Далеком Востоке под городом Ворошилов в городке Воздвиженка. Вступил в брак с местной жительницей по имени Клавдия, и имел от нее двух дочерей (Тамару - умерла в возрасте двух месяцев и Валентину). Погиб, выполняя задачи по поиску экипажа Гризодубовой. Вот как это произошло.

Двадцать четвертого сентября тридцать восьмого года в восемь часов двенадцать минут утра за московским временем известные летчицы Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова вылетели в беспосадочный перелет из Москвы на Далекий Восход на двухмоторном самолете. Самолет поднялся у воздуха с Щелковского аэродрома возле Москвы.

Известно, что летчицы знали о тяжелых метеоусловиях на трассе перелета - сильный грозовой фронт над Уралом, еще более сильный на Байкале, Хабаровск тоже закрыт тучами. Решение о вылете приписывают настойчивости Гризодубовой. Она сумела буквально с боем добитися разрешения на вылет, зателефонировав почти всем членам Политбюро.

Однако, на самом деле рискованное решение было принято исходя из того, что типографские машины комбината “Правда” уже начали печать номера газеты за двадцать пятое сентября, где сообщалось об этом перелете. Печать еще не была закончена, когда стало известно, что радиосвязь с самолетом “Родина” прервалась. В то время радио считалось довольно капризным делом и потому, на первых порах, была надежда на счастливое их приземление где-то в районе северной части озера Байкал. Там в районе поселения Душкачан специально для этого перелета установили радиомаяк, чтобы он указывал самолету правильный путь.

Однако обнаружить самолет ни в воздухе, ни в эфире не удалось, и двадцать шестого сентября все газеты опубликовали сообщение ТАСС: ”На протяжении всего дня двадцать четвертого сентября штабом перелета беспрерывно поддерживалась радиосвязь с самолетом “Родина”. В семнадцать часов тридцать четыре минуты самолет, находясь на высоте пять тысяч метров, сообщил по радио свои координаты (г.Карат) и в дальнейшему регулярно передавал по радио сведения о полете. Полет протекал успешно.

Потом самолет вошел в зону метеофронта со снегопадом и дождем. Весь дальнейший маршрут к озеру Байкал выполнялся в сложной метеорологической обстановке и связь с самолетом была нерегулярной... Место посадки не установлено. Ведется беспрерывное наблюдение за эфиром и организованы поиски самолета.” По своему назначению самолет, на котором осуществлялся перелет, был дальний бомбардировщик ДБ-2. Этот бомбардировщик был разработан конструкторской группой под руководством П.О.Сухого в КБ Туполева. Главный образец машины летом тридцать пятого года потерпел аварию. Из-за вибрации горизонтального оперения во время полета начал распадаться фюзеляж. Машина – дубль с усиленным фюзеляжем показала неплохие результаты, тем не менее, для бомбардировщика периода тридцать шестого года, имела ограниченные параметры по скорости и бомбовой нагрузке. Однако дальность полета машины Сухого (пять тысяч километров) была большей, чем у других машин.

Третий экземпляр машины Сухого (АНТ-37бес) представлял собой, переработанный по заказу правительства для установления рекорда, самолет с дальностью полета семь-восемь тысяч километров, с более сильными моторами и средствами упрощенного управления, которые давали повод другим летчикам называть эту машину “дамской”. Дело в том, что в то время ряд операций управления самолетом во время полета требовал от летчиков значительных физических усилий.

Например, на истребителе И-16 нужно было сделать сорок оборотов ручкой лебедки, чтобы убрать шасси. Это было довольно сложно для мужчин, а для женщин тем более. На АНТ-37бес эта система была уже гофрированную поверхность, а гладенькую с кольчугоалюминия. Размах крыльев составлял тридцать один метр. Машина очень понравилась летчицам, тем не менее, наличие семнадцати бензобаков и их переключение принесло много переживаний во время перелета.

За десять дней перед перелетом был арестован начальник связи, который отвечал за радиоподготовку. Он не успел предупредить штурмана Раскову, что состоится изменение частот и позывных. И это стало одной из причин потери радиосвязи.

Несмотря на потерю связи и обморожение Осипенко и Расковой, перелет был проведен успешно. И только на обратном пути не хватило нескольких литров бензина, чтобы дотащиться до Комсомольского.

Вынужденная посадка была осуществлена в районе бассейна речки Амгунь. Перед посадкой по приказу Гризодубовой Раскова выскочила с парашютом.

пятидесяти самолетов, сотни пеших отрядов и отдельных групп. В этот командованием майора Федора Марценюка. Площадь поиска была определена в треугольнике Хабаровск - Аян – Козачинское. Поиски начались двадцать шестого сентября и продолжались до четвертого октября включительно.

В номере газеты “Правда” от четвертого октября одна тысяча тридцать восьмого года сообщалось: “Сегодня в четыре часа тридцать три минуты утра командующий воздушными силами второй армии комдив Сорокин сообщил по прямому проводу в Москву следующее:

- Самолет “Родина” находится в четырнадцати километрах от речки Амгунь. Для экипажа самолета сброшен горячий кофе в термосах, теплые носки, сапоги и одежда. Сняли также карту с указанными координатами местонахождения самолета. Экипаж все собрал... Сейчас еду на аэродром для подготовки воздушного десанта...” Федор со своим экипажем вылетали в поиск два раза. На второй раз место посадки “Родины” было зафиксировано и координаты сообщили комдиву Сорокину. Тот решил лично посмотреть на место аварии и вылетел туда на самолете типа “Дуглас”. Этот самолет летел над тучами, а ТБ-3 под командой Федора летел во встречном направлении, возвращаясь на базу, под тучами. Когда “Дуглас” начал снижаться он вышел из туч прямо на бомбардировщик ТБ-3. Из экипажа Федора удалось спастись только одному з одиннадцати человек. На «Дугласе» погиб весь экипаж – комдив Сорокин и его летчик. Это произошло четвертого октября одна тысяча тридцать восьмого года. В то время Федору исполнилось двадцать восемь лет. Он был полон планов на будущее, и желанием жить. Приведу для примера одно из его последних писем ко мне (стиль письма полностью мной сохранен):

“ Добрый день братик Паня!

Извини, братик, что опоздал с ответом. Письма твои получал и очень благодарю за твое волнение о моих делах. Только одно мне не понятно из твоих писем – это об адресе. Ты, когда приехал с Ливадии писал не Жабеливку, а что-то другое. Я размышлял, размышлял и так не понял этого слова. Ты братик писал, что ты надумал женится на одной с черными бровями. Читал твое письмо и вспоминал о былом, как мы были дома, в школе и самому не понятно, неужели так много времени прошло, как я уехал из дома. Мне кажется, что ты такой же, как и был.

Все это в прошлом. Я знаю братик, что ты желаешь учится и закончить институт, это хорошее дело и для этого надо много работать над собою, к тому же ты еще только-только, как цветочок, так что мой совет с этим не торопится, может я ошибаюсь ты мне напишешь. Скажу о себе. Мне уже 27 лет - 18 апреля были, как раз мои именины, и я учусь, много работаю над собою, желаю ехать в академию. А если вступишь в брак, то уже не то.

Паня не сердись на меня, что я так пишу. Я пишу, как братику. Ты мне напиши как твои дела по службе, как проводишь свободное время, как учишся на дому. Обо всем пиши, буду очень рад.

У меня есть такое сообщение. Тяжело об этом писать, но напишу.

Несколько дней как у нас умерла дочь Тамара. Братик поверь мне, как тяжело об этом вспоминать, Тамаре было 2 месяцы, такая красивая дочь была. Что же делать? Если бы я был врачом я бы ее спас.

Более нет ничего нового, все по старому. Думаю осенью приехать к Вам в гости, это будет, надеюсь, так что встретимся. Когда я вспоминаю, о наших встречах, о родных, отце, маме, сестрах, то мне кажется, что это был сон. Поверь, братик, что мне стыдно об этом вспоминать. Это было так неожидано и для меня и для вас.

Пиши про родителей, как они поживают, ничего не пишут. Я послал им 150 рублей. Не знаю, получили они? Скоро, через дней 3-4 вышлем с Клавой посылку.... Хоть скромная будет посылка, то извините. На этом буду кончать. Пиши братик обо всем, как там дома, как в селе, какие новости есть. Еще несколько слов о климате.

13 апреля увидели и покупались в дождик. После трех дней выпал снег, потом солнце появилось, снег пропал. Одно плохо, что большой ветер каждый день 15-18 метров в секунду, только этим плохо.

Пока братик, бывай здоровый и счастливый. 19.04.37г. Брат Федя (подпись).

Адрес: ДВК, г.Ворошилов (Никольск Уссур.), Михайловское почтовое отд. Воздвиженка-городок, корпус №4. Марценюк Ф.И.” 2.6. Бракосочетание На время назначения заведующим школы в село Гуменное я уже был состоящим в браке человеком, и даже тридцатого августа тридцать восьмого года у меня родилась дочь Светлана. Тяжело мне что-то конкретное рассказать о том бракосочетании, так как прошло оно неожидано и не так как надеялось. И вдобавок были определенные причины, которые помогли привести к такому.

Во время работы в селе Жабеливка я познакомился с красивой девушкой – сиротой. Отец ее умер, мать вышла замуж за другого, а ее взяла к себе на воспитание тетка. Эта тетка работала бухгалтером в Жабеливском совхозе и своих детей не имела. Звали ту девушку Зоя.

Мы часто встречались, и она мне очень нравилась. Я ощущал ее внутреннюю доброту, порядочность и честность, без наигрывания и ухищрений. Мы шли к тому, чтобы вступить в брак и неоднократно вели об этом разговор. Срок бракосочетания был назначен на мои летние каникулы.



Pages:   || 2 | 3 |
 




Похожие материалы:

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА СПЕЦИАЛИСТЫ АПК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ Материалы Всероссийской научно-практической конференции САРАТОВ 2013 УДК 378:001.891 ББК 4 Специалисты АПК нового поколения: Материалы Всероссийской на учно-практической конференции. / Под ред. И.Л. Воротникова. – Саратов., 2013. – 434 с. ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА СПЕЦИАЛИСТЫ АПК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции САРАТОВ 2010 УДК 378:001.891 ББК 4 Специалисты АПК нового поколения: Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. / Под ред. И.Л. Воротникова. – ФГОУ ВПО Саратовский ГАУ, 2010. ...»

«Розділ 5. Проблеми раціонального природокористування Проблеми рацонального природокористування Проблемы рационального природопользования The problems of rational nature use 317 Розділ 5. Проблеми раціонального природокористування УДК: 546. 7/95 : 631.417 ПЕДАФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ МИГРАЦИИ ТЯЖЁЛЫХ МЕТАЛЛОВ В ПОЧВАХ НА КАРБОНАТНЫХ ПОРОДАХ И. В. Алексашкин, Ю. В. Хижняк, Р. В. Горбунов Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского Тяжелые металлы, попадающие в окружающую среду в результате ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ХІV МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ В ДВУХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ 1 АГРОНОМИЯ ЗАЩИТА РАСТЕНИЙ ЭКОНОМИКА БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ К 60-летию вуза Гродно УО ГГАУ 2011 УДК 631.17 (06) ББК 4 М 34 ХІV Международная научно-практическая конференция Современные технологии ...»

«Петер Асманн Современная флористика Книга для начинающих и совершенствующихся в профессии флориста Перевод с немецкого Е. Юдаевой Москва. Культура и традиции ББК 28. 58 А 90 Peter Assmann Zeitgerechte Floristik Fachbuch fur die Ausbildung und Weiterbildung im Beruf Florist Fachverband Deutscher Floristen e.V. Bundesverband © Издательство Культура и традиции. 1998, 2003 © Copyright 1989 by Appel-Druck Donau-Verlag GmbH Augsburger Strasse 82, D-89312 Gunzburg ISBN 5-86444-063- В этой книге вы ...»

«639.1:574 Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных Евразии. Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных России и I Международной научно-практической конференции Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных Евразии, Москва 18-19 февраля 2010 г. / ФГОУ ВПО Российский государственный аграрный заочный университет, ФГОУ ВПО Иркутская сельскохозяйственная академия, Ассо циация Росохотрыболовсоюз, Министерство ...»

«2 010 7 Российская академия сельскохозяйственных наук Всероссийский научно-исследовательский институт картофельного хозяйства имени А. Г. Лорха Всероссийский научно-исследовательский институт фитопатологии Биологический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова СОРТА КАРТОФЕЛЯ, ВОЗДЕЛЫВАЕМЫЕ В РОССИИ 2010 Ежегодное справочное издание Агроспас 2010 УДК 635.21:631.526.32(470) ББК 42.15 С37 Авторы: Е. А. Симаков, Б. В. Анисимов, С.Н. Еланский, В.Н. Зейрук, М.А. ...»

«УДК 133 ББК 86.42 С 60 Солодовников С.В. С 60 ЛЮДИ ДАРА или СТОЯЩИЕ ПРИ ВРАТАХ. Христос, Ванга, Нострадамус и другие. — Мн.: Издатель Л. А. Филимонова, 2000.—320 с. ISBN 985-6396-04-2. В книге рассматриваются нравственные аспекты Дара, — так автор определяет наличие у людей сверхчувственных спо­ собностей. Материалом для анализа служат произведения ми­ фологии, литературы, Евангелие, научные данные и реаль­ ные случаи проявления сверхчувственных способностей. Ав­ тор задается вопросом: “Что нам ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Белорусский государственный университет Географический факультет НИЛ экологии ландшафтов ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО ИМУЩЕСТВУ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ РУП БелНИЦзем РУП ИЦзем РУП Проектный институт Белгипрозем МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ РУП БелНИЦ Экология НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ РНУП Институт почвоведения и агрохимии ГНУ Институт природопользования РНУП Институт мелиорации Научный Совет по ...»

«УДК 636.9 ББК46.7 С57 Серия Приусадебное хозяйство основана в 2000 году Подписано в печать 14.05.04. Формат 84х 108 1/32 Усл. печ. л. 6,72. Тираж 5 000 экз. Заказ № 2383. Содержание соболей / Авт.-сост. С.П. Бондаренко, — С57 М.: ООО Издательство ACT; Донецк: Сталкер, 2004. — 124, [4] с: ил. — (Приусадебное хозяйство}. ISBN 5-17-024889-Х (000 Издательство ACT) ISBN 966-696-547-Х (Сталкер) В книге подробно освещены вопросы, касающиеся разведения и содержания соболей на крупных и средних ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное научное учреждение Российский научно-исследовательский институт проблем мелиорации (ФГНУ РосНИИМП) Ю.Ф. Снипич СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ОРОШЕНИЯ ДОЖДЕВАНИЕМ Новочеркасск 2007 УДК 631.347:626.845 ББК 40.723 С 53 РЕЦЕНЗЕНТЫ: В.И. Ольгаренко – заведующий кафедрой эксплуатации ГМС ФГОУ ВПО НГМА, засл. деятель науки РФ, чл.-кор. РАСХН, д-р техн. наук, профессор Снипич Ю.Ф. С 53 Совершенствование ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Н.Д. Смашевский АНТИВИТАМИН ПАНТОТЕНОВОЙ КИСЛОТЫ (ПИЗАМИН) В ВЫСШЕМ РАСТЕНИИ (БИОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ И МЕХАНИЗМ ДЕЙСТВИЯ) Монография Издательский дом Астраханский университет 2008 1 ББК 28.573 С50 Рекомендовано к печати редакционно-издательским советом Астраханского государственного университета Рецензенты: доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией генной инженерии и нанотехнологий НПФ Армада (г. ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.А. СЛУВКО, М.Ю. ПУЧКОВ НАСЕКОМЫЕ-ВРЕДИТЕЛИ ДРЕВЕСНО-КУСТАРНИКОВОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ Монография Издательский дом Астраханский университет 2009 1 ББК 28.6 С49 Рекомендовано к печати редакционно-издательским советом Астраханского государственного университета Рецензенты: доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заведующий кафедрой гидробиологии и экологии Астраханского государственного ...»

«Правительство Нижегородской области Иван Скляров в воспоминаниях современников Нижний Новгород Издательство Кварц 2008 ББК 66.3(2 Рос–4Ниж) И18 ISBN 978-5-903581-09-2 Книга издана при поддержке губернатора Нижегородской области В. П. Шанцева Редакционный совет: В. П. Шанцев (председатель), И. Н. Карнилин, О. А. Колобов, В. Н. Лунин, В. Ф. Люлин, А. Н. Мигунов, Е. В. Муравьев, О. И. Наумова, О. Н. Савинова, О. И. Склярова, Н. Г. Смирнов, В. А. Шамшурин, Ю. И. Яворовский Руководитель проекта О. ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИСТЕМА ПРИМЕНЕНИЯ УДОБРЕНИЙ Под редакцией доктора сельскохозяйственных наук, профессора, член-корреспондента НАН Беларуси В.В. Лапы Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов учреждений высшего образования по специальностям Агрохимия и почвоведение, Защита растений и карантин Гродно 2011 УДК ...»

«УДК 582 ББК 28.5я73 Б86 Рекомендовано в качестве учебно-методического пособия редакционно- издательским советом УО Витебская ордена Знак Почета государственная академия ветеринарной медицины от 21 июня 2010 г. (протокол № 1). Авторы: профессор, доктор с.-х. наук Н.П. Лукашевич, ст. преподаватель И.И. Шимко, доцент, кандидат с.-х. наук Т.М. Шлома, ассистент И.В. Ковалева Рецензенты канд. ветеринарных наук, доцент З.М. Жолнерович, канд. сельскохозяйст венных наук, доцент Л.А. Возмитель Б 86 ...»

«А.А. Сиротин ПРАКТИКУМ ПО МИКРОБИОЛОГИИ ББК 28.4я73 Печатается по решению Редакционно-издательского П 69 совета Белгородского государственного университета Автор-составитель кандидат биологических наук, профессор кафедры ботаники и мето- дики преподавания биологии А.А. Сиротин Рецензенты: кандидат медицинских наук, заведующий кафедрой медико-профилактических дисциплин В И Евдокимов кандидат биологических наук, доцент кафедры ботаники и методики преподавания биологии Л В Jlasapeв Практикум по ...»

«Г.А. Сидоров Ввод в тему Первая книга эпопеи Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации Научно-популярное издание Москва 2011 УДК 008 ББК 60.55 С347 Сидоров Г. А. С347 Ввод в тему. Первая книга эпопеи. Хронолого- эзотерический анализ развития современной цивилиза- ции. Научно-популярное издание. – М.: Концептуал, 2011. – 300 с., илл. Предлагаем читателю вторую редакцию книги Ввод в тему эпопеи Хронолого эзотерический анализ развития современной цивилизации Сидорова Г. А. ...»

«1 Министерство образования Российской Федерации САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ И.А. Маркова, М.Е. Гузюк, И.В.Вервейко ОСНОВЫ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПОЛЬЗОВАНИЙ (РАСТЕНИЕВОДСТВО КОРМОВЫХ КУЛЬТУР) Учебное пособие для студентов направления 560900 Лесное дело САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2002 2 Рассмотрено и рекомендовано к изданию методической комиссией лесохозяйственного факультета Санкт-Петербургской государственной лесотехнической академии ( протокол № 7 от 17 апреля 2001 г.) ...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.