WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:   || 2 | 3 |

«СОРОКИНА Л.Я. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА Учебное пособие Иркутск 2006 1 СОРОКИНА Л.Я. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Институт социальных наук

СОРОКИНА Л.Я.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ

ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА

Учебное пособие

Иркутск 2006

1

СОРОКИНА Л.Я.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ

ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА

Учебное пособие

Иркутск 2006

2

Печатается по решению Учебно-методического совета Иркутского

государственного университета

УДК

ББК

Рецензент: д-р филос.наук, профессор В.А. Решетников

Сорокина Л.Я. Некоторые аспекты жизнедеятельности пожилого человека: учеб. пособие. – Иркутск: Иркут. ун-т, 2006. - 69 с.

Учебное пособие подготовлено на основе социологических исследований и монографии А.В. Писарева «Демографическое старение:

жизнедеятельность пожилого населения» (М., 2005), в которой по результатам всероссийского репрезентативного опроса приводятся оценки респондентами потенциала пожилого населения разных регионов страны и типов поселений, а также обосновывается положение о необходимости корректировки социальной политики в России.

Предназначено студентам Института социальных наук ИГУ по специальности 040101 - «Социальная работа» для использования при изучении курса социальной геронтологии.

© Л. Я. Сорокина, © Институт социальных наук ИГУ,

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………………………...

Глава 1. ОЦЕНКА ПОЖИЛЫМ НАСЕЛЕНИЕМ СВОИХ ЛИЧНОСТНЫХ

ХАРАКТЕРИСТИК И УРОВНЯ ЖИЗНИ…………………………………………………… 1.1. Мнение пожилых людей о своем возрасте………………………………………… 1.2. Мнение пожилых людей о своем здоровье……………………………………….. 1.3. Оценка пожилым населением своего уровня жизни………………………….. 1.4. Оценка пожилым населением своего жизненного пути

Глава 2. ТРУДОВАЯ АКТИВНОСТЬ И СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ ПОЖИЛЫХ…………. 2.1. Занятость пожилого населения…………………………………………………… 2.2. Жизнедеятельность не работающего пожилого населения………………….. 2.3. Семейное положение пожилого населения............................ …………. Глава 3. ОБРАЗ ЖИЗНИ ПОЖИЛЫХ И ОТНОШЕНИЕ К НИМ ОБЩЕСТВА….... 3.1.Ценностные предпочтения пожилого населения ……………………………………. 3.2.Мнение пожилых о своем месте в современной жизни……………………………….. 3.3.Мнение населения о потенциале пожилых и их роли в современной жизни …………………………………………………………………………………………… 3.4.Население России о необходимости корректировки социальной политики………………………………………………………………………………………. ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………………………. Библиографический список………………………………………………………………..

ВВЕДЕНИЕ

Демографическое старение населения — увеличение пожилых и старых людей в общей численности народонаселения сегодня охватывает практически весь мир. Процесс имеет разнообразные аспекты и многочисленные социально-экономические и политические последствия, которые необходимо принимать во внимание при выработке любых связанных с населением проектов. Вопросы, связанные с медицинским обслуживанием, социальным обеспечением, безработицей, пенсионной системой — вот далеко не полный перечень аспектов жизни общества, затрагиваемых старением.

В России очень мало работ, посвященных социальным механизмам адаптации пожилого населения как страны в целом, так и ее регионов, не говоря уже о международных сопоставлениях. Для населения РФ предложенный сравнительно недавно новый показатель старения населения, оценивающий интенсивность старения не в процентах или пропорциях, а непосредственно в годах, также не рассчитывался. Добавим, что как теоретический интерес, так и практическую значимость представляет и обобщение Международных Планов действий ООН по отношению к пожилому населению, их адаптация к реальной ситуации в России и других странах. Анализ эволюции подходов мирового сообщества к политике в вопросах старения в последние десятилетия XX века, показывает, что проблема вышла за пределы сообщества европейских стран и захватила южно-американский и азиатский континенты, превратив ее из локальной в поистине мировую проблему, особенно с учетом прогнозов населения до середины XXI столетие.

Подробное изучение принципов второго Международного (Мадридского) Плана по реализации идеи создания обществ для всех возрастов позволяет сосредоточить основное внимание на существующих барьерах (законодательных, экономических, политико-социальных, культурологических и др.). Поэтому перед настоящей работой была поставлена задача - установить восприятие самим пожилым населением новых идей, как в целом, так и по конкретным направлениям. К числу важнейших направлений были отнесены:

готовность играть более активную роль в жизни общества; склонность и мотивация продолжения трудовой деятельности в пожилом возрасте;

отношение к конкурирующим стратегиям развития.

Рассмотрение перспектив старения населений России и мира в целом дает основания для полномасштабной оценки социальных, экономических и медико-биологических последствий старения. Принятие Правительством Российской Федерации Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года придает особую практическую значимость данной проблематике, поскольку при разработке демографической политики страны необходимо знать, в частности, перспективы изменения численности лиц старше трудоспособного возраста.

Преобразования, осуществляемые в течение последних четырнадцати лет, кардинальным образом изменили российское общество.

Реформирование российской экономики повлекло за собой немало негативных последствий для населения, беспрецедентное падение жизненного уровня, недоступность для большинства полноценной медицинской помощи, отдыха, различных услуг, ставших платными, потеря многих существовавших ранее социальных гарантий и льгот. Практика введения социальных реформ, в частности, монитизации льгот, лишний раз показало, что все то, что предпринимается для народа должно не только вести к улучшению его благосостояния, но и быть доступно для понимания не только чиновников, но и обыкновенных людей.

ОЦЕНКА ПОЖИЛЫМ НАСЕЛЕНИЕМСВОИХ ЛИЧНОСТНЫХ

ХАРАКТЕРИСТИК И УРОВНЯ ЖИЗНИ

Поскольку международные планы действий по проблемам старения охватывают, как развитые, так и развивающиеся регионы, его рекомендации носят всеобъемлющий характер. Поэтому каждая страна акцентирует в рамках этих рекомендаций те проблемы, которые характерны именно для нее. В связи с этим, для российской ситуации в русле рекомендаций Международного плана по проблемам старения, проанализированы аспекты, которые актуальны для России. Это не значит, что вопросы доступа к знаниям и профессиональной подготовке, а также проблемы гарантии доходов пожилых не актуальны для России. Дело в том, в рекомендациях Международного плана акцент сделан на гендерном неравенстве в решении данных проблем, а именно акценты для нашей страны представляются не столь актуальными.

Еще одно замечание касается методики оценки ситуации в нашей стране в отношении рекомендаций Международного плана. Вся оценка проведена по результатам анализа мнений самих пожилых людей (по результатам опроса жителей Калужской области в 2002 году), что представляется более правомерным, поскольку официальная позиция структур, ответственных за проведение политики в отношении пожилых, и мнение самих пожилых людей, могут существенно отличаться. Отличается, от мнения тех и других также мнение остального населения, которое в том же году высказалось относительно места и роли пожилых в современной жизни (общероссийский репрезентативный опрос).

Мадридский план, как было сказано выше, исходит из того, что пожилые люди способны продолжать вносить. свой вклад в развитие общества, если они возглавят деятельность, направленную не только на улучшение положения самих пожилых людей, но и на улучшение положения в обществе в целом.. Иными словами, обществу необходимо быть дальновидным и признать потенциал пожилого населения как одну из основ для будущего.. Важно выявить, как пожилые люди сами оценивают свой возраст, и какие факторы влияют на восприятие ими собственного возраста, а, следовательно, на самооценку потенциала активности.

Большая часть опрошенных пенсионеров (57,3%) оценили свой возраст, как «старость». Вместе с тем, вольно значительная часть (38,5%) отнесли себя к лицам «среднего возраста». И немногим более 4% охарактеризовали себя, как находящихся «в расцвете лет»). Подавляющую часть последней категории составили женщины первого пенсионного возраста: 55-59 лет. Во всех остальных возрастных группах подобные оценки встречаются в единичных случаях. Таким образом, реальный выбор проходит между двумя категориями «средний возраст» и «старость». К старикам относят себя около трети пенсионеров в 60-64 года, более половины в 65-69 лет и свыше двух третей в возрастах старше 70 лет. При этом во всех возрастах женщины чаще, чем мужчины склонны расценивать свой возраст как «старость».

Восприятие людьми своего возраста существенно зависит от состояния здоровья. Действительно, как свидетельствуют результаты обследования,старость у опрошенных ассоциируется с плохим удовлетворительным состоянием здоровья (примерно в равной пропорции), тогда как для ощущающих себя «в расцвете лет» характерен наивысший процент оценок хорошего состояния здоровья (до 20% относящих себя к этой категории).

Можно предположить, что в основе отмеченных зависимостей неявном виде присутствует фактор возраста. Действительно, ощущение старости так же как и плохого состояния здоровья более характерно для людей старшего возраста, тогда как противоположные оценки более характерны для молодых пожилых. Вместе с тем элиминация возрастного фактора показала, что установленная зависимость носит универсальный характер.

В любом возрасте самооценка его в существенной мере зависит от состояния здоровья, точнее, от того, в какой мере здоровым, человек себя ощущает. При чем пропорции во всех возрастных группах удивительно устойчивы. Для тех, кто оценивает свой возраст как старость (на рубеже шестого, седьмого или восьмого десятилетия жизни), характерны следующие распределения самооценок здоровья: 3-б% - «хорошее», 45-60% удовлетворительное» и 36-52% - «плохое». Для тех, кто считает свой возраст средним (независимо от реального биологического возраста) характерны более оптимистичные оценки состояния здоровья: 5-16% «хорошее», 70-85% удовлетворительное» и 10-13% - «плохое».

Наиболее оптимистичны, как и следовало ожидать, оценки пожилых (независимо от биологического возраста), считающих, что они находятся «в расцвете лет». Вместе с тем, пропорции в этой группе наименее устойчивы, поскольку численно она сравнительно невелика. Хорошим считают состояние здоровья 29-40% пожилых этой группы, удовлетворительным - 47-71 %, плохим до 13% респондентов.





Можно предположить, что самооценка возраста зависит только от состояния здоровья, но и от уровня образования. Как показали результаты опроса, среди тех, кто оценивает свой возраст как «расцвет», самый высокий процент имеющих высшее образование — 26,7% и самый низкий имеющих начальное и неполное среднее образование — 20,0%, почти половина придерживающихся самооценки возраста имеет среднее общее или специальное образование. Среди тех, кто оценивает свой возраст как средний, пропорции относительно близки, близки но в отношении категории высшего образования, но все же доля имеющих среднее образование ниже – 46,9%, а начальное — выше 27,1%. Распределение по уровню образования респондентов, оценивающих свой возраст, как старость, принципиально отлично: более половины их имеют начальное и неполное среднее образование, около трети — среднее общее или специальное, и лишь 15% — высшее. Аналогичные закономерности практически с одинаковой силой проявляются и у мужчин, и у женщин.

Поскольку в более пожилых группах уровень образования, как правило, ниже, необходимо скорректировать полученные нами выводы с учетом возраста респондентов. Зависимость между уровнем образования и самооценки возраста отчетливо прослеживается среди всех и пенсионеров:

и молодых 55-64 года, и старых 75 старше. Так, среди тех, кто считает себя старым независимо от биологического возраста, преобладают лица с начальным или неполным средним образованием: среди 55-64-летних их 50%, среди 65летних - 50,8%, среди тех, кому 75 лет и более, - 63,5%. Среди этой категории пенсионеров и самая низкая доля лиц с высшим образованием:

11,4% среди 55-64-летних, 16,4% - среди 55-64-летних, 14,9% среди тех, кому 75 лет и более.

Напротив, среди наиболее оптимистично оценивающих свой возраст, процент лиц с высшим образованием максимальный. Так, из числа пенсионеров, оценивающих свой возраст, как «расцвет», 26,7% 55-64летних и 35,7% 65-74-летних имеют высшее образование. Иными словами, образование столь же существенно влияет на самооценку возраста, как и здоровье.

Еще один важный признак, который, вне всякого сомнения, влияет на самооценку возраста, это жизненная состоятельность. Действительно, мнение о том, удалась, или не удалась жизнь, может сказаться на восприятии собственного возраста. Как показал проведенный опрос, во всех категориях опрошенных превалирует мнение, что жизнь удалась. Вместе с тем, среди тех, кто оценивает свой возраст более оптимистично, доля таких мнений выше. Так, среди оценивающих свой возраст, как расцвет, доля тех, кто считает, что жизни удалась, составляет 78,3%, а не удалась — 15,0%.

Среди тех, кто оценивает свой возраст как старость, лишь 60,7% считают, что жизнь удалась, а 32,4% придерживаются противоположного мнения. Эти закономерности характерны и для муж чин, и для женщин, но они у последних проявляются намного ярче.

Нам не встречались публикации о том, что самооценка жизненной состоятельности зависит от возраста, т.е., что оценка одних и тех же жизненных итогов может с возрастом модифицироваться. По-видимому, это достаточно устойчивый феномен. Вместе с тем, нельзя исключить, что самооценки жизненной состоятельности у лиц разных поколений, оказавшихся на момент опроса в разном возрасте пожилого периода жизни, могут отличаться. Действительно, нельзя игнорировать тот факт, жизненный путь современных пожилых людей, особенно старших возрастных групп, складывался в период неоднозначных социальных перемен, которые могли шиться на полноте реализации жизненных планов. Таким образом, полученные нами выводы о зависимости самооценок возраста от мнения о жизненной состоятельности, требуют проверки с учетом возрастной структуры пожилых.

Как свидетельствуют полученные результаты опроса, во всех возрастных группах пожилых четко прослеживается единая закономерность: самооценка возраста тем оптимистичнее, чем более высоко респондент характеризует итоги прожитой жизни. Так, среди тех, кто оценивает свой возраст как старость, независимо от биологического возраста, доля считающих, что их жизнь удалась, находится в пределах 60%: среди 55-65-летних 57,1%, среди 65-74-летних — 62,4%, среди тех, кому 75 лет и старше, — 60,1%. Вместе с тем, среди оценивающих свой возраст как расцвет, также независимо от биологического возраста, доля считающих, что их жизнь удалась, находится в пределах 80%: среди 55-64-летних 80%, среди 65-74-летних - 78,6%.

И наконец, в заключение проанализируем те жизненные ценности, на которые ориентируются пожилые, по-разному оценивающие свой возраст.

Как свидетельствуют результаты опроса, ценность семьи, детей и внуков является практически одинаковой, независимо от самооценки возраста: более трети респондентов отметили их как то, что приносит в жизни пожилого человека основное удовлетворение. Основным дифференцирующим признаком является ориентация на внешнюю активность. К этой группе мы отнесли: общение с людьми, активный досуг, полезность людям и обществу, профессиональный труд. Так, среди тех, кто оценил свой возраст, как старость, ценности данной группы приносят удовлетворение 16,4% опрошенным, тогда как среди тех, кто считает свой возраст расцветом — 38,8% опрошенным. При этом ценности покоя, отдыха, как то, что приносит в жизни основное удовлетворение, практически отвергаются лицами, оценивающими свой возраст как расцвет, тогда как в группе «старых» 13,4% отметили значимость покоя и отдыха среди основных жизненных ценностей пожилого человека. Иными словами, полученные результаты означают, что самооценка возраста существенно зависит от структуры жизненных ценностей и, в первую очередь, от ориентации на внешнюю активность Оказалось, что ценность семьи, детей и внуков является наиболее устойчивой: эту позицию как то, что приносит жизни пожилого человека отметили около трети респондентов различного возраста, причем независимо от его самооценки. Это является крайне позитивным обстоятельством, свидетельствующим о фундаментальной роли семьи в жизни пожилых людей.

Вместе с тем, ценности, ориентированные на внешнюю активность, занимают различное место в структуре ценностей пожилых людей в возраста. Так, среди тех, кто оценивает свой возраст как старость, внешнюю активность отметили как то, что приносит в жизни наибольшее удовлетворение, 16,2% респондентов в возрасте 55-64 года, 17,3% — в б5года и 15,2% опрошенных в 75 лет и старше. Среди тех, кто оценивает свой возраст как расцвет, внешняя активность представляет ценность для 41,5% респондентов 55 64 лет, 30,4% в 65-74 года и 33,3% опрошенных в 75 лет и старше. Таким образом, в любом возрасте его оптимистичная самооценка существенным образом зависит от структуры ценностей пожилого человека:

ориентация на внешнюю активность или на покой заставляет человека воспринимать себя, как находящегося в расцвете лет, или как старого, практически независимо от его биологического возраста.

В целом проведенный анализ показал, что самооценки возраста может рассматриваться как обобщающий индикатор потенциала активности пожилого населения, который аккумулирует уровень образования, самооценку здоровья, ощущение жизненного успеха и ориентацию на внешнюю активность, включая такие ее аспекты, как общение с людьми, активный досуг, полезность людям и обществу, профессиональный труд.

1. Из чего исходит Мадридский план в определении положения пожилых людей в обществе?

2. Как оценивают пожилые люди свой возраст?

3. На какие жизненные ценности ориентируются пожилые люди?

Здоровью пожилых в нашей стране в последнее десятилетие посвящено значительное число исследований. Показано, что не только сами пожилые люди в большинстве своем оценивают собственное здоровье, как неудовлетворительное, но и в других социально-демографических группах на селения превалирует мнение о плохом здоровье пожилых людей в России. Больше того, при сравнительном анализе респондентами основных медико-социальных параметров пожилого населения в России и развитых странах оказывается, что наибольшие отличия (не в пользу России) отмечаются опрошенными именно в отношении состояния здоровья, наряду, правда, с уровнем жизни пожилых и последнее десятилетие (5, 6, 13, 18 и др.).

По результатам проведенного исследования более двух третей пожилых людей отметили наличие у себя длительно текущих хронических заболеваний или других нарушений здоровья. И лишь 23,5% опрощенных указали на их отсутствие. В возрастах до 75 лет чистота проблем со здоровьем по данным опроса выше у женщин, старше — показатели у мужчин и женщин практически выравниваются. Характерно, что с возрастим частота длительных нарушений здоровья увеличивается не очень существенно. Продолжительно текущие хронические заболевания по данным опросов имеются v 61-73% молодых пенсионеров (55-59 лет у женщин и 60-64 года у мужчин) и у 83-84% лиц старше 80 лет. Ни первый взгляд, полученные данные противоречат результатам других исследований, свидетельствующих о стремительном нарастании проблем со здоровьем у пожилых людей по мере развития процесса старения. Да и распространенность длительно текущих хронических заболеваний среди молодых пенсионеров представляется чрезмерной, особенно в сравнении с данными других исследований о состоянии здоровья пожилых данного возраста.

Для того, чтобы разрешить существующие противоречия, рассмотрим данные о наличии и выраженности ограничений жизнедеятельности в связи с имеющимися хроническими заболеваниями и другими длительными нарушениями здоровья.. Выделены три сферы: деятельность в доме; работа или другие виды общественной деятельности вне дома; проблемы перемещения на работу или с работы, а также к врачу, в магазин и т.д.

Что касается деятельности по дому, то только треть опрошенных из числа имеющих хронические заболевания испытывали существенные ограничения при выполнении домашних работ. Две трети хронически больных не имели ограничений или испытывали их в незначительной степени. Как и следовало ожидать, с возрастом тяжесть заболеваний увеличивается, а, следовательно, увеличивается и частота обусловленных ими существенных ограничений. Тек, в молодых пенсионных возрастах (55лет) лишь 10% хронически больных испытывали существенные проблемы деятельности по дому, среди 60-70-летних таких становится более трети, среди лиц старше 80 лет — более65%. У женщин отмеченные тенденции выражены более отчетливо, да и частота существенных ограничений при выполнении домашних обязанностей у них оказывается несколько выше.

Наличие хронических заболеваний в несколько большей степени, чем выполнение домашних обязанностей ограничивает возможности работы или других видов общественной деятельности вне дома В среднем около 38% опрошенных из числа имеющих хронические заболевания испытывали существенные проблемы в этой сфере. Соответственно 62% хронически больных могли заниматься работой или другими видами общественной деятельности практически без ограничений. Среди молодых пенсионеров из числа хронически больных таких было 85%, в 60-70-летнем возрасте — более половины, в возрасте старше 80 лет — около трети. Женщины чаще испытывают существенные ограничения в связи с наличием хронического заболевания, хотя разница не очень существенна (33 и 40% в среднем по выборке).

Анализ частоты и тяжести ограничений в случаях перемещения пожилых людей: на работу, к врачу, в магазин и по другим поводам, — не выявил принципиально иных особенностей, в сравнении с тем, что шли предыдущие результаты.

Треть пожилых людей имеющих хронические заболевания или иные длительно текущие нарушения здоровья, испытывают в связи с этим существенные ограничения в случае необходимости перемещения. Две трети — соответственно не имеют подобных ограничений, или степень их незначительна. Частота существенных препятствий передвижения возрастает с 6% у молодых пенсионеров, страдающих хроническими заболеваниями до 35% у 60-70-летних людей и до 61% — у лиц старше 80 лет.

Так же как и в предыдущих случаях, у женщин частота существенных ограничений передвижения в связи с хроническими заболеваниями несколько выше, чем у мужчин.

В целом, складывается впечатление, что если человек испытывает проблемы в связи с длительными нарушениями здоровья, то они практически в одинаковой степени, по его самооценке, затрагивают все сферы жизнедеятельности: работу по дому, общественную деятельность вне дома, проблемы передвижения.

Общие результаты выглядят довольно оптимистично. Несмотря на то, что около 75% опрошенных пожилых людей имеют, по самооценке, длительные хронические заболевания, две трети из них не испытывают в связи с этим существенных препятствий, как в работе по дому, так и в общественной деятельности вне дома, а также — в передвижении. Если учесть число лиц, вообще не имеющих продолжительных нарушений в здоровье, то оказывается, что почти половина пожилых людей не имеют преград со стороны здоровья в ведении полноценной активной жизни. По этому критерию (степень выраженности ограничений) пенсионный период распадается на три этапа: до 65 лет, когда существенные ограничения испытывают не более 10-20% хронически больных; 65- лет (30-40%), и старше 80 лет, когда более 65% хронически больных (а это практически все, поскольку отсутствие длительных нарушений здоровья в этом возрасте встречается в единичных случаях) испытывают существенные ограничения в работе по дому, деятельности вне дома, и также передвижении.

Наличие выраженных ограничений жизнедеятельности является в соответствии с Международной классификацией и принятыми в России современными критериями, основанием для признания человека инвалидом.

И проведенном исследовании в среднем 28,5% опрошенных указали на наличие официально установленной инвалидности, из них 21% — имели инвалидность 2 группы. Отмечается значительный рост инвалидности в зависимости от возраста респондентов: от 15-20% среди 60-летних до 45% в возрастах старше 75 лет. При этом происходит нарастание тяжести инвалидности. Если в возрастах до 75 лет инвалиды 3 группы составляют около четверти всех инвалидов, то в более старшем возрасте их число сокращается до 3-4%, но возрастает доля инвалидов других групп. Во всех возрастах инвалидность мужчин заметно выше, чем женщин, в среднем по выборке показатели составляют соответственно 41 и 23%. И это несмотря на то, что частота длительно текущих хронических заболеваний и обусловленных ими существенных ограничений жизнедеятельности по самооценке выше у женщин.

Как и следовало ожидать, инвалидность распространена преимущественно среди тех, кто отметил у себя наличие длительно текущих хронических заболеваний или иных нарушений здоровья. Около 35% респондентов этой категории являются инвалидами, в том числе 57,3% мужчин и 26,5% женщин. Если вспомнить, что женщины значительно чаще, чем мужчины утвердительно отвечают о существовании у них долговременных нарушений здоровья (соответственно, 80,6 и 66,8%), то полученные данные подтверждают известный вывод о противоречии объективных и субъективных характеристик здоровья мужчин и женщин. Мужчины склонны к более оптимистичным, женщины — пессимистичным оценкам состояния здоровья, при том, что объективно здоровье пожилых мужчин хуже, что соответствует их более высокой инвалидности.

В развитие этой темы рассмотрим объективную и субъективную оценку респондентами тяжести инвалидности. Очевидно, что в зависимости от группы инвалидности меняется пропорция респондентов испытывающих ограничения и не имеющих препятствий в выполнении повседневных функций.

Процент последних увеличивается от первой к третьей группе инвалидности.

Вместе с тем, обращают на себя внимание два обстоятельства.

Даже среди инвалидов первой группы имеется определенный (и не жизнедеятельности или ощущающих незначительные препятствия: 28,6% инвалидов 1 группы не чувствуют существенных ограничений при выполнении работы по дому; 35,7% — при перемещении за пределами дома, в том числе — в магазин, к врачу и т.д.; 50% — в выполнении общественных обязанностей или работе. В последнем случае, т.е. в отношении работы, речь идет, по-видимому, о работе в специализированных предприятиях инвалидов.

Среди инвалидов второй группы эта категория еще больше: до половины опрошенных этой группы не испытывают существенных ограничений в выполнении работы по дому, на работе, а также при перемещении вне дома.

Второе обстоятельство заключается в том, что среди тех, кто не является инвалидом, достаточно высок процент, испытывающих выраженные препятствия в выполнении повседневных функций: 26-27% ощущают их в выполнении работы по дому, или перемещении вне дома, 33% — в работе или участии в общественной деятельности. Эти цифры меньше, чем, например, среди инвалидов третьей группы (38-41%), но масштаб различий невелик.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что при назначении инвалидности современные критерии ее (степень ограничения жизнедеятельности и социальной недостаточности) пока применяются не в полной мере. И ориентироваться только на факт инвалидности, и даже ее группу, в оценке состояния здоровья и социального функционирования пожилых было бы ошибочным.

Впрочем, неправомерна и противоположная абсолютизация (ориентация исключительно на самооценки степени ограничений). Так, при любой тяжести инвалидности, или ее отсутствии, мужчины реже испытывают существенные ограничения жизнедеятельности по сравнению с женщинами. Среди инвалидов 2 группы эта категория составляет около 40% мужчин и более 50% женщин, среди инвалидов 3 группы — 22% мужчин и 64-72% женщин (в зависимости от вида деятельности), среди тех, кто не имеет инвалидности — 15-25% мужчин и 30-35% женщин. Таким образом, если бы при назначении инвалидности руководствовались исключительно самооценкой наличия и степени выраженности ограничений привычной деятельности, то инвалидность пожилых женщин была бы существенно выше и тяжелее (по соотношению групп инвалидности), чем у мужчин.

В среднем по выборке около трети респондентов отметили, что имеют плохое состояние здоровья в сравнении с большинством людей аналогичного возраста С возрастом доля этой категории нарастает: среди молодых пенсионеров (до 65 лет) таких 12-23%, 65-75 лет — около 30%, старше 75 лет — около 50%. Надо сказать, что процент лиц, оценивающих свое состояние, как плохое в сравнении с большинством людей аналогичного возраста, примерно соответствует доле инвалидов, или проценту лиц, испытывающих существенные ограничения жизнедеятельности. Общие тенденции и пропорции обнаруживает и возрастная динамика.

Таким образом, можно констатировать, что в самооценке плохого состояния здоровья, респонденты в целом достаточно объективны. Иная картина складывается в отношении категории «хорошее здоровье». В целом по выборке только около 9% опрошенных отнесли себя к этой группе. При этом до четверти опрошенных отметили, что не имеют длительно текущих хронических заболеваний или иных нарушений здоровья, а среди хронически больных — треть не испытывает ограничений жизнедеятельности, и столько же — ощущает лишь незначительные препятствия.

1. Как исследования, проведенные А.В.Писаревым, оценивают состояние здоровья пожилых людей?

2. Как хронические заболевания влияют на самостоятельность пожилых людей?

3. Какая часть пожилых людей, по результатам исследования А.В.Писарева, считают, что имеют плохое состояние здоровья по сравнению с людьми той же возрастной группы?

1.3. Оценка пожилым населением своего уровня жизни Общепринято представление политиков, журналистов, ученых и т.д. о крайне низком уровне жизни пожилых людей в нашей стране. Рассмотрим, как сами пожилые люди оценивают ситуацию В целом, как показало исследование, сложилось довольно равномерное распределение по характеру оценки доходов. Низкими считают свои доходы 32,3% опрошенных, средними — 32,7%, высокими — 34,1% респондентов. Около 1% затруднились с оценкой своих доходов. Надо сказать, что в ответе на этот вопрос мнения мужчин и женщин практически совпали. Единственное отличие связано с тем, что у мужчин с возрастом нарастает оптимизм в оценке своих доходов, тогда как у женщин возрастная динамика отсутствует. Мы не склонны расценивать двукратное увеличение в возрастах старше 75 лет доли мужчин, расценивающих свои доходы как высокие, — в качестве содержательно значимого признака, по-видимому, речь идет об искажении распределения за счет малого числа наблюдений в этих возрастах.

Ни пол, ни возраст не сказались на дифференциации оценок пожилыми людьми собственных доходов. Однако наличие работы заметно скорректировало эти оценки | Так, среди работающих считают, что имеют низкие доходы, втрое меньше женщин и вдвое меньше мужчин, чем среди неработающих. Соответственно возросла доля тех, кто характеризует свои доходы как средние и высокие. Причем у мужчин в наибольшей степени выросла доля высоко, — а у женщин сред не доходных, что, по-видимому, объясняется характером занятости. Несмотря на то, что факт наличия работы заметно повлиял на самооценку доходов, следует отметить, что лица, оценивающие свои доходы как средние и высокие, составляют большинство в обеих категориях опрошенных: среди работающих до 86%, среди неработающих — около 65%. По сравнению с данными большинства исследований, эти оценки достаточно оптимистичны. Возможно, проблема заключается в том, что пенсионеры оценивают не непосредственно собственные доходы (пенсию, или пенсию плюс зарплату, если работают, а общие доходы, с учетом помощи детей и/или внуков). Для характеристики этих аспектов необходимо отдельно рассмотреть роль факторов, связанных с наличием семьи и характером совместного проживания пожилых людей.

Наиболее благополучным, если судить по самооценке уровня доходов, являются пожилые супружеские семьи, не имеющие детей: около половины респондентов, живущих в таких семьях, считают, что имеют высокие доходы. Пожилая супружеская пара, имеющая детей, в среднем оценивает свои доходы как более низкие, хотя разница не очень существенна в сравнении с предыдущей группой и касается она перераспределения между категориями с высокими и средними доходами. Наличие в семье не только детей, но и внуков, заметно снижает уровень благополучия, прежде всего за счет резкого (почти вдвое в сравнении с предыдущими группами) увеличения категории с низкими доходами. Причем эта ситуация характерна в равной мере как для полной пожилой семьи, так и для той, где жив только один из пожилых супругов. Хуже положение только у одиноких пенсионеров (около 40% их оценивают доходы, как низкие), и в семьях, где пожилой человек (в подавляющем большинстве женщины) живет вместе с детьми. Анализ семей последнего типа показал, что это состарившиеся неполные семьи.

Исследование самооценки доходов в зависимости от факта совместного проживания выявило практически те же закономерности, хотя дифференциация между группами выражена несколько слабее. Это означает, что, оценивая доходы, пожилой человек склонен рассматривать себя не изолировано, а как члена семьи, причем лишь в небольшой степени это зависит от того, живет он совместно с младшими поколениями сложной семьи, или нет. Поскольку основную часть семей составляют пожилые супружеские пары с детьми и внуками, именно их самооценки доходов формируют основу полученного нами распределения.

Можно было предполагать, что оценка уровня доходов лежит в основе социальной самоидентификации. Вместе с тем, несмотря на то, что треть респондентов оценили свои доходы как высокие, практически никто не отнес себя к высшему классу современного российского общества (среди мужчин — никто, среди женщин — единичные случаи).

Оценки, как мужчин, так и женщин практически поровну разделились между принадлежностью к среднему и низшему классу. При этом выявилась довольно значительная доля тех, кто затруднился ответить на этот вопрос. В целом для всей совокупности опрошенных эта категория составляет 22,4% мужчин и 14,9% женщин. Четкой возрастной динамики неопределенных оценок выявить не удается, хотя можно было ожидать роста их частоты.

Таким образом, зависимость между доходами и социальной самоидентификацией сложнее, чем это могло показаться на первый взгляд, хотя наличие этой зависимости несомненно.

Так, среди тех, кто характеризует свой уровень доходов как низкий, более половины (64,1% мужчин и 56,8% женщин) относит себя к низшему классу, и лишь пятая часть (18,8% мужчин и 21,0% женщин) — к среднему.

Те, кто определяет уровень своих доходов, как средний, практически в равной пропорции отнесли себя к низшему и среднему классу. И среди лиц с высокими доходами считают себя принадлежащими к среднему классу более половины респондентов данной группы (53,8% мужчин и 69,1% женщин).

Характерно, что в этой же группе около пятой части опрошенных отнесли себя к низшему классу современного российского общества.

Особый интерес представил бы анализ критериев соответствующего выбора. Следует отметить, что доля неопределенных ответов достаточно велика во всех иных категориях респондентов, но при этом проявляется их отчетливое сокращение от группы с низкими к группе с высокими доходами (с 20,8% до 13,1%).Помимо независимой характеристики доходов важно оценить, как воспринимают пожилые люди положение себя и своей семьи в сравнении с окружающими.

Именно от этого во многом зависит их социальное самочувствие. Более половины — соответственно 67% мужчин и 54% женщин — считают, что положение их самих и семьи примерно такое же, как у окружающих. Около 30% мужчин и 40% женщин считают, что их ситуация хуже в сравнении с окружающими. В единичных случаях (1,4% мужчин и 3,4% женщин) пожилые люди склонны оценивать свое положение более оптимистично на фоне окружающих. Можно было ожидать, что с возрастом распределение оценок будет меняться (хотя и не очевидно в каком направлении: роста пессимизма или оптимизма), однако полученные нами результаты свидетельствуют об отсутствии возрастной динамики. Впрочем, этот факт соответствует относительной стабильности распределения оценок в отношении уровня доходов.

Оценка респондентами собственного положения и положения семьи на фоне окружающих, заметно отличается от оценки ими же собственных доходов. Так, оказалось, что хотя треть респондентов оценивают свои доходы как высокие, практически никто не считает, что их положение лучше, чем у окружающих. Подробный анализ взаимосвязи доходов и оценки своего положения в сравнении с окружающими, продемонстрировал следующее.

Среди тех, кто оценивает свои доходы как низкие, практически поровну тех, кто считает, что живет хуже, или примерно так же, как окружающие. Среди тех, кто оценивает свои доходы как средние, 40% считают, что живут хуже, около 60% — примерно также как окружающие.

Среди тех, кто оценивает свои доходы как высокие, 20% считают, что живут хуже, около 73% — примерно также, и около 6% — лучше, чем окружающие. Во всех доходных группах среди мужчин несколько больше умеренных оптимистов (ситуация примерно такая же, как у окружающих), среди женщин — крайних пессимистов и оптимистов (ситуация хуже или лучше, | чем у окружающих). Поскольку с ростом доходов или, по меньшей мере, их самооценки, меняется и сравниваемое окружение, доля негативного восприятия собственной ситуации присутствует при любом уровне доходов.

Хотя налицо и значительная убыль негативизма: от 57,6% среди лиц с низкими доходами до 20,2% — с высокими.

В целом можно констатировать, что идентификация себя с определенным классом российского общества основывается в большей степени на сравнении собственной ситуации с окружающими, чем на самооценке доходов.

Еще один значимый аспект оценки социального самочувствия пожилых людей связан с тем, как они характеризуют относительное изменение своего положения в период реформ. Излишне повторять, что экономическое положение подавляющего большинства российских семей в 90-е годы ухудшилось. Субъективно значимо другое — ухудшилось оно в большей степени, чем у окружающих, или меньше. Так, более половины опрошенных считают, что до реформ ситуация в их семье была примерно такой же, как у окружающих, а более трети уверены, что она была лучше. Только 5% респондентов сообщили, что до реформ положение их и семьи было хуже на фоне окружающих.

Оценки ситуации в настоящее время изменились зеркально: лишь около 3% считают, что их ситуация лучше в сравнении с окружающими, а около 40% уверены в обратном. Таким образом, значительная часть пожилых людей склонна считать, что их положение ухудшилось в большей степени в сравнении с окружающими. Какие именно категории пострадали, по их мнению, в большей степени, мы рассмотрим ниже, пока же, обсуждая полученные результаты, стоит обратить внимание на следующее.

Оценивая столь кардинальные перемены в оценке собственного статуса, важно учитывать особенности памяти, склонной идеализировать прошлое.

Кроме того, надо иметь в виду, что речь идет о категории людей, значительную часть которых затронули не только социально-экономические перемены, но и перемены статуса — переход в разряд пенсионеров, что, как свидетельствуют многочисленные исследования, и без всяких реформ является достаточно травмирующим обстоятельством.

Вместе с тем, в основе характеристики пожилыми людьми относительного изменений своего статуса лежат и объективные обстоятельства. Так, среди тех, кто считает, что и до реформ его положение было хуже, чем у окружающих, сохранили свою оценку и в настоящее время — 24,4% опрошенных, а 67,2% считают, что в настоящее время их положение аналогично окружающим, более того, около 8% уверены, что их положение лучше. Среди тех, кто свое положение до реформ оценивали на уровне окружающих, 65,4% сохранили эту оценку и в настоящее время, тогда как 32,1% считают, что их положение в настоящем хуже на фоне окружающих.

Еще более пессимистичны оценки тех, кто до реформы жил, по их мнению, лучше. В оценке своего нынешнего статуса их мнения разделились практически поровну между позициями «хуже» и «примерно также» как у окружающих.. Иными словами, чем выше оценивали респонденты свой статус до реформ, тем глубже им представляется падение. И, напротив, чем ниже был статус, тем в большей степени респонденты склонны расценивать свою нынешнюю ситуацию «как у всех».

Можно возразить, что часть респондентов с низким статусом могла улучшить свое положение в период реформ, поэтому в основе оценок нынешнего статуса категории лежат объективные основания, а не только психологический эффект всеобщего падения уровня жизни, уравнявшего в бедности значительные слои населения. Нам представляется, что если бы речь шла о молодом трудоспособном населении, то эта гипотеза имела бы право на жизнь. Однако речь идет о людях, бывших пенсионерами, или перешедших в разряд пенсионеров в период реформ. И если единичные случаи резкого улучшения статуса в этой среде возможны (о чем свидетельствует проведенный выше анализ занятости), то, как массовое явление — осуществление этого варианта мало вероятно.

Среди причин жизненной несостоятельности мы не выделяли такой аспект, как материальное положение респондента и его семьи. Вместе с тем, можно ожидать, что самооценка прожитой жизни, скорее всего, включает в явном или неявном виде восприятие респондентом своего положения на фоне окружающих. Как свидетельствуют результаты опроса, дифференцирующим признаком является худшее в сравнении с окружающими положение собственное и семьи. Среди тех, респондентов, которые таким образом оценивали ситуацию до реформ, 47,2% считали, что их жизнь удалась, а 52,8% были уверены в обратном. В свою очередь, те респонденты, которые считали, что они сами и их семьи живут примерно также, или лучше, чем окружающие, в 65% случаях считали, что их жизнь удалась, и лишь четверть их (26,8-27,7%) придерживались противоположного мнения.

Реформы последнего десятилетия ухудшили положение респондентов, и, по их мнению, даже более существенно, в сравнении с окружающими. Но итоги состоявшейся жизни эти реформы вряд ли могли существенно изменить, даже среди молодых пенсионеров, чья карьера в последнее предпенсионное десятилетие могла, как раз быть разрушена начавшимися социальноэкономическими преобразованиями.

1. Как оценивают пожилые люди свой уровень жизни?

2. Какая категория пожилых людей оценивает свою жизнь как благополучие?

3. От чего зависит социальное самочувствие пожилых людей?

4. Как оценивают пожилые люди изменения своего социального статуса с выходом на пенсию?

1.4. Оценка пожилым населением своего жизненного пути Позитивный взгляд на проблему старения является одним из неотъемлемых элементов Международного плана действий по проблемам старения. Признание авторитета, мудрости, достоинства и сдержанности, которые приобретаются с жизненным опытом, было обычным элементом уважения к пожилым людям на протяжении всей истории человечества. В некоторых обществах этими ценностями часто пренебрегают, и пожилые люди неоправданно часто изображаются как бремя для экономики из-за возрастания их потребностей в медицинских и вспомогательных услугах.

Хотя вопрос сохранения здоровья в пожилом возрасте, естественно, приобретает все большую актуальность для пожилых людей, постоянное привлечение внимания общественности к масштабам медицинского обслуживания, пенсионного обеспечения и других услуг и связанных с этим расходах иногда способствует созданию негативного представления о старении.

Гораздо реже пожилые люди изображаются как симпатичные, творческие личности со своей индивидуальностью, вносящие важный вклад в общественную жизнь.

Анализ различных аспектов человеческого потенциала пожилых должен быть беспристрастным. Внимание должно уделяться не только объективным составляющим человеческого потенциала, но и тому, как сами пожилые оценивают итоги своей жизни. Значительная часть жизни прожита, пенсионный возраст — это то время, когда можно подвести некоторые итоги.

С каким ощущением от прожитой жизни люди входят в этот возраст? 64,2% опрошенных пожилых людей считают, что их жизнь в целом удалась, 28,6% полагают, что жизнь не удалась, и 7,2% затруднились оценить итоги значительной части прожитой жизни). Преобладание тех, чья жизнь состоялась, отмечается во всех возрастных группах пожилых людей, более того, их доля практически одинакова, составляя 62,0% среди пенсионеров 55лет, 66,1% в группе 65-74-летних и 63,9% среди лиц старше 75 лет.

Незначительно с возрастом увеличивается процент тех, кто считает свою жизнь неудавшейся: с 27,4% среди молодых до 30,8% — среди пенсионеров старшего возраста. Позитивная оценка прожитой жизни большей частью пожилых людей является очень оптимистическим, но достаточно неожиданным выводом, поскольку в литературе распространены иные точки зрения по этому поводу.

Пониманию динамики негативных оценок помогает отдельный анализ мнений мужчин и женщин. В целом мужчины более оптимистичны в оценке итогов прожитой жизни: 74,3% их в сравнении с 59,9% женщин считают, что жизнь удалась, противоположного мнения придерживаются 19,6% мужчин и 32,5% женщин. Еще одно существенное отличие оценок мужчин и женщин связано с возрастной динамикой негативных оценок.

Если у мужчин максимальный процент неудовлетворенных жизнью сосредоточен в группе молодых пенсионеров (55-64 года), то у женщин — в старшей возрастной группе — среди лиц старше 75 лет. Возможно, это связано с различными причинами, которые лежат в основе неудовлетворенности жизнью.

Прямой вопрос о том, какие проблемы сами пожилые считают причинами неудач в жизни, показал, что около 40% практически уклонились от ответа, выбрав категорию «другие причины» и не расшифровав их. Среди тех, кто указал конкретные причины, доминируют две основные: собственная болезнь (16,2%) и неудачный брак (18,7%). При этом причины неудач крайне специфичны для мужчин и женщин. Для мужчин, помимо здоровья, практически одинаковый вес имеют и неудачи в карьере (22,2% и 20% соответственно). Для женщин неудачи в браке преобладают даже над проблемами здоровья (22,6% и 14,7% соответственно).

Казалось бы, удивительно, что мужчины значительно чаще женщин указывают на проблему здоровья, как причину жизненных неудач, хотя известно, что мужчины склонны более оптимистично оценивать свое здоровье, чем женщины. Ответ, по-видимому, связан с тем, что профессиональный выбор мужчин чаще предъявляет более высокие требования к здоровью (военная служба, занятость во вредных, опасных, тяжелых условиях и т.д.), и is случае несоответствия повышенным стандартам здоровья, необходимость переориентации на иную нежеланную профессию могла послужить причиной неудач в карьере.

Кроме указанных причин, заметная часть женщин (7,4%) в качестве причин не сложившейся жизни отмечают потерю детей. Это тем более характерно, что никто из мужчин не отметил подобной причины. Помимо отмеченных, и мужчины и женщины указали на проблему сиротства, как причину неудач в жизни (8,9% среди мужчин и 4,2% среди женщин). Тот факт, что эта причина занимает столь значимое место, вполне объясним, поскольку значительная часть сегодняшних пенсионеров пережила войну детьми, а, возможно, потеряла родителей еще и в довоенные годы в связи с имевшими место социально-политическими событиями.

В целом, анализ структуры причин жизненных неудач проясняет тендерные особенности возрастной динамики негативных оценок. Тот факт, что у мужчин частота неудовлетворенности жизнью выше среди молодых пенсионеров, скорее всего, связан с тем, что эти люди в предпенсионных возрастах оказались под наиболее жестким прессом экономических реформ, лишивших работы или разрушивших карьеру многих тысяч работников традиционно престижных отраслей. Доминирование среди причин женских неудач проблем брака и семьи объясняет тот факт, что большая часть негативных оценок прожитой жизни сконцентрирована в старших возрастных группах. Это женщины, которых лишила семьи война и ее последствия, приведшая к огромным мужским потерям.

При интерпретации полученных результатов имеет смысл учитывать, что не только те мужчины, которые в предпенсионных возрастах попали под пресс экономических реформ, и не только те женщины, чьи семьи распались или не сложились в военный и послевоенный период, испытали аналогичные воздействия. Однако не все они негативно оценивают итоги прожитой жизни.

Помимо жизненных обстоятельств судьба в значительной мере определяется собственным поведением человека. В связи с этим, крайне интересно оценить, в какой мере неудачи в жизни люди склонны отнести на счет собственных ошибок и жизненных обстоятельств.

Опрос «неудачников» выявил значительный перевес жизненных обстоятельств над собственными ошибками в интерпретации жизненных неудач (в соотношении 3-3,5 к 1). У мужчин превалирование обстоятельств распространяется на все причины, а в случае несложившейся семьи вина во всех 100% случаев возлагается на обстоятельства. Женщины оказываются более самокритичны. Так, например, в случае несостоявшейся карьеры или неудач детей большая часть женщин (соответственно 85,7% и 66,7%) возлагает вину на себя.

1. Какой взгляд на проблему старения является одним из неотъемлемых элементов Международного плана действий?

2. Каким должен быть анализ различных аспектов человеческого потенциала пожилых людей?

3. В чем различие оценок итогов прожитой жизни у мужчин и женщин?

4. На что указывают пожилые люди как на причины не сложившейся жизни?

ТРУДОВАЯ АКТИВНОСТЬ И СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ ПОЖИЛЫХ

Значительная часть исследований пожилого населения традиционно посвящалась проблемам занятости, поскольку выход на пенсию существенно меняет условия и образ жизни пожилого человека, влияет на характер, формы, степень активности во многих сферах жизнедеятельности. В ушедшее десятилетие эта тема получила новое звучание в связи со значительным ухудшением уровня жизни пенсионеров. Вместе с тем, все большее место в исследованиях занимает проблема рационального использования человеческого капитала пожилых, создания условий для реализации имеющегося образовательного и профессионально потенциала.

Как хорошо известно из литературы, основная часть работающих пенсионеров — это люди с относительно небольшим пенсионным стажем. В соответствии с полученными в настоящем исследовании результатами, в первое пенсионное пятилетие работают в среднем 34% мужчин и 42,4% женщин. В следующем пятилетии доля работающих уменьшается в 1,5 раза у мужчин (до 22,2%) и в 2 раза у женщин (до 20,2%). Среди мужчин старше 70 и женщин — 65 лет, работает лишь незначительное число пенсионеров».

продолжительность, тесно связаны с полученным образованием. В соответствии с результатами проведенного исследования, продолжают работать в пенсионном возрасте 5,8% мужчин и 4,1% женщин с начальным или неполным средним образованием, 20,2-16,5% пенсионеров (соответственно мужчин и женщин) со средним общим или специальным образованием, и 42,9-22,4% пенсионеров с высшим образованием. Таким образом, качественные различия в уровне образования принципиально влияют на уровень занятости пенсионеров, причем у мужчин это влияние сильнее выражено, чем у женщин, и, кроме того, у мужчин дифференцирующими ступенями является переход от начального к среднему и от среднего к высшему образованию, а у женщин — только от начального к среднему. Возможно, что уровень образования женщин выше среднего сказывается не столько на уровне занятости, сколько на ее мотивации.

Помимо образования, важным прогностическим признаком продолжения работы после оформления пенсии, является предыдущий род занятий. Конечно, род занятий определяется уровнем образования, поэтому может показаться, что независимое рассмотрение этого признака является нецелесообразным. Однако проведенное нами исследование, как, впрочем, работы других авторов (7,20), показывают, что, хотя связь между этими параметрами существует, но зависимость не абсолютна.

Основным родом занятий мужчин являлся преимущественно физический труд со средним уровнем квалификации (46,3%), 11,2% ответили, что занимались преимущественно умственным трудом со средним уровнем квалификации, и 27,1% опрошенных причисляли себя к специалистам. У женщин распределение между этими категориями более равномерно за счет меньшей доли физического и большей доли умственного труда со средним уровнем квалификации. Кроме того, особенностью занятости женщин является большая, в сравнении с мужчинами, доля неквалифицированного труда: 18,8% и 9,8% соответственно.

В соответствии с ростом уровня образования увеличивается занятость квалифицированным трудом. Так, среди лиц с высшим и незаконченным высшим образованием 74,3% мужчин и 77,6% женщин причислили себя к категории специалистов — это самый высокий процент среди других образовательных категорий. Вместе с тем, сочли, что выполняли функции специалистов также 20,2% мужчин и 30,1% женщин со средним образованием и даже 11,6-3,6% респондентов (соответственно мужчин и женщин) с начальным образованием. Это один тип несоответствий между образованием и занятостью, который свидетельствует о недостатке образования при выполнении профессиональных функций, требующих высокой квалификации. Однако нельзя не учитывать, что подобные ответы могут маскировать смешение респондентами выполняемых функций и занимаемой должности.

Второй тип несоответствий между образованием и занятостью наиболее наглядно прослеживается при анализе рода занятий лицами с высшим образованием. Среди этой образовательной категории 11,4% мужчин и 12,2% женщин занимались трудом со средним уровнем квалификации, а 2,9% мужчин и 7,2% женщин были безработными или неквалифицированными рабочими. Это свидетельствует о недоиспользовании, а в последнем случае и о растрате того образовательного потенциала, которым обладали опрошенные.

Поскольку, как показало проведенное исследование, нет абсолютной зависимости между образованием и родом деятельности, последний признак не столь отчетлив при прогнозе занятости после оформления пенсии. Так, прекратили работу с наступлением пенсионного возраста от 00,3-76,3% специалистов (соответственно, мужчин и женщин) до 85,7-93,5% неквалифицированных рабочих. Хотя различия присутствуют, особенно у мужчин, они не столь выражены, как при анализе образования в чистом виде.

Поскольку категория руководителей высшего звена в сфере бизнеса или государственного управления оказалась крайне мала по численности, относящиеся к ней результаты не рассматривались. Вместе с тем, род занятий до пенсии достаточно точно позволяет определить соответствующий статус и после ее наступления в случае, если пенсионер продолжает работать.

Приверженность прежнему роду занятий наиболее полно прослеживается как в самых нижних (неквалифицированные рабочие), так и в самых верхних профессиональных стратах (специалисты, руководители). Среди работников со средним уровнем квалификации, будь то занятие физическим или умственным трудом, отмечается достаточно отчетливое снижение рода занятий в случае работы после наступления пенсионного возраста. Характерно, что среди тех, кто был безработным в предпенсионном периоде, часть нашла работу уже после оформления пенсии, причем работу не только неквалифицированную, но и со средним ее уровнем. К сожалению, более подробно эту тему рассмотреть не удается, поскольку численность данной категории сравнительно мала.

Существенно большее разнообразие трудовых после-пенсионных стратегий связано с местом работы. Современные пенсионеры в подавляющем большинстве были сотрудниками государственных предприятий, учреждений и организаций (89-91% соответственно мужчин и женщин), и даже среди молодых пенсионеров (56-60 лет женщины, 61-65 лет мужчины) эта категория является наиболее многочисленной (84,5-78,8%). Помимо государственных, часть пенсионеров, особенно молодых, успела поработать на акционерных предприятиях, и лишь в единичных случаях встречалась работа по найму у частных лиц или собственное дело. В силу малочисленности последние два предпенсионных места работы не рассматриваются.

Как показало исследование, бывшие сотрудники государственных предприятий значительно чаще прекращают работу после наступления пенсионного возраста, и в случае продолжения работы предпочитают также государственное предприятие другим местам работы (мужчины в раза чаще, женщины в 4 раза). Бывшие сотрудники акционерных или частных предприятий в редчайших случаях (и преимущественно женщины) устраиваются после пенсии на государственное предприятие. Фактически предпочтения делятся между работой на акционерном предприятии и другими местами, включая работу по найму и организацию собственного дела.

Может возникнуть впечатление, что различие пенсионных трудовых стратегий у бывших сотрудников государственных и акционерных предприятий связано, прежде всего, с возрастом респондентов. Однако если провести сравнение только в группе пожилых людей с пенсионным стажем не более 10 лет, то выявленные различия сохраняться.

Среди бывших сотрудников государственных предприятий оставляют работу после оформления пенсии 66,7-72,3% (соответственно мужчин и женщин), среди бывших сотрудников акционерных и частных предприятий 46,1-38,8%. Из тех, кто продолжает работу, выбирают стратегии связанные с активным освоением рыночных отношений — 10,4-2,7% бывших сотрудников государственных и 15,5-16,7% — акционерных предприятий.

Дополнительную информацию о выборе постпенсионных трудовых стратегий дает анализ данных о сфере деятельности до и после оформления пенсии. Чаще всего продолжают работу и после оформления пенсии занятые в сфере науки, культуры, образования и здравоохранения (55,2% мужчин и 27,9% женщин), что, впрочем, не удивительно, поскольку здесь занята основная масса специалистов с высшим образованием. Что касается других сфер деятельности, то независимо от того, работал человек в промышленности, сельском хозяйстве, торговле, сфере обслуживания, транспорте или связи, 80-90% опрошенных прекращали работу после оформления пенсии. Среди тех, кто продолжает работу, основная масса сохраняет приверженность той сфере деятельности, в которой была занята прежде. Относительно большую гибкость проявляют лишь прежде занятые в промышленности.



Pages:   || 2 | 3 |
 




Похожие работы:

«А.Г. ЖИЛЯЕВ, Т.И. ПАЛАЧЕВА КОМПЛЕКСНАЯ ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПРОГРАММА ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ И ПЕРВИЧНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ НАРКОТИЗАЦИИ ШКОЛЬНИКОВ Методическое пособие Казань 2010 1 УДК 152.27 ББК 88. 837 Ж 72 Ж 72 Жиляев А.Г., Палачева Т.И. Комплексная личностно-ориентированная программа формирования здорового образа жизни и первичной профилактики наркотизации школьников. Казань: Изд-во Казан. гос. техн. ун-та, 2010. 498 с. ISBN 978-5-7579-1487-9 Авторами – Андреем Геннадьевичем...»

«Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 29.11.2010 № 326-ФЗ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ МЕДИЦИНСКОМ СТРАХОВАНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Москва 2011 УДК 368.4 ББК 65.272 Н64 Ответственный редактор кандидат юридических наук, зав. отделом социального законодательства Путило Н.В. Авторский коллектив Акопян О.А. (ст. 6, 7, 23, 24, 26, 27, 28, 29, 30), Баранков В.Л. (ст. 48), Бевеликова Н.М. (ст. 5, 8),...»

«Н.И. Козлова, В.Н. Кудрицкий ОРГАНИЗАЦИЯ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ СТУДЕНТОВ СПЕЦИАЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ Брестский государственный технический университет Кафедра физического воспитания и спорта ОРГАНИЗАЦИЯ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ СТУДЕНТОВ СПЕЦИАЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ (МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ) Брест 2013 УДК 796 ББК 75.711 В методических рекомендациях рассматривается вопрос организации...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК ГУ НАУЧНО ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ГРИППА РАМН КОМИТЕТ ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ ПРАВИТЕЛЬСТВА САНКТ ПЕТЕРБУРГА Утверждаю заместитель председателя Комитет по здравоохранению В.Е.Жолобов _О6. 2006 г. ФИТОЛОН ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДЛЯ ОЗДОРОВЛЕНИЯ И В КАЧЕСТВЕ ЛЕЧЕБНО ПРОФИЛАКТИЧЕСКОГО СРЕДСТВА Методическое пособие для врачей Санкт Петербург 2008 УДК 615.874.25 ББК 55.142 О 73 Авторский коллектив: Л.В. Осидак, д.м.н.; Е.С. Эрман, н.с.; О.И. Афанасьева, к.м.н.; Е.Г....»

«Управление Алтайского края по культуре и архивному делу Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В. Я. Шишкова Общедоступные государственные и муниципальные библиотеки Алтайского края в 2013 году Сборник статистических и аналитических материалов о состоянии библиотечной сферы Барнаул 2014 УДК 027 ББК 78.34(2)7 О28 Составитель Е. В. Дмитриева Общедоступные государственные и муниципальные библиотеки Алтайского края О28 в 2013 году: сб. стат. и аналит. материалов о состоянии библ....»

«АЛЕКСАНДР АНАТОЛЬЕВИЧ ТУЧКОВ Всё о позвоночнике или вертебрология для всех Москва Printmail 2011 Т-92 А. А. Тучков Всё о позвоночнике или вертебрология для всех Книга посвящена пока ещ мало известной медицинской специальности вертебрологии. На языке, доступном широкому кругу читателей, приведены краткие сведения из анатомии позвоночника и нервной системы, описаны болезни позвоночника и вызванные ими осложнения, а также изложены методы лечения. В этой книге читатель найдт самые неожиданные...»

«Алла Васильевна Киржаева Откровения матери о родах, и не только о них http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=171276 Откровения матери о родах, и не только о них: С.В. Зенина; Орел; 2005 ISBN 5-902802-06-7 Аннотация Что такое беременность и роды? Для современных врачей это, скорее, дело техники и существующих установок, что проходить они должны по установленным параметрам. В восприятии большинства мамочек, папочек беременность и роды – явление материального плана, обыденность с теми или...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермский государственный педагогический университет М.Г. Ишмухаметов ДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЕ ФИЗИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ШКОЛЬНИКОВ С УЧЕТОМ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ РЕГИОНА Пермь, 2005 УДК 37.037.1+796.034 053.6 Рецензенты: доктор педагогических наук, профессор Л.И. Лубышева доктор педагогических наук, профессор В.С. Быков доктор педагогических наук, профессор Л.В. Трубайчук Ишмухаметов...»

«1 Практическая эзотерика XXI век II 2007 2 ББК 53.59 П69 П69 Практическая эзотерика. XXI век. (II) — СПб.: Издательство А. Голода, 2007. — 160 с., ил. ISBN 5 94974 051 3 В сборник включены материалы (методики, статьи, главы из книг, презентации проектов) специалистов профессионалов, Школ, Центров Санкт Петербурга и регионов России, работающих в области эзотерики и смежных с ней зонах информации (психология, медицина, здоровый образ жизни, культурные традиции и т.д.). Дорогие читатели,...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО РЫБОЛОВСТВУ Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет Пищевая химия Методические указания и контрольные задания для студентов технологических специальностей заочной формы обучения Владивосток 2002 УДК 54+664(075.8) ББК 51.23я73 Р698 Утверждено редакционно-издательским советом Дальневосточного государственного технического р ы б о х о з я й с т в е н н о г о университета Автор - Н.А. Р о м а ш и н а Рецензент - А.Г....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ И НАУКЕ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ ГОУ ВПО АМУРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ФИЛИАЛ НОУ ВПО МОСКОВСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ Г. МОСКВЫ КОВАЛЕНКО А.И., ПИСКУН А.И., ТИМОШЕНКО Т.В. МОРАЛЬ И ПРАВО В МЕДИЦИНЕ Учебное пособие г. Благовещенск 2007 г. 1 УДК 614.253 Коваленко А.И., Пискун А.И., Тимошенко Т.В. Мораль и право в медицине: Учебное пособие – Благовещенск, 2007....»

«Европейский гуманитарный университет факультет психологии Ю.Г. ФРОЛОВА ПСИХОСОМАТИКА И ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Издание второе, переработанное и дополненное МИНСК, 2003 УДК 159.972:616.892(075.8) ББК 56.14я7 Ф91 Рекомендовано к изданию на заседании кафедры психологии и совета факультета психологии ЕГУ (протокол № 2 от 23.10.2002) Рецензент: заведующий кафедрой психологии БГУ, доктор психологических наук, профессор И.А. Фурманов Фролова, Ю. Г. Ф91 Психосоматика и психология здоровья:...»

«Министерство спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации Министерство образования и наук и Российской Федерации Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт физической культуры Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена Институт психолого-педагогических проблем детства РАО Компания ФосАгро Некоммерческое партнерство Дети России Образованны и Здоровы — „ДРОЗД“ ДЕТИ РОССИИ ОБРАЗОВАННЫ И ЗДОРОВЫ Материалы VIII Всероссийской научнопрактической...»

«ВИЧ/СПИД и дети (для медицинских и социальных работников) Под редакцией Заслуженного деятеля науки РФ, профессора СПб МАПО Росздрава, главного инфекциониста Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга профессора А.Г.Рахмановой Санкт-Петербург 2007 Издание 2-е, переработанное и дополненное. Подготовка второго издания и тиражирование книги выполнены в рамах реализации ГОУ ДПО СПб МАПО Росздрава Приоритетного национального проекта в сфере здравоохранения по разделу Профилактика...»

«УДК 378.015.3:001.895(082) ББК 74.58я43 И66 Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я: В. А. Коледа (отв. ред.), Э. И. Савко, А. Д. Скрипко, И. Н. Юрченя, В. И. Ярмолинский Инновационные процессы в физическом воспитании студен­ И66 тов : сб. науч. ст. : к 60­летию кафедры физ. воспитания и спорта БГУ / редкол. : В. А. Коледа (отв. ред.) [и др.]. – Минск : БГУ, 2009. – 279 c. : ил. ISBN 978­985­518­243­7. В сборник включены статьи ведущих специалистов, работающих на кафе­ драх физического...»

«Я БЫЛ НИЩИМ СТАЛ БОГАТЫМ! Владимир ДОВГАНЬ совместно с Еленой Минилбаевой ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ДОПОЛНЕННОЕ Владимир Довгань, Елена Минилбаева Я был нищим стал богатым М.: EDELSTAR, 2007. – 304 c. Сегодня в мире насчитывается семнадцать миллионов долларовых миллионе ров. Много это или мало? Мало! Потому что в этом списке нет твоего имени! В чем секрет богатства? И существует ли он? Да! Этот секрет есть! Хотите узнать его? Читайте уникальную историю жизни выдающегося изобретателя и предприни мателя,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ _ А.А. Соболева ОСНОВЫ ЗНАНИЙ ПО ТЕОРИИ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ И СПОРТА Рекомендовано в качестве учебно-методического пособия Редакционно-издательским советом Томского политехнического университета Издательство Томского политехнического университета 2009 УДК 621.382.8.037.33 ББК 75. 1я 73 С. 54 Соболева А.А. С. 54 Основы знаний по теории...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ _ Т.В. Наумова, О.Г. Феоктистова Пособие к выполнению лабораторной работы Магистраль по дисциплине ЭКОЛОГИЯ для студентов всех специальностей всех форм обучения Москва - 2004 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ББК 57. Рецензент: к.п.н. Е.В. Экзерцева Наумова Т.В., Феоктистова О.Г. Пособие к выполнению лабораторной работы Магистраль по дисциплине “Экология”.-М.: МГТУ ГА, 2004.- с. Данное...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ИНСТИТУТ МАТЕМАТИКИ, ЭКОНОМИКИ, МЕХАНИКИ КАФЕДРА ОБЩЕЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ Л.Н. Акимова ПСИХОЛОГИЯ СПОРТА курс лекций Одесса, 2004 1 ББК 88.43 А 391 УДК 159.9:796/799 (075) Рецензенты: кандидат психологических наук, доцент Санников А.И., кандидат психологических наук, доцент Будиянский Н.Ф. Акимова Л.Н. Психология спорта: Курс лекций. – Одесса: Студия Негоциант, 2004. – 127 с. В курсе лекций раскрывается становление психологии спорта как прикладной...»

«Э.А. Вальчук, Н.И. Гулицкая, Ф.П. Царук Основы организационно-методической службы и статистического анализа в здравоохранении Минск 2006 2 УДК 614.2:312.6 ББК 51:60.6 В 16 Рецензент М.З. Ивашкевич, кандидат медицинских наук, проректор по лечебной работе БЕЛМАПО Вальчук Э.А., Гулицкая Н.И., Царук Ф.П. Основы организационно-методической службы и статистического анализа в учреждениях здравоохранения. – Минск.: БЕЛМАПО, 2006, 446 с. Книга посвящена вопросам организации и управления учреждениями...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.