WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

АРИНА НН

Современная русская поэзия и проза

Нижний Новгород

2013

А 79

УДК Рс

ББК 83.3 (2=Рус) 6

«Арина

НН». Литературно-художественный

православный альманах, вып. двадцать третий. –

Нижний Новгород: ООО «Издательство «Пламя»,

2013 г. – 300 с.

Главный редактор Борис Селезнёв.

Зам. главного редактора Марина Зубова.

Редакционный совет:

Валерий Сдобняков Александр Ломтев Диана Кан Любовь Ковшова Геннадий Ёмкин Александр Высоцкий Владимир Дорошев Ответственный редактор выпуска (№ 23) Татьяна Антипова Корректор Татьяна Антипова УДК Рс ББК 83.3 (2=Рус) © «Арина», © Оформление ООО «Издательство «Пламя»,

СОДЕРЖАНИЕ

Слово редактора. «Юная поэзия» Дмитрий Терентьев (г. Н.Новгород) «Цветущий сад в росе...» Сагидаш Зулкарнаева (с. Новопавловка) «Рассвет» Тоня Дрязгова (г. Н.Новгород) «Предчувствие» Владимир Голубев (г. Н.Новгород) «Песня юности» Джабраил Яхьяев (г. Воронеж) «Лиловая тонкая нежность...» Вика Овечкина (г. Саров) «Victoria» Борис Селезнёв (г. Н.Новгород) Hernia Галина Букаева (г. Н.Новгород) «Рубель» Наталья Колпакова (г. Владимир) «Предел» Виктория Златкина (г. Н.Новгород) «Серебряное горлышко» Кондратий Емельянов (г. Бор) Ольга Шувалова (г. Бор) «Хэппи энд» Ольга Постникова (San Diego) «Чувство вины» Лариса Францек (г. Москва) «Из наблюдений. 2013» Нелли Зима (п. Дивеево) «Центр притяженья» Галина Юдина (п. Дивеево) «Берёзы под окнами» Анэля Крылова (г. Н.Новгород) «Предчувствие счастья» Александр Взводский (г. Н.Новгород) «Бег по кругу» Павел Шаров (г. Н.Новгород) «Чёрный ход» Валерий Фирсов (г. Н.Новгород) «Сон разума» Любовь Максимова (г. Н.Новгород) «Ветер мне не врёт» Василий Туренко (г. Н.Новгород) «Скажу немного о себе» Информационные письма Из газет Слово редактора

ЮНАЯ ПОЭЗИЯ

Этот Рождественско-новогодний номер наше го альманаха сложился удивительно празднично и не без сюрпризов-подарков нашим читателям. Сюрпризы начинаются сразу же с первой поэтической подборки Дмитрия Терентьева, продолжаются сиянием уникаль ного таланта Сагидаш Зулкарнаевой, Джабраила Яхья ева и Виктории Овечкиной. Все эти молодые авторы – радостные дебюты в «Арине» и не менее радостные открытия во всём современном поэтическом мире.

Уверен, что параллельно открываются ещё новые, не известные нам, молодые творческие силы. И это так здорово и восхитительно! Это первый показатель воз рождения нашего Отечества, нашей Родины! Земля, что «безвидна и пуста» таких всходов не даёт.

И опять же радостно, что и здесь «Арина» не опоз дала – традиционно и особенно в этом выпуске показа ла нашу молодую русскую творческую мощь и силу в лице юных дарований, отмеченных перстом Божиим!

Нам есть с чем и с кем встречать Рождество Христово!

И как это символично: рождение или открытие таланта и такой сияющий, ликующий праздник!

С праздником Вас, Друзья! С новыми открытия ми и стихами! И никогда не быть «пустой и безвидной»

земле русской!

ТВОРИТЬ КРАСОТУ

(К юбилею Бориса Анатольевича Селезнёва) Не совсем обычный выпуск «Арины» лежит пе ред Вами, дорогой читатель.

Издателю и бессменному главному редактору на шего любимого поэтического альманаха исполнилось 60 лет. За плечами Бориса Анатольевича Селезнёва, члена Союза писателей, яркого, талантливого поэта, ла уреата литературных премий, автора десяти книг (сре ди которых и чудесные поэтические сборники с неза бываемыми, западающими глубоко в душу строками, и сборники нетрадиционных рассказов, напоминающих зачастую стихотворения в прозе – настолько они про низаны одухотворённостью поэта, порывами его высо кой души) огромный творческий путь настоящего под вижника, который не замкнулся на себе, а пошёл, что называется, «в народ», собрав вокруг своего альманаха единомышленников, надёжных товарищей и просто не равнодушных поэтов. «Арину» знают и любят не только в Нижнем Новгороде, но далеко за его пределами, есть читатели и почитатели и за рубежом. Каждый новый выпуск дорог редактору, словно новорождённый ребё нок. Сколько душевного тепла, сколько профессиональ ных навыков, сколько поэтической интуиции, сколько моральных и творческих сил задействовано, чтобы вы пуск состоялся, чтобы читатели его приняли, поняли и оценили. Под одной обложкой собираются порой такие разные творческие личности! А вот выделить ведущую тему каждой подборки стихов, выстроить произведения друг за другом внутри каждой подборки, расположить авторов в единый творческий ряд так, чтобы произве дения зазвучали продуманно и веско, под силу только человеку таланта такого масштаба и с таким высоким профессионализмом, как Борис Анатольевич Селезнёв.

От души поздравляем нашего любимого главного редактора, издателя, Большого Поэта со знаковым юби леем! Впереди ещё многое!

К юбилею

БОРИСУ СЕЛЕЗНЁВУ

Ты Поэт. Ты творишь красоту, ощущая её повсеместно, Видишь то, что сокрыто от множества будничных глаз, В заурядности мелкой, в обыденной серости честной.

Отсекая детали, гранишь первозданный алмаз.

Обретают предметы свои изначальные свойства, Если вспомнишь их смысл, если точные дашь имена...

И отрадно глазам, и родится в уме беспокойство, В человеческом сердце находится отклик сполна, И душа устремляется к Богу, сметая преграды, Нарушая каноны, в незримую высь возносясь.





И в стихию стиха с головой погрузиться мы рады, И тебе удалось воссоздать первозданную связь Всех и Вся, человека, природы и Бога, Временное пространство своим дарованьем пронзить, Поразить высотой, красотою народного слога, И украсить язык. И упрочить духовную нить...

И ты – как Евангельский нищий:

Постигнув глубины порока, Уйдя от родного порога, Сидишь на сплетении тропок И ждёшь появления Бога…

ПОМОГАЕШЬ НАМ РАСКРЫТЬСЯ

(К 60-летию со дня рождения Б.А. Селезнёва) Итогом творческого действа В стихах рождался альманах.

Союз пера с теплом из детства Найдёшь у каждого в глазах.

По ним сверялось отраженьем Любовь и боль родной земли, А сердцу дивное сплетенье «Ариной» тут же нарекли.

И с нею шествует бессменно Редактор главный Селезнёв, И за духовность, несомненно, Тут вся ответственность на нём.

Не дай нам, Боже, усомниться Однажды в праведности слов.

Такими мы смогли родиться, Такими помним отчий кров.

В «Арине» все смогли раскрыться, Кто оторвался от «сохи», Едва лишь начали креститься, А не креститься не могли!

Родился я 19 октября 1987 года в городе Горь ком. После окончания школы, с 2002 года учился в Ни жегородском речном училище им. И. П. Кулибина, в 2006 окончил его по специальности «судомеханик». С 2006 по 2012 годы учился на юридическом факульте те ННГУ им. Н. И. Лобачевского по специальности «юрист». Работал на заводе «Красное Сормово», был в навигации. В данное время работаю юристом в част ной компании.

Стихи начал писать в 2008 году. Они печатались в газете «Красный Сормович», сборниках «Рожде ственские встречи», альманахах «Земляки» и «Благо вест». В 2012 году вышел в свет мой первый сборник стихов «Человек дождя».

С 2009 года вхожу в состав Сормовского лите ратурного творческого объединения «Волга» под руко водством члена СП России Симонова Николая Василье вича.

Черных стрелок бег неумолимый.

Из листвы раскладывать пасьянсы.

Завывать, стучать по мокрым крышам.

На землянах «нет лица», Все вокруг твердят об этом.

В ожидании конца, Конца света.

«Древний календарь не врет, – Так сказал оракул майя. – Что-нибудь произойдет, Что – не знаем».

Кто с ума сошел вообще.

Я узнал из интернета, На Речном стоит ковчег, Нет билетов.

В этой панике и лжи Торгаши суют «галоши», Чтобы потребитель жил Чуть подольше.

Я не верю в эту чушь, Оставляю Богу выбор.

Что-нибудь да получу, Тишины бы.

А пока кругом кричат:

«Время вышло, мы погибли», Я стараюсь замечать Перегибы.

Солнце утром из своей кроватки Мне бы не дойти до сумасбродства, Не попасть в хитросплетений невод, Задирая нос, как некто Бродский, Ветер наш вагончик раскачает.

Белая зима Вспыхнула невольно.

Не сходи с ума, Милая, довольно.

Ты меня прости, Но твои наречья Словно конфетти В новогодний вечер.

Даже если льдом Треснут наши стены, Всё переживем И переоценим.

Было бы тепло В очаге домашнем.

Тихо и светло В завтрашнем, вчерашнем.

Только не ревнуй, Не срывайся грубо.

Первый поцелуй Помнят мои губы.

Посуди сама, Нам ли жить в тревоге.

Белая зима...

Чёрные дороги.

Падает, падает, падает снег, Кружит метели шальной карнавал, Белой косынкой подвязанный клён Русь моя, сколько в тебе красоты!

Сколько поэтов вскормила нам ты.

Даже дворовых стихов моих трёп Падает, падает, падает снег, Падает вновь, и мечтается мне, Что моим слогом исписанный лист Скажет когда-то кому-то: «Держись!»

Может быть, и не поймешь ты, как проснулись Эти чудные узоры зимних улиц.

Эти правильные росписи на окнах, Как на странных, неизвестных нам полотнах.

Может быть, ты не увидишь, как зажгутся Над землею высоко планеты-блюдца, Как широкий месяц, их раздвинув рогом, Жёлтым соком прыснет ночью на дорогу.

Может быть, ты не услышишь, как завоют Во дворах стальные флейты и гобои.

Как, разрезав фиолетовые струи, Зазвенят столбов натянутые струны.

Может быть, ты не поймешь и не оценишь Это время виртуозных превращений, Но, под пение метели засыпая, Ты почувствуешь – зима совсем не злая.

Цветущий сад в росе.

Плоды роняют сливы… Мне тоже, как и всем, Быть хочется счастливым.

Босым в лугах плясать И радостные крики Охапками бросать В озёра земляники.

Подняв бокал вина Холодной ночью где-то, С улыбкой вспоминать Утраченное лето.

НОЧНАЯ ПРОГУЛКА

Мы мучили полночи упрямого таксиста:

«Вези нас, парень, в детство, вези нас, Но он в манере грубой сказал, Мы поняли буквально и жутко разозлились.

И хлопали дверями его автомобиля, И очень много пили, и столько же курили.

И в жёлтых светофорах искали луч ответа:

«А где твоя планета? А где моя планета?»

Но вскоре мы узнали, что слишком много Всё оказалось проще: мы просто опоздали.

Такси не возят в детство по городу ночному, Туда бежать босыми по лугу заливному.

В отчаянье глубоком мы сели на бордюры, Одно спасало только: сошлись дурак и дура.

А над Зеленским съездом лизало крыши утро.

Я пел, а ты плясала. И это было круто!

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА

Нашёл её в серванте, Распухшую от пыли.

Ждала, когда захватят, Надеялась… Забыли!

Открыл – страницы в клетку, Исписанные ручкой:

Фамилии, заметки И цифр закорючки.

До злости непонятный Врачебный почерк деда, Но все-таки приятный, Как скрип велосипеда.

Год нет его;

от мрака Нам никуда не деться.

Как варежка, бумага Хранит тепло владельца.

Люди рождаются в пробках, В пробках они умирают.

Мимо в смирении кротком Думский кортеж проезжает.

Я не сторонник упадка.

Я не фанат бездорожья.

Тихо говеет за МКАДом Поле, богатое рожью… Листья вы, листья, опавшие листья, Рыжие беженцы сонных берёз, Молча лежите вы шубами лисьими В лужах осенних неласковых слёз.

Дайте мне веру, опавшие листья!

Веру в другую, счастливую жизнь.

Лишь для того, чтобы вновь поднялись мы К веткам, которыми так дорожим.

Дайте мне силу, опавшие листья, Чтобы мне с вами дожить до весны, Чтобы зимой под снегами искристыми Листья вы, листья, опавшие листья, Рыжие пленники серого дня, В лужах лежите вы шубами лисьими, Обидно, некому раскрыться, Она ждала горячих фраз, Холодных мыслей не боялась.

В который раз, как в первый раз, Я видел, как она смеялась.

А по угрюмой мостовой Ползли прохожие-улитки.

Лишь на губах её одной Цвели мимозами улыбки.

ЧЕЛОВЕК ДОЖДЯ

Ждущих раненых туч не бывает, Но, возлюбленный осени, я Среди прочих других называю Лишь себя человеком дождя.

Научился я в дни увяданья (Все ж не зря был рождён в октябре) Тонко чувствовать ливня дыханье, Не глазами, всем телом смотреть.

Лужи мне не напомнят болото, Неба синего не оттенят.

Если я недоделаю что-то, Дождь закончит потом за меня.

Много в наших делах беспокойства, Мало светлых, возвышенных чувств.

У воды есть целебное свойство, У небес есть замена плечу.

Под воскресный молитвенный дождь.

Ветви клёнов как струны звенят.

Говорили когда-то красиво, Откровеньями записать.

Дождь расскажет потом за меня.

ПО БОЛЬШОМУ СЧЁТУ

Нечасто, но «случайно случаются» открытия таланта. А талант, как правило, в силу скромности и стеснения лезть на глаза известным писателям, в силу географической оторванности от литературной среды, сидит в тени. И может так просидеть год и два. А может – всю жизнь просидеть и наблюдать, как куда как менее талантливые и творчески состо ятельные собратья по перу проявляют активность, отнюдь не творческую... Весной 2013 года после засе дания Самарской областной секции поэзии ко мне подо шёл поэт из Сызрани Александр Карякин. Рядом с ним стояла худенькая женщина. «Диана Елисеевна, – ска зал Александр, – Вот хочу тебе представить поэтес су, которая сама стесняется к тебе подойти...». Так я познакомилась с Сагидаш Зулкарнаевой. Прочитав её стихи, ещё раз убедилась: скромностью в литературе обладают вовсе не те, коим следовало бы. По своему обыкновению разослала стихи Зулкарнаевой друзьям, знакомым, коллегам, единомышленникам. Отзывы ко лебались от одобрительных до восторженных. Неко торые коллеги, к чести их, не ограничились благожела тельной риторикой. В сентябре 2013 года в журнале «Аргамак-Татарстан» вышла большая подборка сти хов Сагидаш Зулкарнаевой. А главный редактор «Арга мака» Николай Алешков поблагодарил меня за такого одарённого автора. Главный редактор всероссийского нижегородского поэтического журнала «Арина» Борис Селезнёв автономно от Николая Алешкова, но практи чески слово в слово, сказал мне то же самое по поводу стихов Зулкарнаевой: «Это открытие года!». И тоже словами не ограничился!.. В скором будущем у Сагидаш Зулкарнаевой в рамках Самарской региональной книго издательской программы выйдет книга стихов. Думаю, что по этой книге поэтессу будет незазорно принять в члены Союза писателей России. В случае с Зулкарнаевой это не будет, говоря понятным даже обывателю язы ком, открытие творческой кредитной линии под чьё то поручительство. Это не будет «приём авансом»

под будущие творческие достижения. В лице Сагидаш Зулкарнаевой Союз писателей России обретёт не про сто очередного «члена», но – полноценного писателя, за коего не стыдно по всероссийскому «гамбургскому»

счёту. Зулкарнаева родилась 6 июля 1968 года в Са марской области. Многие годы писала стихи «в стол».

Однажды стала победителем конкурса «Горжусь то бой, губерния моя!». Также стихи Сагидаш Зулкарна евой печатались в самарском литературном журнале «Русское эхо», в «Литературной газете» (Москва), в журналах «Бег» и «Автограф». Живёт поэтесса в селе Новопавловка Большеглушицкого района Самарской области. Хвала Большой Глушице, что на её просторах произрастают такие таланты!

Выпив ночь из синей чашки, жду, когда нальют Тень в смирительной рубашке мой обкрадывает след.

Обернувшись тёплым пледом, обойду притихший Пахнет горько бабье лето неизбежностью утрат.

Звёзды светят маяками. Может, в небо за буйки?

Где цветные сны руками ловят божьи рыбаки.

И по лунам, как по рунам выйти в космос напрямик.

По дороге самой трудной, где полёт – …Только в доме спит ребёнок. Захожу, скрипят полы.

Не скрипите: сон так тонок! В степь пойду, И травою горькой, дикой окурю себя и дом:

Блажь полёта, уходи-ка! Полечу потом, потом...

Где скопился сельский сор, Улыбнусь песочным сотам Разобьюсь, пойдёт молва...

На местах начальники правят вкривь и вкось, На дорогах «чайники» едут на авось.

Депутаты праздные вешают лапшу, Молодёжь отвязная курит анашу.

Где борец за истины, за права людей, Где идальго истовый, бравый лицедей, Чью отвагу песнями славили певцы?

Дон Кихот на пенсии солит огурцы.

А кровь её – небесного состава, И крылья есть, но только счастья нет.

Вчера она бежать за ним устала, Пускай поспит, Ты не включай рассвет.

Вернуть его пытался дождь поддатый, И даже лес пошёл наперерез...

Но он ушёл! Сломав замки и даты, Наверно снова в ад к чертям полез.

Он там тусит под песни бедуина И кличет ветер, стоя на краю, И в коконе слепого кокаина Он ловит кайф, зараза, мать твою...

И ей, представь? Вот этот демон нужен – Больной, обросший, раненый – любой!

Когда луна клонируется в лужах, Придёт он к ней, чтоб пить её любовь.

А завтра на ладонях мокрый ветер Им принесёт апрельское тепло.

Я так хочу, чтоб ей на этом свете Леталось... Слышишь?

Всем чертям назло!

Харуки Мураками, я к вам письмо пишу!

На сердце тяжкий камень, который год ношу.

(Тут муж пошёл налево, но не об этом я, Зато, как королева, сама себе судья).

На днях в Инете фото попалось Ваше вдруг, На нём грустны Вы что-то, неведомый Вы любите картошку, баранинку с лучком?

А водку под окрошку не пили утречком?

Попробуйте – сшибает. Сама-то я не пью, На Новый год, бывает, бокал «Suri de mu».

Харуки Мураками, мне Вас бы пригласить, Своими пирогами с капустой угостить.

От Вас мне, видит Боже, не надо ничего, Вы просто так похожи на папу моего.

...Он так любил картошку, баранину с лучком, Ну да, и под окрошку...

Под бумажной кольчугой Я кольцо сберегу.

И затихну пред вьюгой, Как берёза в снегу.

Не совпадаем мы с тобой, Как разные миры.

Я – в гору шла, неся с собой Весь груз. А ты – с горы.

И вот теперь, спустя года, Я в ночь ушла. Ты – в свет.

И оказался – там, где – «да».

А я сошла на – «нет».

Всё не так и всё не эдак, Все дороги по кривой.

Ты за юбками кокеток Волочишься, чёрт с тобой!

Разобью в осколки будни, От надежды отрекусь.

Стану снова безрассудной, Под мальчишку подстригусь.

Не бывает чуда дважды, После пирровых побед Ты оглянешься однажды, А меня с тобою нет.

Играть с судьбой своей негоже.

Просто жить и не думать о смерти, Просто верить всему вопреки.

Что дождей беспросветные плети Унесутся с теченьем реки.

Просто помнить, что нам изначально Бог даёт лишь на время весло.

От того так на сердце печально, От того так на сердце светло.

Ветер шарит непричёсанный, Как ищейка по углам.

Жизнь доскою неотёсанной Разломилась пополам.

Маяки мои да факелы Все потухли в этот дождь.

Сатана похож на ангела, Всех отличий не найдёшь.

Он даёт мне в руки маузер, Ангел падает без крыл.

Задождило вновь без паузы, Бес ли небу вены вскрыл?

Неприкаянной, в распутицу Я иду, судьбу кляня.

Осень – рыжая распутница, Что ж ты путаешь меня?

Молчит сверчок, и печь остыла.

Вращали землю коммунисты, Сегодня, завтра, через месяц, Когда-нибудь, как стает снег, Сорвусь по чёрным нотам лестниц, Чтоб вновь упасть в двадцатый век.

Я еду, еду к милой маме.

Я знаю, ждёт она меня, С утра воюя с пирогами И печку старую кляня.

И пусть мороз сегодня страшен, Аж снег от холода визжит, Через лесок, вдоль белых пашен, Дорога к мамочке бежит.

И без пальто, лишь шаль на плечи Накинув, через всё село, Пойдёт ко мне она навстречу И примет дочку под крыло.

Я горькою судьбой обожжена, Мне так нужны большие перемены… На все взыванья к Богу – тишина, И ангелы мои глухи и немы.

А час придёт – не все заплачут вслед, Бываю я, как сад, всё время разной:

Кому-то заслоняю белый свет, Кого-то в будни радую, как праздник.

И так живу, без злости и обид, Люблю людей на свадьбе и на тризне.

А то, что Бог со мной не говорит… Поговорит, быть может, после жизни.

Держи-ка руль покрепче, старина!

Не ровен час – свернёшь опять налево И на глазах всевидящего неба Уйдёшь вон с той поклонницей вина.

Она тебя, конечно же, поймёт, Ты назовёшь её своею рыбкой… Пусть будет так, но только сладкий мёд Порой бывает приторным и липким.

Мужчины не поют мне аллилуйи.

Ссыпаются песком осколки дней, Приумножая в памяти пустыню.

У года уходящего на дне Последний день декабрьский тихо стынет.

Пуская кольца дыма в синь небес, Раскуривает трубку дом наш славный.

Весь в инее хрустальном дремлет лес, Под солнцем ослепительно-стеклянным.

Зима явилась поздно, завелась, Метелью за окошком заскулила, В граниты за ночь превратила грязь, Морозом всё живое опалила.

Торжественно и сказочно в бору, А вдоль – дорога тянет километры.

Рябины яркой гроздья... Соберу.

И ягодами ель украшу щедро.

А к вечеру наш дом открыт для всех, Он переполнен хвойным ароматом.

Готовя стол, как белка в колесе Крутилась я, но – время для нарядов.

... Оскоминой сведёт рябина рот, Что в сахарном снегу казалось сладкой.

И стрелка, пробивая Новый год, В январь войдёт, как нож по рукоятку.

Тоня ДРЯЗГОВА Весна. Она, как всегда, подкралась незаметно и удивила нас своей новизной. Деревья, на которых толь ко, только начали появляться почки, маленькие листоч ки. Грачи, сидящие на всех деревьях. Земля с молодой, чуть вылезающей травой. Всё дышало весной.

Девушки ходили ещё в пальто, но уже в туфель ках, и ступали легко.

Солнце безжалостно светило, хотя и дул иногда ветер, совсем не весенний, и щипал щёки, нанося лёг кий румянец.

Разве можно в такую погоду усидеть дома, когда всё кругом мчится в лёгком танце навстречу весне, ко торая невестой идёт по дороге.

Ветер треплет кудряшки деревьев, и, подхватив прошлогодние листья, кружит их, освобождая путь все му новому.

Мы тоже преображаемся, становимся красивее, добрее, ласковее и во взгляде на окружающую природу, и в отношении к людям. И замечаешь, как они ласково глядят на тебя. На сердце становится тепло и радостно.

И продавцы не грубят в магазине.

ВОСПОМИНАНИЕ

Раннее утро. На улице тихо, многоэтажные дома стоят, как армия солдат перед походом. Незаметно дома начинают оживать, и из подъездов выходят люди. Они неспешно делают несколько шагов, замирают на месте, и начинают подниматься вверх, к облакам, как воздуш ные шарики.

Кто-то выходит целой семьёй, из трёх-четырёх че ловек, кто-то – парами, кто-то – поодиночке, замирают, и через мгновение поднимаются вверх, не прилагая ни каких усилий.

Лица у всех одухотворённые, счастливые.

И вот уже сотни, тысячи людей поднимаются к небу, как воздушные шарики, в полной тишине. Так продолжается некоторое время, но недолго. Потом лю дей, поднимающихся к небу, становится меньше.

Они не летают, как птицы, над городом, а только поднимаются вверх, каждый, где стоял, потом посте пенно опускаются и идут к зданию, где у входа стоит стол. За столом сидит человек.

Все те, кто поднимался в воздух, подходили к сто лу, показывали свой секундомер, у каждого он находил ся на запястье. Человек сидел за компьютером, заносил показания секундомера и выдавал каждому карточку, на которой были написаны метры земли, полученные в собственность.

Чем дольше человек воспарял в воздухе между небом и землёй, тем больше он получал земли. На этой земле он мог что-то посадить или посеять, или даже по ставить небольшой домик.

Не все могли подниматься в небо и зависать в воз духе.

Да и воспарение было в определённое время.

Несмотря ни на что кто-то мог подниматься и каждый день, но всего на несколько секунд. Все эти секунды суммировались – и человек получал собствен ную землю.

После этих утренних, непродолжительных, подъ ёмов люди шли по своим делам: на работу, в школу, в магазин.

Продолжалась обычная жизнь. Люди уже не мол чали, а разговаривали как обычно.

Тоня ДРЯЗГОВА Никакие полёты не вспоминались, будто их и не было.

Обычные дела, обычные люди. Горе, радость – всё как всегда.

Но, рано утром, только начинало светать, люди выходили из своих домов.

На мгновение замирали, и поднимались над зем лёй, к облакам, и также плавно опускались на землю.

Потом шли отмечаться, потом шли по своим де лам.

А кто-то улетал навсегда… … Оставалась брошенная засохшая земля, лишь кое-где шумел бурьян на ветру.

ЗАБЛУЖДЕНИЕ

Она зашла в церковь. Была вторая половина дня.

Вечерняя служба ещё не началась, только лампадки го рели у икон. По церкви ходили две пожилые женщины, проверяя, всё ли готово к службе.

Она подошла к одной из икон и встала задумав шись.

Неожиданно, каким-то непостижимым образом, церковь превратилась в огромный дворец с великолеп ными стенами, на которых уже не было икон. Причуд ливые рисунки проступали на стенах, и окна не были так высоко, как в церкви, и было светло, хотя солнце не светило в окна. Кругом ходили женщины в длинных холщёвых юбках, расшитых кофтах и в чепчиках на го лове, будто они пришли из сказок Андерсена. Мужчины были в рубахах, подпоясанных кручёной верёвкой, и в кирзовых сапогах. Все двигались степенно, без суеты, каждый шёл по своим делам. Никто не толкался, хотя народа было много. Лица у них были одухотворённые и светились чуть заметной улыбкой.

Она, посмотрев на всех, пошла к выходу. Через массивные двери вышла в коридор и пошла по нему. На её пути попадались открытые двери. Она заглядывала в комнаты, которые внутри были похожи на ту комна ту, из которой она только что вышла. Высокие потолки, стены с причудливыми рисунками. Было светло и про сторно, хотя и много людей. Они разговаривали тихо, и она не могла понять о чём, хотя они и говорили по русски. В одной из комнат стояла большая корзина. Она подошла ближе и заглянула в корзину. В корзине были стеклянные бутылки с молоком, ей кто-то сказал, что молоко можно брать просто так, не платя за него денег.

И она взяла из корзины бутылку молока. Бутылки были небольшие. Она посмотрела на взятую бутылку с мо локом, подумала, и взяла из корзины ещё две. Бутылки она положила в тонкую сумку, которая всегда была у неё в кармане на всякий случай.

Повесив сумку на плечо, она подошла к окну.

За окном было видно асфальтированную дорогу, а за дорогой – панельные дома, те, что стоят через дорогу от церкви, в которую она зашла.

Она помнила, как стояла в церкви... Ущипнув себя, она поняла, что не спит. Ей захотелось домой и, отойдя от окна, она пошла к выходу.

По комнате ходили женщины в длинных юбках и чепчиках на голове, мужчины в рубахах.

Она вышла в коридор и пошла. У неё было ощу щение, что коридор бесконечный. На её пути были от крытые двери, в которые она заглядывала. Комнаты были похожи на ту комнату, из которой она только что была. Так, кружа по коридору, она вышла во двор. Но двор оказался странный. Там сидели и ходили мужчи ны. Они были заняты каждый своим делом: кто-то ма стерил, кто-то подшивал обувь, кто-то строгал. Двор был большой – ни забора, ни ворот не было видно.

Тоня ДРЯЗГОВА Посмотрев на работающих мужчин, она повер нулась и пошла по коридору, заглядывая во все двери.

Тихий, как журчание ручейка разговор женщин в одной из комнат, разглядывающих необыкновенной красоты ткани. Детей не было.

Она заходила в комнаты, подходила к окну. В каж дой комнате из окна она видела дорогу, а за дорогой многоэтажные панельные дома. В одном из этих домов живёт и она. Но как добраться до дома? Где выход из этого коридора и многочисленных комнат?

Проходя в очередной раз по коридору, и загляды вая в комнаты, она услышала тихий голос: «Здесь ниче го нельзя брать. Если что-то возьмёшь – вернуться не сможешь». Она оглянулась на голос, но никого рядом не было. Она посмотрела на свои руки, провела рукой по плечу. На плече висела сумка. Сумка была настолько лёгкая, что она просто забыла про неё. Она заглянула в сумку, там были три бутылки с молоком.

И опять она пошла по коридору, заглядывая в ком наты. Но ни в одной из комнат она не видела большой корзины, из которой она брала молоко.

Тогда она зашла в одну из комнат, и поставила сумку с молоком у стены, так чтобы никто на неё не об ратил внимания. Никто и не обращал на неё внимания.

Каждый занимался своим делом. Она вышла в коридор и пошла. Зашла в другую комнату, подошла к окну. За окном всё та же дорога, за дорогой всё те же панельные дома. На листьях деревьев отражалось осеннее солнце.

Она отошла от окна, вышла в коридор и пошла по нему.

Может сейчас ей повезёт, и она сможет выйти от сюда и пойти домой.

МЫШКА И МИШКА

На опушке леса у могучего пня жила полевая мышь. Её сородичи разбрелись по более хлебным по лям. А она жила здесь. Худо-бедно еды хватало.

Как-то, сухим жарким летом вышел на опушку ста рый мишка. Прилаживался вокруг пня с одной стороны, потом с другой и плюхнулся на пень всей своей массой.

Заскрипел трухлявый пень да и развалился.

Мышь спасло то, что она быстро выскочила из-под пня.

Мишка от неожиданности упал на бок и застонал.

Мышка подбежала к нему и сочувственно спросила о его здоровье. Поохал мишка, пожаловался на свою судьбу, потихоньку встал на лапы и спросил, как мыш ка поживает.

Она рассказала ему, что ей одиноко и скучно здесь одной, уже не такой резвой, как раньше. Выслушали они друг друга и решили, что вместе добывать пропита ние им будет легче, да и ночи будут спокойнее вдвоём.

На том и порешили.

Мишка как-то снарядился за мёдом. Долго не было его, а мышка ждала своего друга, никуда не уходила.

И вот, наконец, пришёл мишка уставший и искусанный пчёлами. Принёс мышке в лапе мёда. Поблагодарила его мышка, попробовала капельку, и насытилась.

«А остальной мёд, – говорит мышка, – доедай сам».

Мишка доволен, и мышка рада.

В жаркую погоду мишка и мышка уходили в овраг и отдыхали. Иногда спускались к реке. Мышка с удо вольствием рылась в песке, а мишка плескался в реке и ловил мелкую рыбёшку. В холодную погоду мышка пряталась в мишкиных складках меха, ей там было теп ло и сухо. На зиму вырыл мишка нору, прикрыл ветка Тоня ДРЯЗГОВА ми вход, и мышка там себе приспособила место: при несла пшеничные зёрна, грибы, шишки.

Так и жили они. Не заметили, как пролетела холод ная зима, наступила весна, потом лето. Вдвоём им было весело. Они рассказывали друг другу о всяких приклю чениях: как добывали еду, как прятались от опасности.

Однажды, уже осенью, собралась мышка на поле за зёрнами. Мишка тоже без дела не сидел, он стал укре плять нору к зиме. Мышка несколько раз сходила на поле. И опять пошла, чтобы принести побольше зёрен.

Она была где-то на середине поля, когда поднялся сильный ураган. Она быстро вырыла небольшую ямку, чтобы укрыться от непогоды.

Долго ли был ураган, мышка даже не поняла, по тому что сначала пряталась, потом, оказавшись в воде, задрожала от холода и побежала к мишке. Она ловко пробиралась сквозь упавшие деревья. Мышка хорошо помнила, где их с мишкой дом.

Подбежав к оврагу, она увидела, что овраг полно стью залит водой. Кругом поваленные ураганом дере вья.

Мышка бегала вокруг поваленных деревьев и сво им тоненьким голоском звала мишку. Но на её зов ни кто не отозвался, мишки нигде не было. Тишина кру гом, лишь сломанные и искорёженные деревья вокруг залитого грязью оврага.

Мишка выбрался из оврага и побежал на опушку леса. Ему удалось пробраться сквозь падающие дере вья. Подбежав, мишка увидел, что поле полностью за лито водой, а колея, проходившая по опушке, сплош ным потоком несёт мусор и грязь. Мишка решил, что мышка утонула, и заревел.

Кругом никого не было.

А вдалеке, у горизонта, виднелась тонкая полоска голубого неба.

ПЕРЕД ГРОЗОЙ

Неожиданно поднялся сильный ветер и всё, что было на земле, очутилось в воздухе. Прутья, листья, пыль. На женщинах поднялись платья, на мужчинах надулись рубашки. Кто шёл навстречу ветру – остано вились и повернулись к нему спиной. И ветер, толкая их в спину, заставил бежать от него. И люди побежали прятаться – кто в ближайший подъезд, кто в магазин.

Минуту назад море было спокойное, не было ни одного всплеска волны. И вдруг столб воды поднялся у самого берега, и побежал. Море мгновенно разлилось, начиная затапливать небольшой пляж. Дождя ещё не было, но воздух уже был наполнен песком. Станови лось душно, было тяжело дышать. А ветер всё танцевал в своём бешеном танце, и деревья от резкого ветра гну лись к земле, покоряясь непогоде.

Неугомонный ветер как будто говорил с волной, кричал ей, и волна отвечала ветру бешеным танцем.

Туча, наблюдавшая за ними, надувалась от обиды: «Бе регись, шалопай ветер, я тебе отомщу за всё», – крикну ла туча, и небо задрожало, и грянул гром, и засверкала молния.

Ветер вдруг затих, а у берега поднялась волна, во всём величии и замерла на мгновение, как женщина, го товая на отчаянные поступки.

А в соседнем доме играла музыка, и весёлые го лоса пели: «Лето, ах лето, лето звёздное будь со мной».

Тоня ДРЯЗГОВА

ПРЕДЧУВСТВИЕ

… А мне тогда приснились Алексей и Нина со своими сыновьями Мишей и Сашей. Они были лет на тридцать моложе, только почему-то Миша и Саша были взрослые сорокалетние мужчины, а Алексею и Нине как будто было за тридцать. Они гуляли по красивому яблоневому саду. Миша с Сашей были чуть в стороне, где-то вдали. Там были какие-то мужчины, женщины, дети, и Миша с Сашей затерялись в толпе и пропали.

Алексей и Нина шли вперёд, ни на кого не обра щая внимания, что-то бурно обсуждая.

«Где же Миша, – сказала Нина, – неужели они увели его? Куда? Зачем? Нет, они не имеют права, он останется с нами. Мы без него пропадём.»

Миша для Алексея и Нины был и кормильцем, и доктором одновременно. Им уже было за семьдесят, и, они с трудом ходили по квартире, а на улицу не выходи ли уже давно. Миша не был женат и свою жизнь полно стью посвятил родителям, ухаживая за ними. У Саши давно была своя семья, и он жил отдельно.

Я пробралась сквозь толпу и подошла к Алексею и Нине. Я слышала, о чём они говорили, и стала успо каивать их, говоря, что никто ничего не сделает Мише, они не посмеют его тронуть, с ним ничего плохого не будет.

Но они меня не слышали. Шли и шли себе, пере говариваясь, не обращая на меня никакого внимания.

Они меня просто не видели, хотя я стояла рядом, пыта ясь с ними разговаривать, но безуспешно.

Они стояли одни среди яблоневого сада.

– Посмотри, как здесь красиво, – сказал Алексей, – у меня ничего не болит, я здоров.

– У меня ничего не болит, – сказала Нина, глядя на Алексея. – Смотри – наши волосы густы и темны, нет седины, мы снова молоды.

– Мы напрасно беспокоились, с Михаилом всё нормально. Какой чудный сад, – сказал Алексей, огля дывая взглядом окрестности.

– Это же наши яблони, – закричала я. – Я жила здесь в детстве, и каждый день тут гуляла. Я очень лю била зелёные яблоки, прямо с дерева, кислые и неспе лый крыжовник. – А у забора, смотрите, малина.

– Странно, малина у забора с крупными ягодами и яблони цветут? Когда яблони цветут, малины ещё нет, а тут ягоды?

Они стояли и смотрели друг на друга и на небо. А небо было голубое, голубое и небольшие облака у го ризонта.

Вдалеке они увидели людей.

– Я не знаю их, – сказал Алексей, вглядываясь вдаль, где стояли мужчины и женщины разных возрас тов и, не обращая ни на кого внимания, переговарива лись между собой.

На глазах окружающий мир стал меняться. Ма ленький участок земли, превращался в огромное поле с деревьями, кустарниками, людьми.

Гул от голосов усилился.

Оставалось лишь беспокойство за Мишу.

– Как здесь красиво. Какой чистый воздух. Какая благодать.

– С ним всё хорошо! Он жив! Жив!

– А что же с нами? Я ничего не помню.

– Мы были дома, а сейчас здесь – как быстро. Мы можем ходить, разговаривать. Мы есть – и нас нет.

Тоня ДРЯЗГОВА – Мы ещё не осознали, что нас нет. С нами в доме был Миша, сейчас его с нами нет. Что это значит?

– С ним всё хорошо, – сказала я, обняв Алексея и Нину за плечи. Всё хорошо. Я люблю вас, люблю, и хочу быть с вами.

Они меня не слышали. Пространство вокруг них стало окутываться туманом, потом туман начал рассеи ваться.

На небе облака, голубое небо, и ни души. Ничего, только свежий воздух и птичьи трели. Самих птиц не видно, только слышно как они заливисто поют.

Владимир ГОЛУБЕВ

ПАМЯТЬ

Владимир Афанасьевич Голубев родился в 1950 г.

в г. Горьком. Рано лишился родителей, привык прини мать самостоятельные решения. Увлёкся театром.

Был ведущим артистом народного театра ДК им.

Свердлова. В юности писал стихи. Окончил Высшую школу милиции, работал следователем, адвокатом.

Был искренним, жизнерадостным человеком.

Рано ушёл из жизни (в 2003 г.). Друзья и родные чтят его память.

Хочешь, я к тебе однажды тихо подойду, Хочешь, я тебя однажды за руку возьму, Хочешь, в сад тебя весенний майский поведу, В сад весенний, сад цветущий в голубом дыму.

Владимир ГОЛУБЕВ Никогда мне не коснуться губ твоих рукой, Никогда не обернуться мне на оклик твой.

Так неслись бы тёмной тучей грустные мечты, Если б вдруг, весною жгучей, не явилась ТЫ.

Милая моя девчонка, нежный мой цветок, Я б из всех цветов вселенной сплёл тебе венок.

Мне хочется назвать тебя любимой Мне хочется, но я боюсь назвать.

Мне хочется поцеловать твой локон милый, Мне хочется, но я боюсь поцеловать.

От меня ушла девчонка, раз и навсегда, Мне не слышать голос звонкий больше никогда, В пасмурный осенний вечер, стоя под дождём, Я твои не буду плечи укрывать плащом.

Давно ли тебя называл я судьбою, Давно ли я жить без тебя не умел.

Но вот мы простились навеки с тобою, И грусть, и страдание – вот мой удел.

Улетела моя ненаглядная Белым лебедем в страны далёкие, И осталась лишь тьма непроглядная На душе и разлука печальная.

Не забуду я милые волосы И весёлые складки у рта, Твоего ручейкового голоса, Чутких губ не забыть никогда.

Владимир ГОЛУБЕВ И пускай ты другому достанешься, Всё равно в моём сердце останешься, Не услышишь, может быть, их вновь:

ВДОХНОВЕНИЕ И ВЕРА

Чистота и доверительность интонации, с кото рой пришёл в современную русскую поэзию Джабраил Яхъяев, столь нетипична для его поколения, родивших ся в начале «лихих-девяностых». Хотя… На Востоке (а этнически Джабраил принадлежит к редкой восточ ной и веками гонимой нации талышей-огнепоклонни ков, впоследствии обращённых в мусульманство) есть поверье, что чем грязнее вода вокруг, тем чище вырас тает лотос. Кстати, чистоту этих «лотосов» мы, волжане, можем наблюдать в устье Волги, там, где Астрахань. В это устье великая река «сволакивает»

много чего на своём пути, потом разливается дельтой, чтобы очистившись, встретиться с Каспием. И вот именно там, в дельте, где так много ила, растёт са мый чистый цветок-лотос, само воплощение чисто ты. Парадокс, да и только! Ещё на востоке говорят, что не учитель выбирает ученика, но ученик выбира ет учителя. И Джабраил в своё время сделал верный выбор, выбрав таким учителем Юрия Кузнецова – ве ликого нашего русского поэта. Выбор был, конечно, заочным, ибо к моменту этого судьбоносного выбора Юрий Кузнецов уже ушёл в мир иной. Но, уйдя, остался в русской поэзии живее иных живущих, что как поэты умерли ещё при жизни. Уйдя, Кузнецов оставил стихи.

И они стали путеводными в судьбе Джабраила Яхъя ева, защитившего по творчеству Кузнецова диплом в Воронежском госуниверситете пару лет назад. Сейчас у Джабраила непростое время, впрочем, у талантли вого поэта, тем более молодого, на взлёте, простых времён просто не будет. Время становления поэта на крыло. Время, которое, опять же по восточной тради ции, я бы назвала «шаманской болезнью» – либо человек выстоит внутренне и станет тем, кем ему предназна чено свыше, либо... Сама прошла сквозь это и, как гово рится, врагу не пожелаю, но другу не отдам то беспо щадное трудное-трудное время! Пройти его каждый поэт должен сам и только сам. Тот, кто «шаманской болезнью» не переболел, никогда не станет истинным поэтом. Помощников в деле внутреннего творческого и духовно-нравственного становления – у поэта нет.

Только сам! Только один! Один на один встречаешься с главным своим «врагом» – самим собой. Это встре ча во имя будущих стихов. Эта битва происходит в душе поэта. Это кровавая жестокая сеча, без победы в которой невозможно написать настоящие стихи. И помощников в этом кровавом деле быть не может в принципе… А вот поддержать поэта – добрым созвуч ным словом, публикацией – на этом непростом этапе творческого пути можно и нужно. Пусть публика ция в замечательном по поэтическому слуху журнале «Арина» – журнале родины пушкинского болдинского вдохновения – станет для русского поэта Джабраила Яхъяева точкой опоры, которая поможет ему в реша ющей битве с самим собой за самого себя. Я желаю Джабраилу веры и вдохновения!

В этом мире разрушенной святости, Среди слёз и заманчивой радости, Ты пурпурными снами увенчана, В синий холод молитвой согретая, Сохранила ты женственность юную, Незабвенная, чистая, лунная.

Пусть прольются закаты незримые Но последним дыханьем промолвлю я Я погасну, как ночной фонарь.

Тьма пройдёт – и загорится утро.

Мир проснётся, и слепой январь Разукрасит солнце перламутром.

И не вспомнишь, как порой важны Фонари для путника ночного.

В этом мире звёзды не нужны.

Фонари – лишь отсвет неземного.

Я хочу подарить тебе поле Из цветов, что растут в моём сердце, Где молчат ураганные вьюги И поёт неспокойный рассвет.

Ты пройдись по широкому полю:

Там в колосьях скитается солнце, Согревает плывущие руки По высокой траве.

Улыбнись позабытому ветру И раскинь на холодные плечи Облаками прикрытые кудри В одинокой моей синеве.

И не плачь золотыми дождями У закатного края над полем!

Я запомню любое движенье В каждом шаге целованных ног… Покидая широкое поле, Забери сбереженные солнцем Потайные цветы и колосья.

Пусть останется воспоминаньем Не руками сплетённый венок.

Прозрачно-невидимой смерти.

НЕРОЖДЕННЫЙ

Я должен был родиться Дождливым воскресеньем, В весеннюю беду.

Ещё чуть-чуть – и скоро Раскрылись бы цветочки На яблонях в саду.

Я утром еле слышал, Как птицы неустанно О солнышке поют, Поют, как люди дышат, Влюбляются, смеются И жить не устают, Как счастливы все дети, Познавшие с рожденья Святое молоко.

Ах, мама! Я не вижу, Я не дышу, не слышу!

Вокруг глухой покой… Лишь помню, как коснулись Тебя рукой железной – И холод вдруг возник.

Они меня пытали!

Меня четвертовали… Мой не услышав крик… Не расцветут цветочки, Не засветится солнце И птицы замолчат.

Но ты живи, родная!

Пусть сам я в этой смерти Останусь виноват.

Ветер к смертной пробрался постели, Виктория Овечкина – 19 лет. Родилась в горо де Саров Нижегородской области. Стихи сочиняет с детства. Занималась в литературном объединении «ЛИТОШКа» во Дворце детского (юношеского) твор чества, принимала участие в работе творческого се минара в ноябре 2011 года (Саров) и мастер-класса с авторами журнала «Октябрь» (Москва) в рамках конкурса «Молодые литераторы ЗАТО» (январь года). В настоящее время – студентка филологическо го факультета педагогического института им. Мини на (Нижний Новгород). Публиковалась в журнале «Ни два, ни полтора», в газете «Саров» и «Саровская пу стынь». В альманахе «Арина» публикуется впервые.

Возносилась к небесам, к Солнцу красному Лебедь белая с моего плеча,

VICTORIA

А в имени моём война, Победы свет И мученическое «да», Стальное «нет».

И алых всполохов букет – Пожар зари, Стихами брошенный завет На алтари.

Молитвы плач, греховный стон И хмель страстей, И колокольный перезвон Сквозь сумрак дней.

Навевай мне сон печальный, Сон несветлый, нереальный, Напускай туман тяжёлый, Смех сотри мой невесёлый, Жар убей в груди мятежной Песней ледяной и нежной.

Закатный май в крови пылал, Он был так нестерпимо ал, Он хлынул маревом в глаза, А я ждала – придёт гроза, А я ждала – наступит ночь,

ПОЕЗДА

Повстречайте меня на вокзале.

Когда вспыхнет на небе звезда, В темноте вдруг сверкнёт полоса – И сладостно-горьким дурманом И светлой расплавленной сталью И рот мой – так тонок и розов, Но высушен, выжжен дотла, Лишь алая томная роза Под ним без стесненья цвела.

Мой демон, тешь меня игрою Созвучий диких в дни любви И равнодушия иглою Больное сердце отрави.

И пусть взовьётся выше пламя В моих негаснущих глазах, И под седыми небесами Восстанут песни о мечтах.

Борис СЕЛЕЗНЁВ

HERNIA

Однажды встретились два приятеля. Встреча их была не совсем неожиданной, поскольку столкнулись они в биллиардной Союза писателей (а они были на стоящими писателями) и оба ждали своей очереди «покатать шары». Вполне естественно завязался «пи сательский» разговор, который вовсе не был похож на разговор двух «творцов прекрасного». Кстати, меня всегда поражало это повсеместное в писательской сре де явление (особенно среди женской части) – говорить с таким жарким увлечением о сугубо плоских бытовых вещах как цены, погода, болезни. И говорить часами.

И если бы не внешние вмешательства (очередь подо шла или нужный автобус подъехал), мне кажется, они так бы и стояли с разинутыми ртами, перекошенными лицами и выразительно жестикулируя, как говорится, до «второго пришествия». Возможно, они просто от дыхают от «высоких материй» таким вот немудрящим образом… – А очередь-то, как у нас в поликлинике к хирур гу, – сказал, закуривая, один из писателей. Здесь надо заметить, что разговор этот состоялся в то время, когда у писателей уже отняли все возможные и невозможные привилегии по жизни, здоровью и отдыху, кроме би льярда.

– Что, большая очередь? – совершенно равнодуш но отозвался второй.

– Да охрененная! И всегда – именно к хирургу.

Если б не нужда, ни за что не пошёл бы.

– А это говорит о том, что травматизм – единствен ная категория, что ещё с Советских времён остаётся на высочайшем уровне в нашей стране, – попытался осве жить мысль товарища собеседник.

– Ну, ты скажи ещё про смертность… – Нет! Смертность у нас – супервысочайшая ка тегория, такой нет ни в одной стране! Кстати, а каким ветром тебя занесло к хирургу? Нет, я понимаю – к ве нерологу…, но к хирургу?.. Руки-ноги вроде на месте, голова, похоже, тоже… – Ага! Уже и в рифму от злорадства заговорил!

Ладно! Расскажу про самую больную точку писателя, слушай шутник! Ты тоже от этого не застрахован, если совесть и глупость на месте.

– Причём здесь совесть и глупость?

– При том, что в данном контексте – это синони мы!

– Ну, давай скорей свой контекст! Заколебал со вестью уже!

– Ну, тогда молчи и слушай! Я свою машину воз ле дома ставлю, прямо под окном – удобно ведь! Един ственно, там грунт мягкий и от постоянных разъездов (да ещё трактор проехал) образовалась на моей стоя ночке большая яма. Стало неудобно ставить машину. А один раз в дождь так въехал в неё, что и выехать не могу – буксует моя «ласточка»… И это летом-то! Позор! Вот я и решил немного потрудиться – завалить эту гадскую ямину. Для этого нужна была щебёнка и булыжники кирпичи, чтобы сначала булыганами основной объём забить, а потом щебёночкой просыпать. Сказать легко, сделать – целая проблема. Это если по совести, то есть не воровать у соседей. Вот я и подался «по совести»

искать ничейный булыжник и кирпич. А он (булыжник то) всё дальше от дома да ближе к реке находится. Вот я и ездил-корячился, возил-привозил – засыпал свою яму. Сделал-таки всё по совести: яму засыпал, отлич ная площадка получилась. Всё это не сразу, конечно, от случая к случаю занимался этой «хернёй». Но сделал!

Борис СЕЛЕЗНЁВ Забыл вот только, что есть такая «присказка-заповедь»

у писателей: вещи, тяжелее авторучки и рюмки, нель зя поднимать, сглазишь! Вот я и «сглазил»: занимался «хернёй» и получил «hernia», звучит тоже что-то вроде херни, только по латыни, а по-русски просто – «гры жа». Вылезла, как миленькая, после этих упражнений!

Приятного мало. Вроде бы не мешает, сильно не болит, но всё равно мысли разные лезут, писать мешают! Но чами кошмары замучили да такие, что похлеще, чем в кино, хоть записывай. А брошусь утром к столу, включу компьютер – только бы и записать, а ничего не помню.

Знаю только, что картинки такие чёткие были с дета лями… и сюжет даже некий…. А всё! Пипец! Как от резает память…. Нельзя нам писателям не своим делом заниматься – много случаев знаю. Но вот видишь, пока на себе не проверишь – не поверишь. Такие вот мы все дураки!

– Почему это все? – усмехнулся собеседник. Я вот не дурак! С женой ни разу в этот сезон на «пашню» в огород не ездил! Потому что знаю, чем это грозит… – Всё равно попадёшься, попомни мои слова! И именно потому, что так уверенно говоришь. Сам себе яму выроешь….

– Ну, ты уже выкопал и закопал свою-то! Расска зывай лучше про хирурга, а то всё про свою херню тра вишь… давай рассказывай!

– Ну, слушай правду жизни, умник. Побрёл я не дели через две (когда полностью убедился) к хирургу, а там очередь – ужас! От одного вида только, плюнешь и уйдёшь, что я и сделал в первый заход. После этого выпил с расстройства. Хотел идти хирургу морду бить и вообще всей больничной администрации. Хорошо хоть отговорили. А то бы ещё одну грыжу себе зара ботал! Через пару дней пошёл опять. Картина та же.

Но, я-то уже не впервой. Взял, как путный, карточку в регистратуре, талончик. Сижу, жду. Вот и время при шло начинать приём, а он всё не принимает. Полчаса прошло – ноль, тишина. Вот тогда и сама очередь взъя рилась: «Это что за безобразие такое!? Будет он при нимать или нет?! Хватит чаи гонять! Где главврач!?»

«Да он, хирург-то ваш, не пришёл ещё»,– прощебетала беленькая сестричка и быстренько скрылась за дверью, поскольку за этим последовал целый шквал «ласковых»

слов в адрес эскулапа, а заодно и самой сестрички… Ровно через час положенного времени приёма пришёл хирург. Он нёсся по коридору, словно белая комета с хвостом незастёгнутого халата. На повороте в свой кабинет его даже не занесло. «Вот мастер, подума лось мне – видно не в первый раз так бежит». Распахнув для гарантии кабинетную дверь, он обернулся и выдо хнул вместе с запахом перегарного бензина: «Пробки, ребята, пробки везде!» И захлопнул дверь.

Все сразу успокоились и заговорили о пробках. А я сидел и думал, что хирург теперь не выйдет уже, пока не примет всех до последнего посетителя.

А очередь шумела и гудела вразнобой, пока по те ории естественного отбора, не осталось три основных, потом два, а затем и вовсе один красноречивый ора тор. Зато это был действительно самородок-талант, это была настоящая художественная проза (непричёсанная, конечно), но искру, искру Божию я просёк сразу! А рас сказчик, между тем, «вещал», хирург бойко принимал, и чудесные вещи творились на свете! С десяток минут назад ещё сердито-кислые фигуры больных преврати лись в живых, увлечённых рассказом людей, а выходя щие от хирурга пациенты и вовсе счастливо улыбались.

«Что за чародей там сидит в образе врача, – подумалось мне, – прямо по ходу приёма исцеляет что ли?» А люди Борис СЕЛЕЗНЁВ действительно выходили с улыбками на лицах. Прислу шался я, конечно же, и к «оратору»… «Вот вы все жалуетесь, говорите, что эти пробки пробки замучили…». «Вещун» был крупный мужик с животиком, через который, как говорят знающие люди, своих «достоинств» уже не видно (только на ощупь или через зеркало), с круглым, одутловатым лицом в кото рое были глубоко вделаны хитрые, серые «гляделки».

Ими он, словно бы гипнотизировал публику. «А знаете ли, что обыкновенная «пробка» – это целый мир, где люди живут: едят-пьют, спят, читают книжки, сидят в интернете, заводят знакомства, делают детей, рожают, играют в карты, проигрывая миллионы. Я сам был сви детелем, как в пробке у моста два молодца схватились резаться в карты (у одного «Лексус», у другого «Ауди»

адекватный по цене). Так вся «пробка» собралась! Судь бы решались! Такой азарт напал! Даже на болельщиков – ставки начали заключать на игроков!. Вот уж и маши ны впереди поехали, а эти стоят, режутся. И толпа сто ит. Гаишник подлетел с мигалкой, вышел из машины и сам «влип» (такой магнетизм), смотрит – оторваться не может. Потом сам поставил на «Ауди». Так вот этот самый владелец «Ауди» три «ляма» просадил и тут же в азарте свою же «аудёху» проиграл! Вот вам и пробка!!!

Так это ещё не всё: у одного из спорщиков, кто ставки делал (уж совсем мистика!) грыжа вылезла с расстрой ства, видно проиграл много. А у другого водителя такая же грыжа рассосалась! Этот выиграл ставку, наверное, подумал было я, а спросил – он вообще ставок не делал, денег не было! Просто переживал сильно. Такие вот чу деса! А вы говорите – пробки!»

«Вот и здесь грыжи долбанные, – подумалось уже мне. – Значит надо в пробке стресс некий поиметь и дело в шляпе! Всё рассосётся без хирурга…»

А сладкопевца всё дальше несло, и всё у него пробки да пробки! Гвоздь программы! Свет клином сошёлся! Получалось, что пробки не общее проклятье городов, а некое чудо, панацея, двигатель прогресса и демографии…. Однако ж, деваться было некуда, при ходилось слушать дальше… «Однажды поехали мы на дачу, – продолжал не утомимый говорун, – выехали хорошо, свистим, как стрелка, 150 км/ч. к мосту. А в мыслях: только бы мост проскочить, а дальше уже без всяких проблем доле тим!.. Вот только подумал и на тебе! Получай! Пробка у моста! Встали наглухо. Глядим только, МЧС да две «Скорые-реанимации» прокатили, прямо по газонам да тротуарам пёрли. «Плохо дело, – думаю себе – крупная, наверное, авария. Да ещё на мосту! Минимум, часа на четыре. Уж я-то знаю этот мост! Узенький, движение в две полосы, то есть только туда и оттуда. Да там если просто машина (одна!) встанет, уже проблема. И ползу чая пробка на час – всю машину издёргаешь. Уж лучше стоять…. Так вот простояли мы минут сорок, как в гип нозе. Потом смотрим, остальные, что тоже встали, кто во что горазд развлекаются: кто завтракает прямо на ка поте, пассажиры выпивают, конечно, кто просто бродит между машин, покуривает, а кому надо – по магазинам подался. Я и подумал: а я-то сам, не дурак ли? Жену са жаю за руль – благо у неё права есть…. А между делом скажу, что каждый водитель знает: жена с правами – это золото! Конечно, слишком баловать её ни к чему, а вот в такие критические моменты всегда выручит. Или, к слову, в гости на машине поедешь – и выпьешь, и заку сишь (ну, то есть как человек!), а супруга потом довезёт.

Я чувствую, что им (жёнам-то) такой расклад даже нра вится. В общем, договорился я с женой, что пойду-про гуляюсь, пивка попью. Недолго, естественно, а она со Борис СЕЛЕЗНЁВ Стёпой останется. Стёпа – это у нас кот. С ним, между прочим, как с человеком, нескучно. Да музыку включил ей ещё. Ну не благодать ли? А всё равно мне напосле док сказала: «Если «пробка» поедет – уеду без тебя. На автобусе приедешь!» Вот так! Ты им – добро сделать хочешь, а они всё равно шпильку всунут…. Ну, недолго думая, взял я пару «Клинского», сел на лавочку. Пиво пью, покуриваю, а передо мной полный обзор, как на картинке – всё это стоячее море машин. Пробка! И тут, только я за вторую «Клинского» взялся, подсаживают ся ко мне без всякого спросу две девахи в шортах. У одной в руке ключи от машины (тоже из «пробки»), а у другой две банки пива. «Трещат» без перерыва. Да и понятно – жизнь в таком возрасте им ещё в диковинку, всё интересно. Я из принципа не ушёл. Делаю вид, что не слушаю, о чём они трещат. Изображаю, что всё моё внимание обращено вдаль, где решается судьба «проб ки», а уши-то сами навострились без моего ведома…»

– Короче, бли-ин, расскажу – умрёшь со смеху – продолжала щебетать одна, которая с ключами. Вторая пивными банками гремит, щёлкает пробочками, откры вает.

– Дай-ка мне, – потянулась за банкой подружка.

– Ай, да пока эта «пробка» рассосётся, и напиться успеешь и выспаться! Давай, говорю, банку!

– Ну как знаешь…. Только учти, спьянишься если, не поеду с тобой!

– Ха-ха-ха! Да куда ты денешься? Тебя ж там твой Джек дожидается, слюной чай поди весь истёк. Не за хлебнулся бы!

– Не смейся, подружка! Твой-то Гоша тоже навер ное не ангел… – Мой Гоша – экстремал! – Гордо заявила после выпитого пива подружка, – хочешь тайну открою? Да такую, что ещё за пивом побежишь!?

– Ну, ещё бы! Ужас, как экстремальные тайны лю блю! (Обе девчонки между делом здорово повеселели от пива).

– Так и быть, слушай! Никому не хотела говорить, а щас как вспомню, думаю – разорвёт меня, если не ска жу… – Подруга аж глазищи вытаращила:

– Ай, прям-правда ужас какой?

– Ладно уж – для кого страх-ужас, а для кого умо ра, со смеху лопнешь! Короче, как-то раз мы с Гошей заглянули на его «мерине» на дачку его родителей. До мик, если можно домиком назвать трёхэтажный кот тедж со всеми евроудобствами, оказался запертым. Ко нечно, у Гоши-то ключи были – не зря же гнал туда. Но на всякий случай отзвонился предкам «не собираются ли на дачу» и, получив долгожданный отрицательный ответ, достал ключи. Ну, тут всё как всегда: выпили-по ели, подурачились и – бух в кровать! Эта кровать у них «водяная с подключкой». Она сама чуть ли не подпры гивает, на такой любовью заниматься вообще – супер!

А на меня, представь, «вредность» накатила! Ты ведь знаешь, бывает такое. Такая фантазия в голову влезла, не свернёшь!..

– Гоша, – говорю – а давай поженимся!?

– Сейчас и поженимся… – Нет, Гошенька милый. Грабить – так банк! Же ниться – так по-настоящему! (И чего это тогда на меня нашло?) И слова-то какие на языке завертелись! Знать не знала этих выражений! А Гошка-то, уже «завёлся»!

Его такого не остановишь…, только я одна и могу его тормознуть. Полез было силой меня брать…, а я ему такой запретный приёмчик завернула! Взвыл он снача Борис СЕЛЕЗНЁВ ла, а потом очухался и говорит так спокойно: «Ладно!

Дай мне десять минут времени детали продумать.» Я согласилась, конечно. Только думаю, что это за детали такие? Тут ведь не детали нужны, а просто – «да» или «нет», и всё. Но он же экстремал. И слушай, чего вы думал!!!

– В общем так – говорит (ровно через десять минут) совсем спокойно и расчётливо мой экстремал Гоша, – если «залетишь» от меня в машине на скорости не ниже 160-ти, сразу идём в ЗАГС.

– Нет, Гошенька, сначала в церковь, а потом в ЗАГС… – Но ты не сказала, согласна ли на условие?

– Гош, мне с тобой ничего не страшно, а случить ся ли то, о чём ты говоришь одному Богу известно. Со гласна я! Только дорогу получше выбери… – Слушай, слушай – прервала рассказчицу под ружка, – как это может сделаться во время движения?

– Я же тебе сто раз уже сказала, что Гоша у меня экстремал. Понимаешь, настоящий!!! Мы этот сексофо кус давно уже для прикола освоили. А вы и не знаете, как это делается? Вот придурки! Конечно, на скорости опасно. Помню, Гоша от этого «фокуса» так кайфанул, что на придорожной стояночной площадке ночью аж в кусты заехал! А тут, ишь чего захотел: 160 и не меньше!

А я всё равно согласилась. Я же упёртая! Сама знаешь… – Ну и дальше-то чего?



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 


Похожие материалы:

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА АЛТАЙСКОГО КРАЯ ФГОУ ВПО АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АЛТАЙСКОЕ СЕЛО: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Материалы международной научно-практической конференции Публикуется при финансовой поддержке РГНФ в рамках международной научно-практической конференции Алтайское село: история, современное состояние, проблемы и перспективы ...»

«Сёла Спасского края Н.И. Забродина В.А. Мочалов ГКУК Пензенская областная библиотека для детей и юношества Сёла Спасского края Н.И. Забродина, В.А. Мочалов Пенза, 2007 2 ББК 63.9 (2Рос-4 Пенз) З 12 Ответственный за выпуск директор областной библиотеки для детей и юношества Л.П. Полбицына Забродина Н.И., Мочалов В.А. Абашево: (Из истории села Абашева; Аба шевская керамика). – Пенза, 2007. - 128 с.: ил.; 4 л. ил. ББК 63.9 (2Рос-4 Пенз) © Пензенская областная библиотека для детей и юношества © ...»

«О.И. Рёснес Корни вереска Роман ISBN: 978-82-996952-5-1 Посвящается Харри Рёснесу 1 От торопливого лета ничего уже не осталось, да и кто вспоминает о лете в середине октября. Продрогшие от утренних заморозков камни, иней на мху, неохотно продирающееся сквозь гущу леса солнце. Солнце теперь не в силе, оно едва дотягивается до середины стоящей за домом сосны и тут же соскальзывает на дорогу, петлей обводящую засеянное озимыми поле с каменными, поросшими березами островками. Стая серых гусей, ...»

«Анжелика в Квебеке //АСТ, Москва, 2001 ISBN: 5-237-02680-X FB2: “Roland ” ronaton , 2005-10-27, version 1.0 UUID: B12CB1E5-3C25-417D-917A-F16371906430 PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Анн Голон Серж Голон Анжелика в Квебеке (Анжелика #11) Прекрасная и отважная, обольстительная и решительная. Знатная дама и разбойница. Мстительница и авантюристка. Возлюбленная и жена. Такова Анжелика, самая знаменитая книжная героиня нашего века.История приключений Анжелики покорила весь мир. Фильмы,снятые по ...»

«1 И.А. Гафаров, А.Н. Шихранов Городище Исследования по истории Юго-Западного региона РТ и села Городище УДК 94(47) ББК Т3 (2 Рос. Тат.) Рецензент: Ф.Ш. Хузин – доктор исторических наук, профессор. Гафаров И.А., Шихранов А.Н. Городище (Исследования по истории Юго-Западного региона РТ и села Городище). – Казань: Идел-Пресс, 2012. – 168 с. + ил. ISBN 978-5-85247-554-2 Монография посвящена истории Юго-Западного региона Республики Татарстан и, главным образом, села Городище. На основе многочисленных ...»

«Ю. А. ПРИВЕЗЕНЦЕВ ВЫРАЩИВАНИЕ РЫБ В МАЛЫХ ВОДОЕМАХ Руководство ДЛЯ рыбоводов-любителей LdGray МОСКВА КОЛОС 2000 УДК 639.311 ПРЕДИСЛОВИЕ ББК 47.2 П75 Редактор С.Н. Шестак Рецензент Е.В. Липпо (канд. с.-х. наук, нач. рыбоводного хозяйст! ГРЭС-3 им. Классона ОАО Мосэнерго) Одним из следствий социально-экономических изменений последнего десятилетия в России стало значительное увеличение числа владельцев садовых и дачных участков, а также рост коттеджного строительства. Развиваются фермерские ...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования МИЧУРИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.Р. Бухарова, А.Ф. Бухаров Отдаленная гибридизация овощных пасленовых культур Мичуринск 2008 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК 631.527.8:635.64 Б94 Рецензенты: доктор сельскохозяйственных наук О.Н. Пышная, кандидат сельскохозяйственных наук, доцент М.И. Соломатин Бухарова ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования МИЧУРИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Научно-исследовательская технологическая лаборатория Ю.Г. Скрипников, В.Ф. Винницкая, А.В. Кучина, М.Ю. Коровкина АННОТАЦИИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ИНСТРУКЦИЙ НА НОВЫЕ ВИДЫ КОНСЕРВИРОВАННОЙ ПРО ДУКЦИИ ИЗ РАСТИТЕЛЬНОГО СЫРЬЯ Мичуринск-наукоград РФ 2007 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ИНСТИТУТ КОРРЕКЦИОННОЙ ПЕДАГОГИКИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ ПРОГРАММЫ СПЕЦИАЛЬНЫХ (КОРРЕКЦИОННЫХ) ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ IV ВИДА (ДЛЯ ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЕМ ЗРЕНИЯ) ПРОГРАММЫ ДЕТСКОГО САДА КОРРЕКЦИОННАЯ РАБОТА В ДЕТСКОМ САДУ Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации Издательство ЭКЗАМЕН МОСКВА 2003 УДК 376 ББК 74.3 П Авторы программ: Белъмер В. А., Григорьева Л.П., Денискина В. 3., Кручинин В. А., Максютова Р. Д., Новичкова И.В., ...»

«Анатолий Баранов Здоровье Вашей собаки Обработка, spellcheck, оформление: ТаКир, 2008 Вашей собаки. А. Баранов: НПО РИМЭКС; Москва; 1993 ISBN ISBN: 5-7043-0066-9 Аннотация Приобретая собаку, Вы берете на себя ответственность за ее здоровье, благополучие. Поверьте, это не так просто, и чтобы помочь Вам в трудных случаях, мы предлагаем эту книгу. Книга рассчитана на широкий круг читателей. Анатолий Баранов Здоровье Вашей собаки Введение Собака живет рядом с человеком более двенадцати тысяч лет. ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное научное учреждение РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ МЕЛИОРАЦИИ (ФГНУ РосНИИПМ) УДК 635:631.587:631.8 Г. Т. Балакай, Л. А. Воеводина, А. Н. Бабичев, В. А. Кулыгин, Н. И. Балакай, М. В. Евтухов СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ВОЗДЕЛЫВАНИЯ ОВОЩНЫХ КУЛЬТУР Научный обзор Новочеркасск 2011 Содержание Введение 1 Ресурсосберегающие технологии возделывания овощных культур на орошаемых землях Юга ...»

«Светлана Кошкина ьный .Давно было, лет триста прошло. Ходили в то времн ЛЯР в Поморье шведы. Кемский острог сожгли, Вирму взяли. А Сумский ОСТрОГ - и не поддайся. Вирму разграбили, С. В. Кошкина церковь сожгли. Стали награблнное длить. Да вдруг на них щелья - скала - и упади с неба: всх накрыла. Толь ко одна иога в сапоге торчать осталась, да и та закамена Вирма па. Из рассказа Кондратия Яковлевича Игнатьева писатлю Виктору Пулькину ББК 63.3(2Рос.Кар) Посвящается уроженцам УДК 94(470.22) ...»

«УДК 635.1/.8 ББК 42.34 В31 Серия Приусадебное хозяйство основана в 2000 году Подписано в печать 02.03.06. Формат 84x108/32. Усл. печ. л. 7,56. Доп. тираж 3 000 экз. Заказ № 6393 Вертикальные грядки: сопки, грядки-рабатки / авт.- В31 сост. Б.И. Кищенко. — М.: ACT; Донецк: Сталкер, 2006. — 142, [2] с: ил. — (Приусадебное хозяйство). ISBN 5-17-025453-9 (ООО Издательство ACT) ISBN 966-696-564-Х (Сталкер) В книге обобщен опыт садоводов и огородников по использованию вертикальных грядок-рабаток, ...»

«Н. И. Курдюмов Умный сад в подробностях Садовая успехология для дачников и дачниц Краснодар Советская Кубань 2000 Курдюмов Н. И. Умный сад в подробностях: Садовая успехология для дачников и дачниц.— Краснодар: Советская Кубань, 1999,- 271 с.: ил. ББК 42.3 УДК 635 Н. И. Курдюмов — практикующий садовый мастер, ученый-агроном, выпускник Московской сельскохозяйственной Академии им. Тимирязева. Профессионально занимается разными видами обрезки и формировки деревьев и винограда, а также поиском и ...»

«Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Институт государственного администрирования (НОУ ВПО ИГА) Учебно-методический комплекс Вишнякова О.Д. РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА РЕЧИ 050715.65 – Логопедия Москва 2013 УДК Л Учебно-методический комплекс рассмотрен и одобрен на заседании кафедры гуманитарных, естественнонаучных дисциплин и иностранных языков 1 апреля 2013 г., протокол № 9 Автор – составитель Вишнякова О.Д. доктор филологических наук Рецензент – ...»

«БКК 42.34 У 242 Угарова Т. Ю. Семейное овощеводство на узких грядах. 2-е изд., перераб. и доп.— М.: ИВЦ Маркетинг, 1998 .— У 242 216 с. ISBN 5-7856-0039-0 В книге отражен опыт использования метода Митлайдера в России. Подробно изложена технология овощеводства на узких грядах — высокопродуктивная, простая для освоения, предельно унифицированная для разных культур, требующая минимум времени и трудозатрат, эффективная на любых почвах и при любых погодных условиях. Технология адаптирована к ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК _ ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ РАСТЕНИЕВОДСТВА имени Н.И. ВАВИЛОВА ( ВИР ) ТРУДЫ ПО ПРИКЛАДНОЙ БОТАНИКЕ, ГЕНЕТИКЕ И СЕЛЕКЦИИ том 170 Редакционная коллегия Д-р биол. наук, проф. Н.И. Дзюбенко (председатель), д-р биол наук О.П. Митрофанова (зам. председа теля), канд. с.-х. наук Н.П. Лоскутова (секретарь), д-р биол. наук С.М. Алексанян, д–р биол наук И.Н. Анисимова, д-р биол. наук Н.Б. Брач, д-р с.-х. наук, проф. В.И. Буренин, д-р ...»

«Труды • Том 196 Министерство культуры Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств Кафедра иностранных языков Навстречу 95-летию СПбГУКИ КУЛЬТУРА И ДЕЛОВОЙ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции и всероссийской научно-методической конференции STUDIUM: педагогика высшей школы Санкт-Петербург, 14–15 марта 2013 года Санкт-Петербург Издательство СПбГУКИ 2013 УДК 81 ББК 81 К90 Сборник материалов ...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЛИЦЕЙ № 3 Ленинского района г. Екатеринбурга I региональный конкурс юных исследователей имени академика С.С. Шварца 1-2 апреля 2011 г. (сборник тезисов) ББК УДК Уважаемые участники I регионального конкурса юных исследователей имени академика С.С. Шварца! К началу XXI века человечество, осознавая реальную угрозу экологического кризиса, продолжает вести поиски механизмов выхода из него. Одним из таковых является экологическое обра зование, ...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.