WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |

«ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПСИХОЛОГИИ В РАЗВИТИИ ЧЕЛОВЕКА XXI ВЕКА Межрегиональная научно-практическая конференция с международным участием 25–27 июня 2009 г. Сборник ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Владивостокский государственный университет

экономики и сервиса

_

ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПСИХОЛОГИИ

В РАЗВИТИИ ЧЕЛОВЕКА XXI ВЕКА

Межрегиональная научно-практическая конференция

с международным участием

25–27 июня 2009 г.

Сборник материалов

Владивосток

Издательство ВГУЭС

2009

ББК 88

И 66

Выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного

научного фонда (РГНФ) Проект № 09-06-14213г

Редакционная коллегия

В.С. Чернявская, д-р пед. наук

, профессор каф. психологии (ВГУЭС);

И.И. Черемискина, канд. психол. наук (МГУ им. адм. Г.И. Невельского)

ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПСИХОЛОГИИ В РАЗВИТИИ ЧЕЛОВЕКА

И 66 XXI ВЕКА [Текст]: сб. материалов межрегиональной научнопрактической конференции с международным участием / под общ. ред. проф.

В.С. Чернявской; Владивостокский государственный университет экономики и сервиса (25–27 июня 2009 г.) – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2009. – 310 с.

ISBN 978-5-9736-0112- Сборник содержит доклады психологов и других ученых – представителей региональных научных школ, посвященные теоретическим и практическим аспектам психологического сопровождения личности, профессионала. В работах обоснованы:

а) важная роль психологии в жизни современного человека; б) характеристики человека как субъекта сохранения здоровья и развития жизненных сил; в) рефлексивные процессы в образовании человека и профессионала с точки зрения психологии;

г) релевантность психологии в пространстве экономической реальности;

д) профессиональное образование и трудоустройство психологов как межрегиональная проблема. Представлены доклады зарубежных ученых российского происхождения.

ББК © Издательство Владивостокский ISBN 978-5-9736-0112- государственный университет экономики и сервиса,

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Раздел 1. ОБРАЗОВАНИЕ ПСИХОЛОГОВ КАК МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА.

РАЗВИВАЮЩИЙСЯ ЧЕЛОВЕК В ЗЕРКАЛЕ ПСИХОЛОГИИ

Киршбаум Э.И.

О ФИЛОСОФСКОЙ И ФИЛОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПОНЕНТАХ

В ОБРАЗОВАНИИ ПСИХОЛОГОВ

Гаврилова Т.А.

АКТУАЛЬНОСТЬ ТАНАТОЛОГИЧЕСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ В ПОДГОТОВКЕ ПРАКТИЧЕСКИХ

ПСИХОЛОГОВ ОБРАЗОВАНИЯ

Филимонов В.А.

ИННОВАЦИОННАЯ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МЕТОДОЛОГИЯ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ: СИТУАЦИОННЫЙ ЦЕНТР

Дубенский Ю.П.

БИОГРАФИЧНОСТЬ СМЫСЛА УЧЕБНОГО ТЕКСТА

Каменев С.В.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ:

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ РАКУРС

Зеленина Е.Б.

АКТИВНАЯ РЕФЛЕКСИВНО-ТВОРЧЕСКАЯ ПОЗИЦИЯ ПЕДАГОГА В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ РАЗВИТИЯ ЕГО ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА............. Карпов Г.П., Вещеева Н.В.

К ВОПРОСУ О МОДЕЛИ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВУЗА

Влодарчик Р.А.

РАЗВИТИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СФЕРЫ СУБЪЕКТА КАК ЦЕННОСТЬ ОБРАЗОВАНИЯ.................. Кутьина Е.В.

ПРОФЕССИОНАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА ПСИХОЛОГА КАК ПРЕДПОСЫЛКИ

ВОЗНИКНОВЕНИЯ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ

Шачкова Е.В., Чернявская В.С.

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ УЧАЩИХСЯ КАК ФАКТОР ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ

ТОЛЕРАНТНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ НАЧАЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ)........... Кизесова И.В.

ТЕХНОЛОГИИ СОПРОВОЖДЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СТУДЕНТА................. Кацуба Ю.П.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

ИДЕНТИЧНОСТИ МОЛОДОГО ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

Морев И.А.

ПСИХОТЕХНОЛОГИИ ЭЛЕКТРОННОЙ ПЕДПОДДЕРЖКИ

УЧАЩИХСЯ: ТИПОЛОГИЯ СРЕДСТВ

Шевелева В.С.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ ПЕДАГОГА К ИНФОРМАЦИОННОМУ

ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ: СЕТЕВЫЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ СООБЩЕСТВА КАК ФОРМА

САМООБРАЗОВАНИЯ И САМОРАЗВИТИЯ ПЕДАГОГА

Черепанова А.М.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПСИХОЛОГ И ЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ

В ИЗМЕРЕНИЯХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Улитенко Т.В.

СУБЪЕКТИВНАЯ КАРТИНА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ СТУДЕНТОВ ГУМАНИТАРНЫХ ВУЗОВ

КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

Терехова О.В.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ДЕФОРМАЦИИ У СТУДЕНТОВ-ЖУРНАЛИСТОВ:

К ТЕОРИИ ВОПРОСА

Подоляк Е.Г., Чернявская В.С.

ОБРАЗ «УСПЕШНОГО» – «НЕУСПЕШНОГО» СТУДЕНТА ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ

ИЛИ ОТЛИЧАЮТСЯ ЛИ СТУДЕНТЫ-ДИЗАЙНЕРЫ ОТ ДРУГИХ СТУДЕНТОВ

Журавлева Н.А.

РЕФЛЕКСИЯ ПРИОРИТЕТОВ УЧИТЕЛЕЙ И ШКОЛЬНИКОВ: ОБЩЕЕ И РАЗНОЕ

Раздел 2. ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ: ЧЕЛОВЕК КАК СУБЪЕКТ СОХРАНЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЖИЗНЕННЫХ СИЛ

Калиничеснко С.Г.

СИНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ НЕЙРОПСИХОЛОГИИ

Кравцова Н.А.

ПСИХОСОМАТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ: САНОГЕННЫЙ И ПАТОГЕННЫЙ ВАРИАНТЫ

Лобова В.А.

СТРЕССОГЕННОЕ ВЛИЯНИЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

НА ЖИТЕЛЕЙ ЯМАЛЬСКОГО РЕГИОНА

Гаврилова Т.А.

АУТОМОРТАЛЬНАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ И РАЗВИТИЕ

ЛИЧНОСТИ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Гаврилова Т.А.

ЭФФЕКТ ВЛИЯНИЯ АУТОМОРТАЛЬНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ

НА ПОДРОСТКОВОЕ ЧУВСТВО ВЗРОСЛОСТИ

Попова Р.Э., Эрдынеева К.Г.

РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ, РОЛЬ ДВИГАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ

Эрдынеева К.Г., Попова Н.Н.

ЗДОРОВЬЕ И КРЕАТИВНОСТЬ

Тринева О.Г.

ПОЛОРОЛЕВАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ ДЕВУШЕК-ПОДРОСТКОВ

С НАРУШЕНИЯМИ РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ

Нагирная Л.И.

ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

И ФАКТОРЫ, ЕГО ФОРМИРУЮЩИЕ

Кадыров Р.В.

КОМБИНИРОВАННАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ ПРИ ПСИХИЧЕСКОЙ

ТРАВМЕ И КРИТЕРИИ ЕЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ

Зубрицкая А.С.

ПСИХОЛОГИЧЕКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ЖЕНЩИН,

ПОДВЕРГШИХСЯ ДОМАШНЕМУ НАСИЛИЮ В ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОДЕ

Вялкова Г.Н.

АРТТЕРАПИЯ КАК СПОСОБ ГАРМОНИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ

Вялкова Г.Н., Улитенко Т.В.

ВОЗМОЖНОСТИ КИНОТЕРАПИИ В РАБОТЕ ПСИХОЛОГА

Вялкова Г.В., Улитенко Т.В.

ПРИРОДА СТРЕССА И ВОЗМОЖНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ СТРЕСС-РЕАКЦИЯМИ

Матвеева Л.М., Каерова Е.В.

ФОРМИРОВАНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ ШКОЛЬНИКА

В ПРОЦЕССЕ ЗАНЯТИЙ СПОРТОМ

Мельникова Е.В.

ОПТИМИЗМ КАК ЖИЗНЕННЫЙ РЕСУРС

Панченко Л.Л., Дмитриева С.С.

ПРЕНАТАЛЬНЫЕ И ПЕРИНАТАЛЬНЫЕ ВЛИЯНИЯ

НА ПСИХОФИЗИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ

Панченко Л.Л. Товкань А.С.

ОПТИМИЗМ, АКТИВНОСТЬ И СПОСОБЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ НЕГАТИВНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ

У СПОРТСМЕНОВ-ЛЮБИТЕЛЕЙ

Юрова Т.В.

РЕФЛЕКСИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ВУЗА

Исламова С.Н.

ИНТЕРНАЛЬНОСТЬ В ОТНОШЕНИИ К ЗДОРОВЬЮ

КАК ФАКТОР ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ

Раздел 3. РЕЛЕВАНТНОСТЬ ПСИХОЛОГИИ В ПРОСТРАНСТВЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Шкуропат А.В.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ

Нургалеев В.С., Игнатова В.В.

РОЛЬ КОГНИТИВНЫХ ФАКТОРОВ

В ИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЯХ ЧЕЛОВЕКА

Тугарва Е.В.

ОПЫТ РАЗРАБОТКИ ДЛЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ ПРОБЛЕМ СОЦИАЛЬНОЙ

И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В РАМКАХ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Фадеев Е.В.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ:

ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ, ЗАДАЧИ

Фадеева Е.В.

ТЕМПОРАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ДИНАМИКИ ПРОЦЕССОВ МАССОВОЙ ПСИХОЛОГИИ

Серганова К.А., Тугарва Е.В.

ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ИМИДЖА И РЕАЛЬНОСТИ ПРИ ВОСПРИЯТИИ ПОЛИТИКОВ

В ХОДЕ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ О ВЫБОРЕ ИЗБИРАТЕЛЕМ

Амбрутис Н.В.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ И ЕГО РОЛЬ В НАЦИОНАЛЬНОМ БОГАТСТВЕ

Бараусова Е.А.

АНАЛИЗ МОТИВАЦИИ РАБОТНИКА КАК ОСНОВА ВЫБОРА

УПРАВЛЯЮЩИХ ВОЗДЕЙСТВИЙ

Акбарова А.А.

ПОТРЕБИТЕЛЬСТВО КАК ТИП МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Гимаева Р.М.

МОТИВАЦИЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ ЖЕНЩИН

ПРИ ВЫБОРЕ ОДЕЖДЫ

Ковальчук М.С.

МЕЖЛИЧНОСТНАЯ СОВМЕСТИМОСТЬ И СОГЛАСОВАННОСТЬ ДЕНЕЖНОГО

ПОВЕДЕНИЯ В СЕМЕЙНЫХ ПАРАХ

Малышев О.В.

ПСИХОЛОГИЯ МОТИВИРОВАНИЯ ПЕРСОНАЛА

Марьясова Н.В.

ИННОВАЦИОННЫЙ ДУХОВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПСИХОЛОГИИ

В РАЗВИТИИ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЁЖИ

Мешкова Н.В.

К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ПРЕДУБЕЖДЕННОСТИ

Чернявский А.А., Калита В.В.

ПСИХОЛОГИЯ В ЭФФЕКТИВНОМ МЕНЕДЖМЕНТЕ

НА ПРИМЕРЕ МЕНЕДЖЕРОВ ПО ПРОДАЖАМ

Раздел 4. РЕСУРСЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Галажинский Э.В.

ПОИСК МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВАНИЙ ИЗУЧЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ

ДЕТЕРМИНАНТ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ

Чернявская В.С.

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ В ИССЛЕДОВАНИИ КОСТЮМА

Сахарова В.Г.

«ЧЕТЫРЕ ВОПРОСА» КЕТИ БАЙРОН

И ПСИХОЛОГИЯ ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Агафонова Е.Б.

ОСОБЕННОСТИ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ВРЕМЕНИ

У ПОДРОСТКОВ ИЗ РАЗВЕДЕННЫХ СЕМЕЙ

Бондаренко А.С., Рамазанов М.М.

ПРОБЛЕМА АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

Андриенко А.В.

УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТАМИ

В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Ахмадулина О.В.

О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ «СЕМЬЯ»

Барсукова С.А.

СОВЕСТЬ В АСПЕКТЕ САМООСУЩЕСТВЛЕНИЯ ЛИЧНОСТИ

Калита В.В.

ОПЫТ ОПЕРАЦИОНАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПТА «ЭКОЛОГИЧНОСТЬ» В ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ

ПСИХОДИАГНОСТИКЕ

Корнилова Д.С., Данченко С.А.

ОТНОШЕНИЕ К ТРУДУ РАБОТНИКОВ ТАМОЖЕННОЙ СЛУЖБЫ

Кравцова Т.А.

ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ БУДУЩЕГО

ДИЗАЙНЕРА КОСТЮМА

Кошлаков Д.М.

ИННОВАЦИОНННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПСИХОТЕХНИКИ

Лубочников П.Г.

МОДЕЛЬ БЕЗОПАСНОГО ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА ЛИЧНОСТИ

Фирсова С.В.

АРТТЕРАПИЯ КАК СРЕДСТВО АССИМИЛЯЦИИ ЭНЕРГИИ АРХЕТИПОВ

Колмогорцева Н.Н.

ТРЕНИНГ ЭФФЕКТИВНОЙ САМОПРЕЗЕНТАЦИИ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ

ИНДИВИДУАЛЬНОГО ИМИДЖА

Несмеянов С.Г., Чернявская В.С.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ КАК ФАКТОР РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

КОММУНИКАЦИИ СПОРТИВНОГО ТРЕНЕРА

Латыпов И.В.

ОТЧУЖДЁННОСТЬ КАК ФАКТОР ДЕЗАДАПТАЦИИ

ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Лейченко О.Ф.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА................. Личманюк Н.Н.

ЭКОЛОГОПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ РАСШИРЕНИЕ САМОСОЗНАНИЯ

СТУДЕНТА-ДИЗАЙНЕРА И ИКЕБАНА

Минаков С.А.

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Мишукова Е.А.

СОЦИАЛЬНАЯ РЕФЛЕКСИЯ КАК ОСНОВА КОММУНИКАТИВНОЙ

УСПЕШНОСТИ ПОДРОСТКОВ

Назарева А.А., Шерешкова Е.А.

ОСОБЕННОСТИ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

Начарова Е.Г.

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ КАК ФАКТОР, ВЛИЯЮЩИЙ

НА ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Нестеренко И.С.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

«ГРУППЫ РИСКА» НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ ЭТАПЕ ЭКСПЕРИМЕНТА (Результаты ОЭР МОУ СОШ № 32 г. Ставрополя)

Ольхина Е.А.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ

В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Панченко Л.Л.

ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И СТРАТЕГИИ ПОВЕДЕНИЯ В КРИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ

У НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРАВОНАРУШИТЕЛЕЙ

Перевезенцева Н.Л.

ПРОБЛЕМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ

Печерский С.А.

СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТНОЙ ЗРЕЛОСТИ В УСЛОВИЯХ СПОРТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(на примере единоборств и спортивных игр)

Полякова О.А., Калита В.В.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О БЛАГОПРИЯТНОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ

СИТУАЦИИ: СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Романюк Т.В.

ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК УСЛОВИЕ ЭФФЕКТИВНОГО МЕЖНАЦИОНАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ

В ПОДРОСТКОВОЙ СРЕДЕ

Смагина А.В., Калита В.В.

ОБРАЗ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ НА ПРИМЕРЕ г. ВЛАДИВОСТОКА

Белявцева К.К.

СОХРАНЕНИЕ НАДЕЖНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДИСПЕТЧЕРОВ

ЭНЕРГОСИСТЕМ

Буренкова Е.В., Куликова Е.С.

ФОРМИРОВАНИЕ ОБРАЗА Я У ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА: СПЕЦИФИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

СОПРОВОЖДЕНИЯ

Бучек А.А.

ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ ПСИХОЛОГА (из опыта работы Международного профильного научно-исследовательского лагеря-экспедиции «Наследие»)

Васильев А.Л.

ОСОБЕННОСТИ ЮНОШЕСКОГО ВОСПРИЯТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ (НА ПРИМЕРЕ

ЦЕНТРАЛЬНОЙ И МЕСТНОЙ ВЛАСТИ)

Гирин А.В.

ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ СОТРУДНИКОВ ОВД В УСЛОВИЯХ

ПУНКТОВ ВРЕМЕННОЙ ДИСЛОКАЦИИ (на примере сводного отряда милиции ГУВД Волгоградской области, дислоцированного в г. Махачкала, Республика Дагестан)

Данчина М.А.

ЛЮБОВЬ – ИГРА ПРОЕКЦИЙ НА ПРИМЕРЕ ГЕРОЕВ РОМАНА

Ф. ДОСТОЕВСКОГО «ИДИОТ»

Дегтярев Е.С.

КОНТЕКСТНО-ПОНЯТИЙНАЯ ПАМЯТЬ В СТРУКТУРЕ

МНЕМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУБЪЕКТА

Денисенко Ф.Н., Карташев Б.А.

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ТРЕНИНГ ДЛЯ СТАРШЕКЛАССНИКОВ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ:

«ВЫЖИВАНИЕ В КРИЗИСЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА»

Долгополая М.А., Берг Т.Н.

ФЕНОМЕН ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И ЕГО РОЛЬ В ПРОЦЕССЕ АДАПТАЦИИ

ВОЕННОСЛУЖАЩИХ К УСЛОВИЯМ СЛУЖБЫ

Долгополая М.А., Берг Т.Н.

РАССМОТРЕНИЕ ПРОЦЕССА АДАПТАЦИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ МОДИФИЦИРОВАННОГО

ТЕСТА СОНДИ (на примере военнослужащих срочной службы)

Завалихина Р.С.

ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ КОРРЕКЦИИ

Каерова Е.В.

КОМПЕТЕНЦИИ СПЕЦИАЛИСТА ПО СПОРТИВНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНОМУ СЕРВИСУ

Калина Н.Д.

ПРОИЗВОЛЬНАЯ И ПОСЛЕПРОИЗВОЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ СТУДЕНТОВ

В ПРОЦЕССЕ ВЫПОЛНЕНИЯ РИСУНКА С НАТУРЫ

Каскевич А.А.

РОЛЬ ПСИХОЛОГИИ В СТАНОВЛЕНИИ ЧЕЛОВЕКА В ОБЩЕСТВЕ

Федоренко В.

ФАКТОРЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ЧИТАТЕЛЯ В МАТЕРИАЛАХ ОБ ЭТНИЧЕСКИХ

КОНФЛИКТАХ В ПРИМОРСКИХ ГАЗЕТАХ

Ягупова М.О.

КОМПЕТЕНТНОСТЬ КАК ПРЕДПОСЫЛКА ГОТОВНОСТИ БУДУЩЕГО ДИЗАЙНЕРА

К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Англинова Т.В.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ КОНЦЕПЦИИ

У ДИЗАЙНЕРА КОСТЮМА: ИЗ ОПЫТА САМОАНАЛИЗА

Пестова Е.В.

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

КОМПЕТЕНТНОСТИ ДИЗАЙНЕРА

Ильин Т.В.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ДИЗАЙНЕ КОСТЮМА

КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ЭССЕ

Поляков Л.

ПСИХОЛОГИЯ В РАЗВИТИИ МОТИВАЦИИ НА ПРИМЕРЕ

СПОРТИВНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ

Бондарева О.В.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОСТРАНСТВА СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГАМИ С РАЗЛИЧНЫМ

УРОВНЕМ ЭГОИЗМА

РЕШЕНИЯ Межрегиональной конференции с международным участием «Инновационный потенциал психологии в развитии человека XXI века» 25–27 июня 2009 г., г. Владивосток

ПРЕДИСЛОВИЕ

Современный тип научной рациональности рассматривает человека с точки зрения не только актуального, но и потенциального, возможного бытия. В современной психологической науке доминирует тенденция к интеграции, важнейшим фактором которой стало развитие психологической практики в конце XX–XXI веке. Постепенное сближение между региональными школами, наукой и практикой (взамен «схизиса» (Ф.Е. Василюк) позволяет обогатить психологические направления разработок по всей стране. История развития психологии в Приморье связана с именами Э.И. Киршбаума и А.И. Еремеевой (с 1990 года). Территориальная удаленность и экономические проблемы негативно повлияли на развитие психологии в Приморье: отсутствие научных школ; преобладание «культуры полезности» перед «культурой достоинства» (А.Г. Асмолов) провоцируют дисбаланс в развитии психологии. Вместе с тем существуют предпосылки для развития и расширения сферы влияния психологии на жизнь современного человека, на научное развитие психолога-исследователя и практика. Взаимопроникновение психологической науки и практики позволяет обогатить психологические направления разработок в разных концах страны, что позволит увеличить инновационный потенциал психологии с точки зрения выполнения ею функций – создания образов общества и происходящего в нем, а также конструирование социальных практик. Современное общество требует активности психологической науки и практики в решении глобальных социальных проблем. При коммуникации ученых и практиков в ходе конференции состоялось обсуждение профессионального образования и трудоустройства психологов как межрегиональной проблемы, для решения которой на конференции была организована совместная работа (телемост) с представителем УМО по психологии, д-ром психологических наук, профессором А.Н. Гусевым (МГУ, Москва); была актуализирована проблематика формирования стандартов третьего поколения и компетенций психолога;

Э.И. Киршбаум (Германия) представил новую концепцию образования психологов; канд. психол. наук, профессор Т.А. Гаврилова (г. Уссурийск) осветила подход к танатологической компетентности психолога; был представлен психологический ресурс здоровья и развития личности – д-р медицинских наук С.Г. Калиниченко, канд. медицинских наук Н.А. Кравцова и др.; рассмотрены вопросы толерантности, экологической психологии – канд. психологических наук, доцент В.В. Калита (Владивосток) – психологического сопровождения – канд. психологических наук, доцент В.Г. Сахарова (Санкт-Петербург); рефлексивные процессы в образовании человека и профессионала с точки зрения психологии: д-р. психологических наук, профессор В.С. Нургалеев (г. Красноярск), канд. педагогических наук, доцент Е.Б. Зеленина; обоснована релевантность психологии в пространстве экономической реальности и управления: свои подходы представили ученые – участники конференции по экономической психологии, проходящей одновременно в г. Иркутске под руководством д-ра психологических наук, профессора А.Д. Карнышева, а также сотрудники лаборатории экономической психологии Института психологии Российской академии наук (телемост) и исследователи из Владивостока, Находки. Цель, реализованная в ходе конференции, – интеграция подходов, выработка соглашения о межрегиональном взаимодействии для осознанности и трансляции знаний о важной роли психологии в жизни современного человека.

Раздел 1. ОБРАЗОВАНИЕ ПСИХОЛОГОВ КАК МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ

ПРОБЛЕМА. РАЗВИВАЮЩИЙСЯ ЧЕЛОВЕК В ЗЕРКАЛЕ

ПСИХОЛОГИИ

О ФИЛОСОФСКОЙ И ФИЛОЛОГИЧЕСКОЙ

КОМПОНЕНТАХ В ОБРАЗОВАНИИ ПСИХОЛОГОВ

Институт образования взрослых в Регенсбурге, педагог-референт Миграционного бюро Смена парадигм? Междисциплинарные сползания – примечательная черта психологии, видимо, это судьба всех гуманитарных дисциплин. Только сообща и можно выжить, если не избавиться от комплекса своей научной и практической неполноценности, то все же минимизировать его. Многие из присутствующих на этой конференции знают, что когда начиналось профессиональное обучение психологов во Владивостоке, мы много сил и времени отводили философской подготовке будущих психологов. Но почему именно философии? Почему нужно было убеждать инстанции, от которых зависело открытие и финансирование факультета психологии, что без философии и открывать факультет не стоит? Зачем нам нужно было мучить наших (не всегда молодых) студентов Шелером, Гуссерлем, Рикером, Хайдеггером? Находясь у истоков системы базового психологического образования в Приморье, мы исходили из необходимости философской (неспецифической) прививки против вирусов психологического позитивизма. Примером такого позитивизма приведу усвоение одной расчудесной технологии общения психолога и клиента: я имею в виду гуманистическую психологию Карла Роджерса. Каждый, кто знакомился или знакомится с ней, мог увидеть, услышать, почувствовать (даже достроить) ее ценностно-образующий элемент. Я не знаю, занимался ли Роджерс в годы своих духовных странствий систематически философией, или он был гениальным аутодидактом (самоучкой), но очевидно, что он постоянно находился в пространстве философских текстов. А теперь вспомним время усвоения психологических инноваций в позднем советском и раннем постсоветском пространстве. На нас тогда обрушилась лавина философских текстов. Это был как сель, который сметает все на своем пути. Другой образ – это было как тяжелый камень, который не переварить, не перемолоть в столь короткие сроки, в рамках одного поколения. Чтение философских текстов требует времени, медленного соучастия (спеши медленно). И социальный, и образовательный контексты были неблагоприятны. На уровне мотивации мы были готовы к восприятию этих текстов, мы осознавали их значимость, но мы были не готовы к их систематическому усвоению. Русскому философствованию всегда не хватало системности мышления, университетского академизма. Оно почти всегда пристрастно, пафосно, эссеистично и с нравственными (или безнравственными) призывами. Сказывалась также длиннющая цезура (пропуск) в философствовании. И вдруг психологическая среда знакомится с психологическими технологиями, которые нужно было философски (не по-марксистки) оценить и осмыслить. Последовательное внедрение философских текстов в обучение психологов было призвано сместить взгляд психолога на человека, встроить ему «третий глаз», позволяющий видеть человека в ином измерении, отрефлексировать необходимость установки, что человек не просто биологическое, социальное, психологическое (носитель пусть даже высших психических функций, отличающих его от других психических существ), что он – существо метафизическое, способное к трансцендированию, что он – существо не только эксцентричное, отличающееся от других живых существ, но и существо экзистенциальное. Чувствую, что сейчас начинается тарахтение словами, которое неизбежно, когда в нескольких готовых формулах пытаешься передать долгий путь философских приключений психологов. Занятие философией для психолога было и должно оставаться одной из важнейших (базовых) составляющих в его профессиональной компетенции. Занятие философией, конечно же, не дает инструментарий для практической деятельности. В случае с философией речь идет как раз о неспецифической подготовке, неспецифической поддержке, неспецифическом стимулировании профессионального роста психолога. Эта поддержка среди всего прочего формирует определенный иммунитет против технико-позитивисткого ража психологии. Понятие «неспецифического» важно для понимания наших идей в профессиональной подготовке психологов. И введу я его на примере из области так называемой лечебной педагогики (Heilpdagogik – педагоги, занимающиеся людьми с отклонениями, дефектами и дефицитам развития). В Германии мне посчастливилось пройти полный двухгодичный курс обучения лечебной педагогики с отрывом от производства. В рамках этой педагогики с такими людьми специалисты – лечебные педагоги – проводят так называемую сенсорную интеграцию, т.е. компенсируют среди всего прочего интеллектуальную недостаточность неспецифическим развитием умственных способностей: сенсорным стимулированием базовых функций (ощущений равновесия, тактильных и кинестетических ощущений, активизации билатеральности). Так, отставание ученика в математике специалисты по сенсорной интеграции преодолевают не только и не сколько усиленным занятием математикой, а стимулированием билатеральности, качанием на качелях, игрой в песочнице и т.д. Далее, как раз и будет идти речь о сенсорной интеграции в профессиональном обучении психологов, о его неспецифическом стимулировании Хочу здесь воспользоваться дихотомией сверху-снизу. Если неспецифическое стимулирование людей с различными отклонениями есть стимулирование его базовых функций (это так сказать – стимулирование снизу), то философское стимулирование, философская интеграция (интеграция психолога на философском уровне через работу с текстами по философии) можно назвать неспецифическим стимулированием психологического профессионализма сверху. Хочешь стать хорошим психологом, поиграй в философской песочнице, покачайся на философских качелях, побалансируй по философскому бревну, окунись в ледяные, но бодрящие воды философии.

Очень полезно. Только не захлебнись, не утони! И далеко и надолго не заплывай! За Вячеславом Аркадьевичем Сакутиным все равно не угонишься! Уж если продолжить эту бинарность, то полетай в заоблачных высях, сверху виднее (возникает другая перспектива), поделай высшие фигуры пилотажа. Сумей и приземлиться. Но философское, вдумчивое переваривание, философская ферментация психологических знаний и технологий могут превратиться в обжорство, можно нажить язву желудка. Конечно же, отсутствие теоретической смелости, которую формирует занятие философией, отнимает волю к поступку, к поступательному движению. Однако не будем забываться: избыток, неуемность теоретического (философского) осмысления часто компенсируют практическую импотенцию. При неуемной и длительной ферментации психологических знаний и технологий философскими сомнениями можно нажить экзистенциальный невроз. Если воспользоваться метафорикой романа «Волшебная гора» Томаса Манна, то можно сказать, что разреженный воздух философского пребывания в горных высях целителен, но должно же наступить время возвращения в долину конкретной практической жизни. И тут мне сейчас хочется обсудить вопрос о необходимости филологических занятий для психологов, конечно, не только как прививки против философских отлетов (хотя – повторюсь – и в этом польза филологических занятий), а как необходимости еще одной неспецифической подготовки психологического образования. Предварительно отмечу тот немаловажный (для психологов) факт, что философии и филологии присуща определенная схожесть в мироощущении и мировосприятии. Для обоих «никогда он, этот мир, не бывает миром первого дня (курсив мой – Э.К.). Повсюду, где мир испытуется нами, где происходит преодоление чуждости, где совершается усвоение, усмотрение, постижение, где устраняется незнание и незнакомство, повсюду совершается герменевтический процесс собирания мира в слово и в общее сознание» [1. С. 14–15]. Мир этого дня возникает из миров предваряющих дней (хочу добавить – и из мира последнего дня, Судного дня; в этом телеологическая направленность бытия и экзистенции). Сегодняшняя ситуация вся выстроена из цитат прошлых дней, она – повторение, хотя и изменяющееся повторение, она развивается в определенном контексте, она – увязана в интертекстах (подтекстах), она развивается по определенной фабуле. И это как раз то, что интересует психолога:

укорененность мира сегодняшнего дня в прошлом и будущем. Но тут сразу же начинается фундаментальное различие философии и филологии. Для герменевта-философа, который, казалось бы, ближе всего к филологии, понимание как основная процедура и цель герменевтики не является одним из свойств человеческого познания (наряду с другими: объяснением), а оно выступает «в качестве определяющей характеристики самого его существования, не как свойство познавательной активности человека, а как способ его бытия» [Там же. С. 326]. Понимание – это экзистенция. Не важно, о чем (was) я мыслю, каков предмет моего мышления, важен сам факт, что (dass) я мыслю, важно мое понимательное усилие, важно, что понимание вообще возможно. Не важно, насколько корректно я пришел к пониманию, насколько корректен был мой метод, важен «масштаб» (бис!!! – это тоже Гадамер). А чтобы выйти на уровень чистого мышления, чистого сознания можно и даже нужно пользоваться процедурой, которую предложил Гуссерль: феноменологической редукцией – последовательным вынесением за скобки предметности. Но ведь это почти neu age, эзотерика, Рерихи, Блаватская. И эти тексты (Хайдеггера, Гуссерля, Гадамера) мы заставляли читать психологов?! Невольно формировали эгоцентризм? Приведу еще одну цитату, из философа, которого столь любят цитировать на факультете психологии Морского государственного университета, – Поля Рикера: «Всякая интерпретация имеет целью преодолеть расстояние, дистанцию между минувшей культурной эпохой, которой принадлежит текст, и самим интерпретатором. Преодолевая это расстояние, становясь современником текста, интерпретатор может присвоить себе смысл: из чужого он хочет сделать его своим, собственным; расширение самопонимания он намеривается достичь через понимание другого» [2. C. 25]. Технически и методически – это, казалось бы, почти филологический подход. Но каковы цели?! Присвоить смысл из чужого, чтобы расширить самопонимание. Рикер почти в открытую говорит, что всякая герменевтика выступает пониманием самого себя через понимания другого. Но это же свидетельство эгоцентрической установки герменевтики! Чужой текст нужен для самопознания. Конечно, в процессе понимания другого клиента-пациента психотерапевт познает и себя. Но тут же откровенно провозглашается: другой, чужой текст нужен для самопознания того, кто читает этот текст. Чистой воды установка на манипуляцию: преодолеть чуждость чужого для того, чтобы удовлетворить дефициты собственного самопознания. Хочу добавить, в своей практике экзегезы новозаветных текстов герменевт Рикер руководствовался не установкой на расширения самопознания, а на познании Благой вести. Мне довелось при обучении экзегезе читать тексты Рикера, где он демонстрирует завораживающие умения по бережному, филологическому анализу библейских перикоп. Но как раз эти тексты Рикера в России почему-то не переводятся. (А может быть уже перевели?). Итак, философская герменевтика рассматривает «понимание преимущественно как устранение непонятности, как преодоление чуждости между «Я» и «Ты» [1. C. 47]. Необходимость философско-герменевтической процедуры задана потребностью самопонимания. Назовем эту процедуру, несколько заостряя ситуацию, философским осмыслением, прививкой смыслом собственного бытия. Это так сказать энергетическая база герменевтики (потребность к самопониманию). Понятно, что этот энергетический потенциал должен послужить для профессионального становления психолога. Очевиден тот факт, что в психологи чаще всего идут люди, которые хотят профессионально (герменевтически) понять себя и надеются, что изучение психологии даст им «масштаб» и методы самопонимания. В этой связи не только философия, но и занятие филологией работает на самопознание. Но главная задача и установка филологии как еще одной возможности неспецифической профессионализиции психологов, однако, в другом: она подготавливает непонимание, восприятие чуждости чужого текста (Ты – это не Я). Она предохраняет сознание и от самоуверенности («Мне это понятно, знакомо»), и от порождения новых смыслов, и от внесения собственных смыслов в Ты-текст. Обе процедуры – герменевтические и филологические – возможны, благодаря знаковой природе языка, изоморфности языка и обозначаемого. При этом языковые знаки тяготеют к полисемии. Отсюда тексты обладают множественностью смысла, что открывает простор для полетов герменевтического самопознания, ибо количество возможных интерпретаций бесконечно. А задача филолога как раз и состоит в том, чтобы пытаться ограничить количество интерпретаций. Зв учит почти как трюизм, но отметим тот факт, что знакомство с филологией работает на общекультурный уровень психолога. В филологическое образование психологов должно входить чтен ие первичных литературных текстов. Это чтение психологу никогда не помешает. Это, так сказать, квазифилологическое, ок олофилологическое времяпровождение психолога. Это само собой разумеющееся в профессионализации психолога. Это входит в его культурную компетенцию. Русская культура и цивилизация были и остаются литературоцентрированными. Литературный дискурс в России полифункционален. Русский литератор вс егда многостаночник. Литература задавала и до сих пор задает образцы социокультурного поведения. Так, например, способность к переживанию физической боли заложена филогенетически. Она с необходим остью возникает с определенного уровня нервной системы живых существ. Но существует и другая боль, боль от любимого человека, за любимого человека, за сирых и убогих, боль потерь, нравственные муки и т.д. И эти состояния формируются и совершенствуются онтогенетически, в культуре, в том числе и прох ождением через литературные тексты. Право же, читать художественные тексты психологу не вредно. Л итература хоть и мимезис (повторное переживание, отражение) реального мира, но повторение с отклон ениями, это не зеркало, это несколько иной мир, другой мир, это еще один мир, а это уже обогащение. Но в своем выступлении я хочу говорить не о благом влиянии литературных текст ов на мастерство психологов, а о необходимости знакомства с научными филологическими текстами, которые уже стали хрестомати йными в профессиональном обучении филологов и которые должны войти в канон учебных текстов об учающегося и практикующегося психолога. Как известно, «исходным занятием филологии было исследование древних текстов, по самому своему способу кодирования абсолютно отделенных от со временной культурной практики» [5. C. 47]. В ходе этих занятий сформировался историко-филологический метод (или историко-критический), который одинаково успешно использовался как на сакральных текстах (например, в экзегезе, т.е. герменевтике библейских текстов), так и на профанных текстах. Главным критерием для отбора текстов в классической филологии была временная (и даже культурная отдаленность анализируемого текста от временной и культурной ситуации анализирующего, его чуждость, инаковость. В эпоху структурализма, в эпоху «деэстезации филологии все больше стало осознаваться, что объектом филолог ического исследования в самом деле должны являться все тексты (и даже не-тексты в традиционном понимании слова) независимо от их эстетической и культурной ценности. Даже самая примитивная фолькло рная частушка или пословица может стать предметом анализа в паремиологии (наука о пословицах – Э.К.), даже самое бездарное стихотворение может дать материал для статистического исследования стиха; це нностно малозначительные произведения наравне с классикой вписываются в общий интертекстуальный континуум культуры» [Там же]. Но такой сдвиг филологии – ее демократизация – дает возможность использования ее технологического арсенала и методологических установок и в области психологии. В час тности, для понимания личностных текстов (своих собственных, клиента, пациента, продуктов их а ктивности, имеющих знаковость). Как известно, одно из главных достижений филологической науки – это разработка уже упоминаемого нами историко-критического метода, который может быть использован и в психологической практике. Этот метод потому исторический, потому что анализируемый текст рассматривается как историческое свидетельство. Текст возник в определенное историческое время и предназначен для определенной исторической ситуации. Этот метод одновременно выполняет критическую функцию. Кр итика направлена не на текст, а на попытку инструментализации текста в актуальной ситуации. Так, напр имер, Библия до создания историко-критического метода рассматривалась и рассматривается до сих пор многими религиозными фундаменталистами как dicta probantia (как компендиум, собрание иллюстраций, аргументов, свидетельств) в пользу доказываемого тезиса или догмы. Поэтому критический метод – это своеобразное выстраивание защиты авторов текстов против набегов догматиков всех разновидностей, пр отив использования текста как цитатника на все случаи жизни, против половецких плясок философствующего самопонимания. Такие набеги совершаются очень часто на сакральные тексты, в частности, на книги Библии, а также на тексты, которые исторически не укорены, т.е. у них есть историчес кая укоренность, но сейчас она потеряна. Как упоительно вносить собственные смыслы в такие тексты! Какая свобода для со бственных проекций! Такие тексты – просто кладезь для проективных методик. Что очень часто происходит в практике психологического консультирования? Клиент выдает некий текст о себе. И что делает невольно психолог? Он проецирует свои представления, свои смыслы, свои решения проблемы в данный текст. Он проявляет себя как спонтанный герменевт. Историко-критический метод как раз и направлен на защиту текстов от слишком быстрого экзистенциального присвоения, экспроприации (existentielle Aneignung). Тут я вновь хочу напомнить об установке философской герменевтики: текст нужен для самопонимания; работа над смыслом текста – это подтверждение меня, читателя, как понимающей экзистенции. Филологический метод – это попытка признать и зауважать чуждость не-моего текста. Чаще для профанного читателя (и философа) признание чуждости не естественно, такая установка не есть нечто само собой разумеющееся.

Скорее наоборот, прямое использование, присвоение текста – обычная установка современного читателя (субъекта). Всякие попытки разговоров о диалоге между читателем и текстом в духе М.М. Бахтина – камуфляж читательского эгоцентризма. Отчуждение текста (Библии например) с помощью историкокритического метода – необходимое условие для того, чтобы текст заговорил для нас не нашим голосом.

Филологическая (историко-критическая) установка – необходимое условие для понимания текста, но не достаточное. Так, относительно библейских текстов у филологического метода свои границы, пределы. Он не вскрывает истину, послание, правду (Wahrheit) библейских текстов. Он лишь помогает свидетельств овать истине. Дойдет ли до нас Божья истина, Его послание, зависит не только от мастер ства экзегета и читателя. Метод предуготовляет событие веры, событие Послания. А дальше уже дело Святого Духа, кот орый ведет к вере. Экзегеза вскрывает весть текста, но не осуществляет ее. А чтобы текст говорил своим голосом, авторским голосом должна быть сформирована воля к контекстуализации текстов. Для психолога это означало бы формирование воли к контекстуализации личностных текстов. Эта воля отсутствует по определению у философов, да она и не давала бы им совершать свои отчаянные философские полеты. Философы, конечно же, также понимают (для этого и филологом не обязательно быть), что те ксты возникают и существуют не в вакууме, а в определенной культурно-бытовой ситуации, в окружении и на базе интертекстов. Всякая личность есть цитата, не мир первого дня. Человек – онтогенетически и онтологически цитата, он создан по образу Божьему. Воля к контекстуализации требует терпения и выдержки, скромно сти, смирения перед чужой речью, терпеливого вслушивания в собеседника, в его историю, отказа от п олемики. Первичная филологическая установка крайне полезна для психологов: Не возражай! Старайся п онять, почему он это и так говорит, хотя все равно не поймешь. Филолог разрушает иллюзию понимания.

Виктор Шкловский: моя профессия – не понимать. Смирись! Такого смирения трудно требовать от смелых и бесстрашных философов. Философия – это не филологические галеры, философия – это упоительное занятие, философ не работает, его несет, ему трудно остановиться, у него «масштаб». Гадамер в обращении к русским читателям своего сборника «Актуальность прекрасного» откровенно выказался: «У нас, в философии, нет метода, нет критериев достоверности, какие достигаются в науке с поступательным движением, основанным на применении методов и их проверке. У нас нет критериев, зато есть масштаб. Однако не так просто сказать, в чем он состоит» [1. C. 7–8]. Философский масштаб (отлеты в метапозицию), с одной стороны, и филологический пафос непонимания и воля к контекстуализации, с другой стороны, взаимно д ополняют друг друга. Они – прививки друг от друга, они – яд и противоядие. Филологические установки на непонимание и филологическая воля к контекстуализации есть прививки от поспешных выводов, от скоро палительных прочтений «здесь и сейчас», от самопорождающихся смыслов и интерпретаций. А философский масштаб, смелость и напор – прививка от безудержного эмпиризма бесконечных филологических раскопок. Другое отличие филологического подхода от философского как аргумент в пользу расширения филологического горизонта психолога: философ стремится индивидуальное возвести (или занизить) до общего, недаром предметом ее являются первоосновы (или вершины) бытия. И тут требуется абстрагир ование от конкретного, индивидуального, случайного, просто человеческого. Философия перешагивает ч ерез конкретных людей (ходит по трупам?). Парадокс философских дискурсов: избегая конкретное, философы усложняют мир, тогда как филологи, погружаясь в конкретику конкретного бытия, научно упрощают его. «Философия – наука генерализующая (я бы сказал даже поспешная в своих генерализациях – Э.К.), она стремится к максимальным обобщениям, к максимальной абстракции. Наоборот, филология по своей обычной тенденции тяготеет к максимальной конкретности и экстенсивности. … Для компетентного фи лологического высказывания требуется необыкновенно широкое знание обстоятельств, окружающих основной предмет исследования» [5. C. 46]. Добавлю, это как раз не релевантно для философа. А иногда даже обременительно для его философских полетов (отлетов) и обобщений. Тут я хочу привести пример с Хайдеггером, не умаляя значения его текстов для нас, психологов. Конечно же, этот философ – «покоряющее воздействие чистой мысли, мыслительного процесса в предельно чистом и сгущенном выражении. И когда этот гений чистой мысли берется осмысливать произведение искусства – что получается? Получается многостраничное вдумывание в картину Ван Гога, изображающую пару башмаков» [Там же. C. 54]. И вновь хочу обратить ваше внимание на приставку «в», в-думывание, при-в-несенение. Далее, я процитирую Хайдеггера вслед за С. Козловым (участник круглого стола «Философия филологии»: «Из темного истоптанного нутра этих башмаков неподвижно глядит на нас упорный труд тяжело ступающих во время работы на поле ног. … Немотствующий зов земли (Бог мой, какой оксиморон: «немотствующий зов»!!! – Э.К.) отдается в этих башмаках, земли, щедро дарящей зрелость зерна, земли с необъяснимой самоотверженностью ее залежных полей в глухое зимнее время. … Земле, земле отд аны эти башмаки, эта дельность, в мире крестьянки – хранящей их кров». (Какая поэзия! Или, скорее: какая философия, которая в своих отлетах достигла поэтического уровня! Чего только нет! Тут и оксимороны, и повторы, и паралле лизмы. Очень проникновенно, завораживающе, убедительно. – Э.К.). Жаль обрывать цитату (мне тоже – Э.К), хотелось бы процитировать страницы полторы. Все очень проникновенно, но через 18 лет после пу бликации этой рапсодии приходит историк искусства, некий зануда Мейер Шапиро и в скромной заметке чисто филологически, путем сопоставления текстов, показывает, что башмаки, о которых идет речь, это собственные башмаки Ван Гога. И все большое красноречие Хайдеггера окончательно обесценивае тся … после этой маленькой реплики Шапиро» [Там же]. Очень наглядно: всякая суверенная мысль, не укоренная в сопоставлении и археологии текстов, ведет к неверному прочтению текста, к наполнению ч ужого текста собственными смыслами, пусть это даже смысл такого гиганта, как Хайдеггер. И чтобы до конца добить суверенность мысли, приведу афоризм Лотмана, который апокрифически приписывался ему:

«Концепции – это скоропортящийся продукт» [Там же. С. 52]. Посмею себе замену: смысл – это тоже скоропортящийся продукт, особенно когда он рожден очень суверенной мыслью. Пример со свободными о тлетами Хайдеггера показывает, до чего может довести философия как движение суверенной мысли. Укажу на еще одно различие филологии и философии, значимое для моего выступления. Его выразил М.Л. Каспаров на том же круглом столе в редакции НЛО. И ему он следовал во всех своих филологических штудиях.

Для этого следователя филология не производит новых смыслов, она производит новые знания, ровно в такой же степени, как всякая наука [Там же. С. 81]. Отрывает или производит новые знания? Для Михаила Леоновича это не имело разницы. Для него разность была в установлении того, кто чем занимается. Как вы догадываетесь, по Гаспарову философы производят новые смыслы. Они творцы. А филологи лишь прои зводят новые знания. Они исследователи. Для меня было бы предпочтительнее использовать парадигму:

открывают (не производят) новые знания. Производят творцы. Исследователи открывают знания о фактах, которые были и до нас объективно, но которые не были для нас знанием. В том только и новизна нового знания для нас, что мы установили факт. Пример такого научного, фило логического подхода к реальностидействительности: открытие Нептуна, эта планета существовала и без нас. От Л еверье мы узнали, что она есть [Там же]. Гаспаров приводит еще один пример. «Семантика пропусков ударения в 4 -стопном ямбе Андрея Белого существовала, хотя он сам себе не отдавал в ней отчет; ее открыл Тарановский» [Там же].

Филология как научная дисциплина, научное знание, научное исследование есть по отношению к психол огии укрепление ее научных тылов. Это – ее закалка гуманитарными методами. Если философия – это творчество, а филология – исследование, то диалог между творческим и исследовательским началами полезен для психологии. Философия и филология отличаются не только своими методологиями, но и этическими установками. Я, избегая понятийного сравнения в этой области, хочу показать траекторию этических установок филологических технологий на одном примере. Мой сын, когда ему было примерно 13 –14 лет, начал читать стихи Мандельштама. Он бредил ими, он настолько полюбил их, что однажды ему захотелось у знать, что значили эти стихи для самого Мандельштама и его ближайших современников, откуда такая радость, которая и ему, сыну, дана, как эти стихи возникали. Характер этих вопросов показывает, что это, в сущности, филологически ориентированное вопрошание. Так начинается филолог. Так начинается филологическое становление любви. Так начинается опыт филологического преодоления эгоцентризма. Этич еский пафос филологии и в том, чтобы открыть текст во всей его аутентичности, тем самым в чуждости его для меня, современного человека, а это формирование воли к познанию другого как чужого, индивидуал ьного, самоидентичного без пользы для меня, без оценки, без приговоров, без калечения текста собстве нными смыслами. Есть еще одно этическое начало в консервативных установках филологических исследований. Они выполняют охранительную функцию, функцию охраны памятников. Филология противостоит забвению. С филологическим отношением к реальности формируется опыт уважения к своему прошлому, прошедшему, ушедшему. Это охрана памяти о себе и своих потомках от своего же эгоцентризма. Как мы обращаемся с прошлым, так и будущее будет обращаться с нами. Какими методами формируем уважение к прошлым поколениям, такими и вспомнят о нас в будущем. Исследуя прошлое, мы инвестируем в буд ущее, в уважение будущего к нам. «Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерой мерите, такою и вам будут мерить» (Матфей 7, 2). Филологическая наука и практика наработала методы и технол огии исследования, занятия которыми, на наш взгляд, несомненно, повысило бы технологический уровень и инструментальную компетентность психолога-профессионала. Есть области в филологии, где конкретные технологии могут быть использованы в труде психолога и где наработан довольно точный понятийный аппарат и техники. Я имею в виду наработки в трех областях: сюжет, стилистические регистры и повес твовательная перспектива. Это несомненное достояние русской филологии ХХ века, и психологии право же не грех освоить наработанное. В первую очередь мы имеем в виду работы формальной школы. «Формалисты освобождали себя от традиционной соотносительности «форма – содержание» и от понимания формы как оболочки – как сосуда, в который наливается жидкость. … Понятие «формы» явилось в новом зн ачении – не как оболочка, а как полнота, как нечто конкретно-динамическое, содержательное само по себе.

Вне всяких соотносительностей» [6. C. 384]. В исследованиях по сюжету для психолога крайне плодотворно понимание сюжета как «художественно построенного распределения событий в произведении» [3.

C. 181–182]. Тут важно определить: что это? – нечто фабульное? нарративное? описательное? мемуарное?

эпическое? лирическое? романтическое? классическое? модернисткое? как развивается действие? на какой оно стадии? кто протагонист, антагонист? есть ли лирический герой? какими мотивами оформляется сюжет? где временные сдвиги? и т.д. и т.п. Тут я хочу выдвинуть вопрос-гипотезу: а ни выстраивается ли каждый текст клиента как мимезис его реальной проблемы не только по лог ике развития реальной проблемы (а может быть, и не по логике раскручивания архетипа?), но и по собственной логике повествования. С итуация клиента, история его проблемы, с одной стороны, обусловлена контекстом и интертекстами (она не самостоятельна, она «исторически» обусловлена), но, с другой стороны, она, если попользоваться Полем Рикером, есть нечто «автономно эстетическое, аутотелическое, интранзитивное» [2], из самое себя исходящее, фикциональное литературное произведение, которое разворачивается, рас -сказывается, сказывается, вы-сказывается по логике собственного сюжета (помимо воли клиента – его протагониста и автора). В качестве примера кратко разберем ситуацию Н.Н. – эмигрантка. Выехала в Германию по еврейской линии.

Почти сразу же по приезду семьи муж развелся с ней. Инициатива развода исходила от мужа. У нее двое взрослых детей, которые живут не с ней. Видится с ними редко. Безработная, живет одна. Друзей нет.

Раньше каждый год ездила на Украину к своей матери, сейчас все реже. При последнем визите к матери заявила той прямо в лоб, что та зажилась на этом свете. В разговоре с психологом прямым текстом говорит, что мать ее зажилась и отнимает витальную энергию у своей дочери (т.е. у нее) и внуков. Зная семейную ситуацию психолога, сказала той напрямик, что и мать психолога тоже зажилась. Психолог мог бы сказать о переживаемом страхе смерти. Когда психолог прослушивал текст Н., он отметил, что текст ра зработан уже очень детально в своей завязке, чтобы не вызывать беспокойство. Все движется к кульмин ации. У Н. и без того силен психотический радикал, он усиливается сюжетом, а, может быть, он его и со здал. Н. – автор и главный герой этого сюжета. Но филологические штудии учат нас, что у сюжета уже своя, автономная от автора динамика и логика развития. Уже расписаны роли всех антаг онистов (матери, детей, у которых она сама «высасывает энергию (если пользоваться ее лексикой), «пьет кровь, чтобы выжить». Ситуация усугубляется тем, что существует масса подсказок в нашей культурной среде для заве ршения этого сюжета. В использовании лексики прослеживается энергетическая парадигма смерти и жизни (эзотерическая литература, нью эйдж в лексических заимствованиях, «высасывание и передача энергии», «энергетическая аура»); Н. не просто почитывает эзотерическую литературу, она зачитывается е ю. Тут один шаг и до детских страшилок о вампирах, которые продолжали существовать даже в христианской традиции. У Н. украинское детство, в котором огромное количество бесовщины: ведьм, колдунов. Н. живет в этом мифе. Н. выросла в украинской деревне, где сельчане не воспринимались чужаками по сорокпятьдесят лет. Страх смерти находит себя в сюжете с «энергетическим» уклоном. В переживании греч еских и христианских мифов возможен катарсис. В психотерапевтической практике и теории наработана масса катарсических технологий (психодрама, гештальтпсихология, библиодрама, театр, терапия снятия телесных зажимов и т.д.). Но возможен ли катарсис в переживаниях архаических мифов? Можно ли изжить, завершить этот сюжет через психодраматическое действие? Что делать, как остановить это опасное (в силу своей автоматичности) продолжение этого сюжета (текста)? Интертекстуально стучится Пастернак:

«Уже написан Вертер, а в наши дни и воздух пахнет смертью. Открыть окно, что жилы отворить». Теперь посмотрим на этот же случай с точки зрения смены повествовательной перспективы. В русской филологии разработкой проблемы смены повествовательной перспективы в художественном произвед ении наиболее обстоятельно занимался в рамках семиотической школы Б.А.Успенский. В своей монографии по этом у вопросу «Поэтика композиция», опубликованной в 1970 году, он пишет о «точках зрениях», которые мен яются в ходе повествования, создавая полифоничность повествованию. «В тривиальном (с точки зрения композиционных возможностей) – и тем самым наименее интересном для нас случае – оценка в произведении производится с одной какой-то (доминирующей) точки зрения» [4. C. 16]. Что не интересно филологу, то может быть крайне информативно для психолога. Вернемся к нашему примеру. Клиентка, повествуя о своей ситуации, выступает одновременно и как протоганист, и как автор (рассказчик). Во второй своей ипостаси она идет на поводу у своего рассказа. Мы уже говорили, что у сюжета ее ра ссказа своя логика разворачивания, она действует независимо от воли клиентки. И насколько она не самостоятельна, беспомощна, насколько не субъектна, насколько ведома сюжетом, настолько не может привести свой рассказ к счастливой развязке (пусть это даже оптимистическая трагедия). Но застревание в проблеме и тем самым усиление страдания происходит также в неспособности клиентки к смене повествовательных перспектив, к смене точек зрения. Она как автор и как протоганист слилась и неразъемна. Она в конфликтных отношениях с сыном (она желает ему добра, а он не слушает ее) рассказывает психологу: «Приходит он ко мне месяц назад и заявляет: Я сделал ей предложение». Он (а не имя Павел), ей (а не Тамаре). Использование м естоимений вместо имен есть уже свидетельство некой отчужденности между протоганистом и другими действующими лицами. Мать упорно не хочет называть невесту своего сына по имени. Мать стилизирует невесту до своего антагониста; синтаксис (соединительная связь «и»), выбор лексики («заявляет»), инт онация и модуляция голоса (с ехидством: «Я сделал ей предложение») – все работает на закрепление одной единственной перспективы (протагониста). Вся ситуация рассказывается с перспективы матери (протог аниста) Характерно, что в рассказах Н. прямой речи других лиц было крайне мало. Чаще всего это были уже оценочные суждения самой Н. Смею предложить гипотезу, что неспособность менять перспективы, монологизм повествования есть свидетельство застревания в проблеме, глубины ее и трудности ее разрешения.

Монография Успенского показывает, какими средствами меняются в художественном произв едении точки зрения и в этом отношении может стать неоценимым учебным пособием для психолога -консультанта и психотерапевта на всех стадиях консультирования и терапии, т. е. может научить психолога, какими яз ыковыми средствами он может научать своего клиента менять перспективы повествования. Теперь разберем пример со стилистическими регистрами. Назовем этот случай: «Ребенок», только ли стеб? Молодая семья русских филологов второй год стажируется в Германии. С ними их дочь (примерно 10 –11 лет). Они вместе с дочерью иногда приезжают к нам в гости, вернее в семью нашего сына. Обедаем вместе, разговариваем.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |
 




Похожие работы:

«Министерство спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации Министерство образования и наук и Российской Федерации Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт физической культуры Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена Институт психолого-педагогических проблем детства РАО Компания ФосАгро Некоммерческое партнерство Дети России Образованны и Здоровы — „ДРОЗД“ ДЕТИ РОССИИ ОБРАЗОВАННЫ И ЗДОРОВЫ Материалы VIII Всероссийской научнопрактической...»

«Федеральное агенство по образованию Российской Федерации Псковский государственный педагогический университет им. С.М.Кирова И.Н. Самаль Анатомия, физиология и патология органа зрения Учебное пособие Псков 2004 1 ББК 28.707.3 + 28.706 + 74.33 С 17 Печатается по решению кафедры психологии развития и коррекционной педагогики и редакционно-издательского совета ПГПУ имени С.М. Кирова Рецензенты: кандидат медицинских наук, доцент кафедры охраны здоровья детей ПГПУ им. С.М. Кирова А.Г.Филиппова;...»

«Н. В. Третьякова ОСНОВЫ ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЯ Екатеринбург РГППУ 2011 Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО Российский государственный профессионально-педагогический университет Учреждение Российской академии образования Уральское отделение Н. В. Третьякова ОСНОВЫ ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЯ Практикум Рекомендовано Государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования Московский педагогический государственный университет в качестве учебного пособия для...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОУ ВПО Владивостокский государственный медицинский университет Факультет клинической психологии МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОУ ВПО Дальневосточный федеральный университет ГОУ ВПО Владивостокский государственный университет экономики и сервиса ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО МОРСКОГО И РЕЧНОГО ТРАНСПОРТА ГОУ ВПО Морской государственный университет им. адм. Г.И. Невельского ПРОБЛЕМА ЗДОРОВЬЯ ЛИЧНОСТИ В...»

«Европейский гуманитарный университет факультет психологии Ю.Г. ФРОЛОВА ПСИХОСОМАТИКА И ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Издание второе, переработанное и дополненное МИНСК, 2003 УДК 159.972:616.892(075.8) ББК 56.14я7 Ф91 Рекомендовано к изданию на заседании кафедры психологии и совета факультета психологии ЕГУ (протокол № 2 от 23.10.2002) Рецензент: заведующий кафедрой психологии БГУ, доктор психологических наук, профессор И.А. Фурманов Фролова, Ю. Г. Ф91 Психосоматика и психология здоровья:...»

«АНДРЕЙ ИВАНЧЕНКО Чикаго 2013 THE DOC'S NOTES: Talking Medicine the Easy Way Authored by Andrew Ivanchenko Copyright ©2013 by Andrew Ivanchenko All rights reserved Editor: Vladimir Goldshteyn Corrections by Olga Novikova Interior & cover design by Mykhailo Kondratenko Illustrations by Igor Velgach It is not easy to speak comedically about serious things, to talk in plain words about a complex subject, to explain medical topics easily and at the same time in a professional manner. This book gives...»

«АЛМАТЫ ГУМАНИТАРЛЫ-ТЕХНИКАЛЫ УНИВЕРСИТЕТІ АЛМАТИНСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ АГТУ ХАБАРШЫСЫ ВЕСТНИК АГТУ 1(6), 2010 Алматы, 2010 УДК 378 ББК 74.58 А23 Бас редактор: Серікбаев. – ф.-м.д., профессор ISBN 978-601-278-152-6 Редакция аласы: мірзаова Т.А. – э.к., доцент; Топаева Д.М. – з.к., PhD; Белялова А. – э.к., доцент; дайлов А. - ф.-м.д., профессор; Тойшыбаева Г. – ф.к., доцент; Атымбаева А.С. – г.к., доцент; Байтоаев. – т.к., доцент; Бердібаева А. з.к.; Баскимбаева Т.А. – т.к.,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет Л.В. Филиппова, Н.Ю. Молостова, И.Н. Кольцова, Е.В. Прима Формирование социальной уверенности у детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста Утверждено редакционно-издательским советом университета в качестве учебного пособия Нижний Новгород...»

«1 УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ В.И. ДУБРОВСКИЙ СПОРТИВНАЯ МЕДИЦИНА 2-е издание, дополненное Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений 2 ББК 75.0я73 Д79 Рецензенты: академик РАЕН и МАИ, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Российской Федерации ВА. Левандо; доктор медицинских наук, профессор Ю.В. Белецкий; доктор медицинских наук, профессор А.В. Соколов; кандидат медицинских наук, доцент С.Г. Куртев Дубровский В.И....»

«Материалы сайта www.mednet.ru ФГУ Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РУКОВОДСТВО ПО АНАЛИЗУ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧРЕЖДЕНИЙ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО УРОВНЯ Москва, 2008 год УДК ББК Рекомендовано к изданию научно-координационным Советом Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения Федерального...»

«Пол Экман: Психология эмоций. Я знаю, что ты чувствуешь Пол Экман Психология эмоций. Я знаю, что ты чувствуешь Психология эмоций. Я знаю, что ты чувствуешь: Питер; СПб; 2010 ISBN 5–49807–705–5 Пол Экман: Психология эмоций. Я знаю, что ты чувствуешь Аннотация Что играет решающую роль в управлении поведением? Что читается по лицам и определяет качество нашей жизни? Что лежит в основе эффективного общения? Что мы испытываем с самого раннего детства? На все эти вопросы ответ один – эмоции. Эмоции...»

«Кларисса Пинкола Эстес Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях Эстес К.-П. Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях: София; 2007 ISBN 978-5-91250-157-9 Оригинал: Clarissa Pincola Estes, “Women Who Run with the Wolves. Myths and Stories of the Wild Woman Archetype”, 1995 Перевод: Т. Науменко Аннотация Переведенная более чем на двадцать пять языков, книга Клариссы Эстес уже несколько лет занимает одно из первых мест в мировом книжном рейтинге. Эта книга о женском...»

«УКРЕПЛЯЯ ЗДОРОВЬЕ РОССИЯН Под редакцией профессора И. А. Норкина Саратов 2010 УДК 616 - 001(470.44-25) (09) +929 ББК 54.58 (235.54) У 46 Укрепляя здоровье россиян (история СарНИИТО через призму 65-летия). Под редакцией профессора И. А. Норкина.– Саратов, ???. – 2010. – 220 с.: илл. У 46 В книге представлено развитие Саратовского НИИ травматологии и ортопедии за 65 лет с момента основания института в 1945 году. Освещены научные проблемы, которыми занимался институт, рассказано о сотрудниках...»

«ФОНД ЛИБЕРАЛЬНАЯ МИССИЯ Руководитель исследовательского проекта Верховенство права как определяющий фактор экономического развития Е.В. Новикова Редакционная коллегия: А.Г. Федотов, Е.В. Новикова, А.В. Розенцвайг, М.А. Субботин Участники монографии выражают признательность за поддержку в издании этой книги юридическому факультету Университета МакГилл (Монреаль, Канада), с 1996 года осуществляющему научное сотрудничество в сфере правовых реформ в России, и Фонду Либеральная миссия. ВЕРХОВЕНСТВО...»

«А.Г. ЖИЛЯЕВ, Т.И. ПАЛАЧЕВА КОМПЛЕКСНАЯ ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПРОГРАММА ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ И ПЕРВИЧНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ НАРКОТИЗАЦИИ ШКОЛЬНИКОВ Методическое пособие Казань 2010 1 УДК 152.27 ББК 88. 837 Ж 72 Ж 72 Жиляев А.Г., Палачева Т.И. Комплексная личностно-ориентированная программа формирования здорового образа жизни и первичной профилактики наркотизации школьников. Казань: Изд-во Казан. гос. техн. ун-та, 2010. 498 с. ISBN 978-5-7579-1487-9 Авторами – Андреем Геннадьевичем...»

«Князев В.М. Прокопчук С.С. ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ РОССИИ Санкт-Петербург 2013 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ, МЕХАНИКИ И ОПТИКИ Князев В.М. Прокопчук С.С. ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ РОССИИ Санкт-Петербург 2013 2 ББК П Рецензенты: Ашкинази С.М., декан факультета подготовки научнопедагогических работников Санкт-Петербургского...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.