WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«МЕЖДОМЕТИЯ Москва 2013 Надежда Ажгихина. МЕЖДОМЕТИЯ. — Москва., 2013. — С. 248. В книгу вошли тексты, опубликованные в газете Дело вой вторник (с января 2012 года — ...»

-- [ Страница 1 ] --

Надежда Ажгихина

МЕЖДОМЕТИЯ

Москва

2013

Надежда Ажгихина. МЕЖДОМЕТИЯ. — Москва., 2013.

— С. 248.

В книгу вошли тексты, опубликованные в газете «Дело

вой вторник» (с января 2012 года — «Новый вторник») в

2008–2013 годах. Их сюжеты основаны на событиях боль

шой политики и ускользающих деталях повседневности, за

держивают внимание на лицах и положениях глобального

информационного пространства и скромных обитателях по селка «Светлый путь», мечтающих о новой и справедливой жизни. «Междометия» Надежды Ажгихиной чаще обознача ют проблемы и несовершенства социальной практики, чем ее успехи. И в то же время напоминают о неподвластной конъюнктуре исторического момента смысле человеческо го достоинства, разума и веры в победу добра.

Издано при поддержке СЖР ISBN 978 5 94101 © Надежда Ажгихина, Подписано к печати 08.04.2013.

Формат 60х90/16. Объем 16,5 п.л. Тираж 300 экз.

Издатель И.П. Матушкина И.И.

Отпечатано в ООО «СамПолиграфист»

Содержание Предисловие.......................

СО Н РАЗ УМ А

ПРАВОФЛАНГОВЫЕ ГЛАМУРА................................ СТАРЫЙ СЮЖЕТ.......................................... ИГРЫ ПАТРИОТОВ......................................... ВОЗДЕЛЫВАЮЩИМ СВОЙ САД............................. ЛУЧШАЯ РЫБА — ЭТО КОЛБАСА............................. НАШ ПЕРВОМАЙ.......................................... РИФМА И ВЕРА........................................... ПРЯМОЕ МЫШЛЕНИЕ...................................... ЖИЗНЬ НА ВУЛКАНЕ....................................... ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ МИРЫ.................................... БУМЕРАНГ............................................... ЗАТМЕНИЕ............................................... ОЧЕНЬ ОПАСНЫЕ ИГРЫ.................................... АВАТАР.................................................. ЧЕБАРКУЛЬСКИЙ СИНДРОМ................................

С Т РА Н А У ГОЛ КО В

ЗОЛОТОЙ МИЛЛИАРД..................................... ПЕРЕСТАНЕТ ЛИ ВЫМИРАТЬ РОССИЯ?....................... УЛЫБКА КАБИРИИ......................................... ДЕНЬ ВЗЯТИЯ БАСТИЛИИ.................................. ПЛЕНИТЕЛЬНЫЙ СОН...................................... МЕЛОЧИ ЖИЗНИ.......................................... СТРАНА УГОЛКОВ......................................... ПОЖАР.................................................. О ДВОЕЧНИКАХ........................................... МОДЕРНИЗАЦИЯ И СТИПЕНДИЯ............................

МЕЖДОМЕТИЯ

ГЛ ОТО К С В О БОД Ы

ИМИДЖ – ВСЁ!........................................... УРОКИ АНАТОЛИЯ ПРИСТАВКИНА............................ МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ......................................... ЛЕДНИКОВЫЙ ПЕРИОД.................................... ЛЮДИ НА ПЛОЩАДИ..................................... ПРАЗДНИК БЕЗ ФАНФАР.................................. ГЛОТОК СВОБОДЫ....................................... ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ГУЛАГА.................................... ПРОЩАЙ, БИ БИ СИ!..................................... ЧЕЛОВЕК ИМЕЕТ ПРАВО.................................. ПОКА СЕРДЦА ДЛЯ ЧЕСТИ ЖИВЫ........................... УРОКИ ЕЛЕНЫ БОННЭР................................... ШТОРМОВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ..........................

С ЖЕНЩИН НАЧИНАЕТСЯ НАРОД

ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА С ТОБОЙ..................... Надежда Ажгихина

БЛ А ГОС Л О В И Д Е Т Е Й... И Д Е Т Е Й

В ПРОСТРАНСТВЕ ЖЕСТОКОСТИ...........................

П О К О М З В О Н И Т КОЛ О КОЛ

Д Р У ГА Я Ж И З Н Ь

МЕЖДОМЕТИЯ

Каждый предмет или явление окружающей нас дейст вительности разные люди видят по своему. Политики и ху дожники, начальники и подчиненные, пожилые и юные, ба ловни судьбы и неудачники, здоровые и инвалиды, флегма тики и холерики. И каждый из них важен и уникален, и нужен читателю. Удивленный взгляд обывательницы, горожанки, окликнутой в толпе — он обрывается где то за поворотом, ускользает в суете повседневности, но без него картина дня будет не полной, как и картина стремительно меняющейся эпохи...





Что то вроде этого я говорила пять лет назад Федору Сизому за столиком в кафе известного многим коллегам дома отдыха в Дагомысе, убеждая издателя «Делового вторника» открыть в газете новую рубрику. Так в моей жиз ни возникло новое измерение, которое главный редактор «Вторника» Леонид Арих назвал «Междометия». С ним живу до сих пор, за что благодарна судьбе.

И посвящаю этот сборник светлой памяти Феди, без временно ушедшего от нас, и той мечте в возможное всеоб щее счастье, которая воспитывала души юных журналистов старой «Комсомолки» и продолжает хранить авторов «Ново го вторника».

Надежда Ажгихина

СО Н РАЗ УМ А

ПРАВОФЛАНГОВЫЕ ГЛАМУРА

Наше время — пора гламурного телевизионного авто ритаризма. Это придумала не я, так сказала соседка психо лог, с которой мы наблюдали очередную программу «Мала хов +». И доказала, что Малахов, при всей своей простоте и доступности, вполне гламурен, как любой персонаж, с опре деленной регулярностью возникающий в «ящике».

При этом внешность, речь и ее содержание, биография и квалификация, да и вообще любые индивидуальные ха рактеристики не имеют принципиального значения. Узнава емое лицо привлекательно по определению. Оно побуждает идентифицироваться с ним, искать для него публичного применения, вне доводов разума о том, насколько это целе сообразно.

Когда небезызвестного Виталия Калоева назначили за местителем министра строительства Северной Осетии (вспомнили? тот самый несчастный муж и отец погибших в авиакатастрофе над Европой, что пошел и покарал допустив шего ошибку диспетчера), эта новость несколько дней откры вала сводку главных событий в русскоязычном Интернете и обошла все СМИ. С одной стороны, господин Калоев опыт ный архитектор, и дай Бог каждому досрочно освобожденно му получить в родном городе работу по специальности. С другой — совершенно понятно, что при всем к нему сочувст вии, он никогда не получил бы сего назначения, если бы не гламурный телесериал «Возвращение героя», который своим бесстыдством поверг в растерянность даже привыкшего ко всему обывателя. И сам Калоев едва ли здесь при чем — дей ствует логика сериала, он должен раскручивать интригу.

Или взять новоиспеченного депутата Госдумы Светлану Хоркину. Хорошая спортсменка, интересная женщина, геро иня светской хроники. Разве беда, что о ее собственных

МЕЖДОМЕТИЯ

взглядах на развитие отечественного спорта (и, разумеется, общества) аудитория пока не ведает? Она ведь сказала, кра суясь перед камерой в первый день работы, что готова от дать всю себя государственному служению. Что еще? По крайней мере, в России теперь не хуже, чем в Италии — у нас тоже есть член парламента, снявшаяся топлесс для мужско го журнала, причем куда моложе известной Чиччолины.

Категорически ничего не имею против откровенных снимков или против спортсменки Хоркиной лично, но подо зреваю: не будь она красавицей знаменитостью, ее не включили бы в партийный список.

Вообще спортсменов в нынешней Думе как никогда много, что на самом деле неудивительно — избирателям нужны узнаваемые лица и лица тех, кто реально и не хуже других ковал медали на олимпиадах. Беда не в том, что чем пионов много среди законодателей, а в том, что среди лю бимцев экрана довольно мало артикулированных и грамот ных людей, говорящих о серьезном, — будь то политики, ученые или практики. Нет сомнения, такие люди есть в оте честве, и их немало, но они в большинстве своем не высту пают в прайм тайм.

Аудитория, тем не менее, выносит свои вердикты попу лярности — в том числе и создателям телесюжетов. А ре зультаты настораживают.

Так, лучшими журналистами России участники соответ ствующего опроса единодушно назвали... Лолиту, Ксению Собчак и Яну Чурикову! Даже Аркадий Мамонтов и Влади мир Соловьев были оттеснены. То есть, шоу заменило собой репортаж, расследование, реальную беседу. Шоу — это на ше все! Чистый авторитаризм и тот сон разума, который рождает неприятное.

Впрочем, есть у нас в стране один непререкаемый авто ритет, эталон, под который чистят себя и строгие чиновники, и легкомысленные шоумены. Это Владимир Путин, самый по пулярный, по свидетельству журнала «Тайм», политик мира и бесспорный лидер всех возможных отечественных рейтин гов. Мужественную внешность Владимира Владимировича видят женщины в романтических сновидениях, его скупой Надежда Ажгихина манере подражают юные «молодогвардейцы», его красоте и мудрости посвящен заслуживающий отдельного разговора сайт «laputina», на котором действующий президент предста ет настоящим голливудским супергероем. Стоит ли удив ляться, что число его личных фанатов растет с каждым го дом? После патетической газеты «Любимый президент», из даваемой двумя московскими пенсионерами, первенство, бесспорно, принадлежит Светлане Фроловой (она же матуш ка Фотинья) из деревни Большая Ельня Нижегородской обла сти. Широкую известность, пусть и на региональном уровне, Светлана Робертовна снискала тем, что основала ни много ни мало религиозную общину «святого Путина», члены которой искренне верят, что в прошлой жизни мать основательница была княгиней Ольгой, а Путин — князем Игорем, и моление иконам с изображением гаранта спасут Русь от антихриста.

Та самая соседка психолог, которая увлекла меня рас сказом о телегламуре, не нашла в нижегородском сюжете нечего особенного — дескать, то же бывает по отношению ко многим телезвездам. К сожалению, добавила она, ника кого знакомства с реальными достоинствами «звезд» по добные фанаты не имеют, а фанатизм является проявлени ем глубокого комплекса и заторможенности индивидуаль ного развития и стопроцентно мешает жить предмету столь нелепого обожания.

Президенту Путину сегодня уже трудно помочь — ар мия его личных фанатов столь велика, что перевоспитать ее или хотя бы призвать прислушаться к реальным словам пре зидента, чтобы по меньшей мере сознательно выполнять его решения, невозможно.

Вопрос в другом: как долго еще наша аудитория будет находиться в летаргическом сне, убаюканная гламурным те левизионным потоком? Когда начнет выделять из его мишу ры реальные фигуры и высказанные идеи, смысл текущей по литики и живые человеческие лица — в том числе те, перед которыми она фанатеет? (хочется верить, это произойдет в не слишком отдаленном будущем). И, наконец, последний вопрос: «Кто пойдет в личные фанатики нового президента»?

МЕЖДОМЕТИЯ

СТАРЫЙ СЮЖЕТ

Прекрасно летнее Подмосковье воскресным утром, когда дачники еще спят, закрыты рынки и шашлычные, отды хают в прохладной тени посвежевших за ночь тополей на труженные шоссе и недостроенные особняки за высокими коваными воротами, и редкие женщины тянутся через за росшее высокой травой бывшее колхозное поле к свежевы крашенной церкви с голубым куполом. Именно такой откры лась нам с приятельницей — западной слависткой — скром ная станция, расположенная на перегруженной ветке Моск ва Петушки.

Населенный пункт, примечательный, помимо сводок криминальной хроники по ЦТ, разве что тем, что там жил пи сатель фронтовик, создавший уже после Победы в сталин ских лагерях один из самых популярных авантюрных рома нов, и что бессмертный Венечка Ерофеев его благополучно проспал, почему и не отразил в известной поэме. Собствен но, судьба писателя и привлекла женщину профессора, со биравшую материал о характере повседневности и жизнен ных стратегиях советской эпохи. Интересовала ее удиви тельная способность наших людей не только стойко перено сить неслыханные лишения и беды, но и умение сохранять при этом живой интерес к юмору и самоиронии, идеалисти ческим мечтам и высоким помыслам. Равно как и некие им перские амбиции, возрождение которых она усмотрела в свежих российских публикациях, которые, как ей казалось, совсем не рифмовались со смиренной традицией право славия и сотрудничества, также возрождаемых. Я заметила, что дело, наверное, не в амбициях, а в здравом смысле и простой порядочности множества самых обычных людей.

Вот моя родственница, учительница математики в Прокопь евске, три года не получала зарплаты, как многие. И все три года ходила на работу в школу, пока муж шахтер, к слову, лишившийся работы, караулил урожай картошки на дачном участке. Ей ни разу не пришло в голову отказаться учить де Надежда Ажгихина тей, как и тысячам других педагогов, врачей, медсестер, ин женеров, военных и много кого еще в середине 90 х.

«Ну, ни в какой другой стране такое просто было бы не возможно, это мистика русской души, прав был Тютчев, умом Россию не понять», — заволновалась собеседница, и именно на этой фразе наступила на брошенную кем то арбузную кор ку, поскользнулась и упала в огромную лужу, размеры и без надежность которой живо вызывала в памяти Салтыкова Ще дрина. Только тут мы обе спустились с высот диспута на под московную землю — и подивились увиденному. Привокзаль ная площадь напоминала недавнее поле битвы из отечест венного боевика — кругом под деревьями бутылочные оскол ки, разорванные пакеты с непонятным содержимым, кон сервные банки, несколько шприцев, у круглосуточного ларь ка, опутанного металлической решеткой, подложив под голо ву картонную коробку полудремлет человек неопределимого возраста и пола. На взволнованный вопрос о том, что здесь было, сонная киоскерша сообщила, что в «Арбате» играли дискотеку по случаю довыборов в местную администрацию, и что в церковь сейчас лучше не ходить — новый батюшка про водит расследование среди прихожан, кто помогал бывшему настоятелю тайно вывозить подаренные по случаю реставра ции иконы на продажу. Испорченной одежде европейки она посочувствовала, из чистящих средств предложила минерал ку и сомнительного вида водку с еще более сомнительной це ной в 40 рублей, но пить ее не советовала, кивнув в сторону существа на картонке. Как пройти к дому писателя или к му зею боевой славы, она не знала, сказала только, что в адми нистрацию тоже нет смысла заходить еще дня три. Потрясен ные услышанным, мы двинулись наугад, мимо «центра отды ха и досуга «Арбат» в помещении бывшей школы, мимо облу пившегося памятника воинам Великой Отечественной, мимо однообразно огромных строящихся коттеджей, вокруг кото рых уже суетились смуглые полуголые рабочие, и снова валя лись битые стекла, строительный мусор, картофельные очи стки, бог знает что еще.

Писательских наследников мы не застали, в скромном деревянном доме обнаружили друзей внука, молодую пару,

МЕЖДОМЕТИЯ

они сражались с рычащей газонокосилкой и посоветовали искать хозяина в Москве. В администрации, поделившей с каким то ООО обветшалое здание детского сада, действи тельно никого не было, музей истории района перевели в другой город, о чем возвещала облинявшая табличка. Всю дорогу назад моя спутница не могла успокоиться. Больше всего ее изумляло, что никого не удивляет и не оскорбляет эта страшная помойка, с которой, в общем то, справиться довольно просто и не так дорого. Что люди не выйдут друж ными рядами («как на субботник, да да») и не уберут все это безобразие, не заставят местную власть вымостить улицы и прекратить продавать контрафактную отраву. «Ведь власть должна помогать людям уважать самих себя, воспитывать уважение к самому государству, а это начинается с чистоты своей улицы, своего парка, ведь порядок в отношениях и мыслях берет начало именно в порядке вокруг нас, и вы строите новую Россию, великую и свободную страну», — по вторяла она. Тут я ей возразила, что в России действитель но не все как у людей, и порядок на улице будет, наверное, только тогда, когда в головах наших сограждан вместо ме шанины и всевозможного мусора поселятся простые и внят ные мысли о том, как мы живем и хотим свою жизнь обуст роить, никак не раньше. Что пока не возникнет ясного пони мания того, что никто, кроме нас самих, нашу жизнь и ее по вседневные обстоятельства не улучшит, все так и будет. И надо бы, наконец, это осознать, и не позорить память тех, кто действительно сохранил веру в будущее страны в годы безмерных испытаний, что жить достойно в относительно благополучное время не менее важно, чем пережить непе реносимое...

«Ты думаешь? — озадачилась профессор. — Пожалуй, мне надо еще раз перечитать Достоевского. И Ерофеева, Венедикта, тоже».

Ну есть ли смысл обсуждать после этого что то серьез ное с иностранцами, пусть и славистами, скажите пожалуй Надежда Ажгихина

ИГРЫ ПАТРИОТОВ

В самый разгар иракской кампании на американском телевидении прошла нестандартная акция. Молодые люди в разных городах и штатах солидарно заявляли, что больше не хотят есть знакомую всем посетителям «Макдоналдса»

жареную картошку «френч фрайз» (французская жареная) и требуют переименования ее во «фридом фрайз» (типа жа реная свободная). Причем немедленно.

Интрига состояла в том, что накануне правительство Франции осудило бомбардировки Багдада.

Без малого неделю репортажи с мест гастрономичес кого конфликта перемежались с репортажами о победонос ных действиях на фронтах и обеспечивали необходимый пропагандистский эффект.

Между тем хозяин забегаловки на Манхэттене (она рас полагалась по соседству с квартирой друзей, у которых я как раз гостила) действительно изменил название картошки в меню.

Этот не отраженный в записках политологов сюжет вспомнился мне, когда недавно главный санитарный врач России торжественно объявил, что «ножек Буша» мы боль ше завозить не будем по причине их несоответствия высо ким отечественным стандартам.

Вот уж, действительно, удивил. О том, что американ ские окорочка — не подарок, наслышано уже не одно поко ление соотечественников. Еще на заре перестройки, в эпо ху дефицита и надежд, когда очереди за молоком и сыром выстраивались задолго до открытия магазинов, детская врачиха предупреждала: не берите малышу эти самые нож ки, лучше сходите на рынок и найдите тощенькую подмос ковную птичку.

Тем временем в этих самых очередях рассказывали не бывалые истории, в том числе фантастические: не заживала рана, ничего не помогало, а приложили «ножку» — сразу за тянулась, там ведь сплошная химия. Ножки, напомню, носи ли тогда имя отца нынешнего президента, против которого

МЕЖДОМЕТИЯ

лично большинство российских потребителей ничего не имели, а покупали мороженые конечности преимуществен но по бедности.

О том, что на свете бывают вредные продукты, вообще то, известно давно. Незабываемый пример — грузинское вино, минеральная вода «Боржоми» и примкнувшая к ним продукция молдавских виноградарей. Последняя недавно была реабилитирована, по крайней мере, частично. Говори ли еще что то про польское мясо, впрочем, с мясом у нас вечно какие то неприятности — то через третьи страны про никнет отбракованное бельгийское, то перемороженные инфицированные австралийские тушки (правдивая история их ввоза и дальнейшая судьба неизвестны, как и количество генетически модифицированных добавок к печеньям и кон сервам).

Хочется верить, что дети в школах и яслях российских городов регулярно травятся не всей этой гадостью, а про сто недомытыми овощами. И что контроль над качеством продуктов питания, произведенных будь то нашими или за океанскими фермерами, будет реальным, строгим, непод купным и не зависящим от сиюминутных обстоятельств, вроде охлаждения или потепления политического климата.

Климат, увы, не всегда благоприятствует потребителю.

В школьные годы нас, например, учили, что самый беспо лезный и опасный продукт — это жевательная резинка. Что от кроссовок потеют ноги и развивается плоскостопие, а джинсы через спекулянтов забрасывают вражеские агенты для ухудшения репродуктивного здоровья советской моло дежи. Многие сверстники, не будучи в силах разрешить кон фликт между доверием к печатному слову и правдой собст венной подростковой жизни, вздохнули с облегчением, про читав в самом несерьезном разделе для старшеклассников крошечную заметку о том, что в стране разрабатывается отечественная джинсовая ткань, и скоро из нее будут шить Сегодня наивные драмы и мечты эпохи застоя просто смешны. У нас другие масштабы! Вот Дима Билан услышал, как американский военный спикер потребовал у России Надежда Ажгихина вернуть трофейные «Хаммеры» — и швырнул в нос импери алисту свой кровный. Пусть пока что только виртуально. Вот найдет, куда подевалась некогда любимая игрушка, — и точ но транспортирует, прямо в Пентагон. И собратьев по шоу бизнесу призвал вернуть на историческую родину амери канские внедорожники. Правда, не все готовы последовать его патриотическому примеру. Что и обнадеживает.

О патриотизме сегодня говорят очень многие и очень по разному, нередко — очень путано, и нередко желание гордиться своей страной соседствует с желанием поскорее назвать имя врага, и обвинить его во всех собственных не удачах. А о тех, кем мы действительно можем гордиться, о реальных достижениях, и реальных проблемах, решение ко торых — как раз и есть самое патриотическое дело, гово рится совсем мало. О том, что мог бы сделать каждый, на своем месте, здесь и сейчас, если он действительно готов потрудиться на благо Отечества, — тоже. Наверное, самое время такой разговор поддержать.

Ну, не уподобляться же нам тем американским недо рослям, что голосуют за политически корректный фаст фуд, в конце концов.

ВОЗДЕЛЫВАЮЩИМ СВОЙ САД

Разница между русским и европейцем видна сразу, в любых обстоятельствах, и трагически очевидна даже ребен ку. В этом убедил меня лет десять назад сын, только что вступивший в юношеский период и взятый в педагогических целях в командировку в шведское королевство, где я осве щала социальную повестку дня и повседневные заботы граждан этой малонаселенной, но очень благополучной страны. Произошло это на острове Гринда, неподалеку от Стокгольма, куда столичные жители любят выезжать в вы ходные подышать свежим воздухом и насладиться дикой природой.

МЕЖДОМЕТИЯ

Посреди дикой природы тут и там ненавязчиво напоми нали о себе обустроенные площадки для барбекю и уютно го костра с низкими скамеечками, непременными урнами для мусора и биотуалетами. Мы шли по уютной тропинке, петляющей между холмами и перелесками, впереди и поза ди брели жаждущие единения с природой люди разного возраста и комплекции, и одна из них, симпатичная бабуш ка со школьным рюкзачком за плечами вдруг остановилась, увидела брошенную мимо очередной урны банку пепси ко лы, подняла и машинально бросила в мусоросборник, не прекращая оживленно обсуждать что то со своей спутни цей. Вот тут ребенок, равнодушный к шведскому дизайну и истории, и слегка презирающий скандинавских сверстни ков за слабое знание математики и других естественных на ук, задумчиво протянул: «Послушай, наверное, они все тут иностранцы...»

То есть, именно эта бабушка и автоматически поднятая ею банка, кем то брошенная, его зацепили больше, чем все шведское благополучие, показное и истинное. Просто ему никогда не доводилось наблюдать ничего подобного — ни в родном школьном дворе, ни в подмосковном дачном посел ке, ни на элитном курорте, населенном исключительно ар хитекторами российских демократических реформ. Правда в том, что отношение к чистоте окружающего пространства и месту человека в этой среде в отечестве удивительным образом не зависит ни от статуса и достатка, ни от полити ческих предпочтений. Наши бомжи, интеллектуалы и депу таты мусорят вокруг себя напропалую, буквально и метафо рически. В этом смысле помойка рядом с элитными посел ками, сливы нечистот в заповедные озера и тонны материа лов о злоупотреблениях чиновников и народных избранни ков — явления одного порядка. Не хочется думать, что в них скрывается нечто экзистенциальное. Впрочем, классики уже лет двести напоминали о последствиях холопства и временщичества, о рабстве тощем и барстве диком, двух сторонах одной проблемы. Мы никак не можем почувство вать, что наша огромная страна или крошечный клочок, на котором мы живем, строим гараж, возделываем грядки или Надежда Ажгихина просто ходим через дорогу — это наше, и мы отвечаем за то, что на этом клочке происходит, сегодня и сейчас. А если мы хотим спасти человечество и одарить его небывалой ду ховностью — так начать опять таки надо с этого самого клочка. И с себя самих.

И вот тут и происходит загадочная метаморфоза — ес ли во имя спасения человечества и воскрешения имперских амбиций многие готовы тратить собственные силы и сред ства (в том числе и немереные бюджетные), то на решение простых задач никогда не хватает ни того, ни другого. Тогда возникает вопрос: быть может, масштабная кампания по возрождению национальной гордости имеет совершенно иной подтекст, и ее организаторы (и потребители значи тельной части государственных средств) на самом деле имеют в виду нечто прямо противоположное — реанимацию недавно забытых холопских инстинктов, подавленных ком плексов, которые делают аудиторию легко управляемой и агрессивной, не позволяют людям почувствовать себя на стоящими гражданами страны, реально ответственными за все, что здесь происходит? Это, надо сказать, меньше все го выгодно России как государству, претендующему на се рьезную роль в мире, ее будущему, становится помехой — и для российского руководства. Ибо это — тупик. Выгодна лишь самим временщикам и холопам (разница между кото рыми, впрочем, весьма условна, временщик редко чувству ет себя по настоящему свободным).

Именно поэтому он не готов разгребать мусор и нала живать человеческую жизнь.

По счастью, не все таковы. В самых неожиданных угол ках и ситуациях наши соотечественники все чаще напоми нают о таких полузабытых понятиях, как человеческое и гражданское достоинство и здравый смысл.

Недавний пример из подмосковной Купавны, типичного поселка вблизи первопрестольной, где, казалось бы трудно было ожидать серьезного социального всплеска, показал, что это не так. Очередное самоуправство районных властей (мэр города Железнодорожного, к которому с недавних пор относится поселок, в нарушение всех правил продал под

МЕЖДОМЕТИЯ

коттеджи общественный парк) вызвало к жизни реальное народное протестное движение, вылившееся в пикеты, ми тинги, передачи по центральному ТВ, судебные иски и ре альное насилие над протестующими. И все это продолжает ся без малого сто дней. Замечу — все эти сто дней на мес те гражданских баталий наблюдается странная для Подмо сковья чистота. Просто как у Вадима Черняка, замечатель ного поэта и барда, который еще в романтические шестиде сятые призывал именно к этому. Многие помнят его строки.

«В старом аэропорту, даже если рядом новый, как сияющий целковый — соблюдайте чистоту...» Как будто он все это предвидел.

Разумеется, я — оптимистка. Верю, что наше всеобщее помутнение умов закончится, и мы начнем сознательную жизнь, все вместе и каждая семья, каждый гражданин в от дельности — и будем серьезнее относиться не только к гло бальным проблемам, но и к обстоятельствам повседневнос ти, от которых, как мы видим, во многом зависят и глобаль ные сюжеты. Как говорили те же классики, очень разные — от Вольтера и Толстого до Булгакова и до недавно ушедших от нас Приставкина и Аксенова — давайте возделывать наш сад, пытаться построить достойно нашу собственную жизнь, бесконечно увлекательную и единственную, и воспитывать себя, и совершать повседневное усилие, необходимое для выдавливания из себя раба. Уверена, у нас получится.

ЛУЧШАЯ РЫБА — ЭТО КОЛБАСА

Информация о том, что отныне контроль за качеством продукции будет осуществлять сам производитель, прошла как то незамеченной в ряду других новостей и не вызвала существенной реакции. А зря. Ведь теперь качество нашей жизни, и так не вполне удовлетворительное, может превра титься в какую то отрицательную величину. Тем более, что речь идет не о комплектации автомобилей, а о том, что мы Надежда Ажгихина едим, пьем, чем полощем горло или сбиваем подскочившее давление.

Государство фактически отошло от своей привычной контролирующей функции. А общество ничего не предложи ло взамен и не потребовало от того же государства внима ния к себе самому. Причем не в первый раз. Хотя сейчас де ло обстоит значительно драматичнее.

Новые правила означают по сути то, что каждый, кто производит тот или иной продукт, будет поневоле стремить ся удешевить его в ущерб тому самому качеству. Другими словами, впаривать нам с вами всякую дрянь.

Впрочем, тут нам опыта не занимать. Знакомый акти вист конфедерации обществ потребителей недавно расска зывал о секретных рейдах в популярные торговые сети, не скупясь на подробности. Оказывается, в активе у находчи вых продавцов не только запасные штрих коды и перекле енные даты окончания реализации салатов и йогуртов, но и настоящее подпольное производство фирменных этикеток и нестандартные методы придания давно просроченному продукту товарного вида — с помощью химических элемен тов, красителей и даже обычной марганцовки. Хитроумные нарушители закона не боялись покупательского гнева — просчитали, что частые регулярные клиенты обычно затари ваются на неделю, и испорченный продукт считают резуль татом излишней запасливости, а случайные думают, что им просто не повезло и не морочат себе и другим голову. Чест но говоря, после столь подробного экскурса я несколько дней обходила знакомый супермаркет стороной — здоро вье то дороже.

Кстати, именно о нем, здоровье нации, шел весьма об стоятельный разговор на «круглом столе», и не где нибудь, а в Академии общественных наук. Помимо журналистов и пиарщиков, в дискуссии приняли участие подмосковные бизнесмены, руководители общественных инициатив, а так же представители Торгово промышленной палаты, которые с места в карьер предложили ни много ни мало — возродить советский Знак качества продукции и вручать его самым от ветственным производителям. А тех, кто не признает про

МЕЖДОМЕТИЯ

верки, объявить безответственными бизнесменами. Идея сразу же нашла поддержку. А прозвучавшие вслед за этим выступления подтвердили разумность столь нестандартной Те же самые подмосковные предприниматели начали делиться недавним опытом — организацией тендера, точ нее, аукциона (именно так!) на поставку продуктов питания (и в частности — хлеба) в бюджетные организации области — детские дома, школы, больницы, воинские части. Оказы вается, предпочтение отдается тому, кто предложит самую низкую цену. Если существующими правилами заложено обеспечить школьное питание на сумму в 150 рублей, заказ получает тот, кто предлагает его за 70. Что это за питание, можно только догадываться. И как раз о хлебе — в результа те того же аукциона вышло, что стоимость батона хлеба должна быть 5 рублей за штуку, что практически невозмож но даже при использовании самого низкокачественного сы рья. На чем экономим?

Рассказывали и о другом. О том, как залежалое арген тинское мясо покупают за бесценок, обрабатывают кисло тами, а продают как парное в тех же супермаркетах. Как це лая отрасль обогащается за счет поставленного на поток процесса замены упаковок еще до поступления на склад и т.д. и т.п. Отравиться, конечно, не отравишься, но удоволь ствия от котлеты из получившегося суррогата будет мало, да и пользы никакой. И про колбасу, точнее — о том, что и как в нее попадает, тоже рассказывали...

Вообще, колбаса — это отдельная история. Кто и когда только ею не занимался. В свое время, еще при Горбачеве, была предпринята попытка проанализировать на предмет содержания мяса состав самой популярной вареной док торской, за которой выстаивались длинные очереди и в по исках которой в Первопрестольную спешили электрички из малых городов среднерусской возвышенности... Результа ты первого же беспристрастного анализа так и не решились опубликовать, а инициаторов расследования на всякий слу чай, невзирая на перестройку, уволили, причем с «волчьим билетом». При этом не был никакой тайной тот факт, что Надежда Ажгихина изобретатели биологического наполнителя колбасы полу чили государственную премию за весомый вклад в продо вольственную программу страны. Сами организаторы про граммы, как и все руководство СССР, питались совершенно иными продуктами, о чем подробно в свое время писал светлой памяти Анатолий Рубинов — к столу слуг народа по давалась колбаса из свежего мяса специально выведенных пород бычков и многое другое, о чем большинство населе ния огромной страны и не догадывалось. А в других странах не догадывались о том, что распределение дефицита и раз деление людей по принципу потребления продуктов пита ния может быть частью национальной политики контроля и тотального унижения миллионов граждан страны, произво дящей космические корабли, атомные подлодки и самое передовое вооружение.

Дефицит продуктов ежедневного потребления, ужаса ющее их качество, презрение к жизни и нуждам людей — одно из самых позорных проявлений советского прошлого, равно как и неравенство в этом потреблении. Невозможно представить лидера любой нормальной демократической страны, члена парламента или мэра крошечного городка ожидающим доставки заказа из спецраспределителя. Они ходят в обычные рестораны и магазины. И внимательно прислушиваются к пожеланиям других покупателей, созда ют все более и более строгие системы контроля качества.

Европейские монархи лечатся и рожают детей в городских больницах, где лежат рядовые граждане. И гордятся этим.

Наверное, наша страна тоже станет иной, когда все — и миллионеры, и детдомовцы, и министры — будут есть одну и ту же колбасу и лечиться одними и теми же лекарствами.

Не верится? А вдруг получится...

МЕЖДОМЕТИЯ

НАШ ПЕРВОМАЙ

Помнится, в те далекие времена в нашем московском дворе ранним утром первого мая собирались профорги, парторги и прочие ответственные за демонстрацию. Они деловито доставали аккуратно завернутые в бумагу стопки, выпивку с закуской и, расположившись на лавочке, закла дывали начало праздника. Остальной народ томился на ули це, переминался по холодку и ждал сигнала к сбору. А когда он наконец звучал, начальники сворачивались и сливались с народом.

Это неравенство демонстрантов в светлый майский день почему то особенно запомнилось, и всякий раз, когда телевизор показывал праздничные колонны с транспаран тами, я пыталась угадать лица профоргов в массовке.

Иногда казалось, что узнаю...

Уникальная историческая общность под названием «советский народ» имела действительно универсальный ха рактер, и подразделялась, что было совершенно очевидно, на собственно народ и на тех, кто назначил себя его руково дителем. Неизменно присутствовал водораздел, который непреодолимо закреплялся наличием льгот и привилегий самого разного толка. Все подразделялось на категории «для народа» и «для слуг народа». Стремление приблизить ся к категории «избранных» и готовность идти ради этого на многое, если не на все, осуществляло функцию естествен ного отбора так называемой элиты.

Об этом факте написано довольно много, но последст вия явления исследованы еще недостаточно. Недавно пока занный по ТВ фильм о бывшем герое Великой Отечествен ной войны, расстрелянном директоре Елисеевского гастро нома (громкое дело периода застоя, о котором не все уже и помнят) поражает страшной правдой — близкие и родные первых лиц самой большой ядерной державы крали у госу дарства колбасу и водку. За что, собственно, и погиб стре лочник. Никакой выросший в джунглях европейского капи тализма Оруэлл придумать такое не мог. Степень человече Надежда Ажгихина ского ничтожества и отсутствия фантазии и мозгов потряса ет. Так же, как зоологическое презрение к нуждам обычного трудящегося человек, во имя которого, как лицемерно заяв ляли тогдашние вожди, и крепит свое могущество страна.

Поразительно, как недалеко от этого ушли мы сегодня — живя в новой стране, бесконечно, казалось бы, далекой от советской ситуации тотального дефицита.

Не стоит однако заблуждаться — элементарность мыш ления Галины Брежневой и ее приятелей не так уж отлична от истинных помыслов и побуждений тех молодых профор гов и комсоргов, о которых писали в 80 х молодые авторы Юрий Поляков и Владимир Сорокин. Сегодня их герои, те самые, над которыми иронизировала некогда либеральная интеллигенция, заказывают музыку, воспитывают нравы и руководят нами. Да, те самые мальчики в типовых курточ ках, приобретенных не то на закрытой горкомовской рас продаже, не то в магазине «Березка», решили, что знают, что нужно нашей стране, и чего достойны люди, ее населя ющие.

Впрочем, дело, конечно не в них. И не в том беда, что за годы кризиса и затягивания поясов у нас удвоилось число этих самых миллиардеров, преимущественно из числа чле нов парламента и приближенных к власти. И даже не в том печаль, что олигарх Прохоров не стыдясь призвал сократить зарплату и ограничить право на отдых отечественных трудя щихся, потому что те плохо работают и часто перекуривают, и это лишает владельца законной прибыли. Страшно то, как сами трудящиеся на все это реагируют — точнее, не реаги руют никак.

Отсутствие солидарности в обществе, падение дове рия к самым различным государственным и общественным институтам — тема, о которой говорят давно.

Конечно, в нашей огромной стране работают и даже ру ководят разные люди. Среди них есть и квалифицирован ные, и совестливые, и почти герои, верящие в победу здра вого смысла и профессионализма, несмотря ни на что, и это замечательно. Есть работники, которые не хотят, чтобы о них вытирали ноги, они объединяются, отстаивают свои

МЕЖДОМЕТИЯ

права, спорят с владельцами, собирают разрешенные зако ном стачки и подают пример другим. Иногда получается, что защищают не только себя — так, профсоюз пилотов, не до пустивший увеличения нормативов работы в воздухе, фак тически защитил нас всех. А журналисты, протестующие против госдавления в одном регионе или против избиений коллег в другом, сохранили достоинство всего цеха. Увы, таких примеров слишком немного. Реально организации работников не играют серьезной роли в развитии трудовых отношений, во многих отраслях их по сути дела вовсе нет, и солидарность трудящихся страны в целом едва угадывает ся. При этом социологи отмечают последовательное сниже ние оптимистических настроений — треть респондентов стабильно демонстрируют неудовлетворенность тенденци ями развития страны, двадцать — затрудняются определить положительные черты современности, многие отмечают полный имморализм и отсутствие стабильности в экономи ке и общественном климате. Навязчивые напоминания о былом имперском величии имеют подчас противоположный эффект — рядом с историческими фигурами военачальни ков и создателей советской экономики современные руко водители выглядят как то бледно. Инвестиции в формиро вание официальных групп скандирования (в том числе — молодежных) положения не спасут. У молодых доверия к со временным официальным профоргам еще меньше, чем у их родителей. Закончатся инвестиции, и они пойдут в другую сторону.

Научатся ли наши трудящиеся когда нибудь требовать к себе уважительного и серьезного отношения? Или мы приблизимся к милой сердцу иных бизнесменов китайской модели развития, основанной на жесточайшей эксплуата ции человеческих ресурсов?

...Прошлый Первомай мы с коллегами встретили в бла гополучной Скандинавии. Утром в центре норвежской сто лицы было людно и шумно. Играли духовые оркестры, люди разного возраста и разных профессий собирались на ми тинги и чествовали ветеранов. Поблескивали на солнце Надежда Ажгихина сверкающие каски пожарных, начищенные пуговицы на форме железнодорожников.

По главной улице города, от парламента к королевской резиденции, двигалась нескончаемая колонна демонстран тов — с транспарантами и гербами, в национальных костю мах разных стран мира, сотни людей пели, к ним присоеди нялись прохожие. Ничего подобного мы увидеть не ожида ли, но поддержали исполнение «Интернационала» на рус ском языке — откуда то из глубин памяти возникли слова.

Демонстрация продолжалась часа два — почти столько же, сколько в советское время на Красной площади.

Маленькая Норвегия, одна из самых благоустроенных в мире стран, всенародно встречала праздник, который пере няла от СССР. Подняла на щит равенства и справедливости, за которые расстреливали российских рабочих в Москве и Якутии при царизме и в Новороссийске при Хрущеве, за внедрение которых погибли миллионы советских людей при Сталине, и саму память о которых выбросили на свалку ис тории бывшие инструкторы райкомов комсомола в свобод ной России.

Несомненно, в Скандинавии в свое время очень боя лись повторения российской революции, как и всюду в ин дустриальных странах, когда после образования СССР на чали активно внедрять охрану труда и поддерживать проф союзы. Социализм с человеческим лицом в отдельно взятой европейской монархии — это в немалой степени заслуга и наших предков, строивших Магнитку, московское метро и комбинат «Норильникель». И, наверное, это правильная идея — перенять в чем то их опыт. Хотя бы в уважительном отношении к человеку труда, в опыте солидарности. А на учимся — тогда и с плохим менеджментом, и даже с корруп цией как нибудь разберемся.

МЕЖДОМЕТИЯ

РИФМА И ВЕРА

Много лет назад, в конце 70 х, во всех вузовских коми тетах комсомола в канун больших православных и иных ре лигиозных праздников формировались небольшие группы активистов, в задачу которых входило наблюдение за куль товыми мероприятиями и участием в них студенческо пре подавательского состава.

Некоторые из наблюдающих по дружбе сообщали од нокурсникам, когда именно не стоит ходить в храм, мечеть или синагогу, кто из знакомых также наблюдает, и кто из ба тюшек регулярно нарушает тайну исповеди и сообщает, к примеру, о крещении ребенка, чтении прихожанином запре щенной литературы, мечтах уехать из СССР или критике членов Политбюро.

Не слышала, чтобы исключительно на основании по добных доносов кого то реально посадили, но неприятнос ти разного рода возникали регулярно. Что, к слову, не толь ко не искореняло истинного интереса к религии в среде, а еще больше привлекало внутренне несогласных с системой тотального лицемерия. Хорошо помню длительные дискус сии о путях веры и религий в России в конце 80 — начале 90 х — в прессе, на открытых площадках, в кухнях малогаба ритных квартир...

Эти давние дискуссии всплыли в памяти, когда на днях в Интернете, в одном из самых популярных в последние дни разделе, посвященном злосчастной выставке «Запретное искусство 2006», я прочитала строгий комментарий отца Владимира. Вполне в духе строгой позиции Московского патриархата, одним из важнейших отделов которого он ны не руководит. А вскоре увидела по ТВ его яркое выступление — о том, что государство правильно обозначает свою пози цию в споре, что чувства и права верующих надо защищать, что бы ни думали на этот счет так называемые художники.

Контекст двухминутного новостного сюжета, в котором про звучало выступление, представил всю палитру красок: бес цветное лицо судьи, зачитывающей приговор организато Надежда Ажгихина рам выставки Юрию Самодурову и Андрею Ерофееву, воз мущенные мягкостью наказания бородатые «православные хоругвеносцы» и размахивающие иконами женщины с бе зумными очами, охрана, выволакивающая из зала заседа ния нонконформиста.

Для полноты картины недоставало разве что полуголо го Олега Кулика, окропляющего толпу «заговоренной во дой» из ведра с надписью «Конституция» — это уже картин ка с митинга поддержки «Искусства» на Чистых прудах. Все, как и сами картины, вызвавшие переполох, и многочислен ные суждения, доступны в Интернете. Некоторые интелли гентные сайты не поленились и разместили рифмующиеся, как им кажется, исторические сюжеты — разгром «Бульдо зерной выставки» 1974 года, процесс над Синявским и Да ниэлем 1965, сопроводив видеоряд текстами из выступле ний СМИ тех лет — советских и зарубежных.

Рифмы не получилось. Но отнюдь не потому, как поспе шили заявить некоторые комментаторы, что качество от вергнутых российскими кураторами работ, представленных на «Запретном искусстве», хуже. В старых сюжетах противо стояния государства и художников были и драма, и несо мненное величие — огромная страна, считающая своим приоритетом создание культуры нового типа, тратившая ог ромные средства на развитие своего искусства, наказывала художников, не согласных играть по правилам...

Нынешняя ситуация скорее напоминает некоторую па родию на этот классический конфликт. Во первых, против выставки выступает не государство и даже не церковь, а не кие группы граждан — «Народный собор» и другие, сам вид которых напоминает не столько о православной мудрости, сколько о «Черной сотне».

Верно пишут в Интернете — многих истинно верующих и агрессия, и лексика так называемых защитников «чистоты искусства» оскорбляют уж точно не меньше, чем сами рабо ты — довольно невинные, по сравнению с ежедневно транс лируемыми по государственному ТВ программами. Госу дарство в этой ситуации, пусть и приняло по сути сторону погромщиков (протесты министра культуры Авдеева никого

МЕЖДОМЕТИЯ

в заблуждение не ввели), все же не играло решающей роли.

Скорее, продемонстрировало слабость собственной пози ции и провал всех попыток сформировать некую идеологию нового типа. Православие как идеология в многоконфесси ональном и по сути своей глубоко нерелигиозном государ стве не в состоянии играть эту роль, несмотря на все стара ния РПЦ и талант некоторых ее идеологов. Ставка на «пра вославную общественность» в лице «Народного собора»

или «хоругвеносцев» и неуравновешенных пенсионерок — явная ошибка, она вызвала скорее отторжение, чем сочув ствие, особенно у людей молодых. Очередная — и довольно топорная попытка протащить старую идею о необходимости цензуры также провалилась. Хотя многие сделали вывод, как в свое время после печально известной выставки «Осто рожно: религия» в 2003 году, — на всякий случай церковь и все, что с ней связано, следует вывести из списка объектов возможной критики.

Во вторых, сравнение с «культурными процессами»

прошлого совершенно точно не в пользу нашей интеллиген ции. Если в 60 е и 70 е люди готовы были рисковать, пере давая и перепечатывая реально запретные тексты, во имя неких высших ценностей и принципов, создали неформаль ные сети по всей тотально контролируемой и нашпигован ной информаторами стране, то сегодня, в условиях несрав ненно более демократических, творческая общественность не смогла сформировать организованный отпор группке малограмотных маргиналов. Кто бы ни стоял у них за спиной — будь такая солидарность, обсуждение конкретного вы ставочного проекта не вылилось бы за рамки цехового об суждения. Совершенно очевидно, кризис в стране намного глубже, чем можно было бы предположить — у элиты нет во ли и возможности сформировать и предложить серьезный идеологический проект, проект «модернизация» недоста точно подкреплен и неконкретен, другие проекты (типа «ве ликая Россия» или «общество без коррупции») — тем более.

Общество, в свою очередь, не готово выработать и предло жить что то свое, не имеет воли отстоять даже самые про стые интересы, ожидая решений сверху. Общественное Надежда Ажгихина мнение практически отсутствует — все это, как в капле во ды, отразилось в истории со скандальной выставкой...

И последнее. Я разговаривала со знакомыми, истинно и глубоко верующими людьми. Они говорили о происшед шем с глубокой печалью, сожалели также и о том, что время и силы, потраченные на обсуждение, как и внимание обще ственности, могли быть направлены на другие, не менее важные темы — как спасти российское сельское хозяйство и высшую школу, как реально, а не мифологически помочь молодой российской семье, как, наконец, преодолеть тра гически растущее неравенство, которое не позволит ни преодолеть коррупцию, ни осуществить даже первые шаги модернизации...

Еще они печалились о том, что наши батюшки слишком часто освящают казино и банки, что в храмах по праздникам слишком много начальников, тех самых, которые в комсо мольской юности отслеживали сокурсников прихожан и пи сали доносы.

Впрочем, мои знакомые не сетуют. Они полагают, что это еще одно испытание, выпавшее на нашу многостра дальную страну, быть может, в результате лености душ на ших соотечественников и неготовности к покаянию. Оно за вершится тем раньше, чем активнее мы будем на деле сле довать принципу деятельного добра, сострадания и свобо ды — от глупости, подлости, скудоумия, которую дает толь ко настоящая вера.

ПРЯМОЕ МЫШЛЕНИЕ

Я стою на Манхэттене, рядом с башнями Центра миро вой торговли, над которыми, как и 9 лет назад, светятся ог ни. Точнее, светятся лишь неоновые контуры «близнецов» — символический памятный знак о печальных событиях того рокового дня — 11 сентября. Картина впечатляющая…

МЕЖДОМЕТИЯ

Исламская публицистка и правозащитница Карима Бенноутене в своем блоге назвала эту светящуюся дань па мяти огнями надежды на то, что мир все же справится с тем злом и нетерпимостью, которые последние годы его захле стнули. Она напомнила о сотнях убитых в «войне с терро ризмом» женщин и детей, об узниках Гуантанамо, о наступ лении фундаментализма в исламских странах, о лжи и жес токости, сопровождающих новое противоборство. И о судь бе конкретной женщины мусульманки, погибшей вместе с другими служащими своей компании 11 сентября, о том, как непросто ей было даже в толерантном Нью Йорке совмес тить веру предкам, приверженность идеалам прав человека и свободный выбор судьбы. «Она была «другой» как в среде неверующих американцев, так и в среде исламистов», — пи шет автор о героине и напоминает, что именно против таких, как она, свободомыслящих людей направлена агрессия фундаменталистов во многих странах. Весь пафос статьи Каримы «Другие другие» сводится к тому, что реальная борьба с терроризмом никогда не закончится, если не будет опираться на поддержку правозащитных и просветитель ских организаций, если не будет воспитывать «других» в ис ламских странах и исламской среде. Иначе эта борьба бу дет порождать новый фундаментализм, в том числе христи анский и антиисламский.

Увы, прогнозы Бенноутене сбываются — в американ ском Интернете растут ксенофобские настроения, какой то умник уже всерьез обсуждает, стоит ли ему собрать тысячу томов Корана и публично их сжечь...

Чем больше всматриваешься в происходящее в Амери ке, тем больше удивляешься глубине сходства, при всей очевидной разнице между нашими странами, между людь ми и обстоятельствами жизни. И пугающая близость заяв лений и угроз радикалов самого разного толка, и сокраще ние пространства свободной дискуссии о той же самой про блеме терроризма, и та же логика, допускающая нарушение прав человека, если речь заходит об обеспечении безопас ности... Взрывы в Нью Йорке отозвались во всем мире рос том насилия и нетерпимости, они уничтожили не только Надежда Ажгихина здания и человеческие жизни — вместе с ними будто разле телась на куски наивная вера в торжество прогресса и при вычных идеалов, зафиксированных в том числе во Всеоб щей Декларации прав человека, которой долго жили люди во многих странах. Больше не получается. И не случайно, еще задолго до кризиса, свернулись и продолжают свора чиваться некогда богатые и разнообразные международные гуманитарные программы — зато растут военные бюджеты.

А логика двойных стандартов и лицемерная демагогия, ей сопутствующая, стали повседневной обыденностью практи чески повсюду, даже в самых свободных СМИ самых сво бодных стран...

Оправдания несправедливости теми или иными дово дами геополитической целесообразности находятся легко, но плата за них слишком высока... Не в этом ли причина многих трагедий? Об этом многие задумываются сегодня.

Почему посещение мечети в некоторых вполне демократи ческих, казалось бы, странах может стать дополнительным фактором риска? Почему, с другой стороны, мировое сооб щество борется за жизнь приговоренной к побиванию кам нями иранки, но молчит о десятках подобных случаев в Сау довской Аравии, где права женщин (и вообще права челове ка) нарушаются не меньше?

Почему уже у нас на родине в одних регионах тех же са мых верующих мусульман публично называют вахаббитами и задерживают на улице ввиду неславянского разреза глаз, а в других — руководителям сходит с рук попрание консти туционных основ вроде назначения официальной платы, скажем, за кражу невесты или убийство кровного врага? И почему общество не реагирует на все это? Почему нигде по ЦТ не показали совершенно возмутительные кадры, гуляю щие по Интернету — расстрел из пейнтбольных ружей деву шек без головного платка на улицах столицы региона РФ?

Почему наш родной парламент не поинтересовался, правда ли эту расправу, как свидетельствует Интернет, поддержал глава региона?..

Не хочется думать о том, что нелюди, взорвавшие баш ни в Нью Йорке, как и те, кто организовал серию взрывов в

МЕЖДОМЕТИЯ

российских городах, победили. Их торжество, как и наша общая растерянность, временные, конечно же. Как времен на и та вражда, которой пронизаны мировые информацион ные сети, политические декларации, наши СМИ, наша по вседневность. Все это, безусловно, преодолимо, но как все таки преодолеть все это уже сейчас, в нашей несовер шенной действительности?

Наверное, Карима права — нужно больше прислуши ваться к голосу «других» современников. Тех, кто не согла сен шагать в ногу с толпой и военными парадами, кто верит в торжество справедливости и в равенство возможностей для всех. Таким людям трудно везде, ибо они не вписывают ся в жесткий формат, как не вписывается в него реальная жизнь и реальные человеческие чувства. Их трагически ма ло — людей, несогласных быть расходным материалом или послушной питательной средой для того, что теоретик ис кусства и социолог Моника Виттирг назвала «прямым мыш лением» — иерархией стереотипов, инструментом для ма нипулирования и тотального контроля.

Сумеем ли мы поддержать тех, кто помогает нам пре одолеть этот тоталитарный образ мысли и существования, создать коллективную альтернативу «прямому мышлению»

на практике? Американская правозащитница изложила свою версию, хотя и довольно утопическую сегодня. В самом де ле, трудно предположить, что миллиарды, затраченные на военные кампании, будут легко переориентированы на гума нитарные нужды и поддержку образования в том же Афгани стане. Но идея сама по себе верная. Не сомневаюсь, нашим соотечественникам также есть что предложить на этот счет...

Надежда Ажгихина

ЖИЗНЬ НА ВУЛКАНЕ

О взрыве в Домодедово мне первым сказал сотрудник шведского телевидения — позвонил по мобильному теле фону и попросил прокомментировать последнюю новость, о которой только что сообщило американское информагент ство. Мы с коллегами были в это время в Барнауле, обсуж дали итоги закончившегося семинара о будущем журналис тики, который провели вместе с издательским домом «Алта пресс», настроение было приподнятое.

Звонок из Стокгольма ошарашил — тем более, что на тот момент никаких сообщений о случившемся еще не бы ло. Они появились через четверть часа, довольно путаные, ясно было одно — произошло страшное. Не только для тех, кто погиб или был ранен в московском аэропорту, — для всех нас, независимо от того, где мы живем — в столице, на Алтае, в Сочи или Воркуте. Через полчаса нам начали зво нить родные и друзья, и мы сами полночи следили за свод ками в Интернете и пытались выяснить судьбу собственно го рейса компании «Сибирь» — улетали до рассвета, и при землиться должны были как раз в Домодедово.

Совершенно неожиданно вспомнились другие часы то мительного и тревожного ожидания новостей — в далеком 1986 м, весной, когда опять таки шведы первыми сообщи ли об аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда мы ждали офи циальной информации не какие то минуты, а целые дни, и важнейшие подробности выяснились совсем нескоро, тех нологическая революция, бесспорно, изменила мир за ми нувшие двадцать пять лет. Но ощущение полной растерян ности и абсолютной, какой то безнадежной незащищеннос ти было совершенно то же самое, что и в ту далекую пору.

Оно не исчезло ни после уточнения деталей трагедии, ни после выступлений президента и объявления плана дей ствий по обеспечению безопасности, скорее, даже возрас тало с каждым новым сообщением или комментарием. Не только потому, что меры по усилению досмотра в Домоде дово уже предпринимались после двух первых терактов, те,

МЕЖДОМЕТИЯ

кто часто летают, помнят, что хватило их не слишком надол го, и в ту самую зону прибытия, где прогремел взрыв в поне дельник, можно было в последнее время хоть черта в ступе пронести. И даже не потому, что никто из реально отвечаю щих за обеспечение безопасности граждан в стране не по нес совершенно никакой ответственности — хотя налицо провал работы и милиции, и спецслужб, не предупредив ших вовремя преступления, несмотря на гигантские люд ские ресурсы, средства и агентурные сети. Тем более, что, как выяснилось, еще неделю назад некие неизвестные угро жали взорвать аэропорт...

Чем больше слышишь и видишь новостей о случившем ся, тем безнадежнее уверяешься в том, что трагедия может повториться практически в любом месте — в торговом цен тре, кинотеатре, в любом городе, и может коснуться любо го. Очень странное, исключительно неприятное чувство, от которого хочется освободиться, как от дурного сна, от обра зов неудачного фильма ужасов, но не получается. Навер ное, это именно тот результат, которого хотят достичь тер рористы.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 







 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.