WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«РОЛЬ ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ В ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОМ ВОСПИТАНИИ ЛИЧНОСТИ Материалы II Всероссийской научно-практической интернет-конференции Мичуринск-наукоград ФГБОУ ВПО ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство сельского хозяйства РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Мичуринский государственный аграрный университет»

РОЛЬ ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ

В ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОМ ВОСПИТАНИИ

ЛИЧНОСТИ

Материалы II Всероссийской

научно-практической интернет-конференции

Мичуринск-наук

оград

ФГБОУ ВПО МичГАУ 2014

УДК 374.01 Печатается по решению РедакционноББК 74.005.1 издательского совета Мичуринского

Р68 государственного аграрного

университета

Редакционная коллегия:

доктор филологических наук Н. В. Черникова (отв. ред.);

доктор педагогических наук Н. А. Гончарова;

С. Г. Ганчев Рецензент:

доктор филологических наук Е. Н. Сердобинцева (Пензенский государственный университет) Роль языка и литературы в духовно-нравственном воспитании личности : материалы II Всероссийской научнопрактической интернет-конференции (1 апреля 2014 г.) / ред. кол. : Н.

В. Черникова, Н. А. Гончарова, С.Г. Ганчев. – Мичуринск : Изд-во МичГАУ, 2014. – с.

В сборнике представлены материалы преподавателей высших и средних учебных заведений, работников дошкольных образовательных учреждений, аспирантов, студентов, принявших участие во II Всероссийской научнопрактической интернет-конференции, посвященной вопросам духовнонравственного воспитания личности. Рассматриваются как теоретические проблемы формирования духовно-нравственных ценностей, так и вопросы прикладного характера. В сборник включен обширный учебно-методический материал, имеющий практическую направленность.

Издание адресовано широкому кругу читателей: преподавателям, учителям, воспитателям дошкольных учреждений и другим педагогическим работникам, аспирантам, студентам и широкой общественности.

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие ………………………………………………………………….

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЯЗЫК И ЛИТЕРАТУРА

КАК СРЕДСТВО ОТРАЖЕНИЯ НРАВСТВЕННЫХ

ЦЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ И СОЦИУМА

Ганчев С.Г.

Замятинский текст – явление русской культуры и духовности…………… Конькова О.С.

«Волшебная скрипка» Н.С. Гумилева: идея и образы стихотворения ……. Швецова В.М.

Отражение национально-культурной специфики русской лексики в художественных текстах А.И. Солженицына …………………………….

РУССКИЙ ЯЗЫК И РЕЧЬ В XXI ВЕКЕ:

ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

Жуков А.С.

Формат инфотейнмента как способ представления информации в печатных СМИ……………………………………………………………… Зайцева Л.А.

Неологизмы-заимствования в образовательной сфере современной России……………………………... Обносов В.Н.

Феномен вербальной агрессивности: психологический анализ……………

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Гончарова Н.А.

К вопросу о значимости обучения студентов межкультурной коммуникации в условиях неязыковой среды……………. Зацепина Е.В.

Фразеосистемы как объект исследования в сопоставительном языкознании…………………………………………….

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА КАК ИСТОЧНИК

НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ ЛИЧНОСТИ

Баранова Н.А.

Нравственное воспитание дошкольников средствами устного народного творчества…………………………………. Бобровская Г.В.

Духовно-нравственное воспитание учащихся начальной школы средствами детской художественной литературы…………………………. Булыгина Н.В.

Формирование основ нравственного поведения дошкольников средствами художественной литературы………………….. Бурлакова О.В.

Взаимоотношения человека и природы Литвиненко Е.Н.

Духовно-нравственное воспитание дошкольников Медведева И.А.

Художественная литература Митрофанова Н.А.

Древнерусская литература как источник Пугач В.Н.

Скородумова И.М.

Роль пословиц и поговорок Черникова Н.В.

Шушлебина А.В.

Поэтический текст как средство духовно-нравственного воспитания школьников

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ ШКОЛЬНИКОВ

НА УРОКАХ ДИСЦИПЛИН ГУМАНИТАРНОГО ЦИКЛА

Горшкова А.Д.

Работа над синонимами как средством развития речи и нравственного воспитания младших школьников на уроках русского языка

Гранкина О.К.

Дубовицкая Д.Д., Саввина Ю.В.

Краеведческий материал как средство формирования национального самосознания Кириллова Ж.В.

Духовно-нравственное воспитание Кузнецова Н.В., Циренина О.И.

К вопросу о нравственном воспитании Лазина Н.А.

Нечаева К.Э.

Основы духовно-нравственного воспитания на уроках литературного чтения……………………………………………… Олейникова С.Д.

Проблема патриотизма в рамках краеведения ………………………………. Самодина К.С.

Нравственное воспитание младших школьников в процессе обучения русскому языку………………………………………… Свиридова Е.А.

Притча как источник духовно-нравственного воспитания школьников Туровцева Ю.В.

Нравственное воспитание младших школьников на уроках литературного чтения……………………………………………… Фефелова К.О., Саввина Ю.В.

Духовно-нравственное воспитание младших школьников на основе краеведческого материала…………………………………………. Шишкина Л.Ю.

Возможности уроков литературного чтения в духовно-нравственном воспитании младших школьников……………….. Шушлебина А.В.

Духовное краеведение как средство духовно-нравственного воспитания учащихся……………… Шушлебина А.В., Просветова П.А.

Стихотворный текст как средство нравственного воспитания младших школьников на уроках русского языка……………………………. Юрьева М.В.

Нравственное воспитание учащихся началь ной школы на уроках литературного чтения………………………………………………

ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ В ПРЕПОДАВАНИИ И ИЗУЧЕНИИ

ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ В ВУЗЕ, ШКОЛЕ,

ДОШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ УЧРЕЖДЕНИИ

Алексеева К.С.

Обучение вежливости на уроке риторики…………………………………… Ананских Я.С.

Особенности работы по развитию звуковой культуры речи у старших дошкольников посредством текстов Бабина С.А.

Современные лексикографические издания Бахарева Я.А.

Формирование читательских умений у младшего школьника в процессе знакомства с произведениями художественной литературы….. Вершинина Н.В.

Формирование коммуникативных умений средствами фактов национальной культуры как способ развития творческой школьников………………………………………………………………..

Винокурова И.Ю.

Изучение многозначных слов и омонимов в начальной школе…………….. Воронина Т.В.

Природа как средство развития словаря детей дошкольного возраста…….. Голенкова И.В.

Значимость формирования навыков культуры речи………………………… Грезнева Ю.Ф.

Работа с рифмовками при обучении младших школьников орфографии…………………………... Ионова Я.О.

Многословие как нарушение лексической нормы литературного языка….. Кузнецова Т.Н.

Лингвистическое комментирование и словесное рисование как ключевые приемы при анализе лексики художественного произведения……………………………………………… Кузнецова Н.В., Пронина О.С.

Возможности формирования читательской компетенции Макарова А.А.

Особенности читательских интересов младших школьников……………… Мусатова Г.Г.

Использование арттехнологий в процессе преподавания литературы Попова Г.В.

Описание картины как одна из сложных форм сочинения Птичкина Е.Ю.

Приобщение дошкольников к театрализованной деятельности…………… Черникова Е.А.

Работа с лингвистическими словарями на уроках русского языка Шевченко Е.Е.

Особенности обучения русскому языку в начальных классах Сведения об участниках конференции……………………………………

ПРЕДИСЛОВИЕ

В сборник вошли материалы ученых, педагогических работников, аспирантов, студентов, принявших участие во II Всероссийской научнопрактической интернет-конференции, посвященной вопросам духовнонравственного воспитания личности.

Формирование духовно-нравственных ценностей, воспитание Человека-гражданина, обладающего высокоморальными принципами, – одна из приоритетных задач всех образовательных учреждений современной России. Решение этой задачи возможно только с учетом преемственности в системе образовательного пространства: дошкольное образовательное учреждение – школа – вуз. Проблематика конференции задает широкий диапазон в постановке теоретических вопросов духовнонравственного воспитания обучающихся и позволяет продемонстрировать богатый учебно-методический материал по обозначенной теме. Материалы сборника распределены по шести разделам.

Авторы первого из них (С.Г. Ганчев, О.С. Конькова и др.) показывают способы представления духовно-нравственных ценностей личности и общества в национальном языке и русской литературе.

Материалы второго раздела (Л.А. Зайцева, В.Н. Обносов и др.) характеризуют состояние русского языка и речи в ХХI в.

В третьем разделе авторы (Н.А. Гончарова, Е.В. Зацепина) освещают актуальные проблемы межкультурной коммуникации.

Четвертый раздел содержит материалы (Н.А. Баранова, И.М. Скородумова, Н.В. Черникова и др.), демонстрирующие возможности художественной литературы в сфере нравственного воспитания личности.

В пятый раздел включены материалы учебно-методического характера (А.Д. Горшкова, О.К. Гранкина, С.Д. Олейникова, Е.А.

Свиридова, Л.Ю. Шишкина и др.), показывающие возможности учебной и внеучебной деятельности в сфере духовно-нравственного воспитания.

Шестой раздел носит прикладной характер: он содержит учебнометодический и дидактический материал (С.А. Бабина, Г.Г. Мусатова и др.), отражающий традиции и новации в преподавании и изучении языка и литературы в образовательных учреждениях разных ступеней.

Состоявшаяся научно-практическая конференция, на которой обсуждались актуальные вопросы формирования духовно-нравственных ценностей современной личности, является действенным средством, помогающим всем участникам профессионально-педагогического общения правильно организовать нравственный уклад жизни обучающихся, основанный на системе духовных идеалов, ценностей, моральных приоритетов, реализуемый в совместной социально-педагогической деятельности дошкольного образовательного учреждения, школы, вуза, семьи и других субъектов общественной жизни.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЯЗЫК И ЛИТЕРАТУРА

КАК СРЕДСТВО ОТРАЖЕНИЯ

НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ

ЛИЧНОСТИ И СОЦИУМА

ЗАМЯТИНСКИЙ ТЕКСТ – ЯВЛЕНИЕ

РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ И ДУХОВНОСТИ





Важное место в индивидуально-авторском стиле Е.И. Замятина занимает концепт «природа», который осмысливается писателем как начало всего в мире.

Образ природы в замятинских текстах многогранен, поэтому концепт «природа»

имеет разные средства языкового воплощения. Особо значимым представляется описание прозаиком русской природы сквозь призму русской истории, русской культуры и русской духовности.

Ключевые слова: концепт «природа», русская природа, русская православная культура, Русь.

«Исследовательский интерес к личности и творческому наследию одного из самых значимых прозаиков XX столетия – выдающегося русского писателя Евгения Ивановича Замятина не угасает на протяжении многих десятилетий. И это не удивительно, а вполне закономерно, поскольку его творчество есть явление уникальное как в художественном, так и в языковом отношении. Трудно представить более яркого и своеобразного выразителя русской ментальности, национальной культуры с её традиционными ценностями, чем Замятин. Столь же сложно обнаружить писателя такого же уровня мастерства, как Замятин, с его «отборно русской», по выражению Ремизова, стихией слов, с неповторимой «фауной и флорой письменного стола». Язык и стиль произведений писателя пока остаётся недостаточно изученной областью лингвистики, хотя изобразительное мастерство этого автора неоспоримо.

Насколько Замятин оказался востребован в отечественном и зарубежном литературоведении, настолько же малоисследованным является язык его художественной прозы. В науке до сих пор нет системного исследования в отношении языка и стиля его произведений. Возможно, здесь сказалось «необъятность» замятинского языка и невозможность адекватного его рассмотрения с позиции традиционной лингвистики, собственно лингвистики. Тем не менее язык и стиль произведений Е.И. Замятина, бесспорно, заслуживают самого пристального внимания» [Алтабаева 2009:

507].

Одним из основных в концептосфере писателя, принципиально значимым для индивидуально-авторского стиля, как показывает наше исследование, является концепт «природа».

Проанализировав произведения Е.И. Замятина («Уездное», «На куличках», «Алатырь», «Африка», «Север», «Пещера» и др.), мы установили, что концепт «природа» в текстах писателя представляет собой сложную по структуре и содержанию ментальную единицу, включающую как минимум два понятийных ядра (микроконцепта): «природа как окружающее пространство» и «природа как совокупность природных явлений». Рассмотрим каждый из них.

Первое понятийное ядро – микроконцепт «природа как окружающее пространство» – включает в свой состав следующие смысловые компоненты:

• небесное пространство и небесные светила («Происходит так:

солнце летит все медленнее, медленнее, повисло неподвижно» («Север»);

«Сквозь черное – высоко над головой монастырские белые стены с зубцами, над зубцами – звезды» («Сподручница грешных»); «Огромное румяное солнце» («Север»); «Из лога вылез месяц, посинелый, тоненький, будто на одном снятом молоке рос» («Сподручница грешных»);

• водное пространство («И навстречу – наливается море темной кровью, навстречу – в море набухают, дыбятся белые валы» («Север»);

• растительный мир («Уедливый запах полыни щекочет ноздри»

(«Уездное»);

• животный мир («Лебеди, гуси носятся косяками, разминают крылья: скоро в дальний путь» («Север»); «Издали хруст: медведь прет через трущобу» («Север»); «В синей пещере на дне смирно стоит, привязан, тонконогий олень» («Алатырь»).

В состав второго понятийного ядра – микроконцепта «природа как совокупность природных явлений» – мы включили следующие смысловые компоненты:

• времена года («Быстро неслась осень на серых совиных крыльях»

(«Север»); «Одно ясно: зима» («Пещера»); «Летом в четыре часа – самое глухое по нашим местам время» («Уездное»); «На один час – в пещере весна» («Пещера»);

• атмосферные явления («Никто из хороших людей на улицу и носу не высунет: жарынь – несусветная» («Уездное»); «И неизвестно, кто трубит ночью на каменной тропинке между скал и, вынюхивая тропинку, раздувает белую снежную пыль; может, серохоботый мамонт; может быть, ветер; а может быть – ветер и есть ледяной рев какого-то мамонтейшего мамонта» («Пещера»);

• звуковые явления («Тишина над темной речкой» («На куличках»);

«ледяной рев какого-то мамонтейшего мамонта» («Пещера»); «тихонько мурлыкал чугунный бог» («Пещера»).

Следовательно, концепт «природа» в замятинских текстах многомерен он включает многочисленные смысловые компоненты, отражающие разнообразные проявления материальной жизни окружающего нас мира.

Однако Е.И. Замятин описывает не просто природу, а, как правило, русскую природу. Поэтому особый интерес представляют те фрагменты его произведений, где чувствуется дух родной земли и – шире – русской православной культуры.

По мнению Н.Н. Комлик, «есть в творческом наследии Замятина страницы, которые теснейшим образом связаны со святоотеческой культурой родного края», и «провинциальная замятинская Русь чаще всего имеет лебедянский колорит» [Комлик 2000: 140].

Вот как, например, Е.И. Замятин в повести «Уездное» описывает августовский вечер накануне христианского праздника Ильин день: «Под Ильин день вечер – особенный, и благовест – свой особенный: в соборе – престол, в монастыре – престол, стряпухи во всех домах пироги к завтрему пекут, а в небе Илья-пророк громы заготавливает. И небо-то под Ильин день какое: чисто да тихо, как в избе, вымытой к празднику.

Все-то спешат по своим церквам: не дай Бог к Ильину тропарю опоздать, будут весь год слезы литься, как дождь, от века положенный на Ильин день».

Все языковые единицы в данном фрагменте подчинены одной идее:

они передают русский дух, воспроизводят православную Русь с ее церквями, соборами и монастырями, колокольным звоном – благовестом, христианскими праздниками (Ильин день), обычаями (стряпухи во всех домах пироги к завтрему пекут) и народными приметами (не дай Бог к Ильину тропарю опоздать, будут весь год слезы литься, как дождь, от века положенный на Ильин день). «Святоотеческая культура родного края»

неотделима, по мысли писателя, от русской природы, поэтому «Под Ильин день вечер – особенный» и «небо-то под Ильин день какое: чисто да тихо, как в избе, вымытой к празднику».

Для Е.И. Замятина Русь – это то, что уходит корнями в прошлое и бережно хранит духовное и материальное наследие русского народа. В рассказе «Русь» автор противопоставляет две «страны»: там – Россия с Петербургом, с «Петровским аршином» отмеренными проспектами, а тут – Русь с узкими улочками, переулками, тупиками, заборами и палисадниками.

Замятинский текст насыщен старинными географическими названиями и номинациями, именующими атрибуты русской жизни, которые дороги автору как свидетели и хранители русской истории:

«Замоскворечье со старинными, из дуба резными названьями: с Зацепой, Ордынкою, Балчугом, Шаболовкой, Бабьегородом; подмосковная Коломна с кремлевскими железными воротами, через какие князь Дмитрий, благословясь, вышел на Куликово поле; «Владимиров» Ржев с князь Дмитриевской и князь Федоровской стороной, может, и по сей день еще расшибающими друг дружке носы в знаменитых кулачных боях; над зеркальною Волгою – Нижний с разливанной Макарьевской, с пароходными гонками, со стрелядями, с трактирами; и все поволжские Ярославли, Романовы, Кинешмы, Пучежи – с городским садом, дощатыми тротуарами, с бокастыми, приземистыми, вкусными, как просфоры, пятиглавыми церквами; и все черноземные Ельцы, Лебедяни – с конскими ярмарками, цыганами, лошадьми, маклаками, номерами для приезжающих, странниками, прозорливцами» («Русь»).

Только в такой – многовековой, со славной историей и сильным духом народом – Руси может быть особая, неповторимая природа: бор, неоглядные нивы, небывалая пшеница. При описании бора, который «видал и железные шеломы княжьих дружин, и куколи скитников старой, настоящей веры, и рваные шапки Степановой вольницы, и озябшие султаны Наполеоновских французишек», Е.И. Замятин использует эпитеты дремучий, кондовый: «Бор дремучий, кондовый, с берлогами медвежьими, крепким грибным и смоляным духом, с седыми лохматыми мхами»

(«Русь»).

Автору дорог этот бор во время «синий зимней и золотой летней тишины» с его «зеленошубыми столетними» деревьями-дедами, дятлами, кукушками, медведями, волками.

Итак, важное место в индивидуально-авторском стиле Е.И. Замятина занимает концепт «природа», который осмысливается писателем как начало всего в мире. Цель Е.И. Замятина – нравственно и эмоционально пробудить людей к миру природы, к её красоте. Образ природы в замятинских текстах многогранен, поэтому концепт «природа» имеет разные средства языкового воплощения.

Особо значимым представляется описание прозаиком русской природы сквозь призму русской истории, русской культуры и русской духовности. В этом и состоит феномен произведений русского писателя Е.И. Замятина.

Алтабаева Е.В. Замятинский текст как объект лингвокультурологии // Филологическая регионалистика. – Тамбов, 2009. – С. 505 – 509.

Замятин Е.И. Повести. Рассказы. – Воронеж: ЦентральноЧерноземное книжное изд-во, 2004.

Кожевникова H.A. Типы повествования в русской литературе XIX – XX вв. – М., 1994.

Комлик Н.Н. Творческое наследие Е. И. Замятина в контексте традиций русской народной культуры. – Елец: Елецкий гос. пед. ин-т, 2000.

«ВОЛШЕБНАЯ СКРИПКА» Н.С. ГУМИЛЕВА:

ИДЕЯ И ОБРАЗЫ СТИХОТВОРЕНИЯ

Дается образная характеристика стихотворения Н.С. Гумилева «Волшебная скрипка», признанного исследователями ключевым в понимании всего творчества поэта. Автор рассматривает основные образы произведения, через их интерпретации приходит к выводу о том, что общую идейно-философскую концепцию поэта, данную в стихотворении, можно выразить следующим образом:

«Поэт жив до той поры, пока он способен творить».

Ключевые слова: поэт, поэзия, творчество, баллада, художественновыразительные средства.

«В начальную пору своего развития Гумилев стремился быть не столько поэтом-пророком, поэтом-демоном, поэтом-страстотерпцем, сколько поэтом-мастером. Язык и стих, тайны сочетания ритма и интонации, живопись словом и музыка стиха – всё это живо интересовало Гумилева» [Озеров 1994: 29].

Безусловно, поэтическое искусство в такой же степени, как и другие искусства, требует постоянного усердия в постижении его правил и исключений, его тайн. Некоторые биографы Н.С. Гумилева отмечают его поистине фанатичное упорство в работе над словом, над стихом, над композицией стихотворения, его стремление превзойти достаточно высокие достижения предшествующей и современной русской техники.

Однако Н.С. Гумилев никогда не доходил до насилия над словом.

Напротив, он берег русскую речь и не терял чувства меры и традиции. Для него важно было не играть со словом, а добиваться от него наибольшего приближения к сути высказывания, к первоначальному замыслу.

«Мерой вещей была для него поэзия, – писал критик и переводчик А.

Левинсон. – Вселенная – материалом для создания образов» [Озеров 1994:

30].

Н.С. Гумилев оценивал все вещи, явления, события с высоты поэзии.

Это многое определяло в нем и его творчестве. Он не стремился к словусамоцели, демонстрирующему мощь звучания: у него не было недостатка в поводах для высказывания, в нем всегда копился заряд эмоциональной и интеллектуальной энергии, искавшей выхода в поэзии. «Весомость высказывания множилась на выразительность и красоту отделки, шлифовки строки, строфы, целого стихотворения. Он не скрывал этого.

Напротив, подчеркивал эту заботу мастера о мастерстве» [Озеров 1994:

30].

Многие исследователи-гумилеведы отмечают, что поэт не столько «делал» стихи, сколько для них, рожденных в минуты вдохновения, искал наиболее соответствующую им форму, способы выражения, а затем постоянно шлифовал строку, строфу, целое стихотворение. От книги к книге расширялся его историко-философский, тематический, образный кругозор и совершенствовалось мастерство. Вот почему изучение текстов Н.С. Гумилева – столь сложное дело.

Воля к жизни, мужество в преодолении препятствий, страсть к путешествиям – всё это, закрепленное в энергичных стихах, определяло поэтический стиль мастера слова уже с первых его книг. Исследователи считают, что в текстологическом отношении как раз наиболее сложны книги начальной и заключительной поры. Одной из них является «Жемчуга» – книга, знаменующая начало нового периода творчества поэта: от ученичества к самостоятельности и зрелости.

Первоначально сборник стихов должен был называться «Золотая магия» и подводить черту под ученическими годами Н.С. Гумилева. В рецензии на книгу «Жемчуга» В. Брюсов писал уже о существовании «страны Н. Гумилева», о движении поэта «к полному мастерству в области формы» [Озеров 1994: 27].

Тон в «Жемчугах», несомненно, создает «Волшебная скрипка».

Пожалуй, это стихотворение, написанное совсем еще молодым Н.С.

Гумилевым, становится ключевым в понимании всего его дальнейшего творчества. Не случайно он им так дорожил, что согласился изъять из печатающегося сборника «Романтические цветы», лишь бы оно прозвучало сначала со страниц такого авторитетного журнала, как «Весы».

В стихотворении идет речь о глубинном значении искусства:

Милый мальчик, ты так весен, так светла твоя улыбка, Не прости об этом счастье, отравляющем миры, Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка, Что такое темный ужас начинателя игры!

Эти слова явно обращены к самому себе («милый мальчик»). В образе скрипки выступает поэзия, которая является одновременно и высшим блаженством, и смертельным заклятьем. Несомненно, этот образ очень близок образу лиры – символа поэзии. Скрипка, т.е. творчество, в стихотворении Н.С. Гумилева противоречиво по сути. Ведь оно совмещает в себе две стороны: и восторженное начало, воплощенное через образ мальчика, и темную сторону, раскрывающуюся в окружающем мире, где обитают «духи ада» и «бешеные волки». Однако именно в возможности творить, быть поэтом – весь смысл жизни поэта. Может быть, поэтому так трагически-возвышенно звучат следующие строки «Волшебной скрипки»:

Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки, У того исчез навеки безмятежный свет очей;

Духи ада любят слушать эти царственные звуки, Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.

Как отметил Ю.В. Зобнин, «Гумилёв выявил антиномию: искусство гибельно, ибо ежесекундно обманывает художника, предлагая ему адские миражи вместо страстно желаемой истины; искусство благодатно, ибо ежесекундно побуждает художника, отказываясь от заблуждений, искать путь к истине» [Зобнин 1995: 176–177]. Для Н.С. Гумилёва поэзия всегда была символом искусства, таящим в себе некий иррациональный момент:

нечто такое, что не только не поддается сугубо рациональному, интеллектуальному, «математическому» постижению, но и подчиняет себе творца.

Процесс творчества в «Волшебной скрипке» поэт описывает с помощью антитез и оксюморонов: «темный ужас», «счастье, отравляющее миры», «царственные звуки», «петь и плакать». Творчество – это крест, который художник слова добровольно принимает и должен нести, ибо он живет только тогда, когда творит:

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье, И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, – Тотчас бешеные волки, в кровожадном исступленьи, В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

Кто эти волки? В. Полушин в статье «Волшебная скрипка поэта»

рассуждает по этому поводу так: «Уж не Гиппиус ли и Мережковский, которые осмеяли юный талант? Кстати, уязвленное самолюбие Гумилева было впоследствии удовлетворено. В 1908 году он познакомился с некой Богдановой, бывшей на приемах у Бальмонта и Мережковских. Гумилев, по своему обыкновению, читал даме стихи, говорил с ней о поэзии, искусстве, и однажды она предложила отнести его стихотворение «Андрогин» для отзыва З.Н. Гиппиус, причем решено было фамилии автора не сообщать. Ничего не подозревающая Гиппиус прочитала вместе с Мережковским стихотворение, они его одобрили и написали на нем «очень хорошо», а Богданову попросили привести к ним автора.

Естественно, Гумилев на прием не пошел» [Полушин 1990: 11].

В «Волшебной скрипке» поэт утверждает свое право творить:

Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам, Вечно должен биться, виться обезумевший смычок, И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим бураном, И когда пылает запад, и когда горит восток.

Образ самого поэта второстепенен в стихотворении по сравнению с описанием творчества, жизни стихотворца, которая невозможна без поэзии.

Состояние лирического героя предельно лаконично и ёмко выражается в «Волшебной скрипке» с помощью инфинитивных рядов, представляющих собой регулярные конструкции стихотворной речи, имеющие черты сходства в синтаксическом строении, а также композиционных функциях в стихотворном тексте:

Надо вечно петь и плакать этим звонким струнам, Вечно должен виться, биться обезумевший смычок.

И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим бураном, И когда пылает запад, и когда горит восток.

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть… Силен мотив смерти от творчества:

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!

Но я вижу – ты смеешься, эти взоры – два луча.

На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!

Отчетливо просматривается образ дороги – пути через дремучие леса. Признать себя поэтом, по Н.С. Гумилеву, следовательно, выйти на полную опасностей дорогу с одной только «волшебной скрипкой» в руках.

В стихотворении ярко выражены черты баллады: здесь есть мистическое предостережение, погоня и в конечном итоге гибель героя – «милого мальчика». Есть прорицание и стремление избежать предначертанного, выйти из замкнутого мистического круга.

Глаголы будущего времени, представленные в стихотворении, в высшей степени аксиологичны. Они выделяют желаемые факты, ситуации и обозначают события, страшащие лирического героя. Неслучайно будущее время ряд лингвистов вообще относит к наклонениям, так как, по мнению Е. Куриловича, «будущее, обозначающее возможность, вероятность, ожидание и т.п., представляет собой наклонение. В качестве такового оно противопоставляется настоящему и прошедшему, взятым вместе. Будущее – это наклонение, обозначаемое неуклюжим термином субъюнктив или конъюнктив» [Курилович 2000: 143]. Для характеристик индивидуального стиля поэта, как замечает Н.А. Николина, «значима роль плана будущего; в его текстах отсутствие форм будущего… обычно знак, выделяющий существенные особенности мировосприятия поэта, его картины мира» [Николина 2006: 181]. В стихотворении «Волшебная скрипка» формы будущего времени выражают интенции поэта.

Неслучайно именно они вместе с императивными формами выступают в сильной позиции текста – составляют финал стихотворения:

На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!

«Радость – страдание» творчеством выражена и сюжетом, и сменой интонационно-семантического рисунка. Конечно, «ужас», нагнетаемый балладным сюжетом, воспринимается как нечто условное, не существующее реально. Мир «Волшебной скрипки» – мир древнерусский, мир мифов и тайн, мир «счастья, отравляющего миры». Это безжалостный мир, но свободный и гордый, поэтому именно волки выбраны одним из ведущих образов стихотворения. Они в нем оборотни, не прошедшие дорогу и не выдержавшие испытания, ушедшие в лес и мстящие за свои неудачи в жизни:

Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленье В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось все, что пело, В очи глянет запоздалый, но властительный испуг.

И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело, И невеста зарыдает, и задумается друг… Все художественно-выразительные средства (и эпитеты «обезумевший смычок», «темный ужас», «повелительные руки», «царственные звуки», «бешеные волки», «страшной смертью», и метафоры «исчез навеки безмятежный свет очей», «смертный холод обовьет», «пылает запад», «горит восток», «злобно насмеялось всё, что пело», «в очи глянет запоздалый, но властительный испуг») служат раскрытию основной идеи стихотворения: речь идет о трагедии поэтов, о гибельности творчества. Однако на уровне ритма эмоции не выплескиваются.

Неторопливость, плавность речи создается через использование длинных нетрадиционных строк из восьмистопного хорея. Ритм стихотворения вступает в противоречие с его содержанием. Такое сочетание создает впечатление фатальности, неотвратимости судьбы: гибель поэта неотвратима. Поэтому общую идейно-философскую концепцию Н.С.

Гумилева, данную в стихотворении, можно выразить следующим образом:

«Поэт жив до той поры, пока он способен творить».

Н.С. Гумилев именно так и прожил жизнь и погиб смертью своего скрипача, даже в камере перед расстрелом создавая стихи.

Гумилев Н.С. Золотое сердце России: соч. / сост., вступ. слово и коммент. В. Полушкин. – Кишинев: Литература артистикэ, 1990.

Гумилев Н.С. «Когда я был влюблен…»: Стихотворения. Поэмы.

Пьесы в стихах. Переводы. Избранная проза. – М.: Школа-Пресс, 1994.

Зобнин Ю.В. Странник духа // Николай Гумилев. Pro et contra. – CПб.: Питер, 1995. – С. 176 – 178.

Курилович Е. Очерки по лингвистике. – Биробиджан: Тривиум, 2000.

Николина Н.А. Категория времени глагола // Поэтическая грамматика. Т. 1 / РАН. Ин-т русского языка им. В.В. Виноградова. – М.:

Азбуковник, 2005.

Озеров Л.А. Николай Гумилев. Его жизнь. Его сочинения // Гумилев Н.С. «Когда я был влюблен…»: Стихотворения. Поэмы. Пьесы в стихах.

Переводы. Избранная проза. – М.: Школа-Пресс, 1994.

Полушин В. Золотая скрипка поэта // Гумилев Н.С. Золотое сердце России: соч. / сост., вступ. слово и коммент. В. Полушкин. – Кишинев:

Литература артистикэ, 1990. – С. 5 – 38.

ОТРАЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ

СПЕЦИФИКИ РУССКОЙ ЛЕКСИКИ

В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ А.И. СОЛЖЕНИЦЫНА

Рассматриваются особенности употребления слов, отражающих специфику национальной культуры в художественном тексте. Выявляются возможности их репрезентации, а также определяются условия семантического развития.

Ключевые слова: «утерянная» лексема, «восстановленная» лексема, существительное со значением отвлеченного признака, субстантивная форма существительного, контекстуальные синонимы.

Язык – это зеркало культуры, отражающее менталитет народа, его национальный характер, традиции, систему норм и ценностей. Все знания, умения, материальные и духовные ценности, накопленные тем или иным народом, хранятся именно в языковой форме: в фольклоре, литературе и т.д.

Писатели и поэты – мастера художественного слова – используют в текстах своих произведений богатейший языковой пласт культуры, отражающий духовный опыт предшествующих поколений. А.И.

Солженицын называет его «утерянным и восстановленным» потенциалом русского языка. По его мнению, он представляет собой слова, накопленные и незаслуженно забытые, но с течением времени востребованные языком.

Работая над своими произведениями, отбирая и систематизируя материал, автор обнаруживает в «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля ценный пласт русской лексики, которая осталась не востребованной сегодня языком. Несмотря на этот факт, подобные единицы еще актуальны, так как отражают традиции, систему норм и ценностей русского народа и не несут на себе признаков архаичности. Все это позволяет использовать эти слова наравне с существующими и употребляемыми сегодня образованиями.

В художественных текстах и публицистике А.И. Солженицына используются слова, которые связаны с историей русского народа.

Употребляя именно их, автор пытается вернуть современникам эту забытую часть национальной культуры. В данном случае художник преследует еще одну цель – нравственную. В публичных выступлениях А.И. Солженицына напрослеживалась мысль о том, что современное общество проявляет интерес к церкви. Не владея элементарными нормами христианской культуры, люди своим недостойным поведением оскорбляют веру и Бога. Поэтому у нас «крестный ход без крестящихся!

Крестный ход в шапках, с папиросами, с транзисторами на груди – первые ряды этой публики, как они втискиваются в ограду...» [Солженицын 1991:

281]. Обращаясь к решению этой проблемы, писатель посредством языкового материала пытается воспитать в человеке доброго христианина, а в его душе зародить веру.

Нами выделяются две группы слов типа «утерянные и восстановленные» лексемы:

• существительные со значением отвлеченного признака, мотивированные прилагательными;

• отвербиальные существительные.

С точки зрения семантики в текстах писателя выделяется семантическая подгруппа отвлеченных существительных, описывающих человека, его внутренний мир и пр. Например: воздушность – «воздухообразность, легкость, летучесть» [Даль 1995: 227].

• «Но от бесплотности, вспоминают теперь женщины, еще глубже становилась духовность лагерной любви» [Солженицын 1991: 202].

«Восстановленная» писателем единица бесплотность определяется как: «бестелесность; отсутствие плоти, тела, неимение плоти, состояние бесплотного существа» [Даль 1995: 70]. Между лексемой бесплотность и общеизвестной духовность существуют синонимичные отношения. Ср.:

духовность – «духовный, бесплотный, нетелесный; из одного духа и души состоящий; все относящееся к Богу, церкви, вере, все умственные и нравственные силы его, ум и воля» [Даль 1995: 503]. А.И. Солженицын выстраивает данный текст таким образом, что одно понятие вызывает появление другого. Если семантическое поле восстановленной лексемы обладает отрицательной, негативной информацией, то общеизвестная, наоборот, наделяется положительной, эмоционально глубокой.

Иногда данные модели могут выступать в тексте в качестве однородных. Например; «Несмотря на ужасающее невежество и беспонятность Спиридона Егорова в отношении высших порождений человеческого духа и общества – отличались равномерной трезвостью его действия и решения» [Солженицын 1991: 130].

Беспонятность – «тупоумие» [Даль 1995, т. 1: 70]. Лексемы беспонятность и невежество, являясь однородными (с точки зрения морфологии и синтаксической позиции в тексте), обозначают параллельные понятия, которые могут взаимоисключать или взаимодополнять друг друга в семантическом плане: невежество сопряжено с понятием необразованность, незнание, а беспонятность является атрибутом тупости и непонимания (бестолковости). В сочетании эти лексемы отражают сущность некультурного человека.

• «Почему же Вера Корнильевна кажется ему моложе двадцатитрехлетней Зои? Не по лицу, а по повадке: по несмелости, по застыдчивости» [Солженицын 1991: 195].

Застыдчивость – «застенчивость, свойство легко краснеть и теряться» [Даль 1995, т. 2: 643].

Застыдчивость и несмелость представляют собой свойства скромного человека. По сути дела, несмелость может восприниматься как застыдчивость и наоборот. Кроме того, А.И.Солженицын подтверждает данное предположение, выстраивая в тексте синонимический ряд: по несмелости – по застыдчивости. Данные слова являются контекстуальными синонимами.

Однако «восстановленная» лексема включает в свою семантику еще значение слова повадки, что поддерживается еще сравнением с возрастом другой героини через слова моложе, не по лицу, т.е. объединяются несколько признаков. Таким образом, в «восстановленной» лексеме застыдчивость реализуются нескольких значений, в отличие от общеупотребительного слова стыдливость.

Вторую группу «восстановленных» слов в текстах А.И.

Солженицына составляют отвербиальные существительные. С позиции словообразования они представляют собой префиксально-аффиксальные образованиия. Например: выступка – «обозначает действие по гл.

выступить» [Даль 1995, т. 1: 318].

• «Ростом Тухачевский был не высок, но что за выступка у него была – гордая, гоголистая» [Солженицын 1991в: 31].

Однако выступка – это не просто походка. Семантика данной лексемы включает в себя значение слова выправка – «стойка, движение солдат по выучке» [Даль 1995, т. 1: 307]. Выступка – это выработанный с годами строевой шаг, гордая походка. В данном контексте наблюдается противопоставление. Герой характеризуется с двух сторон: он маленького роста (автор отмечает этот недостаток), однако бравая выступка полностью компенсирует этот и множество других изъянов.

Или: «И сразу смягчились контуры, и ничто уже не дергало меня к ответу и огрызу, и сон спокойный» [Солженицын 1991а: 76].

Огрыз – «действие по гл. огрызаться» [Даль 1995, т. 3: 573].

Писатель использует в тексте еще одну субстантивную форму глагола ответ, активно функционирующую в русском языке. В силу их однородности (как частей речи и членов предложения) семантика «утерянного» слова может восстанавливаться достаточно просто.

Указанные формы вступают друг с другом в условно синонимические отношения, ведь огрыз – это тоже ответ, но выраженный в грубой форме.

• «У Сологодина за спиною мглилась многолетняя подавленность, многолетний скрыв» [Солженицын 1991: 139].

Скрыв – «обозначает действие по гл. скрывать // Скрыв, инкогнито»

[Даль 1995, т. 3: 210–211]. Автор употребляет две разноплановые конструкции: первая – это отвлеченное существительное (подавленность), второе (скрыв) является таковым лишь по форме, сохраняя признак глагольного действия. Однако обе лексемы имеют общий компонент «многолетний», выраженный именем прилагательным, который способствует возможному объединению данных слов с точки зрения их семантической выраженности. По нашему мнению, между лексемами существует и причинная обусловленность: внутреннее чувство подавленности человека является причиной его тайного существования. То есть писатель наделяет субстантивные формы глагола признаком однородности с другими образованиями, через которые автором поясняется значение восстановленной лексической единицы.

Таким образом, слова, зарегистрированные в «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля и «восстановленные» в текстах А.И. Солженицына, с точки зрения словообразования представляют собой достаточно продуктивные в языке типы словообразования.

Семантика данных лексем позволяет и сегодня использовать эти слова не только в текстах художественных произведений, но и в разговорной сфере общения, так как их смысловое значение этих единиц остается актуальным.

Лексическое значение, заложенное в самом «восстановленном»

слове, может поясняться, а возможно, и определяться в текстах А.И.

Солженицына окружающими элементами контекста, которые могут выступать в качестве однородных. Иными словами, семантика «восстановленных» лексем может выявляться за счет других единиц контекста, а иногда может и сама определять значение однородного компонента, добавляя ему близкий оттенок. Такое свободное функционирование в предложении «восстановленных» слов считается прямым доказательством того факта, что эти образования актуальны и незаслуженно забыты.

При активном включении подобных единиц в речь происходит естественное расширение как словообразовательных, так и семантических границ языка. Иными словами, лексическая система получает новую (или по крайней мере забытую и незнакомую) словообразовательную модель, а также новое семантическое значение или его оттенок, зафиксированный в данном слове.

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. – М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1955.

Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 2. – М.: ИНКОМ НВ, 1991.

Солженицын А.И. Бодался теленок с дубом // Новый мир. – 1991а. – № 7. – С. 65 –159.

Солженицын А.И. В круге первом. Кн. 2. – М.: ИНКОМ НВ, 1991б.

Солженицын А.И. Два рассказа: На краях. Эго // Новый мир. – 1995в.

–№ 5. – С. 12 – 51.

Солженицын А.И. Раковый корпус. – М.: ИНКОМ НВ, 1991г.

Солженицын А.И. Рассказы. – М.: ИНКОМ НВ, 1991д.

РУССКИЙ ЯЗЫК И РУССКАЯ РЕЧЬ В XXI ВЕКЕ:

ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

ФОРМАТ ИНФОТЕЙНМЕНТА КАК СПОСОБ

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ В ПЕЧАТНЫХ СМИ

Рассматривается понятие «инфотейнмент» как формат в журналистике.

Выявляются истоки и сфера применения подобного формата. Выделяются и анализируются разновидности инфотейнмента, которые широко применяются как на телевидении, так и в печатной периодике.

Ключевые слова: СМИ, медиатекст, инфотейнмент, структура текста, тизе.

Серьёзной и обсуждаемой проблемой в теории и практике журналистики является рост текстов СМИ, созданных в формате инфотейнмента на радио, телевидении, периодике и в интернет-СМИ.

Инфотейнмент (infotainment) – понятие, которое возникло в результате объединения двух английских слов: information и entertainment (информация и развлечение). Инфотейнмент – это симбиоз информации и развлечения. Это стиль преподнесения сообщения, когда серьезные события, действия, или идеи подаются в развлекательной, непринужденной, легкой, даже ироничной форме или с оттенком развлекательности. Инфотейнмент – это форма, а не содержание [Стойков 2007].

Формат инфотейнмента родился в США в 1980-х годах и практиковался на телевидении. Рейтинги новостных программ общефедеральных каналов США были низкими, и именно поэтому возникла необходимость изменения принципов отбора и размещения информации в выпуск. Так постепенно новости разделились на информационные и информационно-развлекательные. Н. Шапиро, продюсер NBC, считал, что зрителю должно быть интересно не только слушать, но и смотреть. Р. Ховард, один из теоретиков инфотейнмента, считает, что важнее как, а не что преподносится аудитории. И именно этот принцип стал основой для такого формата не только в электронных, но и в печатных СМИ.

Болгарский профессор Л. Стойков приходит к выводу, что «инфотейнмент – дитя постмодернизма, чьи черты нашли выражение в различных сферах культуры. Постмодернистская ситуация в медиатексте означает смешение документального и художественного дискурса:

реальное подвергается различным трансформациям, включается в условный контекст, который, в сущности, интереснее самой информации.

Одна из особенностей постмодернистского медиатекста – то, что он не столько отражает действительность, сколько её моделирует – в полном смысле слова создаёт новую реальность, причём без угрозы санкции.

Акцент при программировании передачи – это интертекстуальность, виртуальные декорации и всевозможные виды визуальных и лексических игр. Полиэкран из символа постмодернистской эстетики превращается в матрицу для нового типа телевизионной развлекательности» [Стойков 2007].

Инфотейнмент представляет собой своего рода игру, в которую СМИ вовлекают аудиторию, и предлагают ей информационно-развлекательное меню, являющее собой по сути суррогат реальности. А игра, по меткому выражению М. Бахтина, есть «мир-перевёртыш, инобытие, где жизнь… разыгрывает другую свободную форму своего существования» [Бахтин 1992: 368].

Всё это характерно для таблоидной журналистики, в чьи задачи входит именно игра, развлечение, эмоциональное воздействие на аудиторию. Концепции таких изданий отличаются «высокой степенью таблоизации», «эксплуатацией темы человека как существа биологического», они «не представляют интереса в плане взаимодействия с аудиторией, организации информационного обмена», но «существуя в специфической постсоветской информационно-политической среде, они время от времени используются как инструменты пропаганды» [Типология периодической печати 2007: 55]. Проблема состоит в том, что подобные каналы распространения информации, выполняя рекреативную функцию, трансформируют, форматируют ценностную картину мира человека.

Меняют устоявшуюся систему ценностей, переориентируя индивида на маргинальное отношение к базовым моральным категориям.

Инфотейнмент как способ отражения реальности в журналистике имеет свои разновидности. По справедливому замечанию В.А.

Евдокимова, «познавая этот симбиоз сообщения и шутки, аудитория в одних коммуникативных ситуациях узнает о чем-то новом, интересном или приподнимает завесу над каким-либо острым взаимодействием, а в других – получает суррогат журналистской мысли» [Евдокимов 2010: 215].

Отталкиваясь от этого замечания, все медиатексты, «выполненные» в формате инфотейнмента, можно условно поделить на конструктивные и деструктивные. И те, и другие ориентированы в большей степени на эмоциональность, визуальность, клиповость, диктат которых мы и наблюдаем в медиатекстах таблоидной журналистики не только федеральной, но и региональной. Однако есть несколько нюансов. В случае с конструктивным инфотейнментом читатель получает текст в красивой, удобоваримой, легкоусваиваемой упаковке с достаточной степенью информативности для целевой аудитории издания: так, например, верстается небольшой текст, вокруг которого располагаются вспомогательные элементы: инфографика, фотогафии, коллажи, врезки. И акцент по большей части сделан именно на эти вспомогательные элементы, на визуальную составляющую материала. Такие медиатексты могут нести полезную информацию, удовлетворяя не только интересы, но и потребности аудитории, однако преподносится всё в достаточно простой, доступной форме. В случае с деструктивным медиатекстом читателю предлагается тот самый «суррогат журналистской мысли». В нём акцент делается исключительно на эмоции, на «эксплуатацию темы человека как существа биологического» [Типология периодической печати 2007: 55], когда новости превращаются в объект любопытства. В таких материалах нет места анализу того или иного явления действительности. Как правило, всё сводится к констатации факта, в котором суть смещена на задний план, поглощена какой-либо яркой, привлекающей деталью, подробностью, каким-либо персонажем, участвующем в новости. Однако всё это обусловлено спецификой, в том числе журналистской, работы в конкретном издании, где наблюдается диктат деструктивного инфотейнмента.

Так, в каждом номере рекламно-информационной газеты «ProГород»

(мы намеренно типологически определяем это издание как «рекламноинформационное», поскольку доля рекламных материалов превышает количество информационных, хотя сама газета маркирует себя так:

«Бесплатная газета новостей») представлен один «гвоздевой» материал в формате инфотейнмента, анонсирующийся на первой полосе, призванный привлечь внимание аудитории. Чаще всего такой материал строится по принципу: на первой полосе – броская, привлекающая внимание и вызывающая любопытство фотография и тизер материала (тизер – это элемент медиатекста, который представляет собой анонс материала и призван вызвать любопытство. Часто он построен «на спекуляции клубничкой, иногда обращён к откровенно низменным интересам публики» [Мирошниченко 2012: 91]). Далее на второй или третьей полосе – небольшой текст, вокруг которого группируются врезки, фотографии и т.д.

Рассмотрим несколько материалов, построенных по такой схеме. В № 25 от 22 июня 2013 года на первой полосе представлены интригующая фотография и двойной тизер: первый, набранный большим шрифтом:

«Школьница: «Воспитатель связала и избила меня» и второй, меньшим:

«10-летняя девочка, отдыхавшая в лагере «Романтик», утверждает, что кроме этого ей в рот засунули мыло». Разумеется, такая информация не может не возбудить любопытство массового читателя и заставляет его обратиться к этому материалу, который расположен на третьей полосе газеты, где мы видим текст с заголовком «Школьница рассказала, как над ней издевались в лагере «Романтик». Обратим внимание на то, что заголовок текста существенно отличается формой подачи от тизера. На первой полосе анонс материала (тизер) в виде вырванных из текста деталей спекулирует на любопытстве массового читателя к темам, связанным с криминалом и подростками. Чего нельзя сказать о заголовке на третьей полосе, который сформулирован мягче и не содержит тех столь эмоциональных, вызывающих любопытство деталей.

Текст построен из отдельных блоков, которые озаглавлены и выделены полужирным шрифтом («Рассказ девочки», «Что говорят сотрудники лагеря», «Что говорят о Евгении», «Попытка извинения», «Что дальше» и т.д.). Вокруг текста располагаются три фотографии (на первой – виновница происшествия, уходящая с сотрудником полиции; вторая – следы побоев на теле девочки; третья – фото асфальтированной дороги, на которой написано название лагеря, где всё произошло), традиционные рубрики «Мнения посетителей сайта» и вопрос к людям «с улицы» (в данном случае вопрос был сформулирован следующим образом: «Стоит ли наказывать детей?» и два ответа – «за» и «против», к каждому прилагаются фотографии людей, которые эти мнения поддерживают).

Отметим, что рассмотренный материал не содержит как такового анализа информационного повода, а представляет собой лишь констатацию и описание того, что происходило и кто являлся участниками события. Причём очевидно, что, представляя фактуру, журналистка ориентировалась прежде всего на эмоциональное восприятие факта читателями, поскольку акцент сделан на яркие, будоражащие и вызывающие любопытство детали. Более того, налицо тяготение к сенсационной, скандальной форме преподнесения факта. «Успех инфотейнмента, – констатирует один из его исследователей, – основывается на элементарной человеческой потребности удовлетворения эмоциональных нужд. Хороший инфотейнмент вызывает восклицание, создает чувство и ощущение чего-то» [Стойков 2007].

Бахтин М.М. Эстетическое наследие и современность. – Саранск:

Изд-во Мордовского ун-та, 1992. – Т. 2.

Евдокимов В.А. Инфотеймент в масс-медиа: панацея от скуки и эрзац дискуссии / Наука о человеке: гуманитарные знания. – № 5. – 2010. – С. 214 – 219.

Мирошниченко А.А. Работа в пресс-службе. – М., 2012.

Стойков Л. Гедонистическая функция медий: инфотейнмент и реалити-шоу // Relga. – 2007. – № 4.

Типология периодической печати: учеб. пособие для студ. вузов / под ред. М.В. Шкодина, Л.Л. Реснянской. – М., 2007.

НЕОЛОГИЗМЫ-ЗАИМСТВОВАНИЯ

В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Представлено описание иноязычных заимствований, которые отражают реалии и понятия, характеризующие образовательную сферу современной России.

Предметом исследования являются семантические и синтагматические свойства ключевых слов обозначенной сферы. В качестве источников материала исследования использованы официальные, учебно-научные и публицистические тексты, а также интернет-ресурсы.

Ключевые слова: неологизмы-заимствования, неологическая лексика, тьютор, кейс, портфолио, коучинг.

представлены во всех сферах жизни – политической, экономической, финансовой, в сфере предпринимательской деятельности, технической, бытовой, в сфере поп-искусства и спорта и др. [Валгина 2001: 110].

Как показывает наше исследование, иноязычные заимствования отражают реалии и понятия, характеризующие и образовательную сферу современной России. Считаем, что основная причина вхождения подобных слов в состав русской лексики – ориентация на западную модель образования, заимствование форм, методов и приемов обучения.

Нами выявлен ряд иноязычных заимствований исследуемой проблематики. В их числе следующие.

Тьютор (англ. tutor – «домашний учитель, репетитор, куратор», лат.

«защитник, покровитель, опекун», от tutorаri – «защищать, представлять защиту, охранять») – 1) «индивидуальный научный руководитель студента»; 2) «надзиратель, куратор, опекун, воспитатель в учебном заведении» [Черкасова 2009: 422]. Например: Тьютор часто воспринимается лишь как помощник учителя… Но тьютор – это, прежде всего, тот, кто помогает расширить и культурно оформить интерес и предпочтения человека. В школьном возрасте ребенок нередко может хотеть что-то узнать или освоить, но не знает, где искать ресурсы. И тьютор становится как раз тем, кто начинает работать в фокусе интересов своего тьюторанта (Учительская газета. 2013. 29 окт.).

Система тьюторства сформировалась в Англии в XII в. В России она стала внедряться в процессе перехода на Болонскую систему образования.

Специалисты делают попытки дифференцировать деятельность учителя, воспитателя и тьютора. См.: «Учитель передает знания, умения, навыки, а воспитатель (тоже представитель педагогической деятельности) – жизненные ценности. Наряду с этим существует такая фигура «тьютор» – это педагог, который сопровождает индивидуальную образовательную программу ребёнка или взрослого. Он не передает общих знаний, умений или навыков, он не воспитывает, его задача – помочь ребёнку (или взрослому) зафиксировать собственные познавательные интересы, определить какие-то предпочтения, помочь понять, где и каким образом можно это реализовать, помочь выстроить свою программу» [Директор школы 2012].

Как поясняет президент МОО «Межрегиональная тьюторская ассоциация»…, руководитель тьюторской магистратуры Т.М. Ковалёва, «…первый опыт тьюторской работы был зафиксирован в 1991 г. В школе «Эврика и развитие» в Томском академгородке впервые в России была введена должность тьютора, тогда ещё неофициально. Мы не настаиваем, чтобы в школах обязательно была должность тьютора. В некоторых школах она называется: классный руководитель, классная дама, гувернер и т.п., важно, что сами специалисты понимают – они осуществляют именно тьюторскую деятельность» [Директор школы 2012].

Неологизм тьютор в новейших словарях фиксируется по-разному:

– как моносемичная лексема, см.: тьютор – «преподаватель-консультант или куратор ученика, помогающий ему в организации индивидуального обучения и осуществляющий учебно-методическое руководство учебным процессом в рамках конкретной учебной программы» [Азимов 2009];

– как полисемичная лексема, см.: тьютор – 1) «в Великобритании – наставник, воспитатель»; 2) «преподаватель-консультант, действующий на расстоянии (с помощью электронной почты и т.п.)» [Школьный словарь иностранных слов 2010: 250].

Несмотря на различия в толковании данного языкового знака, все словари единодушны в одном: ядерным элементом смысла неологизма тьютор являются семы «педагогическая профессия», «консультант», «наставник», «куратор», «руководство», «помощь обучающимся».

Википедия, акцентируя внимание на том, что новая профессия, получившая наименование тьютор, входит в категорию педагогических, разграничивает деятельность тьютора и учителя. См.: тьютор [англ. tutor] – «исторически сложившаяся особая педагогическая позиция, которая обеспечивает разработку индивидуальных образовательных программ учащихся и студентов и сопровождает процесс индивидуального образования в школе, вузе, в системах дополнительного и непрерывного образования. Тьютор… – это тот, кто организует условия для складывания и реализации индивидуальной образовательной траектории учащегося… Учитель… – это тот, кто учит, то есть передает элементы культуры и работает с ними, чтобы они закрепились у школьников в виде знаний, умений и навыков» [Википедия 2001].

В ФЗ «Об образовании» [2012] данное слово отсутствует. Однако в отдельных официальных документах, учебно-научной литературе, средствах массовой информации, интернет-источниках, устной речевой практике оно широко употребляется. Например: Тьютор – друг, товарищ и брат. В российском образовании появились новые должности (Российская газета. 2008. 22 июля); Тьютор (преподаватель-консультант) создает образовательную среду, позволяющую студенту не только получать знания и навыки, но и решать реальные проблемы в своей деятельности, обучаясь в удобном для него режиме. При этом тьютор помогает максимально эффективно использовать разнообразные учебные материалы, Интернет, практический опыт других обучающихся. В процессе обучения тьютор использует как очные, так и виртуальные формы обучения (Международный институт менеджмента ЛИНК. 1999).

Наблюдения над употреблением лексемы тьютор в современном речевом узусе позволили нам выявить типичные словосочетания, включающие данный языковой знак:

• прилагательное + лексема тьютор: старший тьютор, хороший тьютор, заботливый тьютор, добрый тьютор, назойливый тьютор, дотошный тьютор, целеустремленный тьютор и т.п. Например:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 




Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Тихоокеанский государственный университет Дальневосточный государственный университет О. М. Морина, А.М. Дербенцева, В.А. Морин НАУКИ О ГЕОСФЕРАХ Учебное пособие Владивосток Издательство Дальневосточного университета 2008 2 УДК 551 (075) ББК 26 М 79 Научный редактор Л.Т. Крупская, д.б.н., профессор Рецензенты А.С. Федоровский, д.г.н., профессор В.И. Голов, д.б.н., гл. науч. сотрудник М 79 Морина О.М.,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Санкт–Петербургский государственный лесотехнический университет имени С. М. Кирова Кафедра воспроизводства лесных ресурсов ЭКОЛОГИЯ Учебно-методический комплекс по дисциплине для студентов специальностей 250401.65 Лесоинженерное дело, 250403.65 Технология деревообработки всех форм обучения...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ФИЛИАЛ УЛЬЯНОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ Н.Х. КУРЬЯНОВА УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ КУРСОВОЙ РАБОТЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ ТЕХНОЛОГИЯ ХРАНЕНИЯ, ПЕРЕРАБОТКИ И СТАНДАРТИЗАЦИЯ ПРОДУКЦИИ ЖИВОТНОВОДСТВА Специальность: 110305.65 – Технология производства и переработки сельскохозяйственной продукции ДИМИТРОВГРАД 2009 УДК 664 (075) ББК 36.92 Л25 Рецензенты: кандидат ветеринарных наук, доцент УГСХА Светлана Васильевна...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРИРОДООБУСТРОЙСТВА ФИЛОСОФИЯ КРАТКИЙ КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ МОСКВА 2009 К 87я73 УДК 1(075.8) Ф Рецензенты: Философия. Краткий курс лекций. Учебное пособие / Составление и общая редакция к. филос.н., Байдаевой Ф.Б. – М.: МГУП, 2009. 96с. В учебном пособии содержится необходимый минимум профессиональных сведений по философии,...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО Уральская государственная академия ветеринарной медицины Разработка и внедрение новых технологий получения и переработки продукции животноводства 20 марта 2013 г. Материалы международной научно – практической конференции Троицк-2013 УДК: 631.145 ББК: 65 Р - 17 Разработка и внедрение новых технологий получения и переработки продукции Р - 17 животноводства20 марта 2013 г.,. / Мат-лы междунар. науч.-практ. конф.: сб. науч. тр.–...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ДЕРЕВЕНСКИЕ ДЕТИ РОССИИ ХIХ – НАЧАЛА ХХ ВЕКА Хрестоматия Часть I Ставрополь 2009 1 Печатается по решению УДК 947 редакционно-издательского совета ББК 63.3(2)5 ГОУ ВПО Ставропольского государственного Д 38 педагогического института Научный редактор доктор...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский государственный агроинженерный университет имени В.П.Горячкина Кафедра Информационно-управляющие системы Андреев С.А., Судник Ю.А., Юсупов Р.Х. ДИПЛОМНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Методические указания для студентов факультета заочного образования по специальностям Электрификация и автоматизация сельского хозяйства и Профессиональное обучение со...»

«Министерство образования и науки Украины Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина Т.В. Догадина, Л.И. Воробьева, О.С. Горбулин, В.П. Комаристая Выполнение и оформление курсовых, квалификационных и дипломных работ. Биология: ботаника и генетика Учебно-методическое пособие Харьков ХНУ 2004 УДК 37.022: 57: 374.72 ББК Е5 Рекомендовано к печати Ученым Советом биологического факультета. Протокол № 7 от 17 сентября 2004 г. Рецензенты: В.Н. Тоцкий, доктор биологических наук, профессор,...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение Высшего профессионального образования Иркутский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения России И. А. Мурашкина, В. В. Гордеева, И. Б. Васильев Дозирование в технологии лекарственных форм Учебное пособие Иркутск ИГМУ 2012 УДК 615. 015. 3 (075.8) ББК 52.817я73 М91 Рекомендовано ФМС фармацевтического факультета ИГМУ для самостоятельной работы студентов фармацевтического факультета заочной формы обучения при изучении...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.Н. Прянишникова МОЛОДЕЖНАЯ НАУКА 2014: ТЕХНОЛОГИИ, ИННОВАЦИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции, молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, 11-14 марта 2014 года) Часть 4 Пермь ИПЦ Прокростъ 2014 1 УДК 374.3 ББК 74 М 754 Научная редколлегия:...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ _ ФИЛИАЛ ГОУ ВПО УГСХА КАФЕДРА ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА И ПЕРЕРАБОТКИ С/Х ПРОДУКЦИИ УТВЕРЖДАЮ СОГЛАСОВАНО Начальник УМО Декан факультета Н.Н. Левина Л.М. Благодарина 24 сентября2009г. 25 сентября 2009г. Методические указания по Учебной практике по дисциплине Земледелие с основами почвоведения и агрономии специальности 110305. Технология производства и переработки сельскохозяйственной продукции Димитровград УДК –...»

«УДК 332.14 (571.15) Цветков Владимир Вячеславович Стратегический анализ и прогнозирование развития отраслей: региональный аспект (на примере Алтайского края) 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика; экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами АПК и сельского хозяйства) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Барнаул – 2007 Работа выполнена на кафедре анализа,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ТВЕРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК () Код ГРНТИ УТВЕРЖДАЮ Проректор по НИД Тверского государственного университета д.т.н., Каплунов И.А. _ 1 июля 2013 г. М.П. ОТЧЕТ По программе стратегического развития федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Тверской государственный...»

«ЕСМУХАНБЕТОВ ДАНИЯР НУРИДИНОВИЧ Продуктивно-биологические качества алтайских маралов в Заилийском Алатау (Северный Тянь-Шань) 06.02.09 – звероводство и охотоведение диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель : д.б.н. В.О. Саловаров Иркутск, 2013 ВВЕДЕНИЕ 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 1.2....»

«ГЕОРГ ФОН ЛУКАЧ УШАсущности и форме эссе: И ФОРМЫ О письмо Лео Попперу Платонизм, поэзия и формы: Рудольф Касснер Распадение формы от соударения с жизнью: Серен Кьеркегор и Регина Ольсен О романтической философии жизни: Новалис Буржуазность и Fart pour Tart: Теодор Шторм Новое одиночество и его лирика: Стефан Георге Тоска и форма: Шарль-Луи Филипп Мгновение и формы: Рихард БеерТофманн Богатство, хаос и формы: диалог о Лоренсе Стерне Метафизика трагедии: Пауль Эрнст Георг фон Лукач Душа и формы...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет плодоовощеводства и виноградарства КАФЕДРА ПЛОДОВОДСТВА МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ к учебным практикам по плодоводству для 2-3 курсов по направлению 110500 Садоводство Краснодар 2013 г. УДК 378. 147. 88: 634. 1 (076) ББК 74. 58 М 54 Рецензент: Р. В. Кравченко – д-р с.-х. наук, профессор...»

«ТЕХНИЧЕСКИЙ КОДЕКС ТКП.- 2011 (02150) УСТАНОВИВШЕЙСЯ ПРАКТИКИ ПОРЯДОК ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ КОНТРОЛЯ ЗА ПОКАЗАТЕЛЯМИ БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКЦИИ РАСТЕНИЕВОДСТВА ПАРАДАК АЖЫЦЦЯЎЛЕННЯ КАНТРОЛЮ ЗА ПАКАЗЧЫКАМI БЯСПЕКI ПРАДУКЦЫI РАСЛIНАВОДСТВА Издание официальное Минсельхозпрод Минск ТКП. - 2011 УДК 658.562:[63-021.66:633/635] (083.74) МКС 65.020.20 КП 06 Ключевые слова: продукция растениеводства, производители продукции, контроль, безопасность, содержание, допустимые уровни, токсичные элементы, пестициды,...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Географический факультет Научно-исследовательская лаборатория экологии ландшафтов НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ЛАБОРАТОРИИ ЭКОЛОГИИ ЛАНДШАФТОВ 50 ЛЕТ: ЭТАПЫ, НАПРАВЛЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИНСК 2012 1 УДК631.4 +911.52 Составители: Аношко В.С., Вашкевич Л.Ф., Зайко С.М., Чертко Н.К., Яцухно В.М. В брошюре отражены основные вехи и результаты деятельности Научноисследовательской лаборатории экологии ландшафтов географического факультета...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профиссионального образования Алтайский государственный аграрный университет Н.Е. Борисенко, О.В. Кроневальд ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ПРЕДУБОЙНЫМ СОСТОЯНИЕМ ЖИВОТНЫХ, МЕТОДИКА ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНОГО ОСМОТРА ПРОДУКТОВ УБОЯ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВИДОВОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ МЯСА Учебно-методическое пособие для лабораторно-практических занятий и самостоятельной работы для студентов и...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО БАШКИРСКИЙ ГАУ ГНУ АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН ЭНЕРГОСБЕРЕГАЮЩИЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА ПРОДУКЦИИ РАСТЕНИЕВОДСТВА МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПОСВЯЩЕННОЙ 85-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ИЗВЕСТНОГО УЧЕНОГО РАСТЕНИЕВОДА И ОРГАНИЗАТОРА НАУКИ БАХТИЗИНА НАЗИФА РАЯНОВИЧА (1927-2007 гг.) 7–9 февраля 2013 г. Уфа Башкирский ГАУ 2013 УДК...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.