WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 |

«УДК 94/99 РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В ГОРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА © 2011 А. А. Терещенко профессор, докт. ист. наук, профессор ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК 94/99

РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

В ГОРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

© 2011 А. А. Терещенко

профессор, докт. ист. наук,

профессор каф. истории России

e-mail: terecshenkoaa@mail.ru

Курский государственный университет

Отмена крепостного права стала мощным стимулом миграционного потока крестьян в городские центры Черноземья. Появление избыточного контингента слабоквалифицировваных рабочих и дешевизна рабочей силы не способствовали быстрому росту в городах современных предприятий. Естественной является специализация промышленности на

переработку продукции преобладающего аграрного сектора экономики региона. По объему выпускаемой продукции, при сохранении части мелких заведений, начинают стабильно развиваться средние предприятия, и в основном – мануфактуры и заводы пищевой перерабатывающей отрасли.

Ключевые слова: Центральное Черноземье, городские центры, промышленные предприятия, структура, продукция, объем производств, сырье, ремесленники, купцы, наемные работники, мануфактуры, заводы.

Главной притягательной силой в городах для крестьян являлись промышленные предприятия, на которых можно было получить работу. Однако на специализирующихся на скупке и переработке сельскохозяйственной продукции городских предприятиях Черноземья наёмных промышленных рабочих было немного.

В целом для городской промышленности Центрального Черноземья было характерно наличие ремесленного, мануфактурного и фабрично-заводского производств.

Преобладающим по объёмам производств типом промышленных предприятий в 1860-е годы являлись мануфактуры. На городских мануфактурах региона вначале применялись водяные или ветряные двигатели, а также иногда использовалась сила животных.

Появление паровых двигателей создавало возможность укрупнения предприятий, их реконструкции путем установки на предприятиях различных машин.

Основание мануфактурных предприятий происходило разными путями: при разорении мелких производителей и превращении их предпринимателем в наемных рабочих, разделении труда между крупными и мелкими предприятиями их кооперацией, при расширении ремесленного производства и перерастании его в мануфактуру.

Примером превращения ремесленников в наемных рабочих может служить наиболее распространенное в городах Курской и Орловской губерний кожевенное и пенькотрепальное производства1, где в зависимости от нескольких скупщиков или нанимателей находилось множество ремесленных предприятий. В результате на трехчетырех крупных предпринимателей работали не менее двухсот человек, включая и членов семей.

К началу ХХ века кожевенные, сапожные и шорные ремёсла утратили самостоятельный характер и в основном уже функционировали в виде промышленных предприятий с наёмными работниками. Оставшиеся мелкие ремесленники попали в зависимость от перекупщиков, которые диктовали свои цены на кожевенные изделия. Обувь, которую изготовляли ремесленники-сапожники, приобретали купцы, торговавшие в

ИСТОРИЯ РОССИИ

лавках или развозившие товар по уездным ярмаркам. В качестве скупщиков нередко выступали и более имущие сапожники, перепродававшие затем весь товар лавочникам.

Эксплуатация мелких сапожников часто принимала форму шитья «от пары».

Бедные ремесленники, не имея денег для покупки кожевенного сырья, вынуждены были работать в доме хозяина с его товаром, купленным на его средства. Фактически наёмный работник продолжал считаться самостоятельным ремесленником и получал за свой труд сдельно от пары сшитых сапог.

Промышленник снабжал рабочих сырьем, частично орудиями труда, при покупке продукции удерживал стоимость сырья, получая при этом значительную прибыль.

Так, к примеру, от каждой кожи, идущей на изготовление сапог, предприниматель получал до 3 рублей 70 копеек чистой прибыли. Находясь в зависимости от скупщика в течение нескольких лет, сапожники с семьями фактически становились наемными работниками2.

Примером двух путей организации мануфактур (кооперация производителей и разорение мелких заведений) служит кожевенное производство Болхова и Ельца – городских центров Орловской губернии. В этих двух городах функционировали два вида предприятий: постоянно действующие заводы (восемь производств) и временно работающие предприятия (до шестидесяти производств). Первые при увеличении спроса на выделанные кожи и в случае выгодных сделок при покупке сырья на определённых договорных условиях раздавали заказы владельцам мелких производств. Вторые работали от случая к случаю, в зависимости от спроса на кожевенный товар3.

До 1864 года включительно своим кожевенным производством за пределами Орловской губернии особенно был известен Болхов. В это время в городе работали даже самые маленькие производства, так как кожевники получали от военного ведомства ежегодные подряды на производимые ими товары. Кроме того, болховские заводчики пользовались определёнными льготами. Так, военное ведомство платило вперёд 1/3 суммы заказа и не предъявляло жестких требований к качеству товара. Получая ежегодно от 800 тыс. руб. до 1500 тыс. руб. аванса, предприниматели и не стремились улучшать качество своих изделий, а думали скорее об их количестве4.

Ситуация изменилась после 1864 года, когда способ приёмки товара в казну изменился и сделался более отчётливым и строгим, в результате чего большинство болховского товара было забраковано. Кроме того, начиная с 1865 года военное ведомство совершенно прекратило выдавать заказы на кожевенную продукцию предприятий Болхова. С этого времени кожевенное производство упало до такой степени, что число головных заводов сократилось в восемь раз, а доходы от производимого товара, который сбывался теперь преимущественно в Малороссию, сократились в четыре раза – до 350– 400 тыс. руб. После проведения в регионе железных дорог из-за роста цен на сырые кожи и материалы для их выделки (особенно на дубовую и лозовую кору), а также в связи с обострением конкуренции внутри отрасли с предприятиями из других городов и губерний (в частности, с курскими) произошло сокращение объёмов производств и у елецких кожевенников. Их предприятия за пять лет, с 1865 года по 1869 год, уменьшили выпуск продукции с 700. тыс. руб. до 192 тыс. руб., или более чем в 3,6 раза. Весьма существенно пострадало и кожевенное производство в Севске. Изделия местных предприятий теперь не пользовались большим спросом, так как не отличались высоким качеством и шли на изготовление крестьянской обуви5.

Подобные отношения складывались и в других отраслях ремесленного производства. Так, например, верёвочники орловских городов из-за отсутствия финансовых средств для покупки сырья вынуждены были брать пеньку под будущую продукцию у купцов, что давало возможность последним устанавливать выгодную им цену как на сырьё, так и на продукцию. Работая на лавочников сдельно, ремесленники, в конце Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. Терещенко А. А. Развитие промышленности в городах Центрального Черноземья во второй половине XIX – начале XX века концов, из независимых мастеров превращались в наёмных рабочих. В таком положении находились ремесленники практически всех специальностей. Они становились беднее и беднее, постепенно разорялись и окончательно переходили под покровительство мануфактуристов.

В пореформенное время в городских центрах губерний края отмечались наивысшие темпы прироста числа мануфактур, рабочих и сумм производств. Однако, несмотря на это, по числу рабочих и мануфактур города всё же занимали второе место после сельских поселений. Городской индустрии противостояли крупные промышленные центры сельской местности Центрально-Чернозёмного региона, располагавшие собственным сырьем для сахарной и винокуренной промышленности. В 1861 году в городах мануфактурные предприятия были наиболее представлены в пищевой промышленности6.

По сравнению с ремесленным производством, обеспечивающим в основном нужды местных рынков, мануфактуры позволили наладить производство и сбыт более высококачественных изделий за пределы губерний. Основанные на индивидуальной трудовой деятельности или использовании труда нескольких наемных рабочих промышленные заведения имели бльшую возможность чутко реагировать на потребности рынка услуг и товаров повседневного спроса. Однако из-за низкого их технического оснащения они не могли удовлетворить растущий спрос городского и сельского населения края на производимые товары.

Многие отрасли мануфактурного производства работали сезонно, что было характерно для сельской промышленности. Так, к примеру, в городах Курской губернии в 1861 году из 248 промышленных предприятий только 49 имели годовой оборот не менее 2000 рублей и работали почти постоянно. Следовательно, 199 предприятий можно отнести к заведениям мануфактурного типа7.

Однако в Орле из 232 промышленных производств – 184 принадлежали к мануфактурам: 107 пенькопрядильных, 48 пенькотрепальных и 29 крупорушек8. В 1860-е годы довольно развито было производство мануфактурного типа, которое представляли сосредоточенные в 11 орловских городах и в городе Рыльске Курской губернии (до 1200 работников) пенькотрепальные мануфактуры (163 предприятия)9.

Трепание пеньки на них обычно производилось с 1 мая по 15 сентября. Но при хороших урожаях конопли и при повышенном спросе на пеньку за границей работы на пенькотрепальных «заводах» начинались с апреля (начала мая) и продолжались до декабря (конца ноября). Предприятия данной отрасли экономики, наряду с самыми распространёнными салотопенными заводами региона, имели наивысшую производительность. Так, 20 пенькотрепальных производств города Орла вырабатывали в год на тыс. руб. пеньки, а 24 подобных более крупных производств Болхова в хорошие годы выдавали изделий на 500 тысяч рублей10. Продукция данных предприятий поставлялась в порт Санкт-Петербурга и большей частью сбывалась на месте.

При трепании пеньки никаких машин не использовалось. Для работы применялись всего два инструмента: деревянное трепло (отсюда часть в названии производства и специальности – трепальное и трепач) и приспособление в виде ножа – железный геппель. Весь процесс трепания пеньки осуществлялся только при дневном свете.

Огонь из-за вероятности взрыва образующейся в процессе производства пыльной смеси не использовался. В связи с этим трудовой день длился в зависимости от светового дня тех месяцев, в которые производились работы. Так, продолжаясь до начала июля по 17– 18 часов в сутки, в дальнейшем рабочий день постепенно сокращался11.

Труд трепачей был изнурительным. Работники должны были быть физически сильными и здоровыми, так как, во-первых, они трудились целый день стоя. Вовторых, они работали в помещениях без верхней одежды и рубашек. А производственИСТОРИЯ РОССИИ ные здания, вроде длинных сараев или амбаров, через открытые ворота или двери сильно продувались ветром, особенно в ненастную погоду, в связи с чем слабые и болезненные работники не выдерживали такой труд. И, наконец, в ходе производства в этом помещении образовывалась пыль, смешанная с мелкими частицами пеньки, которая убийственным образом действовала не только на людей слабых, но и серьёзно разрушала дыхательную систему даже самых сильных работников.

Каждый работник в течение всего рабочего сезона выдавал от 350 до 450 пудов чистой пеньки и, питаясь за свой счёт, получал от 70 до 90 руб. серебром. Учитывая затраты на питание в сумме 6 рублей ежемесячно, за пенькотрепальный сезон в течение шести месяцев такой работник зарабатывал от 34 до 54 рублей серебром12.

Цены на пеньку после открытия в регионе железнодорожного сообщения возросли. Для обработки пеньки на всех мануфактурах использовался ручной труд. Однако было и исключение. Так, на современном производстве, Брянской канатопрядильной фабрике, применялась пенькотрепельная машина, состоящая из четырех пар барабанов с вращающими цепями. Работа машины обеспечивалась 6–10 парами лошадей. Наличие на мануфактуре такого механизма давало возможность получать большее количество пеньки с более длинными волокнами, кроме того, в процессе такого производства отсутствовала такая «убийственная» пыль, как при ручной трёпке. Несмотря на это, имелись и недостатки – более низкое качество продукции, так как пенька получалась не такая чистая, как «ручная».

Если на пенькотрепальных мануфактурах, наряду с горожанами, работали и сельские жители, то на прядильных и крупорушных предприятиях трудились преимущественно городские мещане и крестьяне пригородных слобод. Особенно много таких производств находилось в Орле, Карачеве, Болхове, Ливнах, Мценске, Трубчевске, (только в Орле 107 прядильных мануфактур и 29 крупорушек, в Ливнах – 17 крупорушек, 31 прядильное производство в Трубчевске)13. По производительности болховские и трубчевские прядильные предприятия были мощнее других. В расчёте на одно производство они вырабатывали за сезон в урожайные годы в среднем на 8571,4 руб. и 7777,8 руб. соответственно. Для сравнения, одно подобное заведение Мценска выдавало продукции только на 464,3 руб. Производительность 112 действующих в 1860-е гг. городских крупорушек и стоимость их продукции была выше сельских, однако также зависела от сезона и урожайных лет. В неблагоприятные годы, когда для переработки поступало мало гречки, её стоимость возрастала в два раза – с 4,5 руб. до 9 руб. за четверть (восемь пудов). Самые крупные производства находились в Ельце, Ливнах, Мценске и Орле. Например, 17 ливенских крупорушек выдавали гречки на 57600 руб., или в среднем – по 3388,2 руб. в расчёте на одно предприятие. Для сравнения, одна подобная крупорушка Орла выпускала почти такое же количество крупы как в Ливнах и в Мценске – в среднем на руб. и 3750 руб. соответственно15.

В некоторых городах работники сами покупали паклю, пряли бечеву, вили верёвки и продавали их городским торговцам. В других городских центрах производство организовывали городские купцы, которые раздавали мещанам паклю на руки и, за выделанную из неё бечеву, платили по 30–35 коп. сер. за пуд. Кроме того, купцы имели собственные прядильни, на которые они набирали наёмных работников. Прядильное производство в сельской местности совсем отсутствовало16.

Пряжей пеньки мещане занимались целыми семьями, начиная с детей не моложе 10–12-летнего возраста. Правда, дети выполняли относительно лёгкую, однако монотонную и вредную для их неокрепшего организма работу – медленное, не требующее значительных усилий вращение колёс прядильных станков. Так, учитывая, что на кажУченые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. Терещенко А. А. Развитие промышленности в городах Центрального Черноземья дом из 31 подобных предприятий в городе Трубчевске было установлено по 80 колёс, то только на этих мануфактурах трудилось свыше 2000 детей17.

Потребность крестьян в верёвках и бечеве также удовлетворяли мещане, которые порой целыми семьями со своими станками уезжали на летний период в деревни, селились где-то в одной из них и из сырья крестьян в течение 2–3 недель, а порой и месяца, пряли верёвки и бечеву из пеньки-сырца или пакли, приносимых крестьянами за 25–30 коп. сер. за пуд свитых изделий18.

На пенькопрядильных и паклепрядильных предприятиях вырабатывали пряжу для морских канатов и всевозможную бечеву и верёвки. Изделия отличались как по качеству (смеси пеньки с паклей), так и по их разнообразию: по длине, толщине и назначению. Самой ценной считалась пряжа, идущая на изготовление морских канатов. Эту продукцию выпускали только в Орле, Карачеве и Брянске, она поставлялась на канатные фабрики в Санкт-Петербург, Ригу и Одессу. Наиболее качественную пряжу вырабатывала Брянская мануфактура. Её продукция отправлялась водным путём в Одессу, где на канатной фабрике, владельцем которой был тот же брянский предприниматель, выпускались канаты высокого качества, использующиеся даже на иностранных судах Не менее распространённым производством в городах ЦентральноЧернозёмного региона являлась маслобойная мануфактура «рассеянного» типа. В городах Воронежской губернии получила развитие переработка семян подсолнечника. Первым, в 1829 году, подсолнечное масло из семян подсолнечника получил в д. Алексеевке Воронежской губернии крепостной графа Шереметьева Даниил Бокарёв. Отсюда маслобойни распространились по всему краю19.

Так, в 1861 году только в воронежских городах уже действовали 17 маслобоен. А в Карачеве Орловской губернии одна такая мануфактура по производству конопляного масла состояла из 118 домашних маслобоен20.

Выбойкой масла из конопли занимались не только горожане, но и крестьяне. Городские торговцы, не имея своих конопляников, закупали конопляное семя у крестьян и поставляли его на переработку владельцам городских и сельских маслобоен. В урожайные годы, когда конопля отличалась хорошим качеством, владельцы маслобоен обязывались получить из 100–105 пудов конопли 25 пудов масла21.

В неурожайные годы собственникам этих производств для получения того же количества масла выдавалось по 110–116 пудов сырья. За выбойку масла никакой платы не полагалось, хозяевам маслобоен оставлялись выжимки, так называемый жмых, который ими продавался по 25–35 коп. за пуд. Из 105 пудов конопли получалось до пудов жмыха, что составляло примерно около 24 рублей прибыли. В сутки маслобойка выдавала 1 пуд и 14 фунтов масла. Если учесть, что производство функционировало около 75 суток за сезон, то его собственник зарабатывал до 400 пудов жмыха. Если владельцем маслобойки был крестьянин, то половину жмыха он продавал, а вторую часть использовал на корм скоту или домашней птице. Получив за проданную половину жмыха около 60 рублей, за вычетом стоимости дров (10 рублей) и платы наёмному работнику 18 руб. 75 коп (по 25 коп. за сутки) владелец маслобойки получал 31 руб. коп. чистой прибыли22.

Города Центрального Черноземья являлись отправными пунктами для вырабатываемого в регионе подсолнечного, конопляного и льняного масел. В некоторых городских центрах Курской губернии получали анисовое масло. Так, только из десяти орловских городов, уезных Болхова, Брянска, Дмитровска, Карачева, Ливен, Малоархангельска, Мценска, Севска, Трубчевска и губернского Орла отправлялось в 1867 году за пределы губернии, особенно в Санкт-Петербург и Ригу, до 884 тыс. пудов масла.

Весьма распространённой мануфактурой, организованной в орловских городских центрах по принципу простой кооперации (подряда), стало плотницкое производИСТОРИЯ РОССИИ ство. Городские жители, так называемые «рядчики», нанимали на такое своё предприятие некоторое количество плотников. За свой труд последние получали плату независимо от наличия или отсутствия работы, которую им подыскивал предприимчивый горожанин. Кроме того, он предоставлял им бесплатную квартиру и питание. Так, например, в Орле хороший плотник получал на таком производстве 35–45 коп. в день, а его подручный, ученик – 20–30 копеек. В среднем за сезон плотник, находясь на подряде, зарабатывал у владельца заведения около 60 руб. сер., а его ученик – 32,5 рубля сер. В целом, можно отметить, что экономическое развитие городских центров Центрального Черноземья во второй половине XIX века отличалось ярко выраженной неравномерностью. Характер городской промышленности и размещение транспортных систем определялись сырьевыми возможностями края и окружавших его регионов.

Промышленное развитие крупнейших городских центров Центрального Черноземья представляло собой начальную стадию их индустриализации, подчиненную целям участия региона во внутригосударственном и международном разделении труда.

Так, например, по сведениям статистики в 1861 году в городах Центрального Черноземья насчитывалось 1215 «фабрично- заводских» предприятий24. В Курской губернии насчитывалось 543 фабрично-заводских предприятий. На городские центры приходились 248 из них, или 45,7 %25 (см. табл. 1).

Динамика численности «фабрично-заводских» предприятий п/п Как видим из таблицы, по числу городских промышленных предприятий в это время первое место занимал губернский Курск – 85 предприятий, а ведущее положение среди городов по объему годового производства занимал уездный Белгород – его предприятия вырабатывали в год на 882120 рублей промышленной продукции, что составляло 45,8 % всего годового объема городских промышленных производств Одно промышленное заведение Белгорода выпускало в год продукции на Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. Терещенко А. А. Развитие промышленности в городах Центрального Черноземья 20048,2 рубля, тогда как в Курске – всего на 9384,7 рубля. Доминирующее положение в фабрично-заводском производстве Белгорода занимали предприятия по переработке шерсти – 9 из 44, или 20,5 % предприятий. Так, «одна шерстопрядильная фабрика в Белгороде, изготовляющая испанскую шерсть для пряжи», вырабатывала «до 150 тыс.

руб. в год»27.

К 1862 году общая картина фабрично-заводской промышленности существенно не меняется. Как отмечалось в то время, «Курская губерния вообще не отличалась широким развитием [промышленности – А.Т.] в этом отношении… Сто сорок семь кожевенных, салотопенных, мыловаренных и свечно-сальных заводов выделывали кожи, сало и прочее на 2200 тыс. руб. … наибольшее число заведений этого рода находилось в городах Курске и Белгороде. Воскобойные заводы вместе с воскобелильными и свечно-восковыми давали в год продукции почти на 600 тыс. руб. важнейшие из них находились в Курске, Белгороде и Рыльске»28.

Согласно данным таблицы 1, на третьем месте по количеству предприятий находился город Короча – 19 заведений, за ним следовали Старый Оскол – 17 предприятий, Обоянь – 16, Рыльск – 14. Однако третье место по годовому валовому производству после Курска и Белгорода занимал Новый Оскол, выпускающий в год продукции на тыс. рублей. Одно предприятие Нового Оскола в год производило товаров на 7875 руб., тогда как в занимавшей по числу городских заводов третье место Короче, вырабатывалось год на одно заведение 2394,7 рубля. Следовательно, предприятия Нового Оскола были в 3,3 раза мощнее, чем заводы Корочи, а фабрично-заводские предприятия Белгорода – в 2,1 раза производительней курских заведений.

Как мы отметили ранее, в 1860-е гг. для городских мануфактур региона характерен был сезонный характер производственного цикла предприятий, специализирующихся в это время в основном на переработке сельхозпродукции.

Так, к примеру, в Болхове, Орле, Рыльске и других городских центрах производили пеньку только в летнее время, где на некоторых её предприятиях было занято свыше 2000 человек. Города Орловской губернии и Рыльск становятся центрами пенькотрепального производства Черноземья, сохраняя эту специализацию до конца исследуемого периода29.

Несмотря на сезонность своей деятельности, мануфактурная промышленность способствовала повышению квалификации рабочих, специализации производств и совершенствованию орудий труда, вела к машинизации предприятий. Таким образом, создавались благоприятные условия для скорейшего перехода городской промышленности к фабричной стадии.

По сути, большинство промышленных предприятий относились к простой кооперации или мануфактуре. В 1860-е годы промышленность городов региона оставалась исключительно мелкой. Например, курский губернатор в своем отчете за 1865 год отмечал, что «…более или менее значительных фабрик и заводов в губернии считается до 40…». В это число он включал только четыре городских предприятия – табачные фабрики30.

К 1865 году специализация городских мануфактур претерпела небольшие изменения, которые сводились к появлению новых производств. Так, в Старом Осколе купец Василий Васильевич Пукин в 1865 году открыл производство по изготовлению и ремонту сельхозмашин. Различные мануфактурные предприятия отличались не только размерами, но и ориентированностью своего производства на конкретного потребителя.

Мелкие заведения обеспечивали внутренние потребности горожан. К примеру, салотопенное заведение курского мещанина Беляева имело одного наемного рабочего и за сезон выпускало лишь 150 пудов сала. Подобное предприятие курского купца Гостева действовало лишь один месяц в году, все оборудование этого завода состояло из

ИСТОРИЯ РОССИИ

обычных котлов, в качестве топлива использовались дрова и пни. Завод вырабатывал сало и выделывал овчины. Такими же предприятиями была представлена городская мыловаренная и особенно кожевенная промышленность. К примеру, на мыловаренном «заводе» курского купца Лашина было всего пять рабочих, помещался он в деревянном покрытом тесом здании, оборудование его заключалось в двух обычных котлах, предприятие выпускало в год 1000 пудов мыла, сбывая свою продукцию в Курске и на Коренской ярмарке. А на «кожзаводе» курского мещанина Анфимова трудилось лишь двое рабочих. Все оборудование «завода» составляли два чана, два зольника и печь.

Сырье для производства (шкуры) закупалось в Курске и на местных ярмарках, где и сбывалась готовая продукция31.

К концу исследуемого периода мелкие промышленные предприятия с годовым оборотом до 2000 руб. были сосредоточены в экономически слабых уездных городах Центрально-Чернозёмных губерний – Грайвороне, Обояни, Тиме, Фатеже и др. Например, на 34 предприятиях уездных городов Грайворона, Нового Оскола, Обояни и Тима работало только 75 чел., а на пяти предприятиях Тима в 1897 году трудилось всего семь человек. В 1904 году в этих же уездных городах насчитывалось лишь десять предприятий с 35 рабочими. К примеру, годовой оборот всех промышленных заведений Грайворона составлял в 1897 году 7887 руб., а в 1904 году – 10500 руб., Обояни – соответственно 6260 руб. и 5600 руб. Для сравнения укажем, что на пяти суджанских промышленных заведениях в 1897 году выпускалось в год на 75250 руб. продукции и было занято 31 рабочих33. К концу XIX века преобладающими предприятиями в курской городской промышленности были мелкие заведения.

В структуре агроперерабатывающей промышленности городов Курской губернии доля предприятий, «обрабатывающих ископаемые продукты», была мизерной. Так, в 1893 году в уездных Грайвороне и Старом Осколе доля этих производств составляла соответственно – 90 и 450 руб. в год, или 1,7 % и 0,3 %. В это время фабричнозаводские предприятия Грайворона, Обояни и Тима занимали последние места в структуре городской промышленности губернии. Их оборот составлял соответственно — 5400 руб. на три предприятия, 8460 руб. на 12 заведений и 2900 руб. на два завода в год34.

Наибольший объем производства к 1893 году имели губернский Курск и уездный Белгород – соответственно 1767557 руб. на 89 предприятий и 978959 руб. на 42.

При этом одно курское промышленное производство выпускало в среднем на 23257, руб. продукции в год, белгородское – на 32632,0 руб. Однако средняя выработка в год на одного рабочего на курских предприятиях была выше, чем на белгородских – соответственно 1915 руб. и 1261,5 руб. Для сравнения, в Тиму эта сумма составляла 483, руб. на одного рабочего.

Укажем также, что при почти одинаковом количестве промышленных заведений по обработке ископаемых продуктов в Курске и Белгороде (11 и 12) годовая мощность курских предприятий была выше, чем белгородских, в 2,1 раза. Всего в 1893 году в городах губернии насчитывалось 40 таких производств, или 18,3 %, от общей численности предприятий, с годовым объемом выпускаемой продукции на сумму 171874 руб., или 4,9 %. Доля этих предприятий в промышленном потенциале Курска и Белгорода составляла соответственно 6,1 % и 5,2 %.

Из 11 таких производств Курска, почти половина были предприятия по производству кирпича, а из 12 белгородских, только одно являлось чугунолитейным, годовое производство которого составляло всего 995 рублей35. Лишь в уездном городе Рыльске подобные заведения занимали 60,0% в инфраструктуре городской промышленности.

Кирпичные заводы уездных городов вырабатывали продукции на 700–1400 руб.

Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. Терещенко А. А. Развитие промышленности в городах Центрального Черноземья в год и функционировали сезонно. Только в Курске кирпичное производство выдавало продукции в среднем 6000 руб. на такой завод. Мелким предприятием этой отрасли, к примеру, был поташный завод в Старом Осколе, мощность которого составляла 450 руб. в год.

К 1900 году число «фабрик» и «заводов», перерабатывающих ископаемые продукты, выросло до 47, или 13,0 % от общей численности всех заведений. Выработка промышленной продукции этими отраслями составила 199276 руб., или 5,8 %.

Смешанных производств не было ни в одном уездном городе, только в губернском Курске работали в 1893 году два экипажных предприятия с годовым оборотом в 12050 руб. и 23 рабочими.

В 1900 году число этих предприятий увеличилось до 11, что составляло 3,0 % от всей городской промышленности, однако объем выпускаемой ими продукции вырос всего на 3560 руб. и составлял 15610 руб., или 0,5 % общегородского производства36.

Если к концу XIX века в промышленном отношении городские центры Чернозёмного региона были более-менее равномерно представлены ремесленным, мануфактурным и фабрично-заводским производством, то в начале ХХ века соотношение между разными группами промышленных заведений существенно изменилось.

Важной проблемой, с которой приходится сталкиваться всем исследователям промышленного потенциала России в пореформенный период, является различный смысл, вкладываемый в понятия «фабрика» и «завод» в разных источниках. Это обстоятельство вызывает значительное расхождение в определении количества фабричнозаводских предприятий в том или ином населенном пункте или регионе, чем особенно отличаются краеведческие издания, авторы которых часто относят к ним любое заведение промышленного характера.

Так, в изданном в 1865 г. «Положении о пошлинах на право торговли и других промыслов» отмечалось, что всякий содержатель фабрики и завода, на которых употреблялись «машины и снаряды, приводимые в движение паром или водой, или на коих более 16 работников» обязан был брать купеческое свидетельство37.

Как следует из данного определения, законодательство, во-первых, не делало разницы между понятиями «фабрика» и «завод» и, во-вторых, относило к такого рода заведениям предприятия, имеющие либо паровой или водный двигатель, либо такие, на которых трудилось более 16 работников. Промышленные предприятия с меньшим количеством работавших именовались ремесленными заведениями или мастерскими.

Введенные критерии классификации промышленных заведений были крайне расплывчатыми, исключая возможность точного учета фабрик и заводов. 7 июня 1895 года Министерство финансов постановило «затребовать от заведующих (владельцев или управляющих) промышленными заведениями представления ведомостей о всех находящихся в их заведывании промышленных заведения, имеющих не менее 15 рабочих, равно о тех, которые при числе рабочих менее 15 имеют паровой котел, паровую машину, или другие механические двигатели или машины, или заводские и фабричные устройства»38.

Таким образом, количество рабочих, необходимых для признания того или иного промышленного заведения фабрикой или заводом при отсутствии механического двигателя, было сокращено на одного человека, однако более четким и понятным критерий учета фабрично-заводских предприятий от этого не стал. Было непонятно и то, что авторы рекомендации понимали под термином «заводские и фабричные устройства».

Впрочем, этот критерий не получил большого распространения в фабрично-заводской статистике. Как отмечает Ю. Я. Рыбаков, детально исследовавший этот вопрос, «подсчет фабрик и заводов с 16, а не с 15 и более рабочими использовался, как в дореволюционной статистике, так и в практике работы советских историков»39. Одним из сущеИСТОРИЯ РОССИИ ственнейших недостатков официально установленных и широко применявшихся критериев учета фабрик и заводов являлось отсутствие стоимостного показателя выпускаемой продукции.

Учитывая данное обстоятельство, рассмотрим характер промышленного развития городов региона на основе объёма выпускаемой фабриками и заводами продукции (см.

табл. 2).

Размеры фабрично-заводских заведений в городах Как свидетельствуют данные таблицы, к 1904 году по всем критериям (количество предприятий, их производительность и численность рабочих) в городах произошло значительное сокращение мелких «фабрик» и «заводов». В курских городах удельный вес этих заведений составлял 12,5 % от общей их численности, стоимость выпускаемой продукции – всего 0,6 %, занятых на них рабочих – 3,1 %. Для средних и крупных предприятий этот показатель выражался соответственно – 67,7 %, 19,8 %, 54,9 % и 44, %, 77,5 %, 19,4 %.

Следовательно, при меньшей численности рабочих, примерно в четыре раза, крупные курские городские предприятия выпускали промышленной продукции только на 18,8 % меньше, чем средние. Выработка на одного рабочего в крупных заведениях составляла 2820,0 руб., тогда как для предприятий средних и мелких, соответственно – 869,0 руб. и 227,0.

При общем росте в 1861–1904 гг. объемов годового промышленного производства в городских центрах Курской губернии на 155,4 % число мелких предприятий увеличилось на 1,6 %, а численность работающих на них значительно сократилась – в 59, раза. Валовой продукт крупных городских предприятий вырос за это время на 180,9 % при почти той же численности работающих. Особенно мощным был подъем годовых оборотов фабрик и заводов среднего размера – в 11,6 раза. Число рабочих на этих заведениях увеличилось в 8,4 раза41.

Указанные факты дают основание утверждать, что к концу исследуемого периода наблюдалось свертывание мелкого промышленного производства и складывались средний и крупный сектора городской индустрии.

Различные по типу предприятия отличались не только размерами, но и ориентированностью своего производства на конкретного потребителя. Подобные черты мануфактур мы отметили ранее.

Средние городские промышленные заведения фабрично-заводского типа имели более широкие экономические связи, сбывали продукцию предприятий за пределами городских центров.

Типичным представителем подобного рода можно назвать старооскольского владельца механической мельницы с 26 рабочими И. И. Волчанского продающего свою Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. Терещенко А. А. Развитие промышленности в городах Центрального Черноземья продукцию в Старый Оскол и в «окрестные города»42. Путивльский промышленник Е. В. Калугин, владевший известковым заводом с 20 рабочими, сбывал известь также за пределы Курской губернии43.

Как правило, более крупные производства принадлежали купцам. Например, шерстомойная фабрика белгородской купчихи О. Я. Соловьевой промывала в год 30000 пудов шерсти на сумму 780 тыс. руб. Основанная в 1885 году, в пореформенное время, фабрика была оснащена паровым двигателем мощностью в 25 л.с. и использовала труд 200 рабочих44, к началу ХХ века на этом предприятии, принадлежавшем уже братьям Соловьёвым, имелся паровой двигатель в 200 л.с. и насчитывалось 300 рабочих45.

Крупные фабриканты и заводчики ориентировались не только на внутригородское потребление, но и поставляли свою продукцию за пределы Курской губернии.

Примером такого производства является предприятие Ф. Ф. Квилиц, который сбывал продукцию своего пивомедоваренного завода в соседних Воронежской и Орловской губерниях и Южной России. Некоторые белгородские, рыльские, суджанские предприниматели осуществляли поставки своих изделий за границу46.

Крупные предприятия в городских центрах Черноземья занимались в основном переработкой сельхозпродукции, а их владельцами являлись купцы. К примеру, основанная в 1885 году льговским предпринимателем А. И. Дерюгиным паровая мельница выдавала в год 159 тыс. пудов муки, на ней работало 40 чел., а подобное производство курского купца Н. И. Коронного вырабатывало в год 467 тыс. пудов муки47. Как правило, владельцы крупных предприятий старались выходить на внешний рынок. Так, к примеру, курский предприниматель И. Б. Басс осуществлял поставку почти всей пеньки, производимой на его «чесально-трепальном» предприятии, за границу, Бременской канатной фабрике в Германии.

Отметим, что с 1865 по 1890 годы численность фабрик и заводов в Европейской России (50 губерний) увеличилась с 14257 до 17542, то есть в 1,2 раза (в среднем за год открывалось по 2,7 предприятия на губернию). При этом производительность фабрично-заводской промышленности возросла более чем в три раза – с 296040 тыс. руб. до 902920 тыс. руб. В городах Центрального Черноземья с 1861 года по 1904 год количество «фабрик» и «заводов» несколько уменьшилось, с 1215 до 1117, то есть на 98 предприятий (см. ниже табл. 3).

При этом объем выпускаемой продукции вырос с 7948,5 тыс. руб. до 24744,4 тыс. руб., или в 3,1 раза, что не уступало общероссийскому показателю49.

Таблица Число городских фабрик и заводов и объём их производств в Центральном Черноземье во второй половине XIX – начале ХХ века Губернии Воронежская

ИСТОРИЯ РОССИИ

Орловская Тамбовская Посмотрим, как эти процессы протекали в различных городах четырёх центральночернозёмных губерний.

По анализируемым нами показателям, числу фабрично-заводских производств и объёму выпускаемой ими продукции, городскую промышленность губерний исследуемого нами региона условно разделим на две группы.

В первую группу включим городскую промышленность Воронежской и Орловской губерний, для которых характерен рост как числа производств, так и их производительности. Во вторую группу поместим городские центры Курской и Тамбовской губерний, где более заметен процесс уменьшения количества производств при возрастании их объёмов.

Как видно из таблицы 3, с 1861 по 1904 гг. количество предприятий в городах первой группы выросло с 514 до 741, или в 1,4 раза, а объём продукции увеличился с 4277, тыс. руб. до 17376,0 тыс. руб., или в 4,1 раза.

Одно городское предприятие в этих губерниях в 1861 году выпускало продукции на 3520,6 руб., тогда как в 1904 году – на 23449,4 руб., что на 19928,8 руб. больше, чем в 1861 году, и на 1296,8 руб. больше, чем в среднем по Черноземью.

За год мощность городских предприятий центрально-чернозёмных губерний увеличивалась только на 463,5 руб.51, что значительно уступало подобному среднему показателю по Европейской России.

Во второй группе число фабрик и заводов уменьшилось с 701 до 376, а их мощность выросла только в два раза – с 3671,3 тыс. руб. до 7368,4 тыс. руб. В среднем на одно заведение в 1904 году приходилось по 19596,8 руб. продукции или на 2555,8 руб.

меньше, чем по городам Центрального Черноземья52. Следовательно, концентрация городской промышленности в первой группе городских центров шла гораздо более быстрыми темпами, чем во второй.

В разрезе губерний это выглядело следующим образом. Так, если в 1861 году в Воронежской губернии насчитывалось 110 фабрично-заводских предприятий, составляющих 9,1 % всех городских производств Центрального Черноземья, с производительностью в 804,5 тысяч рублей, или 10,1 %, то в 1904 году количество производств увелиУченые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. Терещенко А. А. Развитие промышленности в городах Центрального Черноземья чилось до 175 (рост – 15,7 %), а объём выпускаемой продукции – до 7426,9 тысячи рублей, или на 30,0 %. Одно городское заведение данной губернии в 1861 году выпускало продукции только на 7313,6 рубля, а в 1904 году – уже на 42439,4 рублей, что было в 1,9 раза больше среднего показателя по Центральному Черноземью. При росте числа промышленных предприятий в городах Воронежской губернии в 1,6 раза мощность городских производств увеличилась в 5,7 раза, что существенным образом отличало городскую промышленность Воронежской губернии от России53.

Что касается городской промышленности Орловской губернии, также входящей во вторую анализируемую нами группу, то с 1861 года по 1904 год число фабрик и заводов в ней выросло только в 1,4 раза – с 404 до 566 предприятий, или с 33,3 % до 50,7 % от числа городских производств Центрального Черноземья. Объём выпускаемой ими продукции в этот период вырос в 2,9 раза – с 3473,0 тысячи рублей до 9949,1 тысячи рублей. В расчёте на одно предприятие в 1904 году это составляло 17577,9 рублей. Несмотря на то что доля городской промышленности Орловщины в годовом объёме производств всех городов Центрального Черноземья несколько уменьшилась – с 43,7 % в 1861 году до 40,2 % в 1904 году, она продолжала занимать ведущую позицию в регионе54.

Если городская промышленность Воронежской губернии по количественному показателю в 1904 году опережала таковую в Орловской, то по качественному показателю она уступала последней. Так, если с 1861 по 1904 гг. число городских предприятий и годовой объём фабрично-заводских производств в данных губерниях выросли в 1,6 раза, 1, раза в Воронежской губернии и в 5,7 раза, 2,9 раза в Орловской, то доля объёма их производств в городской промышленности Центрального Черноземья составляла 10, 1 % и 43,7 %; 30,0 % и 40,2 % соответственно. Однако заметим, что воронежские городские предприятия были несколько крупнее орловских. Так, одно городское заведение Воронежской губернии выпускало в год продукции в 2,4 раза больше, чем в городских центрах Орловской губернии55.

В городах второй группы фабрично-заводская промышленность развивалась также неравномерно.

Более быстрыми темпами в крае росла городская промышленность в Курской губернии. Так, если в 1861 году в среднем одно городское предприятие выпускало продукции на 6542,0 руб., то в 1904 году – на 22152,6 руб., то есть в 3,4 раза больше. При этом заметим, что на одно производство в Европейской России уже в 1890 году приходилось 51471,9 руб. Мощность фабрично-заводской промышленности 50 губерний Европейской России в среднем выросла с 20764,5 руб. в 1865 году до 51471,9 руб. в году, то есть только в 2,5 раза. В среднем за 25 лет в год промышленное производство прирастало на 1228,3 руб. Так, в Курской губернии к 1904 году было сосредоточено 162 городских промышленных предприятия с годовым производством в 2497,4 тыс. руб., что составляло 14,5 % от числа всех городских фабрик и заводов в Центральном Черноземье. На долю их производства приходилось 10,1 % городской промышленной продукции Центрального Черноземья57.

По сравнению с 1861 годом число городских предприятий в губернии к 1904 году уменьшилось на 86 единиц, или на 34,7 %. Тогда как объём выпускаемой ими продукции вырос на 567,1 тыс. руб., или на 29,4 %. Одно городское предприятие Курской губернии в 1904 году вырабатывало товаров на сумму 15416,0 руб., тогда как в году эта цифра составляла всего 7783,5 руб.. Мощность предприятий в расчёте на одно производство выросла только в два раза. По данному показателю городские фабрики и заводы Курской губернии значительно уступали таковым в городах Воронежской и Орловской губерний. Напомним, что одно городское предприятие Воронежской и ОрИСТОРИЯ РОССИИ ловской губерний в 1904 году выпускало продукции на сумму в 42439,4 рубля и 17577,9 рубля соответственно58.

В городских центрах Тамбовской губернии мощность фабрично-заводских предприятий в 1861 году была ещё выше, чем в городах Воронежской губернии. Однако доля числа промышленных заведений тамбовских городов к концу рассматриваемого периода значительно упала. Так, если в 1861 году в городах Тамбовщины насчитывалось 453 фабрики и завода, что составляло 37,3 % от городских предприятий Черноземья, то в 1904 году их число уменьшилось до 214 или 19,2 % – в 2,1 раза. При этом сумма городского промышленного производства Тамбовской губернии с 1861 года по 1904 год увеличилась в 2,8 раза, или с 1741,0 тыс. руб. до 4871,0 тыс., что составляло 21,9 % и 19,7 % соответственно от городских фабрично-заводских производств Центрального Черноземья. Это превышало показатели роста годовых объёмов городской промышленности Курской губернии. По годовой мощности в 1904 году промышленные предприятия городских центров Тамбовской губернии уступали воронежским, но заметно опережали курские и орловские – 42439,4 руб., 15416,0 руб.,17577,9 руб., 22761,7 руб. в год на одно производство в Воронежской, Курской, Орловской и Тамбовской губерниях соответственно. Процесс концентрации производств наиболее заметными темпами шёл в городах Воронежской и Тамбовской губерний59.

Из таблицы 3 также видно, что городская промышленность находилась в прямой зависимости от административного статуса городов. Так, больше всего предприятий в пересчете на один город в 1861 году находилось в губернских центрах – 60,5 заведений.

В уездных городах этот показатель составлял 20,1 фабрику или завод, в заштатных – 7,3 производств. В 1904 году эта зависимость стала ещё более заметной. Так, для губернских городов среднее число предприятий фабрично-заводской промышленности увеличилось до 98,3 единицы на один город, для уездных и заштатных центров – уменьшилось соответственно до 15,3 и 1,0 заведения на город.

При абсолютном росте числа фабрик и заводов в этот период в губернских городах с 242 заведений до 393, или в 1,6 раза, сумма их производств выросла с 2683,7 тыс.

до 9627,5 тыс. руб., или в 3,6 раза, тогда как в уездных городских центрах абсолютное число предприятий подобного рода уменьшилось в 1,3 раза – с 920 заведений в году до 720 в 1904 году, а сумма производств увеличилась в 3,8 раза, почти на одну и ту же величину, что и в губернских центрах60.

Доля годового объёма промышленного производства уездных центров от всей городской индустрии Центрального Черноземья составляла в 1904 году 61,0 %61. Несмотря на значительную абсолютную величину суммы годового производства уездных центров, в промышленном отношении именно губернские города играли главную роль в индустрии Черноземья. Так, фабрично-заводские заведения в пересчёте на один губернский город в 1904 году выпускали промышленной продукции в среднем на 24,5 тыс. руб., тогда как в уездных центрах эта сумма составляла всего 0,4 тыс. руб.

Таким образом, более развитыми в промышленном отношении являлись губернские города, имевшие в 1904 году наибольшее число фабрик и заводов (393 из 1117), а также производившие основную массу промышленной продукции – на 7286,0 тысячи рублей из 18514,0 тыс. руб., или 39,4 %. Практически никакой роли в структуре городской индустрии не играли заштатные города. В четырёх заштатных городских центрах в 1904 году насчитывалось всего четыре фабрично-заводских предприятия.

В начале ХХ века наиболее заметную роль в центрально-чернозёмном регионе играла городская промышленность Воронежской, Орловской и Тамбовской губерний.

Доля годового объёма продукции городских фабрик и заводов этих губерний в 1904 году составляла 70,2%. Наиболее мощными являлись городские фабрично-заводские заведения Воронежской и Тамбовской губерний62.

Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. Терещенко А. А. Развитие промышленности в городах Центрального Черноземья Здесь заметим, что вплоть до начала ХХ века городская индустрия Центрального Черноземья значительно уступала сельской промышленности по объему производства, имела узкоместный рынок и мизерное число занятых – 2,3% горожан63, что говорит о минимальном значении индустриальной функции местных городских центров.

Отраслевая структура фабрично-заводских городских производств аграрного региона имела однотипный характер (см. табл. 4).

Городские предприятия Курской губернии по годам возникновения шин и ремесленных орудий Как видно из таблицы 4, в курских городах наибольшее число вновь основанных до 1861 года предприятий относились к пищевой отрасли – десять заведений, или 40,0 % от общего количества производств.

Второе место занимала группа заводов по обработке животных продуктов – восемь (32,0 %), третье – заведения по обработке минеральных веществ – четыре (16,0 %).

И только три предприятия принадлежали к остальным семи выделенным отраслям.

В первое пореформенное десятилетие в городах Курской губернии насчитывалось 74 «фабрик и заводов» с годовой производительностью свыше 2000 руб., 25 из них, или 33,8 %, были основаны в период с 1862 по 1870 год65. Так, в 1861–1865 годах лишь отдельные горожане-предприниматели, например суджанские купцы Ф. М. Тахтомиров и Н. М. Несмачная, курский купец, потомственный почетный гражданин, Федор Федорович Мальцев, смогли организовать крупные предприятия – водочное производство с оборотом от 20 тыс. руб. до 113 тыс. руб. в год. Из 25 заводов, основанных в период с 1861 по 1870 год, 14, или 56,0 %, принадлежали купцам, 9, или 36,0 %, – мещанам. Ни на одном из 11 заведений, не принадлежавших купцам, не было установлено паровых двигателей66. И только одно производство, относящееся к мануфактурному типу, – крупорушка – было организовано в собственном доме крестьянина города Курска М. С. Долженкова. Производительность этого заведения составляла 3000 пудов крупы в год. Для обслуживания своего предприятия М. С. Долженков нанимал всего трех рабочих. Никакие современные механизмы здесь не использовались67.

В 1871–1890-х годах обозначилась устойчивая тенденция роста современных городских производств. Всего в этот период возникло 90 фабрично-заводских предприятий (см. табл. 4), или в 3,6 раза больше, чем за 1861–1870-е годы. С 1871 по 1880 год промышленники открыли 55 подобных заведений, что в 2,2 раза превышало показатель предыдущего десятилетия. В период с 1881 по 1890 год было основано 35 предприятий,

ИСТОРИЯ РОССИИ

или в 1,4 раза больше, чем в 1861–1870-е годы. Следовательно, наибольший прирост новых производств, 90 заведений из 115, открытых в пореформенное время, или 78,3 %, приходится на двадцатилетие с 1871 по 1890 год. Первое место в структуре новых предприятий приходилось на заведения пищевой отрасли – 56 фабрик и заводов, или 62,2 % от общей численности организованных производств, второе место занимали 15 заведений по обработке животных продуктов, что составляло 16,7 % от вновь основанных промышленных предприятий, и только 19, или 21,1 %, приходилось на остальные группы производств. Отсутствие в Курской губернии, в отличие от Тамбовской, промышленных лесоразработок сдерживало организацию бумажного и типографского производства и развитие деревообрабатывающей отрасли.

Одновременно с ростом числа фабрик и заводов в 70–80-е годы XIX века происходит техническая модернизация вновь открываемых городских предприятий, принадлежащих представителям уже различных сословий. Новые промышленные заведения не только отличались технической оснащенностью, но были и более крупными по объему производств, чем в дореформенное время.

Особенностью вновь открываемых в пореформенные годы предприятий являлась их машинизация. К примеру, курский купец А. Г. Ишунин основал в 1870 году кирпичный завод с годовым производством 2 млн. шт. кирпича на сумму 20 тыс. руб., где было занято 80 чел. рабочих. На предприятии использовалась одна паровая машина в 6 л.с68 Кирпичное производство наследников Ишуниных в начале ХХ века выдавало продукции на 43750 руб., имело паровой двигатель и локомобиль мощностью в 50 л.с.;

на предприятии трудились 195 рабочих69.

Для сравнения отметим, что мануфактурное кирпичное производство курского мещанина Б. И. Климова, основанное в 1865 году, выпускало только 200 тыс. шт. кирпича в год на сумму 2000 рублей. Паровая машина на заводе не применялась, а использовался труд шести рабочих70.

Следовательно, техническое оснащение производства осуществляли в первую очередь купцы, имевшие для этого необходимые свободные капиталы. Примером тому может служить уже упоминаемый нами завод старооскольского купца В. В. Пукина, который был также оснащен паровым двигателем в 6 л.с., кроме того, на предприятии применялись одна вагранка для отлива деталей, два станка, два верстака и другие механизмы71.

Первая паровая машина на городском предприятии Курской губернии была установлена в 1874 году владельцем завода по изготовлению сельхозмашин, принадлежавшего курской мещанке Анне Васильевне Ковалевой. Мощность используемого двигателя составляла 4 л.с., на предприятии трудилось 18 чел. и выпускалось продукции на сумму 15 тыс. руб. в год. На заводе применялись и другие технические устройства: вагранки, горны, станки, верстаки и др. Подобными современными предприятиями являлись: шерстомойная фабрика курского крестьянина А. Г. Кастерина (мощность годового производства 18000 руб.), мыловаренный завод Епархиального ведомства на Дворянской улице города Курска (годовое производство 13650 пудов мыла на 354 тыс. руб.)73, пенько-трепальночесальный завод курского купеческого сына И. Б. Басса, вырабатывающий в год продукции на 152 тыс. руб. силами 45 рабочих74. На этих заведениях, основанных в 80-е годы XIX века, устанавливались паровые двигатели мощностью 4–6 л.с. В 1890 году на 164 фабриках и заводах горожан различных сословий, основанных в пореформенное время, было установлено 24 паровых двигателя мощностью 292 л.с., что составляло 0, паровых двигателя в 1,8 л.с. на одно предприятие75.

Более механизированными были 74 купеческих предприятия, на них действовало 19 из 24 паровых двигателей мощностью 266 л.с. из 292 л.с., то есть на одно заведение Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. Терещенко А. А. Развитие промышленности в городах Центрального Черноземья приходилось 0,3 паровых двигателя в 3,6 л.с. На всех остальных 90 «фабриках» и «заводах», основанных в пореформенное время мещанами, крестьянами и другими горожанами, работало всего лишь пять паровых машин общей мощностью 26 л.с., то есть на одно некупеческое предприятие доводилось 0,06 двигателя в 0,3 л.с. Для сравнения отметим, что только на одном Теткинском сахарном заводе Рыльского уезда, принадлежащем графу Н. А. Терещенко, действовало 20 паровых двигателей мощностью 249 л.с. А всего к 1890 году, по неполным данным, на сахарных заводах Курской губернии было установлено 139 паровых машин общей мощностью л.с., то есть 9,3 двигателя в 116,4 л.с. на одно предприятие этой отрасли77.

Как видим, владельцы городских промышленных предприятий осуществляли их техническую модернизацию, однако степень машинной оснащенности фабрик и заводов оставалась низкой. Технический прогресс городских промышленных предприятий сдерживался, скорее всего, наличием дешевой рабочей силы в избытке наводнившей пореформенные города.

Другой характерной особенностью пореформенного периода служит интерес к организации городских промышленных производств со стороны иностранных граждан.

Если в 1860-х гг. только в губернских центрах действовали предприятия иностранных граждан (например, курская табачная фабрика купца П. Ю. Калфогло вырабатывала изделий на 55 тыс. руб. в год; орловское консервное предприятие иностранца Ф. И. Кауфмана, организованное им в 1869 году в собственном доме, имело мощность в 13 тыс.

руб., для работы привлекались 11 рабочих) то начиная с 1870-х гг. иностранцы организуют предприятия и в других городах края78.

Одними из первых иностранцев, владельцев промышленных производств в Орле стали саксонский и германский подданные А. И. Фромальт и Ф. Дайбер. Так, германский предприниматель Франц Дайбер в 1882 году открыл колбасное производство.

Предприятие, на котором были заняты шесть человек, выпускало продукции на 9 тыс.

руб.79.

Прусский подданный К. В. Мертенс, проживающий в Курске, основал предприятие по изготовлению машин для земледелия и винокуренных заводов с годовым оборотом в 11000 рублей. Его заведение было оснащено паровым двигателем в 6 л.с., имело плавильную печь, две вагранки, два горна, десять станков и использовало труд 20 рабочих80.

Саксонец Эрнест Бергер и австриец П. П. Гетман открыли в 1877 году в Короче новые для городской промышленности губернии заводы по производству яичного альбумина мощностью 3100 пудов на сумму 20000 руб. в год каждый. А турецкий подданный Стоян Живко в 1890 году основывает табачную фабрику, на которой использовался труд 61 рабочего. Производительность данного предприятия составляла 1300 пудов курительного табака81.

Таким образом, если в 60-е годы XIX века развивались главным образом мануфактуры, относящиеся к пищевой промышленности и обработке минеральных веществ (кирпичные «заводы»), то в последней четверти XIX века наметился процесс организации модернизированных фабрично-заводских промышленных производств в новых для городской промышленности отраслях: машиностроительной, химической.

Кроме того, к 90-м годам XIX века в структуре городской промышленности неуклонно возрастает доля относительно крупных производств. Так, например, если в 1861 году из 248 промышленных заведений курских городов только 49, или 19,8 %, имели годовую производительность свыше 2000 руб., то в 1890 году таких фабрик и заводов насчитывалось уже 164 из 246, или 66,7 %82. В начале ХХ века одних только заводов по переработке металлов, производству машин, аппаратов и орудий ремесла и железнодорожных ремонтных мастерских в городах Центрального Черноземья насчиИСТОРИЯ РОССИИ тывалось 38 из 56 наличных в регионе, или 67,9 %83.

Рост товарности сельского хозяйства, поступательное развитие промышленности, втягивание в рыночные отношения как различных территорий региона, так и России в целом были ускорены улучшением средств сообщения. Предпринятое российским правительством железнодорожное строительство в Черноземье служило потребностям социально-экономического развития городских центров края.

С одной стороны, станции железных дорог стали важными центрами вывоза агропромышленной продукции и источниками создания новых рабочих мест в городах. К примеру, достаточно сказать, что к 1897 году на железнодорожном узле губернского Курска трудились 1344 человека против 1188 рабочих фабрично-заводской промышленности города84, на шести паровозо- и вагоноремонтных предприятиях тамбовских уездных городов в начале ХХ века трудились 4680 рабочих85.

С другой стороны, по железным дорогам в города региона доставлялись товары, с которыми продукция местных фабрик не выдерживала конкуренции, что приводило к их закрытию (о чем мы выше указали) и сокращению общей численности рабочих мест в городской экономике. Однако в целом железнодорожный транспорт стимулировал экономическое развитие городских центров края, особенно в области торговли.

При общем росте в изучаемый период объемов годового промышленного производства в городских центрах число мелких предприятий увеличилось на небольшую величину, а численность работающих на них значительно сократилась. Валовой продукт крупных городских предприятий за это же время вырос при почти той же численности работающих. Особенно мощным был подъем годовых оборотов фабрик и заводов среднего размера. Число рабочих на этих заведениях увеличилось в несколько раз. Указанные факты дают основание утверждать, что к концу исследуемого периода наблюдается процесс свертывания мелкого промышленного производства за счет увеличения среднего и крупного сектора городской промышленности.

Также шёл процесс сокращения и относительно крупного производства. Например, в 1892 году в городах Курской губернии было шесть крупных табачных фабрик.



Pages:   || 2 |
 




Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ БРЕСТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ГИДРОТЕХНИЧЕСКИХ МЕЛИОРАЦИЙ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ к выполнению практических заданий и курсовой работы по курсу Гидрология и регулирование стока для студентов очной и заочной формы обучения специальности Т.19.06 Водоснабжение, водоотведение, очистка природных и сточных вод Брест 2001 УДК 631.6 Методические указания к выполнению практических заданий и курсовой работы по...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Оренбургский государственный университет Кафедра общей биологии Г.А. БЕЛАЯ, В.Л. МОРОЗОВ УЧЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО БОТАНИКЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО СИСТЕМАТИКЕ ВЫСШИХ РАСТЕНИЙ Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Оренбургский государственный университет Оренбург 2003 ББК...»

«ILC.102/IV Международная конференция труда, 102-я сессия, 2013 г. Доклад IV Занятость и социальная защита в новом демографическом контексте Четвертый пункт повестки дня Международное бюро труда Женева ISBN 978-92-2-426861-8 (print) ISBN 978-92-2-426862-5 (Web pdf) ISSN 0251-3730 Первое издание, 2013 Названия, соответствующие принятой в Организации Объединенных Наций практике, и изложение материала в публикациях МБТ не являются выражением какого-либо мнения Международного бюро труда ни о...»

«РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР Отдел государственного фонда данных и НТИ ИНФОРМАЦИОННОБИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ УКАЗАТЕЛИ (ИБУ) новых поступлений документов в ОГФД и НТИ за 2007 г. ИБУ №1 январь ИБУ №7 июль (поступления в СИФ) (поступления в СИФ) ИБУ №2 февраль ИБУ №8 август (поступления в СИФ) (поступления в СИФ) ИБУ №3 март ИБУ №9 сентябрь (поступления в ОГФД и НТИ) (поступления в ОГФД и НТИ) ИБУ №4 апрель ИБУ №10 октябрь (поступления в СИФ) (поступления в СИФ) ИБУ №5 май ИБУ №11 ноябрь...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Департамент ветеринарии Ульяновской области ФГОУ ВПО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия Ассоциация практикующих ветеринарных врачей Ульяновской области Ульяновская областная общественная организация защиты животных Флора и Лавра Материалы международной научно-практической конференции ВЕТЕРИНАРНАЯ МЕДИЦИНА XXI ВЕКА: ИННОВАЦИИ, ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ посвящённой Всемирному году ветеринарии в ознаменование...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ТУРИЗМА НА ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ НА ФЕДЕРАЛЬНОМ И РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЯХ _ Материалы Межрегиональной научно-практической конференции Ставрополь 2012 Законодательное регулирование развития экологического туризма на особо охраняемых природных территориях на федеральном и региональном уровнях УДК 347.44 ББК 67.404.213я431 З 19 Редакционная коллегия: министр...»

«УДК 330.31 КАПУСТЯН ЛАРИСА АНАТОЛЬЕВНА ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ АЛТАЙСКОГО КРАЯ) 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Барнаул 2007 Работа выполнена на кафедре региональной экономики и управления ГОУ ВПО Алтайский государственный университет Научный руководитель...»

«Государственное научное учреждение ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ МАСЛИЧНЫХ КУЛЬТУР ИМЕНИ В. С. ПУСТОВОЙТА Российской академии сельскохозяйственных наук ФИЗИОЛОГИЯ И ЭКОЛОГИЯ ЛЬНА Одобрено ученым советом института Краснодар 2006 УДК 582.683.2+577.4:633.854.59 А в т о р: Александр Борисович Дьяков Физиология и экология льна / А. Б. Дьяков В книге рассмотрены основные аспекты биологии различных экотипов льна. Освещены вопросы роста и развития растений, формирования анатомической...»

«НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ЭКОЛОГИИ, МЕЛИОРАЦИИ И ЭСТЕТИКИ ЛАНДШАФТОВ Глава 5 ВОПРОСЫ СОЗДАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОБЪЕКТОВ ЦЕЛЕВОГО НАЗНАЧЕНИЯ УДК 631.436 ТЕПЛОВЫЕ СВОЙСТВА ОРГАНО-МИНЕРАЛЬНЫХ СМЕСЕЙ С РАЗЛИЧНЫМ СОДЕРЖАНИЕМ ПЕСКА Архангельская Т.А., Гвоздкова А.А. Факультет почвоведения МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия, arhangelskaia@rambler.ru Введение. Торфо-песчаные смеси широко используются в городском озеленении, а также при создании искусственных почвенных конструкций – как в тепличных...»

«Ученые заметки ТОГУ Том 5, № 1, 2014 ISSN 2079-8490 Электронное научное издание Ученые заметки ТОГУ 2014, Том 5, № 1, С. 19 – 35 Свидетельство Эл № ФС 77-39676 от 05.05.2010 http://pnu.edu.ru/ru/ejournal/about/ ejournal@khstu.ru УДК 630х(571.6) © 2014 г. М. В. Гайчук, Л.П. Майорова, д-р хим. наук (Тихоокеанский государственный университет, Хабаровск) ЛЕСНАЯ СЕРТИФИКАЦИЯ В СИСТЕМЕ ЭНЕРГОРЕСУРСОСБЕРЕЖЕНИЯ ЛЕСОЗАГОТОВИТЕЛЬНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ В статье рассмотрены современные системы добровольной...»

«Редактор – Т.А. Семакова УДК 630 Инновации и технологии в лесном хозяйстве–2013. Материалы III Международной научно-практической конференции, 22-24 мая 2013 г., СанктПетербург, ФБУ СПбНИИЛХ. Ч. 2. СПб.: СПбНИИЛХ, 2013. – 315 с. В сборник включены доклады участников III Международной научнопрактической конференции Инновации и технологии в лесном хозяйстве, состоявшейся 22-24 мая 2013 г. в ФБУ СПбНИИЛХ (Санкт-Петербург), на пленарном заседании и 10 круглых столах. ISSN 2079-6080 ©...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский государственный агроинженерный университет имени В.П. Горячкина В.А. ОСЬКИН, В.М. СОКОЛОВА, Л.В. ФЁДОРОВА МАТЕРИАЛОВЕДЕНИЕ. ТЕХНОЛОГИЯ КОНСТРУКЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ Часть 1. МАТЕРИАЛОВЕДЕНИЕ И ГОРЯЧАЯ ОБРАБОТКА МЕТАЛЛОВ Методические рекомендации по изучению дисциплины и задания для контрольных работ Допущено Министерством сельского...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ПОЧВОВЕДЕНИЯ И ГЕОЛОГИИ КАДАСТРОВАЯ ОЦЕНКА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЗЕМЕЛЬ Методические указания по выполнению практикума по курсу Земельный кадастр для студентов специальности география направления геоинформационные системы Минск, 2006 УДК ББК Автор-составитель – заведующий кафедрой почвоведения и геологии, доктор сельскохозяйственных наук, доцент Н.В. Клебанович Методические указания утверждены Советом географического...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГОУ ВПО “Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия” Актуальные проблемы агропромышленного комплекса Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 65-летию Ульяновской ГСХА и 20-летию кафедры безопасности жизнедеятельности и энергетики 6 - 8 февраля 2008 года Ульяновск 2008 1 УДК 631.145 Материалы Всероссийской научно-практической конференции: Актуальные проблемы агропромышленного комплекса. –...»

«ISSN 2078-1334 Министерство образования и наук и РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ, АСПИРАНТОВ И СТУДЕНТОВ Межвузовский сборник Выпуск 9 Омск 2012 УДК 625.7 ББК 39.3 М 34 Научные труды молодых ученых, аспирантов и студентов: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной Дню российской науки (с международным...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО Уральская государственная академия ветеринарной медицины Разработка и внедрение новых технологий получения и переработки продукции животноводства 20 марта 2013 г. Материалы международной научно – практической конференции Троицк-2013 УДК: 631.145 ББК: 65 Р - 17 Разработка и внедрение новых технологий получения и переработки продукции Р - 17 животноводства20 марта 2013 г.,. / Мат-лы междунар. науч.-практ. конф.: сб. науч. тр.–...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.Н. Прянишникова АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА В ПРОЦЕССЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 95-летию высшего сельскохозяйственного образования на Урале (Пермь, 13-15 ноября 2013 года)...»

«ОТДЕЛЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ИНСТИТУТ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИХ И НАУК ИНСТИТУТ МАТЕМАТИЧЕСКИХ БИОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ПОЧВОВЕДЕНИЯ РАН ПРОБЛЕМ БИОЛОГИИ РАН Российский фонд фундаментальных исследований Материалы Второй Национальной конференции с международным участием Математическое моделирование в экологии 23-27 мая 2011 г. г. Пущино УДК 57+51-7 ББК 28в6 М34 Ответственный редактор профессор, доктор биологических...»

«Maria Treben Gesundheit aus der Apotheke Gottes Ratschlage und Erfahrungen mit Heilkrautern Wilhelm Ennsthaler, Steyr, 1993 Перевод с немецкого кандидата филологических наук И. А. Крупенниковой MARIA TREBEN Трэбэн Мария Здоровье из аптеки, дарованной нам Господом Богом: Советы и опыт лечения травами/Пер. с нем. — М.: Славянский диалог, 1994. — 112 с. ISBN 3-85068-574-8 В книге народной целительницы из Австрии Марии Трэбэн Здоровье иэ аптеки, дарованной нам Господом Богом говорится о том, как не...»

«1 Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского БЮЛЛЕТЕНЬ БОТАНИЧЕСКОГО САДА САРАТОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ВЫПУСК 10 Саратов Издательство Саратовского университета 2012 УДК 58 ББК 28.0Я43 Б63 Бюллетень Ботанического сада Саратовского государственного университета. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2012. – Б63 Вып. 10. – 244 с. : ил. В 10-м выпуске Бюллетеня Ботанического сада Саратовского государственного университета опубликованы материалы научных исследований,...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.